POLIT.KG
Информационно-аналитический портал
  часы   Четверг, 15 ноября 2018
RSS

О ситуации в Кыргызстане

07.11.2018 14:26
Президент Сооронбай Жээнбеков: Глубоко прочувствуем многовековую великую историю нашей страны, свято сохраним национальное достоинство!

Президент Кыргызской Республики Сооронбай Жээнбеков  7 ноября, в связи с Днем истории и памяти предков посетил мемориальный комплекс «Ата-Бейит», где прочитал молитву в память о предках и покоящихся там соотечественниках, возложил венки к памятникам и сделал обращение к народу Кыргызстана.

"Непростые годы в составе российской империи, национально-освободительная борьба 1916 года и великий исход — Уркун принесли нашему народу большие испытания.После победы февральской, затем Октябрьской социалистической революци 1917 года в России произошел резкий поворот в судьбе кыргызского народа. В 1924 году была образована автономная область, затем создана Кыргызская Советская Социалистическая Республика"


Погода в Кыргызстане

Курс валют

Учебник «Истории Кыргызстана» для 9 класса не безопасен для межнациональных отношений и должен быть переработан

18.02.2013 20:32 - Polit.kg
Учебник «Истории Кыргызстана» для 9 класса не безопасен для межнациональных отношений и должен быть переработан

В 2011 году представители Русского объединительного союза соотечественников обратились в Министерство образования и науки КР с письмом, в котором указали, что содержание отдельных параграфов учебника «История Кыргызстана» для 9 класса под редакцией М.К. Иманкулова носит «сугубо националистический характер». В частности, подвергается фальсификациям описание восстания 1916 года. Итогом ряда разбирательств на уровне Генпрокуратуры, НАН КР и Минобразования, не удовлетворивших обе стороны - как автора учебника, так и РОСС - стало проведение в минувшую пятницу, 15 февраля, круглого стола в стенах Кыргызской Академии образования, в работе которого приняли участие и корреспонденты POLIT.KG.    

 

Причиной затянувшегося конфликта между Объединительным союзом и автором учебника Иманкуловым, неоднократно обещавшим подать в суд на председателя РОСС Александра Иванова, послужили как непримиримые позиции сторон – Иманкулов уверял, что в ходе написания учебника опирался только на исторически факты, и с мнением союза категорически не согласен – так и, образно говоря, повисшая в воздухе судьба книги. Был вынесен ряд решений и экспертных оценок, вроде бы подтвердивших проблемы с содержанием учебника, но ни к чему конкретному это не привело: учебник не исчез из школьной программы, не была начата и его переработка.

В письме, на сей раз уже на имя министра образования и науки КР Каната Садыкова, от 3 февраля 2012 года Александр Иванов указал, что «по проведенному устному опросу среди школьников, нередко чтение и обучение по указанному изданию приводит к конфликтным ситуациям на национальной почве внутри средних учебных заведений между школьниками разных национальностей». Обвинение серьезное, а потому не оставшееся без внимания, в связи с чем и было решено провести круглый стол с участием историков, преподавателей, представителей различных направлений гуманитарного знания и политики. Как пояснил вице-президент Кыргызской академии образования Советбек Байгазиев: «В Министерство образования и науки КР поступило письмо от председателя Объединительного союза соотечественников Иванова Александра Николаевича о том, что содержание учебника «История Кыргызстана» для 9 класса представляет определенные проблемы с точки зрения межэтнических отношений и воспитания толерантности. По этому поводу в октябре 2012 года была встреча в министерстве с представителями Русского объединительного союза соотечественников, в ходе которой было установлено, что с содержанием учебника действительно существуют проблемы, и этот вопрос подлежит обсуждению с участием привлеченных специалистов. Минобразования предложили нам провести круглый стол и обсудить данный вопрос, т.к. в нашей академии формируется содержание образовательных стандартов учебных программ для дошкольных учреждений и школ республики».

Присутствовал на встрече и сам автор учебника «История Кыргызстана» для 9 класса, кандидат педагогических наук Марат Иманкулов: «Этот вопрос мы начали обсуждать еще в 2011 году. Тогда, чтобы не входить в конфронтацию, я сказал, пусть привлекут специалистов из Академии наук, но с полученным ответом Иванов не согласился. Он писал о том, что в учебнике подвергаются искажению события, связанные с восстанием 1916 года. Я тогда ответил, что здесь никакой фальсификации нет, а если есть – пусть докажут. Потом я сказал, что могу подать в суд, раз они не доказывают справедливость своих претензий. В моем учебнике восстанию посвящено пять страниц, а если подробно все расписывать в деталях, то можно целую книгу написать про одно только восстание. Я принимаю ваши претензии, но вы тогда докажите, что я первый это написал. До меня эти факты излагали ученые 19 и 20 века. Их труды были признаны еще в советское время. Пусть докажут, что я сам все это придумал. Поэтому я и хотел обратиться в суд. У них нет никаких конкретных предложений, как нужно исправить материал. 

Например, я упомянул термин «реквизиция», которым в документах того времени часто заменялось слово «мобилизация». Но «реквизиция» говорят применительно к скоту, а не к людям. Это факт. Я не говорил, что русские считали кыргызов скотом. В то время, как вышел указ царя о мобилизации кыргызов на военно-полевые работы, был Орозо Айт, это такой праздник, когда людей не имели права призывать на войну. Это тоже доказанный факт. Куропаткин сказал: «Надо поставить кыргызов в такие исторические условия, чтобы потом истребить их как куропаток». Здесь нет никакого искажения фактов. Почему, когда в прошлом году судили Фарафонова, все писали «геноцид русских», а когда 70% населения фактически оказались под угрозой геноцида, заметьте, я написал «под угрозой геноцида», а не «геноцид», это сказать нельзя?

В российской истории описываются нашествие монголов, татар, фашизм, тогда получается, что российский историк, описывающий события ВОВ, дискредитирует всех немцев? Есть три утверждения, которые специально навязываются: будто бы все народы к Российской Империи присоединились добровольно; все национально-освободительные движения, противодействующие этому, были реакционными; и что захватнические действия Российской Империи были прогрессивным актом. Это все ложь. Нельзя такое писать. И я требую, чтобы все свои доводы Иванов доказал в суде: где я допускаю ошибки, где я наношу урон межнациональным отношениям».

Александр Иванов, председатель РОСС: «На самом деле история с учебником длится не с 2011 года. История с учебником Иманкулова, да и не только Иманкулова, началась с 2006 года, когда этот учебник был издан и попал в школу. Он был одобрен «министертством образования», так я произношу, потому что так написано в самом учебнике. Также хотелось бы заметить, я не выступаю лично от своего имени, как гражданин Кыргызстана Александр Иванов, я выступаю от имени организации – Союза соотечественников. Когда было еще первое обращение в Генпрокуратуру, мы очень долго ждали ответа, были нарушены все сроки, и наконец, пришло письмо, что по заключению ученых из НАН КР следует, что в учебнике под редакцией Иманкулова имеется излишняя эмоциональность и перехлесты, однако искажение исторических фактов отсутствует. Это было мнение Генпрокуратуры за подписью начальника какого-то отдела, мы так и не выяснили, какого.

Далее мы обратились в Минобразования, там тоже очень долго проводили исследования, и пришел ответ от директора экспертной группы Жумабаева, где был приведен отзыв автора на свой же учебник, в котором он выражает мнение по поводу статьи Хоперской[i]. Я не историк, впрочем, как и автор учебника, он кандидат педагогических наук. 8 октября прошлого года была организована встреча, относительно ее протокола: да, есть ряд моментов, которые автор признавал, потом, правда, отказывался и говорил, что правильно все написал, но позиция министерства была такова, что давайте вместе осмыслим содержание данного учебника, насколько он влияет на сознание детей. Можно бесконечно говорить о тех письмах и претензиях, но что хотелось бы подчеркнуть - мы выступаем за то, чтобы, какая бы ни была правда, а она может быть разной, должна контролироваться подача материала.

В учебнике появляется информация о том, как некто Полтавский с сожалением сетовал – кто это, кстати, Полтавский? Я с таким же успехом могу написать, как некто Мотуев что-то когда-то сказал, и приводить это как исторический факт – «пока протыкал эту киргизню, поломал новые вилы». Вот я, русский по национальности, сужу обо всей этой ситуации по тому, как мой ребенок выступал в школе. Как он должен, глядя в глаза своим одноклассникам, это говорить? «А вот мои предки вас вот так убивали»? За что его в школе побили. Не это ли сеет рознь даже внутри школы, внутри класса? А мы это вбиваем детям 14-15 лет. С тем же успехом мы можем опубликовать информацию по ошским событиям: что с узбекской стороны было убито столько-то, а в селе таком-то зарезали молодую девушку, в ответ на это семья ответила так-то. События 2010 года мы можем тоже с упоением смаковать – кто кого как зарезал. И это же правда, кто спорит?  Поэтому мы говорим о подаче материала. Правда может быть, но у нас есть сомнения об однобокости подачи материала. Почему, когда цитируются какие-то источники, указывается только число пострадавших кыргызов? И русские, и узбеки тоже пострадали, и монахов на Иссык-Куле вырезали – и такое было. Когда говорится о том, что неоправданно цитируются советские источники, я уверен, что ни в одном из них не будет поощрения царского режима, но все будет максимально корректно сформулировано.

Или вот о Бакиеве в учебнике написано: «Президент молодого демократического государства прилагает все силы для сохранения в республике мира, межнационального согласия» и т.д. а сегодня мы говорим о том, что он преступник. Это, кстати, тоже одна из причин, почему этот учебник даже морально устарел. Есть однобокость и в подаче культуры, вы посмотрите на представленные в учебнике персоналии, неужели у нас видные деятели культуры были только этнические кыргызы? Считаю, что данный учебник, безусловно, для детей 9 класса не годится. История с такой правдой у каждого своя, и каждый будет доказывать свое. Такая искаженная информация для детей с неокрепшим сознанием, в условиях, когда мы куем межнациональное согласие? С каким же мировоззрением мы придем к 2016 году, когда будет годовщина этих событий? Не приведет ли это уже к новым межнациональным конфликтам? Да, я могу найти подтверждение того, что мои предки плохие. То же самое происходит сейчас в Германии, когда ужасы фашизма ставятся в укор немцам уже в третьем поколении. Каждое историческое событие, когда мы его изучаем, - это констатация факта: произошла война между теми и теми, в целом погибло с обеих сторон столько-то. Не рассказываются намерено какие-то дикие подробности, да еще и односторонне. Если мы такое будем вкладывать в умы детей, мы отнюдь не толерантное поколение вырастим».

Тынчтыкбек Чоротегин, президент международного общественного объединения «Кыргыз Тарых Коому», профессор, доктор исторических наук: «Мы должны очень внимательно рассматривать все постсоветские учебники, это правильно. Одновременно мы не должны забывать о том, что историзм и исторические события автоматически не переносятся на нашу жизнь. Те ребята, которые сейчас учатся в школах, независимо от своей этнической принадлежности, граждане Кыргызстана, и должны знать всю правду, не взирая на то, что она касается разных периодов и режимов. Представим себе, что Путин не дал бы гражданство Депардье только потому, что Наполеон когда-то напал на Россию. Таких случаев может быть множество. Представим себе, что мы требуем от монголов разработать учебники истории совместно с Россией и Китаем только для того, чтобы те дети в Монголии, которые могут быть этническими китайцами или русскими, читали очень удобную и нестрашную историю 13 века.

Российская Империя не считается русским народом, об этом мы должны помнить. Я думал, после слов Иманкулова у вас будут определенные сдерживающие моменты в высказываниях, но вы продолжаете настаивать на своем. Когда мы читаем историю 20 века, о депортациях народов Кавказа, например, мы тоже разделяем понятия советский режим и русский народ. Когда мы говорим о голодоморе на Украине, мы не думаем, что это дело русского народа, это - большевистский режим. Мы должны писать и о ГУЛАГе и беспристрастно читать об этом. У нас зарождается новое понимание всемирной, отечественной и региональной истории. Кстати, по поводу слова «киргиз», Иманкулов еще не родился, когда русские ученые уже начали употреблять термин «кыргыз» и используют его по сей день. Почему, если его употребляет Иманкулов, он должен считаться националистом? Если мы хотим, чтобы и дальше был диалог, надо разрабатывать альтернативные учебники, с новыми взглядами, с наработками постсоветских ученых. Мы не должны сближать Кыргызстан с Россией, называя Манаса великим русским кыргызом. Должны быть другие пути. Можно привлекать ученых из других стран, делать совместные разработки, но должен сохраняться объективизм. И чтобы нынешний и последующие составы Минобразования не требовали размещать фотографии президентов в разделе новейшей истории, писать им какие-то хвалебные слова. Как граждане одного государства мы должны помогать друг другу, но не сталинскими методами, ультимативно говоря, что вот этот учебник не нужен, отменить его».

Токтайым Уметалиева, правозащитник, общественный активист: «Есть ряд проблем, о которых надо сказать. Я тоже изучаю историю одного своего предка, который сыграл ключевую роль в истории как раз в 1916 году, спас десятки своих соотечественников, провел ряд дипломатических переговоров. И мне, конечно, тоже была интересна эта книга. Почему я буду выступать за то, чтобы поменять этот учебник: в первую очередь, мне не нравится вот это изображение (обложка учебника, на которой изображена ныне демонтированная статуя свободы «Эркиндик»), которое претит нашим ментальным интересам. Почему этот политизированный символ, наносящий урон кыргызской ментальности, кыргызским ценностям, памятник, против которого мы боролись 10 лет, должен быть главной духовной ценностью наших детей? Это считается проклятьем, и описано даже в Манасе, когда тундук держит полуженщина-полузмея-полуидиотка, непонятно кто. На основании синергетических исследований Америкой был навязан нам этот символ. Он был специально запущен. Это проклятье было заложено для того, чтобы в кыргызском народе все мужчины были порезаны, убиты. Хотя бы поэтому представленный учебник не имеет права на жизнь.

Второй момент: каждый учебник должен исходить из плана действий, и каждый план действий должен включать ряд структурных значений и количества времени на изучение ситуации. Для меня важно, что любая история начинается с эпиграфов, несущих в себе духовные и культурные ценности народа, носителями эпиграфов в любой книге, можете посмотреть, являются эпические лица, философы, имеющие отношение к данному этносу, героические личности. Почему в этом учебнике непонятно чьи цитаты? Я не согласна с Сашей Ивановым, я не хочу здесь сегодня видеть Сашу Иванова, представляющего интересы российских соотечественников, я хочу видеть Сашу Иванова, который вырос здесь, в Кыргызстане, живет здесь и он обыкновенный гражданин. Чтобы здесь была позиция гражданина, который переживает за детей, которые живут здесь. Мы должны сделать все, чтобы события 1916 года не повторились, когда судьба кыргызского народа решалась кем-то другим, и мы были лишь фигурками на шахматной доске. Учебники, которые пишутся для детей, должны писаться группой авторов, чтобы там не было личного мнения автора с точки зрения его геополитических интересов, иначе мы создадим ядерную бомбу межнациональных конфликтов».

Александр Кацев, профессор, заведующий кафедрой журналистики КРСУ: «Все дело в непонимании. Учебник для 9 класса не есть научное исследование, это учебный материал. И выбор этого учебного материала, тот или другой, есть подача исторических фактов в определенном контексте. Здесь было необходимо, учитывая, что учебник сначала был выпущен на кыргызском, осуществить правку с точки зрения языка. «Киргизов-кочевников отправили на военно-полевые работы» - как кочевников могли отправить на военно-полевые работы? Например, сколько существуют казаки, они говорят, что они не русский народ, а именно казаки. Мы говорим, нет вы русские, это было при советской власти, а они говорят – нет, казаки. Такие вещи надо детям объяснять. Кроме того, восстание 1916 года – это восстание не только киргизов против царских властей и отправки на фронт. Напомню, до 1926 года термином «киргиз» называли и казахов и киргизов. Это восстание в равной степени касается и казахов. Только в 1926 году прошло знаменитое совещание, в ходе которого казахи получили название «казахи». Так что нужно брать и те книги, которые вышли в Казахстане. Приведу в пример только две книги: Мукая Элебаева «Долгий путь» - человека, который своими глазами видел восстание, и Мухтара Ауэзова «Повесть», которая была напечатана на русском языке в 1980 году.

Необходима правка, потому что возникает пушкинский вопрос: «без грамматической ошибки я русской речи не люблю». У нас кто что хочет, то и пишет, а кто что хочет, понимает. Если мы говорим о науке, где та же самая публицистика Мамбеталиева, который в 90-е годы посвятил восстанию 1916 года огромное количество статей? Необходима полноценная библиография. И самое главное – учебник неинтересный. А надо, чтобы детям было интересно его читать. А относительно картинки с обложки отвечу напрямую – мы выпустили совместно с российским посольством словарь фольклора народов Кыргызстана: 80 народов, 1140 статей. Первое замечание, которое я получил: почему кыргызы на обложке широкоглазые, а не узкоглазые? Придираться можно к чему угодно. Памятник в то время стоял, его и поместили на картинку, вот и все. А дальше мы можем говорить… о мировом заговоре».

Елизавета Шаповалова, преподаватель истории УВК ШГ №62: «Это действительно очень серьезный вопрос. Надо сказать, что учебника истории для 9 класса очень долго не было, нам приходилось давать материал самостоятельно, уж как могли. Но когда появился учебник, это вызвало серьезные проблемы, потому что подача материала действительно сложная, и она рассчитана на ребят 15-16 лет, это как раз переходный возраст. Современный учебник истории вообще очень быстро стареет, потому что история развивается. И когда пишется учебник, апробация должна быть каждого параграфа, и при этом должен присутствовать психолог, который отследит, как учащиеся реагируют на тот или иной материал. Сейчас у нас один вопрос, вот мы зациклились на 1916 году, а ведь у нас огромная межродовая проблема. Вы знаете, как у нас сейчас происходит: в классах сидит 2-3 человека русской национальности, остальные ребята кыргызы, уйгуры. И иногда происходит столкновение среди самих кыргызов. Когда мы говорим о сарыбагышах и бугинцах, которых погибло тоже очень много, они тут же начинают вспоминать о том, из какого они рода, они ведь это четко знают. Такая же проблема юг и север. И подача этого материала тоже должна быть настолько щадящей и толерантной!

Потом мы ведь сейчас говорим о компетентностном подходе, ребенок должен знать, как спроецировать конфликт на ситуацию и как выйти из него. Почему мы не говорим сейчас о том, что и завершение этого конфликта было, после 1916 года советская власть признала свою ошибку. Это хорошо, что у меня стаж, я давно преподаю, и я говорю своим ученикам, ребята, вот так и так разрешилась эта ситуация. А в учебнике этого нет. Там просто вынесена отдельной темой земельно-водная реформа, о ее связи с шестнадцатым годом речи нет. Почему не указано, я это точно знаю, что восстание 1916 года было не войной между этносами, соседям делить как раз было нечего, и когда началась резня, кыргызы прятали у себя русских и наоборот, и потом, когда войска вошли, пострадали и русские переселенцы, и им помогали кыргызы. А сейчас идет это разжигание розни. Мы говорим о поликультурном пространстве, о единстве, и это должно быть в учебнике отражено. Да, нужно донести информацию о том, что такие события были, но необходимо сделать акцент на том, что страдали-то от этого все народы. Учебник нужно переработать, и в процессе дать апробировать каждый параграф. А для существующего учебника даже нет методического пособия – как правильно преподнести тему? А представляете, если он попадает в руки молодому неопытному преподавателю».

Виктор Харченко, пресс-секретарь посольства РФ в Кыргызской Республике: «Мне кажется, что сегодня обсуждать содержание учебника, который издан семь лет назад, неправильно. Надо в большей степени затрагивать концептуальные вопросы. Я хочу напомнить, что в сентябре прошлого года Кыргызстан посетил президент Российской Федерации В. Путин. И в переговорах на уровне высшего руководства была достигнута договоренность, что мы стратегические партнеры, и еще было заключено очень важное соглашение, тоже имеющее стратегический характер - это списание долга, который довольно большой для такой небольшой страны. Мы здесь все приблизительно люди одного возраста, и я думаю, что никто не станет спорить с тем, что мы в 9 классе имели знаний больше, чем нынешние девятиклассники, и уровень и качество знаний у нас были выше, и о России, и о Кыргызстане. Нынешние школьники – это то поколение, перед которым мы, наверное, виноваты, и которое будет хуже подготовлено. Учебник издан в 2006 году, когда тем детям, которые начали по нему заниматься, было около 15 лет, значит, сейчас это уже вполне взрослые люди двадцати с лишним лет. Они сейчас работают, кто-то переехал в Россию, и с каким настроением они перебрались в регионы России, почитав этот учебник? У меня возникает вопрос, насколько такие книги способствуют развитию двустороннего сотрудничества, в том числе и экономического?

Я согласен с коллегами, которые говорят о том, что учебник должен готовить авторский коллектив. Еще один момент – это вопрос не политической правды, а политизации истории. До Кыргызстана я работал на Кавказе, и то, что мы обнаруживаем здесь, напоминает мне некоторые книги времен Дудаева в Чечне, где писали, что когда на земле еще никого не было, существовали чеченцы, которые потом дошли до Лондона. На эту тему можно было смеяться. Вот такие книги через некоторое время воспитают совершенно определенный слой молодежи с определенными установками. К чему это привело, вы все знаете - в Чечне было две войны. Мы все люди, имеющие образование и опыт, нам делить нечего, мы можем вести горячие дискуссии, но мы выйдем, пожмем друг другу руки и будем делать какую-то совместную работу. Дети наши, которые читают такие учебники, и которым не объясняют некоторые нюансы, будут иметь совершенно другое отношение друг к другу.

И еще один момент, на котором бы хотелось заострить внимание – мы говорим о том, что нам необходимо развивать двустороннее сотрудничество в области науки и образования. Думаю, с этим никто спорить не будет. Мы не говорим о том, что сюда должен кто-то прийти и писать учебник за кого-то, но есть области знаний, такие как политология, экономика, история. И мы можем в рамках этих дисциплин создавать временные творческие коллективы. Вспомните советское время, когда какую-то тему поручали коллективу ученых. Сегодня нам не обязательно каждый день встречаться для совместной работы, есть интернет и другие ресурсы для эффективного сотрудничества.

Мы сейчас, к сожалению, такое поколение, которое редко говорит спасибо. Мы много делаем друг другу хорошего, но мало об этом говорим. Великий Айтматов появился в советские времена. Кто был в музее Айтиева, знает, что в 30-е годы сюда из Третьяковской галереи были привезены уникальные шедевры живописи, которые хранятся здесь по сей день. А какое поколение научной интеллигенции выросло из тех, кто в советские годы был репрессирован и сослан сюда. Это отдельная тема. У нас тесные связи. И у нас одна задача - чтобы наши дети честно смотрели друг другу в глаза и понимали: да, у нас была непростая история, но это не повод ненавидеть друг друга».

Павел Дятленко, кандидат исторических наук, доцент КРСУ, эксперт центра «Полис Азия»: «Ко мне приходят выпускники из разных школ, регионов, я читаю у них историю России и Кыргызстана, и они задают мне самые разные вопросы, по которым видны все проблемы школьного образования. Когда я читал этот учебник, я попытался представить, как я выйду с ним к аудитории, когда человек сто студентов сидит, из разных школ, национальностей, регионов. С этим учебником я не смог бы к ним выйти, потому что есть ряд серьезных вопросов, о которых надо поговорить перед тем, как выносить это в педагогическую плоскость. Преподаватель несет определенную ответственность за те ценности, которые он транслирует аудитории.

Во-первых, в учебнике нет критической оценки источников, которые создавались разными людьми и с разными целями. К ним надо относиться очень осторожно. Второе, этот учебник не проходил апробацию. Надо учитывать, что в разных школах, у разной аудитории он может восприниматься по-разному. Это очень большая проблема. Учебник носит описательный характер, что было характерно для советских изданий. Но мы сегодня имеем уже другое общество, другое поколение, которое вырастает в интернете. И учебник, в котором мало интерактива, мало картинок, им просто неинтересно читать. Следующий момент: учебник называется «История Кыргызстана», но у автора он сводится к истории кыргызов. Не учитывается полиэтнический состав населения, межэтнические отношения, и он не транслирует тех ценностей, о которых уже говорилось. Кроме того, в книге очень много противопоставляющих и политизированных терминов – того, что журналисты называют языком вражды. Эти термины историки используют очень осторожно. Как ученый я могу их использовать, но как преподаватель истории – нет, особенно для подростковой аудитории, ведь дети 12-15 лет агрессивны по своей природе. В учебнике очень много акцентировано внимания на политических личностях, хотя книга называется «История Кыргызстана», а не «политическая история».

Есть еще такой вопрос: история в книге дана очень сужено, между тем, как историю Кыргызстана не получится оторвать от истории Казахстана, других сопредельных государств, России, Китая. Мы не можем отделить себя от региона. Что касается перевода, учебник ведь переводной с кыргызского языка, и нужно понимать, что в разных языках по-разному даются транскрипции этнонимов. Здесь, например, Кыргызстан в советское время называется «Кыргызстан», хотя я, как историк, знаю, что до 1991 года существовала Киргизская ССР. Необходимо объяснять термины: что такое Семиречье, Киргизская автономия и т.п. Так же как в российских учебниках пишут «Киевская Русь», «Московская Русь». И последнее, это показ межэтнических отношений: в многоязычном и многонациональном обществе необходимо подходить к этому с осторожностью, должна быть экспертная оценка со стороны, потому что автор придерживается определенных версий и концепций. Это то, о чем мы говорим сегодня, и о чем надо было говорить до выхода учебника. Книга нуждается в серьезной переработке».

В завершение встречи было решено укреплять механизмы сотрудничества в подготовке и издании школьных учебников, а также выработке рекомендаций к выпуску учебной литературы. В Академии образования также сообщили, что очередной конкурс учебников, претендующих на включение в школьную программу среднего звена, пройдет уже осенью этого года.                        



[i]  - статья Ларисы Хоперской «Какой истории отношений с Россией учат в Киргизии», где подвергается критике учебник Иманкулова http://www.russkie.org/index.php?module=fullitem&id=21221

Версия для печати   |   Просмотров: 7536   |   Все статьи

Мы и мир

23.03.2018 19:20
Учебники по истории должны отражать неразрывную связь  Крыма с Россией

Член Совета Федерации от Республики Крым Сергей Цеков принял участие в заседании «круглого стола» Российского исторического общества, посвящённого четвёртой годовщине воссоединения Крыма с  Россией и  презентации двухтомника «История Крыма», созданного Институтом российской истории РАН.           

Открыл мероприятие председатель Российского исторического общества Сергей Нарышкин. В работе «круглого стола» приняли участие директор Института российской истории РАН Юрий Петров, председатель Комитета Государственной Думы по международным делам Леонид Слуцкий, председатель Законодательного Собрания города Севастополя, председатель Совета отделения Российского исторического общества в Севастополе Екатерина Алтабаева, директор Центрального музея Тавриды,

Опрос



Главная