POLIT.KG
Информационно-аналитический портал
  часы   Среда, 25 апреля 2018
RSS

О ситуации в Кыргызстане



Погода в Кыргызстане

Курс валют

Экономическое чудо требует политической сознательности!

Error 404.
Ошибка данной страницы не существует!


Вернуться на главную страницу

Для поиска нужной информации Вы также можете воспользоваться поиском:

16.04.2014 01:16 - Polit.kg
Экономическое чудо требует политической сознательности!

14 апреля в пресс-центре 24.kg состоялся круглый стол «Вместо политического переворота - экономическое чудо? Или плохие времена с исключительно хорошими возможностями».Главным поводом для того, чтобы собрать политиков и экспертов, стало формирование нового правительства. Ожидалось, что присутствовать на обсуждении будет и вступивший на дня в должность премьер-министра КР Джоомарт Оторбаев, но его заменил вице-премьер Валерий Диль, многим в Кыргызстане известный как председатель Совета немцев КР. Все вместе выступавшие пытались разобраться, что Кыргызстан может извлечь для себя в той  противоречивой ситуации, которая складывается в мире в связи с украинскими событиями и сопутствующими им санкциями в отношении России как ближайшего партнёра Кыргызстана. 

Омурбек Текебаев, депутат ЖК КР, лидер фракции «Ата-Мекен»:

- Правительство Жанторо Сатыбалдиева отправлено в отставку через развал коалиции. Хотя в Конституции предусмотрены более однозначные формы отставки — например, как выражение недоверия — мы выбрали именно такой, малоболезненный способ. Если бы мы попытались выразить недоверие, возможно, процесс бы продлился дольше, а последствия для экономической и политической стабильности были куда более отрицательными. В целом, коалиция не имеет особых претензий к работе правительства. Наши претензии касались только премьер-министра. Причём, его деятельности не на этом посту, а в должности главы Государственной дирекции по восстановлению городов Ош и Джалал-Абад. Репутация становится политическим капиталом, и правильно говорят, что «жена Цезаря должна быть выше подозрений». Так как парламентское расследование показало, что в работе Госдирекции было много грубых нарушений, мы были вправе сменить Жанторо Сатыбалдиева. Само правительство в целом сохранилось. Неизменной осталась и его программа. 

Ситуация меняется не только в Кыргызстане, но и вокруг нас. События на (или «в» ?) Украине оказывают влияние на некоторые геополитические процессы. Недавно один из новых украинских руководителей призвал воспользоваться ситуацией и попросить Европу списать Украине долги. Но помимо самих украинцев, ситуацию хотят использовать и Америка, и Европа, и Россия, и Белоруссия — все для достижения своих целей. Возможно, некоторые дивиденды может здесь получить и Кыргызстан. Учёные предупреждают: у нас тоже может случаться нечто такое. Россия хорошо освоила технологию цветных революций. Впервые мир подозревает в применении технологий, которые раньше использовал только Запад, Москву. Конечно, России нужны союзники. Но мы в сложном положении, мы должны поддержать демократию, неприкосновенность территории, государственный суверенитет. В то же время нужно учитывать и интересы союзников. В этом и состоит деликатность ситуации.

Нужно подумать о положительных моментах. Речь, в первую очередь, идёт о вступлении в Таможенный союз с особыми условиями для Кыргызстана — чтобы компенсировать возможные потери. Идут трудные переговоры. Я думаю, наши партнёры смогут стать более сговорчивыми и отнесутся к нам с пониманием. Удержать союзников можно только через определённую поддержку: экономическую, политическую. При этом некоторые эксперты говорят, что Россия инвестировать в такие страны, как Кыргызстан и Таджикистан, не будет и пойдёт путём кнута — дескать, посмотрите, что мы сделали с Украиной — так может случиться и с вами. Может быть, это и возымеет отрезвляющий эффект, но вряд ли будет полезно для всего региона и самой России. Последствия будут отрицательными.

Валерий Диль, вице-премьер-министр КР по экономике и инвестициям:

- Сегодня мой пятый рабочий день в должности вице-премьер-министра. Это время я уделил тому, чтобы изучить, на каком уровне находится экономика Кыргызстана и каковы приоритетные направления, которые должны отрабатываться. Конечно, костяк правительства сохранился и нам, думаю, будет легко сохранить динамику прошлых лет.

Если мы посмотрим на ситуацию в мире, то, несомненно, отметим среди прочего, что экономический кризис 2008 года всё ещё продолжается. Это сказывается на ценах на продукцию горнометаллургической отрасли, особенно металлы: их рынок резко сузился.

Свою деятельность правительство строит на основании программы стратегического развития до 2017 года. Она очень амбициозна, и чтобы её осуществить, в стране должна быть политическая и правовая стабильность. Сейчас мы разрабатываем программу регионального развития. Она необходима по той причине, что на местах главы администраций недостаточно ориентируются в проблемах, связанных с использованием природных ресурсов на их территории. Это и есть источник нестабильности, снижающей нашу инвестиционную привлекательность. Мы же стремимся принять определённые меры для стабилизации ситуации на местах, и убеждены в том, что локомотивом экономического развития для нас должна стать горнодобывающая промышленность. Нельзя забывать о проблемах энергетики — тем более, что мы имеем здесь очень солидный рост потребления, особенно в бытовом секторе. Общая динамика роста может быть заторможена при этом как раз из-за недостатка генерирующих мощностей. Если когда-то мы имели возможность хотя бы время от времени продавать электроэнергию другим странам, то сейчас мы не можем этого делать в первую очередь потому, что кроме Камбараты-2 ничего серьёзного ещё не ввели, а, помимо всего прочего, просто вступили в маловодный период: теперь года на 2-3 проблема обострится ещё больше.

Тематика сегодняшнего круглого стола очень интересна. Те события, что происходят между Украиной и Россией, могут серьёзно изменить вектор наших внешнеполитических связей. Поэтому надо чётко определить наши приоритеты относительно вступления в Таможенный союз. Если посмотреть на секторальную структуру экономики нашей страны, где преобладает торговля и сфера услуг, можно заключить: нам необходимы некоторые послабления. Наш рынок не так велик, чтобы всерьёз интересовать Россию, но определённая заинтересованность в нашем участии в том же Евразийском экономическом союзе у Москвы есть. Для того, чтобы свободное экономическое пространство развивалось, требуется рынок в 220-240 млн. человек минимум, поэтому расширение Таможенного союза оправдано. Определённую роль могла сыграть здесь Украина, но, к сожалению, в украинской политической среде развилось противостояние, поставившее страну на грань гражданской войны. Конечно, было бы неправильно говорить, что мы, кыргызстанцы, должны использовать трудности в Украине и России, но тем не менее мы можем использовать тот фактор, что вектор интересов Москвы будет направлен сейчас в сторону Востока. Конечно, здесь будет играть большую роль политика Китая. Пекин уже сейчас пытается сбивать цены на российский газ. И центральноазиатский регион будет играть свою роль в переустройстве экономических отношений. Поэтому для нас это может сыграть очень хорошую роль.

К сожалению, мы не имеем большой платформы, на которой можем эффективно действовать, поднимая благосостояние наших граждан. Те товары, что мы выпускаем, большей частью неконкурентоспособны, поэтому требуется «перевооружение» всего производственного цикла, повышение культуры производства и подготовки кадров. Здесь нужно будет поработать очень серьёзно.

Правительство КР старается выйти на уровень серьёзной плановой работы с повышением ответственности и подотчётности руководителей всех звеньев. Наша цель — создать такую систему, которая будет показывать работоспособность каждого руководителя. Это просто необходимо, чтобы выполнить нашу амбициозную программу.

Темир Сариев, министр экономики КР:

Кыргызстан уже сделал, я считаю, одно чудо:  мы построили парламентаризм. То есть, объявили об этом и начали строить. Есть, конечно, очень много проблем — сказываются издержки развития. К сожалению, до недавних пор институты парламентаризма у нас были не развиты. Не было и традиций парламентаризма.

Последняя смена правительства произошла из-за того, что у нас именно парламентская форма правления. Перед государством сегодня стоит проблема укрепления государственности и власти. Надо вызвать к ним доверие со стороны народа. Это основа основ для того, чтобы успешно проводить реформы и повышать благосостояние наших граждан.

Если сравнивать то, что произошло на Украине сейчас и в Кыргызстане в 2010 году, я могу сказать, что ещё до событий 7 апреля, мы, оппозиционеры, имели чёткое видение дальнейшего развития Кыргызстана. Была согласованная концепция, которую мы даже публично подписывали. Все, кто хотел тогда остановить семейно-клановую диктатуру,  думали о парламентской республике. Это первое. Второе: мы заранее договорились, что в случае смены власти мы сначала примем новую Конституцию, а потом, уже на её основе, пойдём на равных условиях на выборы. Третье: мы создали очень хорошую систему сдержек и противовесов, обеспечили конкуренцию. По этой схеме президент становится очень сильной фигурой, когда наступает кризис в отношениях между другими ветвями власти. Я не согласен с теми, кто сегодня, сидя в парламенте, начинает критиковать сильную президентскую власть. Такие люди, по-моему, просто не понимают сути государственного управления и конкретно парламентаризма, не понимают своего места. Чтобы быть депутатом, нужно уметь работать.

Что касается Таможенного союза, решение о вхождении будут принимать парламент и президент. Как должностное лицо, вовлечённое в этот процесс, я считаю, что мы должны вступить — конечно, с учётом наших интересов, специфики нашей экономики. В мировой практике все борются за рынки сбыта. Если же мы посмотрим на структуру нашего экспорта, то увидим, что наши товарные потоки идут в страны Таможенного союза. К тому же, только оттуда в нынешних условиях могут прийти быстрые прямые инвестиции в сектора, где не самая быстрая инфраструктурная отдача. Если мы хотим создать благоприятные условия для нашего экспорта, то должны развивать отношения с Россией и Казахстаном: туда идёт примерно 80% всего нашего экспорта, за исключением золота.

Кто, кроме «Газпрома», взял бы сегодня «Кыргызгаз» с его огромными  долгами, неразвитой инфраструктурой и большой проблемой, где покупать газ? Теперь всё это — во владении компании, которая уже в течение ближайших пяти лет готова вложить огромные средства в развитие инфраструктуры и обеспечить бесперебойные поставки.

К 2017 году дефицит электроэнергии только при естественном росте составит 5 млрд. кВт/часов. Если мы запустим до этого «Камбарату-1», то покроем дефицит. При этом даже построив Верхненарынский каскад ГЭС, удастся компенсировать лишь примерно 1 млрд. 200 млн кВт/ч. Так что, в любом случае, нам будут нужны инвестиции в такие секторы, как энергообеспечение. Без этого развития не будет.

Последнее заседание межведомственной рабочей группы Евразийской экономической комиссии, прошедшее в Бишкеке, позволило снять очень много проблемных вопросов. Но  осталось ещё шесть: четыре из них касаются движения валюты и ещё два — передвижения физическими лицами товаров и автотранспорта, а также ветеринарной и эпизоотической ситуации. По другим вопросам, ещё раз это подчёркиваю, понимание у нас уже есть. Главное — имеется договорённость между президентами РФ и КР о том, что перед принятием «дорожной карты» и подписанием заявления о присоединении к ТС, между нашими правительствами будет заключено соглашение об оказании Кыргызстану финансовой и другой помощи при вхождении в Таможенный союз. Нам нужны будут финансовые ресурсы, чтобы обустроить таможенные терминалы и решить ещё ряд вопросов. Все требуемые средства будут выделены единовременно и в достаточно большом объёме — свыше 300 млн. долларов. Второй блок вопросов касается создания инвестиционного фонда между РФ и КР, который будет работать на переориентацию нашего рынка. После присоединения определённые секторы экономики столкнутся с проблемами, кто-то потеряет свой бизнес. Для того, чтобы переориентировать эти секторы, и нужны дополнительные средства. Мы будем вкладывать их в лизинг, переработку сельхозпродукции (сейчас мы перерабатываем едва 10%, а около 30% просто теряется), в ипотеку (требуется, наконец, запустить строительство социального жилья), а также развитие текстильной промышленности. Это зоны, имеющие у нас огромный потенциал.

На прошлой неделе у меня прошло несколько встреч с бизнесменами и руководителями различных бизнес-ассоциаций. Все констатируют падение темпов импорта. Предприниматели «Дордоя» уже жалуются, что торговля «встала», не идёт. Мы УЖЕ начинаем терять рынок реэкспорта в связи с ужесточением  прохождения товаров в страны Таможенного союза. То есть, даже если мы не войдём в ТС, то все равно рынок сбыта потеряем. И теперь сами бизнесмены торопят правительство с решением вопроса о присоединении, чтобы этот огромный рынок открыть.

Таалайбек Койчуманов, глава Национального совета по инвестициям:

- «Экономическое чудо» в нашей стране будет возможно только в случае кардинальной реформы всей системы госуправления. О необходимости наличия политической стабильности уже и не говорю. Привлечь инвестиции можно — весь вопрос в том, как они будут управляться. Хорошо, что создано, наконец, агентство по привлечению инвестиций. Это уже определённый шаг. Но чтобы смотреть на всё с оптимизмом, нужно сделать ещё многое. Сам процесс привлечения инвестиций должен стать более прозрачным. «Газпром» - это компания мирового уровня, но, например, от взятых ею шесть лет назад газовых месторождений на юге Кыргызстана мы ничего пока не видим.

На последнем заседании Совета по развитию бизнеса и инвестициям вопрос ставился очень жёстко: буквально в течение пяти дней все контролирующие органы должны разобраться в проблемах бизнеса и предложить конкретные меры для их решения. Наверное, мы уже дошли до той критической черты, когда надо серьёзно браться за реформу госуправления.

Зайнидин Курманов, эксперт-политолог, профессор КРСУ:

- Действительно, без реформы государственного управления все наши усилия останутся напрасными. Это не значит, что мы упадём вниз — просто в перспективе мы закрепим за собой статус периферийной страны. Естественно, нужно движение вперёд. Но даже если мы достигнем 10%-ого роста, то среднеразвитой страной станем уже только к концу XXI века. Фактически это означает отставание навсегда — все остальные ведь тоже на месте стоять не будут! Так что мы должны добиться роста ВВП в районе 30%!

Что предшествует госуправлению? Прежде чем ставить какие-то краткосрочные цели, необходимо учесть воспроизводство людей, которые могли бы мыслить соответствующим образом, создавать новый продукт. Изменения без новых людей невозможны. Другая проблема реформатора сегодня — это то, что большая часть времени чиновника уходит на совершение бессмысленных бюрократических процедур: подписание ненужных бумаг, дежурные встречи с пустыми людьми, донорами. Время уходит — а ощущения серьёзной работы нет. А время упускать нельзя! Наша главная проблема — организация изменений. В других странах премьер-министру даётся месячный срок для разработки нормальной программы правительства и настройки её структуры. Как можно сделать это за один час? Особенность нынешней ситуации — в том, что Кыргызстан переходит из одной цивилизации в другую. Для всех же, кто вступает в трансформационный период, необходимо понимать, с чего начинается реформа как таковая. Сейчас говорят, что для изменения экономики достаточно изменить какие-то тарифы. Но это — заблуждение.

Не участвуя активно в процессе глобализации, мы должны как-то справляться с текущими проблемами. Поэтому я поддерживаю вступление КР в Таможенный союз — других интеграционных проектов у нас сейчас просто нет. Мы зажаты между Россией и Китаем. Европа и Америка сюда, чтобы тащить наши шкуры или полуфабрикаты, не придут. Логически остаётся только возможность сотрудничества с Россией. Чтобы занять активную позицию в глобальных процессах, мы должны определиться со своими ценностями. Надо знать, в чём состоит наш национальный интерес. Вот украинцы сейчас мечутся — а мы должны найти ответы на эти вопросы заранее, пока наше общество ещё не раскололось. Только идеология даст нам возможность по-новому увидеть свой мир, перспективы и новые направления для движения. Если своей системы ценностей у нас не будет, мы опять не сможем решить, куда двигаться. Надо понять разницу между стратегическим партнёром и просто партнёром.

За двадцать с лишним лет независимости в Кыргызстане создана политическая система, ориентированная не на сотрудничество, гармонию и взаимодействие, а на конфликт. Как можно с такой системой привлечь иностранные инвестиции? За годы независимости у нас сменилось 26 премьеров и 18 спикеров парламента, 10 раз менялась Конституция. Из шести созывов парламента три распущены досрочно. Нам нужен такой конституционный дизайн, который сделал бы невозможным политические кризисы.

Зарубежные исследователи считают, что на постсоветском пространстве есть такой яркий тип неэффективного государства во главе с номенклатурной и торгово-ростовщической бюрократией, которая выступает в роли правящего класса. Недостаток такого устройства — в неспособности к модернизации. Нынешний правящий класс может протащить государственную «телегу» только определённый отрезок, потом она вязнет в коррупции. Нами становятся недовольны как соседи, так и глобальные игроки. А ведь Кыргызстан должен стать территорией мира, сотрудничества, где цивилизации встречаются, а не сталкиваются. Нужны воодушевляющие, но реальные планы. Надо перестать строить  краткосрочные, которые никто не выполняет. Давайте создадим один хороший план на пятьдесят лет! У Казахстана же это получилось, почему не получится у нас? Конечно, бюрократы создать интеллектуальный продукт не смогут. Надо привлекать учёных и экспертов, лучших из политиков.

Я оптимист, но информированный оптимист. Не буду говорить о том, что наше политическое поле расколото на десятки субъектов, в каждом из которых есть свой «президент» и «премьер-министр». Идёт очень мощный процесс архаизации, возрождения архаичных социальных институтов — это ответ на глобализацию. Нарастает исламизация как контрглобализационный проект. Всё это надо учитывать при создании проекта успешной страны.

Игорь Шестаков, эксперт-политолог: 

- Я думаю, что последние санкции Запада в отношении России уже заставляют выходить российский бизнес из многих западных проектов, а это, в свою очередь,  повлечёт переориентацию высвободившихся средств в том числе и на Среднюю Азию. Для Кыргызстана это очень хорошо, потому что в крупных инфраструктурных проектах у нас кроме Китая до недавнего времени никто и не участвовал.

Конкуренция в экономике обернётся в политическую борьбу за регион. Причём, Запад не останется в стороне. Я вот что-то не помню, чтобы наша оппозиция раньше созывала митинги из-за аэропорта «Манас»! А сейчас это становится её ключевым лозунгом. Не уверен, что где-то в Баткенской области кто-то сможет без разъяснений понять смысл фразы «Атамбаев, руки прочь от «Манаса»!» Заметьте, 12 апреля в Алматы, по следам нашего оппозиционного митинга, прошёл антиевразийский форум, где поднимался вопрос о выходе Казахстана из Таможенного союза. Идёт чисто политическая борьба вокруг экономических ориентиров.

Что касается инвестиционного климата, то он оставляет желать лучшего, потому что правительству ещё не удаётся решить две ключевых проблемы: первая -  коррупция, вторая — права инвестора. Если бы количество митингов вокруг объектов горнорудной отрасли равнялось количеству инвесторов, мы уже были бы довольно развитой страной. Но пока отдельный населённый пункт диктует законодательной и исполнительной власти свои условия, получается беспредел и анархия. По крайней мере, так всё воспринимается инвесторами. Поэтому меня, кстати, пугает движение в сторону децентрализации госуправления. Так мы можем прийти к жизни как в Сомали, где отдельные районы принимают решения государственного уровня. Это все равно, что давать пиратам право определять, как должен осуществляться пограничный и таможенный контроль!

Конечно, нужно подумать и о проблемах трудовых мигрантов. Здесь нашему парламенту, я считаю, нужно решить, что они во время долгого пребывания вдали от родины будут иметь в социальном плане. Пока об этом никто не задумывается. Политики вспоминают о мигрантах только в предвыборный период. В итоге, сегодня Кыргызстан может предложить только нелегалов — а ведь отсюда могли бы ехать профессионалы! Уж коли мы не можем предложить Таможенному союзу ничего, кроме рабочих рук, давайте воспитывать кадры высокого уровня!

Бакыт Бакетаев, эксперт-политолог:

- Основная часть населения сейчас поддерживает правительство — в том числе, и по вопросу о вступлении в Таможенный союз. Власть намного опережает оппозицию — народ идёт на их митинги не очень охотно. И это — карт-бланш. «Экономическое чудо», которого все так ждут, должно случиться скорее. Я бы посоветовал власти поставить чиновников в такие условия , чтобы они просто не могли воровать. Политическая культура у нас растёт.  Определённо, это и заслуга прежнего премьер-министра. Довольно удачным получился, на мой взгляд, договор с «Центеррой», был достигнут экономический рост. А сейчас нам просто нужен мощный рывок.

Марс Сариев, эксперт-политолог:

- Кадры, как говорил Сталин, действительно решают всё. Пример с Украиной красноречив: она потерпела крах, потому что там правила и правит бал постсоветская номенклатура, а не управленцы-профессионалы. Физиолог Бехтерев прав: если карьерист захочет написать докторскую диссертацию, он всё равно будет её не писать, а «делать», потому что доминанта в его голове — это карьера. Пытаясь играть на разнице интересов Запада и России, они оказались в самом плачевном состоянии. У нас тоже игра долго длиться не могла: перед апрельской революцией у нашей номенклатуры появился чёткий план и алгоритм движения. В этом мы опередили украинцев. Но больше мы ничем от них не отличаемся. Украина — взгляд на будущее Кыргызстана в том случае, если мы не перейдём на качественно новый  уровень. Требуется кардинальная смена элит. В этом смысле радует, что новый премьер — образец интеллектуального менеджера классического европейского типа. Но новый кабинет министров попадает в жесточайший цейтнот: надо проводить реформы, а инкорпорировать европейский менеджмент в азиатское общество — это очень сложно. Стопроцентных случаев, когда такое осуществлялось, в мировой практике ещё не было. Так что Кыргызстан — это лаборатория будущего. Один момент хотелось бы подчеркнуть особо: наша номенклатурная элита в случае вхождения КР в ТС не сможет сопротивляться влиянию высокотехнологичной элиты России, Белоруссии и даже Казахстана. И если мы не получим преференций, наша торгово-ростовщическая элита будет просто сметена с политической арены, потому что сложные технологические цепочки, характерные для крупного бизнеса внутри Таможенного союза, требуют совершенно иного мышления. Противостоять экспансии иностранного бизнеса можно только выйдя на один уровень мышления с ним. Нужно осмыслить вторжение российского капитала, а это требует впрыскивания во власть профессионалов своего дела. Сейчас — момент истины. Россия следит за тем, как ведут себя её партнёры. Вспомним, как Россия вначале пыталась договариваться с властями Ичкерии. Но когда те совершили агрессию в Дагестане и стали недоговороспособными, то были просто «выключены» как партнёры. Другой пример — Грузия, которой в своё время предлагалась автономия Абхазии и Южной Осетии. Не пойдя на это, Грузия сделала эти территории полностью независимыми. Третий пример -  Украина: Запад не пошёл на консенсус и какие-либо переговоры вообще — и включился процесс федерализации. Поэтому я бы хотел предостеречь наших сторонников «многовекторности»: Россия сейчас будет действовать очень жёстко!

Polit.KG

Версия для печати   |   Просмотров: 1224   |   Все статьи

Мы и мир

Опрос



Главная