POLIT.KG
Информационно-аналитический портал
  часы   Воскресение, 21 января 2018
RSS

О ситуации в Кыргызстане

15.11.2017 18:30
С какими правами будут работать в России граждане Кыргызстана? В июле президент России Владимир Путин подписал закон, разрешающий гражданам Кыргызстана работать в РФ на транспортеКомитет Госдумы России по транспорту и строительству рассмотрит запрет на вождение автомобиля по национальным правам Кыргызстана. Законопроект, запрещающий использование кыргызских удостоверений, инициирован депутатом от ЛДПР Игорем Лебедевым. Он внес его 27 октября, после предложения Президента Кыргызстана Алмазбека Атамбаева сделать 7-8 ноября Днями истории и памяти предков. В республике это предложение восприняли как наступление на права и законные интересы кыргызстанцев, работающих в России. Нужно напомнить, в июле Президент России Владимир Путин подписал закон, разрешающий гражданам Кыргызстана работать в РФ на транспорте, не имея при этом российских водительских прав.


Погода в Кыргызстане

Курс валют

Почему горнодобывающая отрасль Кыргызстна не может встать на ноги?

05.08.2013 19:30 - Polit.kg
Почему горнодобывающая отрасль Кыргызстна  не может встать на ноги?Национальная стратегия недропользования в Кыргызстане такова, что наличие недр вовсе не гарантирует наличие пользователя, способного обеспечить коммерческую эффективность отрасли. А доход, который получает страна от тех горнодобывающих компаний, которые на свой страх и риск еще остаются на отечественном рынке, хотя и составляет значительную часть годового ВВП, расходуется на что угодно, только не на нужды самой отрасли или развитие другого производства, способного покрывать затратные статьи бюджета. Так что, впав в экономическую зависимость от золотодобычи, Кыргызстан до сих пор не имеет ни путей выхода из этого ненадежного состояния, ни стратегии, обеспечивающей постоянный рост горнорудного производства. Как с этим справиться? Для начала осознать несостоятельность действующей модели и прислушаться, наконец, к рекомендациям, проверенным мировым опытом.  

 

Что в лоб, что по лбу

Согласно опросу мировых геологоразведочных компаний, проведенному в этом году канадским Институтом Фрейзера, наша страна занимает 87 место из 93 в рейтинге инвестиционной привлекательности с формулировкой, позорной и красноречивой:  «наименее привлекательная политика в области недропользования». Почему? «Мы уже раз десять встретились по проблемам горнодобывающей отрасли, но никаких активных действий со стороны государства я пока не вижу», - посетовал на недавнем общественном форуме по развитию отрасли Нурлан Джолдошев, менеджер по устойчивому развитию компании «Талас Коппер Голд». Вот, собственно и ответ на вопрос: руководство страны невосприимчиво к этому системному кризису уже который год. Пока горнодобытчики пытаются договориться с местным населением, не знающим ни законов, ни даже того, как расходовать полученные от предпринимателей средства «на развитие региона» и за «экологический ущерб», а крупные инвесторы, оценив ситуацию, обходят стороной кыргызстанский рынок, правительство неспешно совещается по поводу соглашения с «Центерра Голд Инк» и решает судьбу «Кумтора». Но в масштабах страны это далеко не единственный прецедент, и проблема распределения доходов от деятельности горнодобывающих предприятий давно и прочно укоренилась в госэкономике.

«То, как распределяются доходы, зависит, в первую очередь, от политических решений руководства страны. Это важно потому,  что неэффективное распределение доходов неизбежно приводит к конфликтам с отдельными группами внутри сообщества, получившими меньшую в сравнении с остальными долю, - поясняет страновой менеджер «PremierAsiaResourses», член горного клуба Турсун Айтбаева. – Разные страны используют разные модели менеджмента, какие-то – централизованную, какие-то переходят к децентрализации, как, например, в России. С этим вопросом чаще всего связана и критика правительств, которым ставится в вину несправедливое или нецелесообразное расходование средств. Но механизм в любом случае должен быть проработан и четко обозначен. У нас ситуация с «Кумтором» вызвана как раз тем, что постоянно идут споры, кто имеет право на доходы от предприятия. Жители Иссык-Кульской области считают, что они, жители ближайших населенных пунктов заявляют свои претензии и так до бесконечности. На самом деле, с точки зрения законодательства, право на доход от деятельности горнодобывающих компаний имеют в равной степени все граждане страны, т.к. недра – это общенациональная собственность. И необходима понятная и прозрачная система менеджмента, получение доходов, в первую очередь через налогообложение, а затем их перераспределение с учетом региональных и местных бюджетов. Показателен пример Монголии, где одно время прибыль от отрасли напрямую выдавалась гражданам. Это было политическое решение, направленное, конечно, не столько на какие-то социальные блага, сколько на поднятие рейтинга действующего состава правительства. Но выдаваемые гражданам деньги очень быстро оказывались в магазинах вино-водочной продукции, поэтому такая система долго не просуществовала».      

Мы от Монголии ушли недалеко, пусть не всем гражданам, но местному населению, проживающему вблизи месторождений, деньги примерно так и выдаются – на руки. Потому что все официальные руководящие структуры предпочитают в тонкие взаимоотношения населения и горнодобытчиков не вмешиваться. Атмосфера там зачастую накаленная, а значит, лучше держаться подальше. Что такое эффективный менеджмент, сельчане понимают по-своему, причем, каждый – по-своему. Столкнувшись с такими «плодами просвещения» среди местного контингента, горнодобывающие компании уже чуть ли не умоляют правительство обратить внимание на проблему: 

«Есть ведь и органы местного самоуправления, государственные структуры, хотелось бы, чтобы они тоже участвовали в диалоге компаний с местным населением, объясняли, какие вопросы входят в их полномочия. Чтобы люди понимали, кто и за что несет ответственность. Сейчас мы сталкиваемся с тем, что местное население, решающее все самостоятельно и один на один с компанией, не может определиться даже с собственными приоритетами. В этом году мы выделили фиксированный соцпакет, обратились в айыл окмоту, пожалуйста, решайте, как вы хотите эти деньги потратить, чтобы не покупать просто то, что заказали самые инициативные, те, кто приходил на переговоры. Удовлетворить интересы всех членов сообщества так все равно не получится, потом обязательно находятся недовольные, которые спрашивают, а почему вы купили комбайн, когда нам нужна новая школа, а потом придут те, кто считает, что нужна не школа, а больница. При этом ни население, ни органы МСУ не понимают, что такое госзакупки, не знают, как официально, в соответствии с выработанным планом развития района расходовать средства. Нет и соответствующей документации, на которую можно было бы ориентироваться, бюджетов, где было бы расписано, что надо построить в этом году, что в следующем, что закупить», - отмечает Нурлан Джолдошев.        

Пример показательный и с точки зрения того, как вообще в стране выстроена вертикаль власти, а точнее ее пунктирная линия,в пробелы которой то и дело проваливаются не только горнодобытчики.  

Нет закона – есть проблемы

Нельзя сказать, что правительство совсем уж глухо к чаяниям предпринимателей, в 2012 году законодательство в области геологоразведки и добычи полезных ископаемых подверглось пересмотру, и как-то в теории принятые нововведения должны были облегчить жизнь участникам процесса. Тем не менее, анализ ныне действующего законодательства, проведенный экспертами в ходе разработки рекомендаций по развитию отрасли, не обнаруживает положительных сдвигов. Скорее наоборот – отмечает все те же проблемы и в области лицензирования, и в регламенте проведения конкурсов на разработку месторождений, и даже отсутствие в законе некоторых понятий.

«Новый закон существенно отличается от двух предыдущих, - комментирует содержание документа Жылдыз Тагаева, член группы «Недропользование», юрист компании «Каликова & Ассошиэйтс», - но, несмотря на введение новых экономических  инструментов, реформирование отраслевого законодательства нельзя назвать завершенным, оно до сих пор продолжается и требует совершенствования. Так, например, была изменена процедура лицензирования, выдачи разрешительных документов на поиск, разведку и разработку, но ее недостатки остались прежними. Был ряд рекомендаций от международных экспертов, включающий предложение отказаться от процедуры прямых переговоров, что заведомо непрозрачно. На сегодняшний день госорганы могут решать вопрос о выдаче лицензий по собственному усмотрению, и таков же порядок аннулирования лицензий. От прямых переговоров так и не отказались. Кроме того, анализ законодательства показывает наличие пробелов в процедуре проведения конкурсов и аукционов на разработку месторождений. Что здесь можно предложить: во-первых, заменить прямые переговоры правилом первой заявки, изменить процедуру выдачи и приостановления лицензий, конкурсные объекты – ту же геологоразведочную информацию – необходимо тщательно готовить к выставлению на аукцион. Разработать образцы конкурсных условий, т.к. сейчас их нет, и четкие требования к возможному победителю конкурса. Пока же в республике отмечается практика так называемой пассивной спекуляции лицензиями. 

В том, что касается проведения экспертиз горных объектов и месторождений, основным недостатком является отсутствие в законе самого определения «экспертиза», что позволяет произвольно толковать это понятие. Таким образом, существующие технические регламенты экспертиз не имеют юридической силы и в любой момент могут быть признаны недействительными. Сроки проведения экспертиз не установлены, на практике в госорганах отмечается явная нехватка специалистов, и компании часто выступают с жалобами на то, что сами экспертизы носят формальный характер.

Кроме того, необходимо законодательно закрепить стимулирование разработки малых месторождений. Ни в ранее действующем законе, ни в новом нет определения «малое горное предпринимательство», регулирование проводится только в части старательской деятельности. Здесь нужно отметить, что разработка малых месторождений потенциально может способствовать увеличению занятости внутри страны и росту доли неформального сектора в горнодобывающей промышленности. Для граждан Кыргызстана в этой части должна быть предусмотрена упрощенная процедура получения лицензий и налоговые льготы».

«У нас очень большой резерв малых разработок. Малые разработки в других странах приносят ощутимый доход, так, например, в США на их долю приходится до 15%, а в африканских странах - до 30% добычи всех минеральных ресурсов страны. У нас это тот резерв, который еще не тронут, и мы можем развиваться за счет него», - отмечает и Валентин Богдецкий, советник президента КР по горнодобывающей отрасли, руководитель группы разработчиков Стратегии развития отрасли

Но резерв резервом, а качество нормативно-правовой базы убедительно доказывает: что есть закон, что нет его – разницы никакой, как говорится, творим что хотим. И выдаются разрешения на разведку и разработку, и отзываются исключительно по собственному желанию представителей госструктур. И со стратегией недропользования это не имеет ничего общего, обычное самоуправство. Последствия налицо, так что теперь другого выхода, кроме поиска и реализации принципиально иных подходов к регулированию отрасли, нет. У экспертной группы, разрабатывающей новую стратегию, уже есть ряд предложений по решению этих проблем.                  

 

Зачем нам системный подход?

«Мы отследили всю институциональную структуру отрасли и хотим показать, что это не только разведывательные и добывающие компании, сюда входят и образовательные и консалтинговые компании, которые обслуживают отрасль. И правительству нужно рассматривать ее в целом, чтобы она продвигалась вперед, - рассказал Валентин Богдецкий. - Например, когда прекратили выдачу лицензий три года назад, пострадали, в первую очередь, не инвесторы. Они просто не реализовали свои деньги. Пострадали наши компании, которые их обслуживали – бурили, строили, проектировали для заказчиков. Многие из этих компаний вообще ушли из страны. И если отрасль будет развиваться, нам придется приглашать из-за рубежа такие компании. У нас бродят в обществе разговоры, что страна утопает в полезных ископаемых, что у нас есть вся таблица Менделеева. Ни в одной стране ее на самом деле нет. У нас же приоритетом является добыча золота, на втором месте по значению – уголь, кроме того добываются ртуть, олово, успешно перерабатывается сурьма, и неплохо развита добыча строительных материалов и забор минеральных вод. Добыча стройматериалов будет развиваться параллельно с экономикой страны, если на них возникнет спрос, запасы практически не ограничены.

Я хочу также обратить внимание на то, что за весь советский период были затрачены очень большие средства на поиски и разведку месторождений, 80% территории покрыты детальными поисками. За 20 лет суверенитета затрачено примерно 40% этой суммы, но открыто всего одно маленькое месторождение. А все остальные во главе в «Кумтором» - советские наработки. При этом один «Кумтор» полностью окупил все советские затраты и еще дал прибыль. В советское время на площади, которая выделялась под поиски, заставляли искать все полезные ископаемые, поэтому у нас накопились десятки тысяч разведанных мелких месторождений. Но, как говорит мировая статистика, только одно из 10 тыс. месторождений становится коммерчески успешным. Мы сравнили, каковы затраты на геологоразведку у нас и в других горнодобывающих странах мира. Результаты совершенно неожиданные: у нас на поиск и разведку за последние пять лет затрачены очень большие средства. Для меня, по правде говоря, это неожиданный результат, и я до сих пор в нем сомневаюсь, но мы не можем отойти от официальной статистики. Эти цифры говорят о том, что тратится около 320 долларов на км². Такой результат показывает, что совершенно не имеет смысл тратить бюджетные деньги на увеличение поиска и разведки полезных ископаемых и полностью эту обязанность нужно переложить на коммерческие структуры и на частный капитал».

Золотодобывающая отрасль, как наиболее перспективная, по мнению эксперта, предельно может давать доход до 2 млрд долларов в ВВП страны, а занятость на золоторудном производстве составит около 18 тыс. человек, но если в первые годы деятельности компаний стоит ожидать резкого взлета занятости, в последствии неизбежно ее падение: «Правительство столкнется с тем, что на первых этапах нужно подготовить много специалистов, чтобы обеспечить отрасль кадрами, работать они будут только несколько лет, и потом неизвестно, куда их девать. Правительство должно рассматривать и этот период, заранее позаботиться о том, чем заменить падение доходов от золотодобывающей промышленности и где создать новые рабочие места.

Важно помнить, что горнодобывающая отрасль, как сырьевая, несет нам не только плюсы в экономическом смысле, но и угрозы. Мы знаем такой феномен в мире, как Голландская болезнь. Под этим понимается такая ситуация, когда укрепление курса национальной валюты, вызванное большим поступлением иностранной валюты и роста экспортных поставок сырья, приводит к стагнации промышленного производства и других отраслей национальной экономики, с обязательным ростом сферы услуг. Нам не нужно делать каких-то больших расчетов, чтобы увидеть, что этот период уже наступил. У нас успешно развивается сфера услуг, в том числе и в горной отрасли, и не растет производство товаров общего потребления. Конечно, в настоящее время здесь виновата не горнодобывающая отрасль, финансовые поступления идут от трудовых мигрантов, сказываются кредиты и гранты международных доноров. Но эту угрозу правительству нужно иметь в виду, и принимать меры. – Предостерегает эксперт. - Во-первых, необходимо увеличить остаточную стоимость, под которой понимается в денежном выражении то, что остается в результате отработки наших месторождений, это и налоговые платежи, и зарплаты, и отчисления, и закупки. Нам нужно увеличить долю поставок в горнодобывающие предприятия, способствовать тому, чтобы они приглашали только наших специалистов. Чтобы обеспечивался высокий передел продукции.

В результате Голландской болезни у нас уже возникла высокая зависимость от мировых цен на золото. В бюджет этого года была заложена цена 1750 долларов за унцию золота, а фактически она спустилась до 1300. Это прямая ошибка правительства – ставить максимальную цену в прогнозные цифры. Управление доходами должно осуществляться на расчетной основе и ни в коем случае нельзя использовать максимальные цифры. И правительству также необходимо позаботиться о создании резервного фонда, который бы сглаживал подобные ценовые изменения. Международные институты рекомендуют, чтобы доходы от горнодобывающей промышленности направлялись на развитие инфраструктуры, в том  числе геологической, которая ускорит рост экономики. Но эти деньги не должны идти на социальные нужды, повышение зарплат, пенсий и т.д.».

Рассказал Валентин Богдецкий и о новом термине: «ресурсный национализм». Возник он относительно недавно, и связан с основной мировой тенденцией в области недропользования, так многие страны сейчас начинают ломать свои законодательные и налоговые системы, чтобы оказывать большее давление на горнодобывающие предприятия, результатом чего должно стать увеличение остаточной стоимости: «Есть ежегодный рейтинг, в котором ранжированы бизнес-риски в горной промышленности, этот самый ресурсный национализм, который в 2008 году занимал 8 место из 10 позиций, в 2011 г. переместился на первое. Так что для компаний это составляет очень высокий риск. Кыргызстану нельзя идти по такому пути. Здесь необходим баланс между общестрановыми интересами и интересами горнодобывающих предприятий, иначе мы просто вновь потеряем инвесторов.  

Еще один злободневный вопрос – стоимость минеральных ресурсов Кыргызстана. Мы ее просчитали разными методами и пришли к выводу, что общая стоимость наших минеральных ресурсов на порядок ниже, чем это преподносится профильными ведомствами. Для такой маленькой страны и реальные цифры – очень высокие, но не надо думать, что мы ходим по долларам. Оценка месторождений у нас вообще многократно падает по сравнению с их справедливой ценой. И поднять их стоимость мы сможем только за счет приведения их в соответствие с мировыми стандартами. Тогда мы сможем получить вдвое-втрое большую цену».


Подготовлен журналистами POLIT.KG

Версия для печати   |   Просмотров: 1611   |   Все статьи

Мы и мир

16.11.2017 00:45

В рамках телемоста между Бишкеком и Кемерово (Россия) эксперты двух стран обсудили перспективы сотрудничества Кыргызстана и России в сфере идеологии, научно-образовательного и культурного сотрудничества, вопросы региональной безопасности и противодействия религиозному экстремизму в молодежной среде.

- Сотрудничество между странами должно осуществляться не только между президентами, депутатами и правительствами. Не менее важной составляющей является такой элемент, как народная дипломатия, одним из элементов которой должно стать взаимодействие на экспертном уровне, учитывая, что оценки и рекомендации независимых специалистов не редко отражаются в межгосударственных документах, подписываемых на высоком уровне.
04.02.2017 16:38
Крым должен стать площадкой народной дипломатии

Член Совета Федерации от Республики Крым Сергей Цеков принял участие в заседании Президиума Российской Ассоциации Международного сотрудничества (РАМС).

В мероприятии приняли участие член Совета Федерации, председатель Президиума РАМС Сергей Калашников, заместитель Председателя Совета министров Республики Крым, Постоянный Представитель Республики Крым при Президенте РФ Георгий Мурадов, член президиума международной общественной организации «Ассоциация культурного и делового сотрудничества с Италией», заместитель председателя Комитета Общественных связей г. Москвы Владимир Полозков, депутат Московской городской Думы, президент «Международного содружества общественных объединений – обществ дружбы с народами зарубежных стран» (МСОД) Владимир Платонов, президент Международной общественной организации «Международная ассоциация юристов» - Владимир Радченко.

Опрос



Главная| Опросы| Видео| Контакты