POLIT.KG
Информационно-аналитический портал
  часы   Пятница, 19 января 2018
RSS

О ситуации в Кыргызстане

15.11.2017 18:30
С какими правами будут работать в России граждане Кыргызстана? В июле президент России Владимир Путин подписал закон, разрешающий гражданам Кыргызстана работать в РФ на транспортеКомитет Госдумы России по транспорту и строительству рассмотрит запрет на вождение автомобиля по национальным правам Кыргызстана. Законопроект, запрещающий использование кыргызских удостоверений, инициирован депутатом от ЛДПР Игорем Лебедевым. Он внес его 27 октября, после предложения Президента Кыргызстана Алмазбека Атамбаева сделать 7-8 ноября Днями истории и памяти предков. В республике это предложение восприняли как наступление на права и законные интересы кыргызстанцев, работающих в России. Нужно напомнить, в июле Президент России Владимир Путин подписал закон, разрешающий гражданам Кыргызстана работать в РФ на транспорте, не имея при этом российских водительских прав.


Погода в Кыргызстане

Курс валют

Ислам и Православие: диалог, взаимодействие и взаимозащита

09.11.2012 17:56 - Polit.kg

Всё теснее взаимодействие Духовного управления мусульман Кыргызстана и местной миссии Русской Православной церкви. Почву для этого сотрудничества ещё в конце 2011 года подготовило создание отдельной Бишкекской и кыргызстанской епархии РПЦ. При рукоположении действующего ныне епископа Феодосия патриарх Кирилл напутствовал тому, что в стране назначения «исторически переплелись различные религиозные культуры, но большинство населения страны традиционно исповедует ислам», а это «накладывает особую ответственность по установлению и развитию отношений с исламским духовенством, интеллигенцией, рядовыми мусульманами»[1].

Вместе две «центральные религиозные организации» Кыргызстана уже выразили  готовность поддерживать правительство в поиске экстремистских и сепаратистских материалов в религиозной литературе[2], распространяемой здесь. И пусть данная инициатива на время «заглохла», неформальный статус «центральности» у православных и официальных мусульман только утверждается. «На территории Кыргызстана действуют различные секты, которые ведут к раздроблению общества изнутри, к межконфессиональной борьбе и социальной дестабилизации. Мы обращаемся к Президенту, спикеру парламента, премьер-министру Кыргызстана с просьбой обратить особое внимание на деструктивную деятельность данных сект», - такого рода пассаж можно найти в совместном обращении ДУМК и Бишкекской Епархии РПЦ,  опубликованном в конце февраля этого года[3]. То, что православный и мусульманский официоз ставит себя по умолчанию выше всех действующих в республике религиозных организаций, и такое положение дел поддерживается светскими властями, свидетельствует о многом. Например, о том, что вопрос охраны традиционных ценностей в нашем обществе действительно стоит довольно остро. А также о том, что у ДУМК и РПЦ в Кыргызстане очень много успешных конкурентов, бороться с которыми иерархи двух религий намерены, в том числе и за счёт привлечения административного ресурса. Впрочем, данная линия пока только намечается. Последняя же совместная акция, напомним, коснулась не сект, а богомерзкой с их точки зрения передачи «Аалам Сырлары («Тайны вселенной») – аналога российского реалити-шоу «Битва экстрасенсов».

Что же так объединяет православное христианство и ислам (в нашем случае – суннизм ханафитского мазхаба)? Во-первых, умеренность и лояльность к действующим политическим институтам. Во-вторых, то, что в истории религии – если рассматривать последнее тысячелетие -  это два главных оплота традиционализма на геополитическом пространстве Евразии. Только если традиционному исламу приходится отбиваться от протестантов-салафитов  пока относительно непродолжительное время, то христианским ортодоксам пришлось вплотную столкнуться с  подобным «религиозным сепаратизмом» гораздо раньше. Вначале это были римские патриархи, которые начали именовать себя «папами» и вводить богослужение и чтение священных текстов на латинском языке (в противовес греческому, на котором в оригинале и написана большая часть Нового Завета). А затем – уже как возмездие католическому миру – волна протестантизма в Западной Европе. То, что данный импульс довёл Запад до откровенного сатанизма – вполне закономерно, ведь кому, если не демону присуща наиболее выраженная жажда обособления? Тем не менее, Православие в данной ситуации – пусть и претерпев трансформацию в региональном плане – выжило.

В Государстве Российском до Никоновской реформы в  Православной церкви порядки царили вполне себе сопоставимые с исламскими. Даже сегодня у старообрядцев много обычаев, сходных с мусульманскими: например, совершать омовение перед молитвой (26-ой псалом Царя Давида: «Буду омывать в невинности руки мои и обходить жертвенник Твой, Господи»). Впрочем, и в пореформенной обрядности есть немало интересных параллелей. К примеру, все знают про пятикратный намаз как один из столпов Ислама. Но мало кто (даже если поспрашивать самих православных)  помнит о славном обычае семикратной молитвы в течение суток, к которой (по согласованию с духовником) и сегодня каждый верующий может присовокупить восьмую – ночную[4]. Очень схоже в двух рассматриваемых традициях отношение к посту. В Индонезии немногочисленные православные постятся до захода солнца каждую среду и пятницу в течение всего года, а не только в определённый месяц, как мусульмане. Но точно также они омывают перед молитвой ноги и не носят обуви в храме. А молятся – на арабском языке, потому что есть православные уставы богослужения (типиконы), писанные в древности именно на языке Корана.

В целом, Православная церковь всегда была ближе к исламскому миру, а потому раньше Католической развила и усвоила определённые правила в осуществлении межконфессионального диалога. Анализ Корана наряду с переводом многих его положений на греческий язык был  осуществлён Никитой Византийским уже в IX веке, тогда как первый латинский перевод смыслов Корана появился лишь в середине XIIстолетия. Святой Архиепископ Фессалоники Григорий Палама (умер в 1359 году) с готовностью принимал участие в диспутах с исламскими богословами и описывал их в своих произведениях. «Настанет время, когда между нами будет согласие», - обращался он к своим оппонентам-мусульманам[5]. И это в то время, когда в Западной Европе царил дух религиозного фанатизма и тотальной нетерпимости к «маврам-сарацинам»! Вообще, прав российский исследователь Игорь Друзь, написавший: «…ещё IV Крестовый поход, когда латинские варвары зверски надругались над Константинополем, даже не думая соблюдать не то, что религиозные права православных, а их право на жизнь, ясно показал абсолютную враждебность Запада к православному миру, и его железную волю полностью истреблять нашу веру. Османское завоевание Константинополя было неизмеримо мягче, а последующее поведение турок - несравнимо уважительнее к православным, чем поведение латинян»[6]. На самом деле, исламские правители с самых первых веков существования Ислама довольно лояльно относились к христианам в своих владениях и более того – способствовали укреплению последних в вере. Святой Николай Сербский, живший в начале XXвека, писал, что его соотечественники за 50 лет существования европеизированного Сербского королевства перестали быть православными намного больше, чем при 500-летнем турецком иге.

«Отношение мусульман-завоевателей по отношению к христианам (а также и иудеям) не было однозначным, с одной стороны, будучи приверженцами истинной веры, открытой Всевышним «печати пророков» Мухаммаду, чувствовали свое явное превосходство. С другой - не могли не питать к христианам уважения, благоговея перед обширной книжной ученостью и культурными достижениями. Это уважение выражалось в отношении терпимости и сохранении религиозных прав и свобод завоеванного населения. […] на оккупированных территориях арабы первое время полностью сохраняли прежний чиновничий аппарат. Более того, налоги собирались по византийским кадастрам, язык делопроизводства оставался греческим, а византийская монета продолжала иметь свое хождение. Христиане беспрепятственно исповедовали свою религию, имущество монастырей и храмов сохранялось, и лишь только некоторая часть из этих сооружений, причем, по взаимному согласию, переходила к мусульманам в качестве мечетей. Однако, со временем, эта «идиллическая» картина, характерная для Сирии, Палестины и Египта, стала постепенно изменяться (речь идет о деятельности Абдалмалика, нацеленной на арабизацию всех сфер жизни Халифата, который, «наконец обрел все внешние атрибуты нового государства»). Однако эти изменения, в общем-то, не внесли существенных коррективов в положение христиан», - погружаются в глубины истории доктор философских наук Александр Скорик и отец Андрей (Немыкин)[7]. Как вы уже поняли, речь идёт о завоевании территории древнего Бизанта первыми поколениями мусульман.

«Я верю, что различными путями Господь использовал ислам для защиты Православия от проникновения западного влияния», - вот мнение индонезийского архимандрита Даниила Бьянторо. В своих многочисленных интервью этот человек, живущий в стране, где Ислам распространяется с неимоверной скоростью, часто цитирует мусульманское предание, свидетельствующее об отношении пророка Мохаммеда к истинным христианам: «Когда Мухаммед без кровопролития захватил Мекку, он распорядился уничтожить идолов, для того чтобы Кааба осталась единственным алтарем единому Аллаху. Во время погрома Мухаммед увидел, что его воины собираются разбить иконы, но он остановил солдат, став между своими разъяренными последователями и иконами. Он запретил разбивать иконы, сказав, что эти два образа не должны быть уничтожены, потому что это изображения Божьего пророка и его матери. Так эти иконы были спасены от разрушения. Как я сказал, есть свидетельства, что они до сих пор находятся в Каабе»[8].

Часто в богословских диспутах игнорируется очевидное: то, что Аллах, равно как иудейский Элохим, - это и Бог-Отец всех христиан. Ислам как религия в чисто теологическом плане совершеннее христианских религий (здесь мы имеем в виду то, что текст Корана во всех исламских течениях абсолютно идентичен), а потому христианам есть чему поучиться у своих братьев-единобожников. Например, цельности и практичности. Но цель у всех последователей Единобожия – одна. «Перечень нравственных добродетелей, к которым призываются верующие, в Православии и Исламе почти одинаков. Христианство часто называют религией Любви, Ислам — религией справедливости. Сущностное различие наших мировоззрений — в определении того, какое из двух этих великих чувств должно главенствовать при служении человека Богу. Но в земной жизни справедливости не о чем спорить с любовью. Если возможно, будьте в мире со всеми людьми, — заповедует Евангелие», - писал уже в конце XXвека в книге «...А друзей искать на Востоке» митрополит Омский и Тарский  Владимир (Иким)[9].

В Исламе в принципе немыслимо разделение между религией и политикой. Во многом это положение сходно с византийским, чисто православным постулатом о «симфонии властей», которая, кстати, вполне современна и демократична[10].

Роль, которую Ислам сыграл в становлении Государства Российского, ещё предстоит оценить. Загадкой остаётся, например, мотивация московских князей, уже после развала Золотой Орды продолжавших чеканить монеты с арабскими письменами на реверсе. Причём, не просто с письменами, а с собственными титулованиями вроде «Князь Иван». В ряду «поклонников» арабской вязи Дмитрий Донской и Василий III[11]. Тем же шрифтом указывалось и место чеканки – например, Москва[12]. Согласитесь, даже сейчас, в век всеобщей толерантности такое не каждому в голову придёт. А к чему это было христианским правителям, стремившимся как можно скорее обособиться от наследия Золотой Орды? Интересен также пример из литературы русского Средневековья:  Афанасий Никитин в своих «Хождениях за три моря» частенько цитировал Коран и обращался к Аллаху[13]. Вещь, абсолютно непредставимая где-нибудь в Западной Европе!

«В условиях симбиоза элементов великокняжеского (т. е. русского) и ханского (т. е. татарского, или мусульманского) правления на Руси и татары, и русские одинаково чувствовали себя хозяевами Москвы и Московского государства. Читатель вправе возразить: но, может, татары навязывали свои религиозные или национальные обычаи русскому населению? Никаких доказательств этому нет и быть не может. Ведь если бы ордынцы навязывали местному населению исламскую религию, большинство российских граждан сегодня были бы мусульманами! Напротив, они проявляли невиданную доселе в Европе религиозную терпимость — например, устроив в столице Золотой Орды городе Сарае первую русскую православную епархию. Это событие произошло ровно 750 лет назад при первом хане-мусульманине — Берке. После переноса Сарайской кафедры на Крутицкое подворье в Москву ее глава носит титул митрополита Крутицкого и Коломенского, и хотя Крутицкая епархия давно упразднена, высокий статус этого иерарха сохранился до сих пор (митрополит Крутицкий автоматически является патриаршим наместником, а в период междупатриаршества вступает в управление Московской епархией)», - отмечает российский историк-архивист Дамир Хайретдинов[14]

Мирное сосуществование православных и мусульман в пределах русской цивилизации ещё задолго до Золотой Орды, к слову, заложил киевский князь Владимир, после похода «на Болгары» (985 г.) заключивший с мусульманами волжско-камского бассейна такой договор: «Да будет мир между нами до тех пор, пока камень не поплывет, а перо не утонет». Значительно позже – и это ни для кого не секрет - казанские татары, всего лишь через полвека после их присоединения к владениям русских царей, встали на защиту России в момент Великой Смуты и способствовали народной победе над польскими интервентами. «Прослеживается следующая удивительная закономерность: уживаясь вместе, Православие и Ислам способствовали укреплению чистоте догматов друг друга. Враждуя - укрепляли внешние западные силы, которые, по канонам обоих религий представляли силы тьмы», - резюмирует уже упоминавшийся Игорь Друзь[15].

Таким образом, мы приходим к тому же выводу, какой в своём послании Седьмому заседанию Совместной комиссии «Ислам – Православие» в 2010 г. (г. Тегеран, Исламская Республика Иран)  привёл патриарх Русской православной церкви Кирилл:«…сегодня мы наблюдаем стремительное распространение религиозного и нравственного релятивизма во всем мире. Прежде всего, это касается попыток вытеснить из жизни человека подлинные религиозные ценности и заменить их культом безудержного потребления и вседозволенности. Экономика, становясь доминантой социального развития, навязывает людям гонку за материальными благами и плотскими удовольствиями. Веру и мораль пытаются представить никому не нужными старомодными понятиями. В итоге разрушаются вековые традиции народов, устои семьи и общины, а через это искажается и сама человеческая личность»[16]. Несомненно, здесь Его Святейшество ведёт речь о тлетворном влиянии мэйнстрима западной, безбожной культуры – одинаково противной исламскому и православному мировоззрению. О том же – публицист Владимир Семенко: «Только бросив все силы на возрождение собственной духовной, религиозной традиции, на воссоздание ее сакрального ядра, которое затем уже обрастет социальной плотью, можно из недр этой традиции обращаться к традиционному Исламу, начинать диалог с ним и с другими традиционными силами как с равноправными партнерами, надеяться на союз всех консервативных, традиционалистских сил против всех радикалов, экстремистов и утопистов, стремящихся взорвать естественный ход истории. Главным лозунгом такого союза должно стать углубление каждого в свою традицию и умеренный консерватизм, что только и может обеспечить политическую стабильность общества»[17].

Чей закон выше?

«Готовится столкновение между западной и восточной культурами. Западный мир уже не является в чистом виде христианским – там уже давно превалирует атеизм. Данная конфликтная ситуация проецируется и на Кыргызстан. Наша государственная власть – заложник многоуровневой игры», - считает видный кыргызстанский эксперт в области религии Кадыр Маликов. На конференции «Ислам и православие – религии мира» (5 октября нынешнего года), где было озвучено это суждение, говорилось о возможности создания законопроекта о защите чувств верующих и ответственности за их оскорбление. Всеобщее одобрение участников вызвала  инициатива о том, что государственные стандарты в религиозной сфере должны вырабатываться  непосредственно представителями Бишкекской Епархии РПЦ и ДУМК. «Нам следует отбросить опасения, недоверие и попробовать найти иные подходы к сотрудничеству», - обратился к своим православным «коллегам» верховный муфтий Кыргызстана Рахматулла ажы Эгембердиев. Как и его предшественник Чубак ажы Жалилов, он намерен развить самое тесное взаимодействие с представителями Русской православной церкви в республике. Как выясняется, единственное, что мешает этому на данном этапе – «хороший» светский закон «О свободе вероисповедания». Говорит Епископ Бишкекский и кыргызстанский Феодосий: «До конца 2011 года у нас была зарегистрирована единая Ташкентская и Среднеазиатская епархия. Название поменялось – сейчас у нас есть своя, Бишкекская. Первая была зарегистрирована, а вторую никто не регистрирует, - это парадокс. В закон «О свободе вероисповедания» нужно внести уточнение, по которому он бы не распространялся на Православие как традиционную религию. Тогда будет порядок. По этому закону я не могу признавать Патриарха РПЦ главой православной церкви – а это противоречит канонам.  Если это будет озвучено на высоком уровне, получится нехорошо. Почти год я не могу осуществлять никаких внешних операций, потому что фактически у меня нет Епархии».  Отметим, что такую характеристику даёт дипломированный юрист. «У нас в законе так написано: если руководитель религиозной организации – гражданин другой страны, то эта организация называется миссией», - парирует Кубанычбек Абакиров, эксперт отдела этнической и религиозной политики Аппарата Президента КР. На наш взгляд, вопросы такого порядка должны решаться как раз на таком уровне. Всё-таки речь идёт об уже полутора века назад утвердившейся на земле Манаса традиционной религии с тысячелетней историей, а также немалым числом последователей.

И мусульманам, и православным остаётся пожелать быть более строгими к самим себе, поднимать собственные стандарты духовности и заботиться в первую очередь не о корпоративных интересах Церкви или Духовного управления мусульман, а о Традиции как таковой. Всем нам следует трансформировать свой невежественный фанатизм в более чёткое следование Писаниям и в возвышение религиозного сознания, на вершине которого – уровень святости, где стираются различия между всеми земными традициями и царит лишь одна – Божественная.

Илларион ЗВЯГИНЦЕВ



[1]http://www.kp.ru/online/news/1033845/

[2]http://www.knews.kg/ru/parlament_chro/8042/

[3]http://www.for.kg/news-174904-ru.html

[4]http://www.floralavra.ru/cntnt/dushepolez1/arhiv1/prp_isaiya.html

[5]http://www.pravoslavie.ru/orthodoxchurches/40020.htm

[6]http://prarussia.mirtesen.ru/blog/43464597066/Pravoslavie-i-islam:-poltoryi-tyisyachi-let-vmeste.

[7]http://evrazia.org/article/2028

[8]http://mission-center.com/ru/traditional/394-islam/6877-bibl-islam-mus-hrist-otnosheniy

[9]http://radonejskiy.orthodoxy.ru/pravoslavie/103-pravoslavie-i-musulmanstvo.html

[10]http://www.apn.ru/publications/article1539.htm

[11]http://www.pulo.ru/poludenga/catp4.html

[12]http://rus-moneta.ru/stat_1.php

[13]http://kuraev.ru/smf/index.php?topic=509872.0, http://kodeks.uni-bamberg.de/Russia/media/AfanasijNiktinTroickijSpisok/Troickij%20392v.jpg

[14]http://oneislam.ru/?p=4421

[15]http://ruskline.ru/analitika/2010/02/10/pravoslavie_i_islam_poltory_tysyachi_let_vmeste/

[16]http://www.pravmir.ru/dialog-islam-–-pravoslavie-v-irane/

[17]http://www.pravoslavie.ru/analit/islamvopros.htm

Версия для печати   |   Просмотров: 2712   |   Все статьи

Мы и мир

16.11.2017 00:45

В рамках телемоста между Бишкеком и Кемерово (Россия) эксперты двух стран обсудили перспективы сотрудничества Кыргызстана и России в сфере идеологии, научно-образовательного и культурного сотрудничества, вопросы региональной безопасности и противодействия религиозному экстремизму в молодежной среде.

- Сотрудничество между странами должно осуществляться не только между президентами, депутатами и правительствами. Не менее важной составляющей является такой элемент, как народная дипломатия, одним из элементов которой должно стать взаимодействие на экспертном уровне, учитывая, что оценки и рекомендации независимых специалистов не редко отражаются в межгосударственных документах, подписываемых на высоком уровне.
04.02.2017 16:38
Крым должен стать площадкой народной дипломатии

Член Совета Федерации от Республики Крым Сергей Цеков принял участие в заседании Президиума Российской Ассоциации Международного сотрудничества (РАМС).

В мероприятии приняли участие член Совета Федерации, председатель Президиума РАМС Сергей Калашников, заместитель Председателя Совета министров Республики Крым, Постоянный Представитель Республики Крым при Президенте РФ Георгий Мурадов, член президиума международной общественной организации «Ассоциация культурного и делового сотрудничества с Италией», заместитель председателя Комитета Общественных связей г. Москвы Владимир Полозков, депутат Московской городской Думы, президент «Международного содружества общественных объединений – обществ дружбы с народами зарубежных стран» (МСОД) Владимир Платонов, президент Международной общественной организации «Международная ассоциация юристов» - Владимир Радченко.

Опрос



Главная| Опросы| Видео| Контакты