POLIT.KG
Информационно-аналитический портал
  часы   Пятница, 19 января 2018
RSS

О ситуации в Кыргызстане

15.11.2017 18:30
С какими правами будут работать в России граждане Кыргызстана? В июле президент России Владимир Путин подписал закон, разрешающий гражданам Кыргызстана работать в РФ на транспортеКомитет Госдумы России по транспорту и строительству рассмотрит запрет на вождение автомобиля по национальным правам Кыргызстана. Законопроект, запрещающий использование кыргызских удостоверений, инициирован депутатом от ЛДПР Игорем Лебедевым. Он внес его 27 октября, после предложения Президента Кыргызстана Алмазбека Атамбаева сделать 7-8 ноября Днями истории и памяти предков. В республике это предложение восприняли как наступление на права и законные интересы кыргызстанцев, работающих в России. Нужно напомнить, в июле Президент России Владимир Путин подписал закон, разрешающий гражданам Кыргызстана работать в РФ на транспорте, не имея при этом российских водительских прав.


Погода в Кыргызстане

Курс валют

«Дорожная карта 2013-2017» как стратегический секонд-хенд

17.12.2012 20:19 - Polit.kg

Или как в Кыргызстане рождаются «стратегии развития»

По традиции, все стратегические документы в Кыргызстане выходят из недр Аппарата Президента КР  и соотносятся с персоной конкретного Главы Государства. Так получилось, что «стратегий» Акаева и Бакиева за  годы независимости было написано великое множество: названия многих из них уже затёрлись в памяти поколений. Да, впрочем, никогда они там и не откладывались: уровень внимания к этим писаниям всегда колебался около нуля. Видимо, как раз такое положение дел позволяет чиновникам, поддерживающим Президента, каждый раз говорить, что,  очередная концепция или стратегия серьёзнее прежних. «Впервые за всю историю независимого Кыргызстана разработана долгосрочная Стратегия развития», - это слова министра экономики Темира Сариева[1]. Как говорится, без комментариев.

Мы решили посмотреть, насколько изменились стиль и содержание «стратегий» в свете недавней  публикации т.н. «Дорожной карты». Официально документ называется «Стратегия устойчивого развития Кыргызской Республики на период 2013-2017 годы». Немножко коряво, но уж как есть. Главное, про «устойчивое развитие» не забыли. Со времён Акаева это по-доброму миражный тренд, смысл которого уяснить для себя возьмётся не каждый. Звучит хорошо – и ладно. В первых документах, вдохновлённых, конечно, различными миссиями ООН в нашей стране, особый упор делался на экологию. Почему - понятно: «устойчивое развитие» - типовой элемент экологического сленга конца XX - начала XXIвека. В этом смысле забавно, что об экологии в нынешней «Дорожной карте» мы не найдём ни слова. Термин позаимствовали, а сказать «спасибо» забыли. Отметим справедливости ради: в бакиевской «Концепции перехода Кыргызской Республики к устойчивому развитию до 2035 г.» (2008 г.) термин трактовался в куда более академичном ключе: много страниц посвящено его расшифровке и ещё больше – конкретным показателями «устойчивости».

Ещё один мираж-тренд – это «человеческий капитал». Цитируем уже упоминавшегося Темира Сариева: «Впервые в Кыргызстане в качестве абсолютного национального приоритета в развитии выдвигается человеческий капитал». Это, как понимаете, всё о той же «карте». Что ж, придётся напомнить министру о некогда популярном в народе Аскаре Акаеве, который, переизбираясь в 1995 году, заявил буквально следующее: «Для Кыргызстана человеческий капиталявляется главным ресурсом. Поэтому устойчивое человеческое развитие должно быть нашей главной целью в ХХI веке»[2]. Вот это - действительно «впервые в Кыргызстане». Ну а плагиат, безусловно, очень удобен и выгоден: меньше средств из казны уйдёт бесполезным экспертам, чья работа – множить сущности без надобности.

Кстати, в 1997 году в КР была презентована «Национальная стратегия устойчивого человеческого развития». Знакомое сочетание слов, не правда ли? Но не о ней речь. Куда серьёзнее и «пропиареннее» другой документ акаевского периода: «Комплексная основа развития на 2001–2010 годы» (КОР). Стратегия, рассчитанная на период, что вместил волею судьбы ещё одного кыргызского президента, успешно провалилась. Но идеи, в ней заключённые, актуальны, как выясняется, до сих пор. Именно поэтому как минимум два абзаца оттуда были фактически без единого изменения вставлены  в атамбаевскую «Дорожную карту». Приведём их для того, чтобы сей факт был запечатлён в истории кыргызской государственности:

«Будут предприняты шаги в направлении обеспечения реальной фискальной децентрализации. С этой целью расширены собственные финансовые ресурсы местных органов власти за счет передачи им в полное ведение ряда налогов (земельный налог, налог на имущество и др.) и разделения между республиканским и местными бюджетами поступлений по ряду других налогов. Это позволит повысить эффективность налоговой системы и заметно улучшить налоговое администрирование. Объемы грантов, направляемых из республиканского в местные бюджеты, будут при этом существенно снижены, одновременно с этим местным органам власти будет передана полная ответственность по финансированию тех статей расходов, которые передаются в их исключительное ведение.

Основные направления экономической, денежно-кредитной и бюджетно-налоговой политики будут ежегодно уточняться и конкретизироваться с учетом состояния экономики и отражаться в совместных заявлениях Правительства и НБКР».

Поистине, всё новое – хорошо забытое старое. Для сравнения – цитата из того же Темира Сариева: «Документ подразумевает подъем экономики путем развития местных регионов». А вот бывший посол КР в РФ Кемелбек Нанаев о КОР 2001-2010: «Стратегия программы направлена прежде всего на решение проблемы преодоления бедности. По словам президента А.Акаева, для успеха дела нужно в первую очередь обеспечить активность самих граждан как ключевого фактора достижения цели программы. Достичь этой цели можно, во-первых, путем укрепления местного самоуправления и местных исполнительных органов власти; во-вторых, за счет повышения активности бедных слоев, самих людей, стимулирования их желания улучшить свою жизнь»[3]. Вроде бы, одно об одном, но посмотрите, какие перемены в стиле! Если Аскар Акаев оставлял людей на «попечение» свободного рынка, не обещая никаких особых «ништячков» социального плана, то социал-демократ Атамбаев с людской массой куда более осторожен: в «свободный рынок» уже не посылает и, более того, сулит будущность, счастливую благодаря целенаправленным усилиям государства. Оно и понятно: масса эта в любой момент может оказаться критической и опасной для режима.

Кстати, об опасностях. Новизна атамбаевской стратегии – в опоре на развитие силового блока.   Впрочем, реформа правоохранительных органов по «Дорожной карте» оставляет возможность для того, чтобы подвести под неё какие угодно действия – и, разумеется, их отсутствие:  обтекаемость формулировок просто идеальная. Немного больше конкретики в месте, где описывается будущее военного ведомства: «Сегодня Кыргызстану необходимо заложить основы современной государственной военной политики, отвечающей требованиям обеспечения безопасности от существующих и прогнозируемых военных угроз. Для этого необходимо принять основной целеполагающий документ – Военную доктрину, проект которой в настоящее время разрабатывается. На программной основе в ближайшие 5 лет в результате улучшения финансирования из республиканского бюджета, а также стратегического международного партнерства  и сотрудничества в рамках международных организаций будут практически полностью переоснащены современным оружием и техникой Вооруженные  Силы Кыргызской Республики». Заметим, что даже в процветающих государствах расходы на оборону сильно бьют по карману рядового налогоплательщика. Даже страшно подумать, чем готовящееся переоснащение обернётся для нас с вами.

«Мужской» подход в формировании стратегического плана для КР на ближайшие пять лет явствует также из главного экономического постулата «Стратегии». Это «опора на собственные возможности». На одном из интернет-форумов кто-то заметил, что сходная идеология уже имеется – это северокорейское «чучхе». Позволим себе не согласиться с безвестным юзером. Всё-таки, лидер, проникнутый идеями чучхе, вряд ли  стал бы всерьёз рассматривать возможность одновременного взаимодействия с ЮСАИД, Всемирным банком, Азиатским банком развития, Исламским банком развития, КНР (в том числе и с отдельными китайскими банками), Турцией, США и Россией. А ведь это только часть всех источников финансирования,  представленных в приложении к «Дорожной карте». Где тут проявлена «опора на собственные возможности», понять сложно. Возможно, на такой уровень анализа способны только эксперты из Аппарата Президента и глава кабинета министров, уже одобривший всё, что написано в «Стратегии»[4]. «Первым условием устойчивости является опора на собственные возможности, собственный потенциал, внутренние ресурсы. Мы должны покончить, наконец, с тем положением, когда проедаем больше, чем зарабатываем. Когда живем в долг – заимствуем у других стран, у будущих поколений кыргызстанцев. Мы должны производить больше, чем потребляем. Опора на собственные возможности должна быть принципиальным подходом во всех сферах жизни: политике, культуре, формировании кадрового потенциала страны, межгосударственных отношениях. Должно стать модным экономить. Все успешные страны и нации прошли через это в своем развитии. Это первое краеугольное основание устойчивости страны», - такие речи составляют ныне для президента Атамбаева[5]. Интересно, все эти люди даже не думают прислушиваться к голосу здравого смысла? Да что там здравый смысл – о тотальной зависимости Кыргызстана от экономического развития той же России говорят даже последние исследования Международного Валютного Фонда. «Если в России снизятся темпы экономического роста, это окажет влияние на весь регион», - заявил не так давно постпред МВФ в КР Коба Гвенетадзе, подразумевая и Центральную Азию, и Кавказ. Излишне вспоминать, какое положение в ряду всех стран на этом пространстве занимает Кыргызстан. Прямо скажем, невыгодное. И если бы эта «невыгодность» ограничивалась лишь полным отсутствием нефтегазового экспорта. Самое страшное  – в другом. Как отмечает тот же Гвенедатзе, Кыргызстан более других стран ЦА зависит от импорта продовольствия. Эта зависимость, в свою очередь, отражается на невозможности в стратегическом плане управлять инфляцией. Есть, конечно, сдерживающие механизмы, но их эффективность не стопроцентна. Цены на продовольствие находятся в зависимости от темпов экономического роста в глобальном масштабе, а там действуют законы, которым Кыргызстану противопоставить просто нечего.

Для сравнения. Курманбек Бакиев в своём послании народу «О национальной стратегии развития и ближайших задачах» (2006 г.) выглядит куда реалистичнее: «Мы должны отдавать себе отчет, что Кыргызстан малая страна с объемом ВВП всего около 2,5 млрд. долларов. Понятно, что мы в состоянии инвестировать за счет собственных доходов менее 300 миллионов долларов. Этого хватит только на поддержание того, что уже есть. Кроме того, для обеспечения приемлемого темпа на уровне 8 процентов в год, экономический рост должен быть не потребительски ориентированным, а инвестиционным. Экономический рост, основанный на благоприятной конъюнктуре цен на сырье (золото, например) – это рост без развития». Конечно, свои наполеоновские планы были и у него, но всё-таки до столь фантастического уровня они не дотягивают. Стратегия государства на ближайшие пять лет выглядит как прыжок из ада в рай, да ещё и минуя чистилище. Пункт отправления (далее цитируется последняя «Дорожная карта»): «сильная зависимость государства от внешней помощи, за счет которой страна формирует более 25% доходов бюджета, а также  рост долгового бремени увеличивают риски в сфере обеспечения финансовой устойчивости государства». Пункт назначения: «К 2017 году Кыргызстан должен состояться как динамично развивающееся государство, конкурентное в центрально-азиатском регионе и мировом сообществе. В течение пяти лет в основном сформируется место Кыргызстана в региональном разделении труда. Оживут предприятия, продукция отечественного производства будет широко представлена не только на внутреннем рынке, но и за рубежом будут с легкостью узнавать кыргызстанские бренды. Будут созданы условия для последующего становления Кыргызстана как одного из важных финансовых, деловых и туристко-культурных центров в регионе  Центральной Азии». Акаевская концепция «второй Швейцарии» выглядит на этом фоне просто как смятый фантик.

Вопрос, откуда на всё это благолепие возьмутся деньги, составителями «Дорожной карты», к их чести, не отвергается как ненужный. Но и ответ на него выглядит как каллиграфическое письмо вилами по воде. Таков, например, проект некоего «Финансового центра» - новой машины по выкачиванию долларовых траншей из-за рубежа. А как – ещё одно нововведение! – следует воспринимать идею одновременного введения закона против «ростовщичества» и расширения микрофинансового сектора?

Конечно, есть ещё одно средство добыть деньги – быстрая «раскачка» горнодобывающей отрасли. Но, во-первых, инвестор уже знает, как его – с огромной долей вероятности – будут «любить» в Кыргызстане (причём, и население, и государство). А во-вторых, за пять лет кардинально изменить ситуацию там, где уже более двадцати лет царит тотальная разруха, задача не самая посильная. Наконец, в-третьих: единственное средство, которое нынешняя «Стратегия» предлагает для борьбы с владельцами простаивающих месторождений – это инвентаризация и аннулирование выданных лицензий, если только какие-то пункты в соглашениях бизнесменов с государством были нарушены. Чего можно добиться, действуя таким образом, неизвестно. Интересно только, что при всём при том Президент Атамбаев лично гарантирует инвесторам «защиту собственности и свободу от коррупции, борьба с которой в ближайшем будущем не только не прекратится, но и существенно усилится»[6]. Вспоминается такой знаменитый борец за права инвесторов как Курманбек Бакиев (рейдерские акции, осуществлявшиеся членами его семьи, конечно, не в счёт): «Надо конституционно запретить принимать законы, которые бы ухудшали положение предпринимателей, нарушали их права. Надо также законодательно установить, что новые экономические правила могут вводиться в действие только в сроки, позволяющие субъектам экономики предотвратить потери от их введения. Кроме, конечно, случаев, связанных с угрозой национальной безопасности. В противном случае, и это надо определить в законе, ответственность за ущерб, возникший в результате принятия закона должны нести те, кто его принял и подписал, то есть Жогорку Кенеш и Правительство. Надо установить жесткий заслон преступлениям против собственников и предпринимателей, покровительству должностных лиц тем или иным экономическим субъектам, незаконному обороту капитала и коррупции»[7]. (Кстати, формулировка «социально оринтированная рыночная экономика», в своё время облюбованная этим субъектом, в рассматриваемой ныне «Дорожной карте» превратилась просто в «социальную рыночную экономику»).

Под вопросом и получение сверхприбылей от экспорта электроэнергии. Строительство линий, по которым это электричество будет течь, упирается в те же частные инвестиции и зарубежные транши. Сами понимаете, такой источник финансирования крайне ненадёжен. Далее. Строительство Камбаратинской ГЭС, которая бы действительно могла работать на этот экспорт, даже по самым оптимистичным прогнозам, закончится только в 2021 году[8]. И ещё от 15 до 25 лет её строительство будет окупаться, не принося серьёзной прибыли[9]. К тому же, всё это станет возможным лишь в том случае, если не встретит серьёзнейшего сопротивления Узбекистана[10]. Последнему в своих претензиях к строительству гидроэлектростанций на водных артериях, питающих эту страну, приходится вести войну на два фронта. И, конечно, на таджикском фронте всё гораздо напряжённее. Но и Бишкеку расслабляться, прямо скажем, не следует.

Мы не берёмся оценивать аморфный характер проектов по созданию и развитию   производственно-логистических комплексов  на оптовых рынках «Дордой» и «Кара-Суу», строительству товаропроводящей инфраструктуры по экспорту сельскохозяйственной продукции в страны Таможенного союза и реализации проекта «Технополиса для текстильно-швейного производства». Всё это – потенциальные воронки для «распиливания» больших сумм при нулевом КПД. Экспорт той же сельхозпродукции из Кыргызстана в страны Таможенный Союза не прекращался никогда и будет действовать в интересах теневых структур при любом раскладе.

Старинный способ выжать из булыжника госбюджета хоть немного денежной влаги – это «повышение адресности» в сфере помощи социально уязвимым слоям населения. Использовали этот инструмент ещё акаевские «стратеги»: «Общее сокращение дефицита бюджета будет достигнуто за счет увеличения его  доходной части на основе  проведения налоговых реформ, улучшения налогового администрирования, снижения расходов, отмены необоснованных льгот, а также повышения адресности  социальной защиты бедных слоев населения» (КОР 2001-2010). В современном Кыргызстане эту линию продвигает целый ряд чиновников, например, экс-министр финансов Акылбек Жапаров. Проблема состоит в том, что максимально безболезненно урезать и без того смешные социальные выплаты не получится. Необходимые для реализации всех проектов «Дорожной карты» 5 млрд. долларов такими методами не наскрести, а вот повредить и без того непростые отношения с «массой» можно очень легко.

Помимо денежного, есть ещё один философский вопрос: как добиться эффективной работы от системы государственного управления? Понятное дело, созданием очередного Национального совета, как этого ожидает премьер Сатыбалдиев, тут не обойтись. Во времена Акаева «прозрачность и эффективность госуправления» выступала как часть национальной идеи. Но фактически главными идеологемами в КР с тех пор так и остались волшебные слова типа «должны», «нужно». В ту же стандартную корзину, рельефно представленную в нынешней «Стратегии» попадают «правовое государство», «противодействие коррупции» и, конечно же, «демократия» как высшая ценность. Кроме того, одно из обязательных условий для реализации планов «Дорожной карты», по мысли её составителей, это «достижение единства». Последнее, в свою очередь, должно осуществиться формирование «гражданской нации». Что это такое, у нас, как водится, никто не представляет. Для справки: гражданская нация, примером которой является нация французская, строится веками[11]и представляет собой чисто политический концепт – без примеси этничности. Француз – это любой гражданин Франции, и точка. Добиться от нашего народа, чтобы он идентифицировал себя с государством, на данный момент просто невозможно. Чуть копнёшь – и наружу лезут всякие посторонние идентичности: родовая, региональная, клановая. Этническая – только в лучшем случае. Путь к гражданской нации же пролегает через ассимиляцию. Готовы ли к этом этнические меньшинства республики да и потенциальные ассимилянты? Вряд ли. Для всех нас куда ближе модель многонационального государства, что прямо противоположно «гражданской нации».

Таким образом, «Дорожная карта 2013-2017» представляет собой нечто среднее между вдохновенным пророчеством, кислотной галлюцинацией и набором банальнейших штампов. Это может свидетельствовать только о том, что истинные планы политических «элит» скрыты от публики и, скорее всего, не связаны с благоденствием Кыргызстана как такового.

Рустем Илляев, обозреватель Polit.KG

 

 

[1]http://kabar.kg/rus/economics/full/45503

[2]http://www.ieras.ru/journal/journal1.2001/2.htm

[3]http://www.uptp.ru/content/Disp_Art.php?Num=647

[4]http://www.vesti.kg/index.php?option=com_k2&view=item&id=16715:premer-o-strategii-ustoychivogo-razvitiya-kyirgyizstana-na-sleduyuschie-pyat-let&Itemid=117

[5]http://www.paruskg.info/2012/12/08/72745

[6]http://focus.kg/news/polytics/10268.html

[7]http://ar-namys.org/read/22.html

[8]http://www.kyrtag.kg/?q=ru/news/28319

[9]http://www.regnum.ru/news/1602531.html

[10]http://регнум.рф/news/economy/1604468.html

[11]Согласно же «Дорожной карте», построение гражданской нации в КР будет завершено уже в 2031 году

Версия для печати   |   Просмотров: 2559   |   Все статьи

Мы и мир

16.11.2017 00:45

В рамках телемоста между Бишкеком и Кемерово (Россия) эксперты двух стран обсудили перспективы сотрудничества Кыргызстана и России в сфере идеологии, научно-образовательного и культурного сотрудничества, вопросы региональной безопасности и противодействия религиозному экстремизму в молодежной среде.

- Сотрудничество между странами должно осуществляться не только между президентами, депутатами и правительствами. Не менее важной составляющей является такой элемент, как народная дипломатия, одним из элементов которой должно стать взаимодействие на экспертном уровне, учитывая, что оценки и рекомендации независимых специалистов не редко отражаются в межгосударственных документах, подписываемых на высоком уровне.
04.02.2017 16:38
Крым должен стать площадкой народной дипломатии

Член Совета Федерации от Республики Крым Сергей Цеков принял участие в заседании Президиума Российской Ассоциации Международного сотрудничества (РАМС).

В мероприятии приняли участие член Совета Федерации, председатель Президиума РАМС Сергей Калашников, заместитель Председателя Совета министров Республики Крым, Постоянный Представитель Республики Крым при Президенте РФ Георгий Мурадов, член президиума международной общественной организации «Ассоциация культурного и делового сотрудничества с Италией», заместитель председателя Комитета Общественных связей г. Москвы Владимир Полозков, депутат Московской городской Думы, президент «Международного содружества общественных объединений – обществ дружбы с народами зарубежных стран» (МСОД) Владимир Платонов, президент Международной общественной организации «Международная ассоциация юристов» - Владимир Радченко.

Опрос



Главная| Опросы| Видео| Контакты