POLIT.KG
Информационно-аналитический портал
  часы   Среда, 25 апреля 2018
RSS

О ситуации в Кыргызстане



Погода в Кыргызстане

Курс валют

Парламентские выборы -2015 в Кыргызстане как проверка на прочность всей государственной машины

Error 404.
Ошибка данной страницы не существует!


Вернуться на главную страницу

Для поиска нужной информации Вы также можете воспользоваться поиском:

12.01.2015 19:27 - Polit.kg
Парламентские выборы -2015 в Кыргызстане как проверка на прочность всей государственной машиныНаверное, все уже понимают, что 2015 год в Кыргызстане пройдёт под знаком парламентских выборов, намеченных на   процессу. Организаторы с самого начала сделали акцент на том, что предстоящие выборы станут индикатором устойчивости и эффективности парламентской системы. На мероприятии представители политических партий имели возможность получить интересующую их информацию из первых рук: от представителей государственных структур, задействованных в реформировании избирательного законодательства (конца и края которому пока не видно) и во внедрении новых технологий.

«Однажды парламентские выборы у нас уже привели к революционным событиям», - напомнил открывавший круглый стол эксперт-политолог  Зайнидин Курманов. Затем слово было предоставлено заранее подобранным докладчикам. Все они — каждый по-своему — постарались как можно подробнее описать, с чем мы движемся к будущим выборам в Жогорку Кенеш.

 

Данияр Нарымбаев, руководитель аппарата президента КР:

Слишком много вопросов и споров вызывают отдельные положения законов, которые сейчас рассматриваются в парламенте. Любая ошибка сейчас чревата очень и очень тяжёлыми последствиями. Мы все — и не только власть — должны это понимать. Все должны ощутить тяжесть ответственности, которая лежит на наших плечах. Наша задача состоит в том, чтобы выработать правила, которые приведут к справедливым выборам. Последние намечены на октябрь-ноябрь 2015 года, времени осталось не так много. Надо создать условия для ведения честной и конкурентной борьбы.

На заседание Национального совета по устойчивому развитию (площадка, на которой представители различных ветвей власти имеют возможность общаться друг с другом непосредственно) был вынесен законопроект, ныне уже вступивший в силу. Мы вступаем в эпоху, когда, благодаря современным технологиям, один избиратель будет иметь один голос, и этот голос не будет украден. Кампания по сбору биометрических данных осуществляется очень успешно. Мы беспокоимся лишь о том, не смогут ли те впоследствии быть использованными в других целях.

Также был разработан проект закона, подразумевающий внесение изменений в закон «О выборах президента и депутатов». Правда, принятый на первом чтении, ещё до второго он был отозван самими инициаторами — в связи с тем, что было много споров относительно объёмов финансовых средств, которые политические партии смогут тратить. Этот пункт тормозит всё остальное: в частности, важную норму, касающуюся того, чтобы Центральная избирательная комиссия имела право вводить различные технические новшества. Также предполагается изменить роль органов прокуратуры и внутренних дел. Должно быть исключено альтернативное право на обращение в суд: сначала должен быть исчерпан механизм решения споров внутри ЦИК, и только потом всё может обжаловаться в суде.

Действительно, была увеличена сумма, которую партии смогут легально тратить на выборах. Мы знаем, что в реальности партии тратят куда больше средств, чем предписывает им тратить закон сейчас. Если мы оставим всё как есть, то просто вынудим их идти на нарушение закона.

Много вопросов вокруг того, должны ли финансироваться и если да, то из каких средств партии, прошедшие в парламент. Сейчас решено вообще исключить эти вещи из законопроекта.

На последнем заседании  Национального совета по устойчивому развитию была  озвучена инициатива повысить порог прохождения в парламент, составляющий ныне 4,4% от общего числа избирателей и 7% от участвовавших в голосовании. Было принято решение повысить его до 5,92% от общего числа избирателей и 10% от участвовавших. Последняя цифра многих ввела в заблуждение, вызвав толки, что порог увеличен в два раз. Нет, он увеличен менее чем на 1%. Какую это преследует цель? Тем самым мы хотим увеличить представленность различных политических сил. В 2010 году из участвовавших 29 партий 24 остались за бортом. Естественно, это будет вызывать недовольство. Нужно добиться такой ситуации, в которой как можно меньше партий будет участвовать, но чтобы при этом как можно больше избирателей видели потом в парламенте тех, за кого они голосуют. Чем меньше фракций, тем легче будет удерживать коалицию. Считаю, что надо стремиться свести количество фракций хотя бы до четырёх и уж точно не способствовать тому, чтобы их оказалось шесть или семь. Стабильность парламентской коалиции обеспечивает стабильность работы правительства. Разумеется, мы ожидаем, что с увеличение порога, партии начнут укрупняться.

Ещё одно решение — передать несвойственную ЦИК функцию работы со списками избирателей Государственной регистрационной службе. Та занимается сейчас составлением единого государственного реестра населения — и этим надо пользоваться. Государство должно знать в лицо каждого своего гражданина, знать, где он находится. Сейчас этого нет. Отсюда — почва для злоупотреблений.

Мы рады, что Жогорку Кенеш пошёл нам навстречу и согласился рассмотреть законопроект, о котором идёт речь, в приоритетном порядке. Мы надеемся, что к началу нового года наступит законодательная тишина, которая позволит всем участникам будущих парламентских выборов вникнуть во все тонкости обновлённых правил.

Параллельно господином Текебаевым и другими депутатами был внесён проект закона, где значилось предложение сделать региональные списки: разбить список на регионы и предоставить избирателям возможность голосовать за конкретные фамилии. Потом, после подсчёта голосов, порядковые номера в партийном списке должны быть изменены в соответствии с тем, кто набрал больше голосов. Получается смешанная система. Пока вокруг этого законопроекта идут споры. Но он тоже был уже принят в первом чтении.

Лично я считаю, что большим достижением 2010 года было то, что избиратели голосовали именно за партии. Если же списки партий составляются некачественно, это должно быть головной болью лидеров партий: они не должны перекладывать всю ответственность на избирателей.

 

На вопрос Айжан Орозакуновой, юриста партии «Ата-Журт», не увеличивает ли готовящийся законопроект искусственно полномочия ЦИК, Данияр Нарымбаев ответил следующим образом:«Мы абсолютно не уменьшили уровень защиты прав избирателей, убрав альтернативу: обращаться вначале в избирательную комиссию или в суд. Право обжаловать и тем, и тем образом остаётся. Просто, поскольку альтернатива эта создавала сумятицу, было решено сделать так: тот, кто считает, что его права нарушены, обращается вначале в одну избирательную комиссию, потом в вышестоящую, центральную и только потом, если есть такая необходимость, в суд. При этом сроки рассмотрения жалоб существенно сокращаются. Мы сочли, что это сделает разрешение споров более убедительным». Затем ему также пришлось опровергнуть гуляющие слухи о том, что размер невозвратного избирательного залога по новому закону может составить 1 млн. долларов:«Это исключено. У нас нет цели исключить кого-то из выборного процесса, поставив такой  несусветный залог. Тот будет либо оставлен таким, как он есть, либо увеличен в расчёте на инфляцию».

 

Тайырбек Сарпашев, первый вице-премьер-министр КР:

В активной фазе находится процесс сбора биометрических данных. Мы уже собрали по всей стране 1 млн. 200 тысяч образцов. Каждый день эта цифра пополняется примерно на 60 тысяч. В некоторых регионах есть сёла, которые уже практически завершили работу. В Бишкеке тоже ежедневно сдают биометрические данные 8-9 тысяч избирателей. Так что к Новому Году мы планируем собрать полтора миллиона. 

В законах предполагается введение определённых новшеств. В обсуждаемом законопроекте меняется природа составления списков. За них будет отвечать Государственная регистрационная служба.

 

Джудит Маргарет Фарнворт, посол Великобритании в КР:

Этот круглый стол — часть более крупного проекта с бюджетом в 300 тыс. долларов, финансируемого Британским фондом по предотвращению конфликтов.

У нас в Великобритании была редкая возможность развить демократию постепенно. За исключением революции в XVIIвеке, она укреплялась относительно спокойно, без социальных потрясений, начиная с подписания Великой хартии вольностей в 1215 году. Последним серьёзным изменением в нашем подходе к управлению государством стали изменения в системе самоуправления Шотландии, Уэльса, Северной Ирландии и Лондона в конце XXвека: были приняты самые разные избирательные системы, отражающие потребности этих регионов и их избирателей: от пропорциональной избирательной системы в Северной Ирландии до комбинации пропорционального подхода с партийными списками в Уэльсе. Нет ни одной избирательной системы, которая подходила бы всем. Важно, чтобы выбранная система обеспечивала демократию, основывающуюся на верховенстве закона.

За последние четыре года существования парламентско-президентской системы Кыргызстан достиг многого в плане установления избирательных и управленческих систем, которые продвигают интересы и волю народа. Предстоящие выборы предоставляют уникальную возможность для закрепления этих достижений.

Мы гордимся поддержкой этого проекта. Он способствовал диалогу между гражданским сообществом и властями Кыргызстана. Мы верим, что последние изменения помогут гарантировать право избирателей на участие в свободных, справедливых и демократических выборах. 

 

Чолпон Джакупова, директор ОФ «Правовая клиника «Адилет»:

Я с сочувствием отношусь ко всем политикам. Тяжёлая у вас жизнь: всё время — в борьбе, в соперничестве. 2015 год обещает жаркую битву. Уже в ходе подготовки к выборам было выявлено немало спорных моментов. Нас смущает то, что до сих пор не определено законодательство. В то же время основные игроки уже разъехались по городам и весям. Вовсю идёт агитация. Составляются списки, люди думают о пополнении партийной кассы. Но как работать, если правила игры до сих пор не приняты? В связи с этим ходит много слухов — например, о повышении на неприличную сумму залога для политических партий. Или о том, что готовится ещё один законопроект, который пока ещё никто не видел. 

И всё же мы надеемся, что выборы-2015 пройдут спокойно, с наличием высокой степени доверия к их результатам, а страна, наконец, выберется из бесконечной череды потрясений.

 

Анара Ниязова, независимый эксперт:

Выборы могут стать фактором снижения и разрешения конфликтов, если обнаружатся средства канализации последних в виде конструктивных дебатов.

Очень важно, что во многих странах выборы назначались досрочно, чтобы мобилизовать все социально-политические силы: дабы те двигали общество к сплочённости, а не к конфликтам.

Большое значение имеет администрирование выборов. Выявление фактов фальсификации результатов стимулируют проигравших на обострение конфликта.

В странах догоняющего развития электоральная система часто входит в противоречие с какими-то культурными особенностями, традициями. Это ещё один источник конфликтов.

Основные проблемы и пути их решения можно перечислить по пунктам:

1)      Несмотря на наличие квот, представительство не сохраняется: оно есть на входе, но потом происходит вымывание представителей различных социальных групп из списков. Один из способов это предотвратить — запретить политсоветам партий менять списки после того, как они были одобрены народным волеизъявлением.

2)      Высокий процент избирательного порога вызывает обоснованную критику. В частности, Европейский суд рассматривал дело по высоким барьерам в Турции и усмотрел в них негатив: большие барьеры препятствуют вхождению в парламент молодых и не очень крупных политических партий.

3)      Имеются некоторые повторы в законодательстве. Их можно устранить.

4)      Лица без гражданства и иностранцы не должны ограничиваться в избирательных правах полностью. Например, они вполне могут участвовать в деятельности избирательных фондов. То же самое касается и лиц, находящихся в местах лишения свободы: если речь идёт о непредумышленных преступлениях, есть рекомендация о снятии с них ограничения.

5)      Голосование вне помещения сейчас возможно при оповещении за три дня до голосования. Но ведь кто-то может заболеть внезапно, в день выборов. Стоит задуматься о том, чтобы возвратить прежний порядок, когда избиратель мог обратиться непосредственно день в день.

6)      Проблема голосования за рубежом в мире часто решается путём создания зарубежных избирательных округов. Например, граждане Италии могут выбирать, в каком округе им регистрироваться.

7)      Немало вопросов вызывает статус избирательных комиссий. Кодекс Венецианской комиссии говорит о том, кто может и должен входить в их состав. Должны — представители судебной власти. Это не может быть, как у нас, временной работой на общественных началах. Предлагается, чтобы члены комиссий имели постоянный статус госслужащих.

8)      В соответствии с Законом «О нормативно-правовых актах» ЦИК в нашей стране — нормотворческий орган. Вместе с тем, постановления ЦИК не всегда публикуются. А если это и делается, то часто несвоевременно. Даже внутри одной и той же статьи 18 Закона «О ЦИК» мы находим противоречие: в одном пункте говорится, что решения ЦИК вступают в силу в день принятия, в другом — что в день официального опубликования. Это имеет существенное значение, так как могут быть пропущены и без того короткие сроки обжалования.

9)      Сегодня политические партии не используют своё право выдвигать представителей в участковые избирательные комиссии. Это плохо, потому что партии, наоборот, должны позаботиться о подготовке ответственных членов УИК. Представители политпартий обязательно должны присутствовать при подсчёте голосов и подведении окончательных итогов голосования.

10)  ЦИК до сих пор не разработаны инструкции для ТИКов в области формирования участков. Очень важно закрепить хотя бы основные параметры: скажем, максимальное количество избирателей на участке. Это и другое можно подсчитать заранее. Надо понимать, что наши комиссии в любом случае не способны обслужить больше тысячи человек на одном участке.

11)  Целесообразно введение заявительного порядка регистрации. Оно бы обеспечило актуальность списка, минимизировало бы риски, связанные с использованием лишних бюллетеней и позволило бы устранить технические противоречия, связанные со сроками.

12)  Основная финансовая нагрузка в ходе избирательного процесса ложится сейчас на государство. Можно предусмотреть альтернативные варианты.

13)  Источники финансирования политических партий должны быть прозрачными.

14)  Должны быть разработаны конкретные основания для идентификации избирателей.

Гульнара Джурабаева, заместитель председателя Центральной избирательной комиссии КР:

Как было сказано ранее, теперь за списки избирателей будет отвечать ГРС. То же будет касаться и идентификации избирателей. Схему взаимодействия с этим ведомством мы сейчас отрабатываем.

Пока среди моих коллег нет единогласия по поводу использования автоматических сканирующих урн для подсчёта голосов.

Предполагается, что после сбора биометрических данных все избиратели будут разбиты по участкам. После прохождения идентификации, на лэптопе члена УИК всплывут все данные избирателя включая фотографию. Это поможет исключить возможность сговора с дальнейшим предоставлением бюллетеня посторонним.

На некоторых участках предполагается установить видеокамеры. Наблюдатели же смогут на месте смотреть, как происходит процесс идентификации и как бюллетень попадает в урну.

Пока мы отказались от электронного голосования без бюллетеня. При использовании автоматической считывающей урны бумажный бюллетень будет просто сканироваться. Эта система позволит отслеживать количество проголосовавших на данный момент — такая информация может в режиме реального времени отправляться на центральный сервер.

После завершения голосования автоматическая урна составляет протокол и производит распечатку результата подсчёта голосов. Все, кто интересуется, смогут заходить на сайт ЦИК и всё видеть.

Затем распечатанные итоги вместе с защищённой флэшкой и бумажным протоколом, заверенным надлежащим образом, будут направляться в территориальную избирательную комиссию. Там будет производиться сверка бумажной и электронной версии. Составляется свой протокол, который направляется в ЦИК. Там будет производиться сопоставление этих данных с полученными непосредственно из УИК.

В разработке модели, которую я описываю, свою роль сыграл опыт Монголии. Внедрение там такой процедуры позволило укрепить доверие к выборам и легитимность власти.  В нашем случае все детали ещё не проработаны. Неизвестно, например, что будет с процедурой досрочного голосования. Но вернёмся к основной теме.

Автоматизированные системы были впервые апробированы нами на выборах в городской кенеш в Токтогуле (апрель 2014 года). Впрочем, там так и не была осуществлена передача данных на центральный сервер. Также там использовался маркер на водной основе. Впоследствии в селе Майдан мы использовали маркер на масляной основе — и это сыграло свою роль при подсчёте голосов: автоматизированное считывающее устройство не принимало некоторые бюллетени (защита в виде водяных знаков не позволяет высыхать маркерам на масляной основе и галочка размазывается). Выборы в Токтогуле обошлись без нареканий с чьей-либо стороны. Явка избирателей там составила 35,16% по одному участку и 33,41% - по другому. Это прямое указание на то, что в наших списках много лишних людей: очень многие переехали или вообще выехали за пределы страны. 

Что мы должны сделать, чтобы реализовать эту модель в масштабах страны? В первую очередь, создать рабочую группу для разработки технического задания автоматическим считывающим устройствам и информационной избирательной системе «Шайлоо». Наши поставщики не могут пока покрыть электронными урнами все участки (для этого нужно около пяти тысяч урн). Последняя договорённость с Корейской организацией по международному сотрудничеству — это от 700 до 1000 урн. Если другие поставщики нам помогут, надо будет позаботиться о единых требованиях. Кроме того, необходимо приобрести мониторы.

Самый сложный момент — подготовка команды для тестирования оборудования и  последующей технической поддержки. На каждом избирательном участке должны находиться два оператора для идентификации, один для помощи в работе с урной и один универсальный специалист, который сможет помочь со всем.

На озвученные изменения в системе мы пошли от безысходности. Дело в том, что в ходе всех последних выборов мы сталкивались с влиянием на избирательный процесс со стороны неизвестных групп молодых людей. Кроме того, для кандидатов всё это время было характерно недоверие друг к другу. Действительно, бывало такое, что протоколы, выданные наблюдателем от какой-то партии, отличались от протоколов УИК. Я уже не говорю о каруселях и вбросах. Чтобы искоренить все эти позорные явления, и была предложена новая  модель.

 

Дастан Догоев, заместитель председателя Государственной регистрационной службы при правительстве КР:

На данный момент биометрическую регистрацию прошло 32% от всех кыргызстанцев  старше 16 лет. Мне бы хотелось показать, как мы будем использовать полученные данные для составления списков избирателей. Собирается, как вы знаете, следующая информация: персональный идентификационный номер, Ф.И.О, дата рождения, место прописки и фактического проживания, данные паспорта, дата выбытия из гражданства, смерти и непосредственно биометрические данные: отпечатки всех пальцев, цифровая фотография и подпись гражданина. Прежде чем они будут занесены в список избирателей, им предстоит пройти четыре уровня проверки. В первую очередь, проверяются ПИН, ФИО, дата рождения и пол — всё по базе данных Соцфонда. Если там не получается проверить, то по базе выпущенных паспортов. Если не получается и там, то ищем в архиве ЗАГС. Следующая ступень — проверка места постоянного проживания через адресно-справочные бюро. На последнем уровне проверки происходит выявление дубликатов биометрических данных.

Идентификация избирателя в день выборов будет происходить следующим образом: человек приходит, мы предлагаем ему сканирование большого пальца правой руки. Техническая ошибка в данном случае составляет, исходя из монгольского опыта, 0,4%, но если она всё-таки происходит, то сканируется указательный палец. Система автоматически фиксирует человека и выдаёт три чека: один остаётся у избирателя и обменивается им уже на бюллетень.

Что касается голосования вне помещений и за рубежом, то оно будет проводиться по заранее составленным списком. То есть злоупотребления тут исключаются.

Список избирателей после формирования будет опубликован на портале ГРС и во всех центрах обслуживания населения, паспортных столах, ЗАГСах, РЭО и т. д. Эта процедура длится 15 дней, затем актуальный список подаётся Центральной избирательной комиссии. Дальнейшие уточнения проводятся уже совместно с ней.

Информационная кампания, связанная со сбором биометрических данных, завершится за 30 дней до начала голосования. Каждому через «Кыргыз почтасы» должны прийти извещения, содержащие подтверждение регистрации в списке. За 25 дней до дня голосования начнётся процедура формирования и разбивки по избирательным участкам. За два дня комплекты оборудования будут доставлены на эти самые участки.

Изначально мы планировали закончить всю подготовительную работу до апреля. Будут привлекаться аналитики, разработчики, IT-специалисты, тренеры для обучения всего персонала, а также операторы в количестве 4600 человек. Всего, таким образом, в подготовке  к этой кампании будет задействовано семь тысяч человек.

Как и ЦИК, мы настаиваем на отмене досрочного голосования, потому что с технической точки зрения это очень сложная задача, затраты на осуществление которой не сопоставимы с её уровнем. Кроме того, мы выступаем за нормативно-правовой акт, в котором будет чётко перечислено, кто вправе голосовать вне помещения и за границей.

 

Татту Мамбеталиева, директор ОФ «Гражданская инициатива интернет-политики» (ГИИП):

Наша организация считает, что биометрика — это цифровое будущее, шаг вперёд. Но при этом мы говорим, что неправильное внедрение биометрических технологий может подорвать доверие к этому явлению и поставить под вопрос дальнейшее внедрение подобных технологий. Биометрика должна вводиться системно, с обеспечением всей нормативно-правовой базы. Иначе будет только то, что вы уже получаете сегодня — критика и возмущение.

Прежде чем озвучивать все риски, я бы хотела сказать, что это не первая наша презентация. При поддержке администрации президента мы уже провели серию встреч с представителями правительства и очень тесно работаем с Государственной регистрационной службой.

Как список избирателей выглядит сейчас? Это составленные в двух экземплярах бумажные листы. Они проштампованы — на них стоят печати избирательных участков. Сейчас предлагается сделать список биометрическим. Будет и электронная, и бумажная версии. Незамедлительно распечатывать и ставить  печати будет ЦИК. Какая из версий будет приоритетной, имеющей высшую юридическую силу? В Монголии приоритетна бумажная версия. У нас же даже в проектах нормативных актов этот вопрос ещё не решён. В Монголии, если тебя нет в одном списке, то ты можешь найти себя в другом. У нас же пока так: если тебя нет уже в одном, то ты не допускаешься к голосованию.

Кто будет нести ответственность в суде за полноту и достоверность списков? Будет ли она разделена между ЦИК и ГРС? Как это всё будет «разруливаться», до сих пор не ясно.

Электронная версия может быть легко сфальсифицирована. Тем более, что нет ни одного регламента, объясняющего, что электронный список должен собой представлять. Чьими электронными подписями он будет заверен? В файле какого типа будет храниться?

Господин Сарпашев уже говорил, что те, кто не сдал биометрику, лишаются избирательного права. Но по Конституции последнее — абсолютное право. То есть введение каких-либо ограничений не допускается. В Монголии, к слову, право выбора абсолютным не является. У нас не так. Чтобы доказать, что я обладаю активным избирательным правом, достаточно предъявить паспорт гражданина КР, где указан ваш возраст. Естественно, вопрос об обязательности биометрики будет ставиться перед Конституционным судом.

К сожалению, мы не можем принять уточнение себя в списках избирателей как дополнительное требование к праву голосовать. Я понимаю ЦИК, который тем самым хочет облегчить себе работу, но это недопустимо.

Процесс идентификации не связан технически с выдачей бюллетеня. Человеческий фактор тут — на каждом шагу. И это создаёт определённые риски. Ведь может получиться и так: я дам один чек, а мне на него — два или три бюллетеня. Если нельзя пока обеспечить связку технически, то надо сделать это хотя бы нормативно. Пусть будет три протокола: сколько людей прошло идентификацию, сколько получило бюллетени и, наконец, сколько бюллетеней в урне. В противном случае биометрика не сыграет ту позитивную роль, которую она должна была сыграть.

Было бы хорошо, если бы все процедуры, связанные с биометрикой, были расписаны ещё год назад. Эта технология — крепкая цепь. Если хотя бы одно звено будет слабым, то цепь можно будет легко разорвать. Слабое звено в том, что Закон «О биометрической регистрации» может быть признан Конституционным судом не соответствующим Конституции КР. Представляете, если это произойдёт прямо перед выборами? Поэтому, я считаю, обязательно должен быть какой-то «план Б».

Сбор биометрических данных уже идёт с нарушениями. Кто из граждан, чьи данные собраны, дал своё согласие на их использование? Законодательно ГРС должна была испрашивать нашего согласия. Это было ошибкой. Можно ведь было решить этот вопрос хотя бы технически, поместив в бланке место для галочки «Я согласен, чтобы эти данные использовались»? А сейчас есть риск, что найдутся какие-нибудь юристы, которые обратятся в суд с вопросом: по какому праву ГРС пользуется моими данными? Любой может пока сказать: да, биометрику я сдал, но не разрешаю никому ею пользоваться.

Ничего не ясно пока с системой хранения биометрических данных. ГРС предлагает нам принять на веру, что всё надёжно зашифровано и выкрасть ничего нельзя. При этом до сих пор не проводился ни один независимый аудит. Нет ни одного соответствующего нормативного акта. В официальных письмах нам сообщают, что немецкая компания, которая является поставщиком ГРС, является собственником только одного электронного модуля, а все остальные не могут быть предоставлены. Получается, что если мы захотим провести аудит, то ни у кого просто не будет ключей: исходные коды всех остальных модулей нам компания-поставщик предоставить не может. Это опасно потому, что с самого начала в электронный список могут быть добавлены дополнительные «люди» для получения бюллетеней и т. д. Мы же проверить, имели ли место такие инъекции, не сможем. Возможно, данные и действительно хранятся в полном порядке. Но политически важно, чтобы был подтверждающий документ независимого аудитора.

Владельцами наших персональных данных являются нотариальные конторы, банки, операторы связи, врачи, учителя и т. д. Отсутствие регуляции подразумевает возможность обмена данными между их частными хранителями и государственными органами. Это большой риск.

Биометрика может выступить одним из методов подбора электората. Если процент не допущенных к процедуре голосования за отсутствием биометрической регистрации будет значителен (хотя бы 10%), то смогут ли быть признанными результаты такого голосования международным сообществом? Ведь любое ограничение помимо гражданства и дееспособности антиконституционно!

Самое первое наше письмо в администрацию президента касалось рисков, связанных с управлением списком избирателей. В Монголии для этого имелось три отдельных программных продукта. У нас ничего этого просто нет. И на разработку времени уже не остаётся. Так кто нам тогда сможет гарантировать отсутствие в списке «клонов»? Есть большие сомнения, будут ли списки выгружены корректно: без добавления или удаления фамилий.

В СМИ прошла информация, что два ноутбука, на которых хранились биометрические данные, уже украдены. Кто знает, было ли там всё надёжно зашифровано? Никто не знает, потому что ни одного аудита не было. Для IT-специалиста же такой ноутбук — это просто подарок: даже если исходный код неизвестен, подобрать его до выборов — проще простого.

Токены (устройства, которые предполагается вставлять в компьютер, чтобы список открывался) уже закуплены. Будут ли они работать в соответствии с Законом «Об электронной цифровой подписи», неизвестно, так как аудит тут тоже не проводился. Если эти токены таковы, какими нам их недавно презентовали, то расшифровать их смогу даже я, не являющаяся IT-специалистом.

Ни разу не проводился и аудит всей электронной системы в целом. Каковы каналы передачи, где и как будет храниться информация, - ничего пока не известно.

Я много раз говорила  о том, что предполагаемые к использованию электронные устройства можно легко выводить из строя. Что уж тут говорить, если на прошлых выборах у нас умудрились кое-где даже урну выкрасть! Отсюда вопрос: будут ли проводиться выборы на участке, с которого что-то украли? Будет ли запасной вариант? Вот в Молдове, где тоже недавно проводились выборы с использованием биометрики, сервер отказал непосредственно в день выборов. Хорошо, что у них был запасной вариант и процесс продолжался без процедуры биометрической идентификации!

Смогут ли наши закупленные недавно сервера выдержать нагрузку в миллионы пальцев? Если опираться на данные тендеров, то их мощность не выдержит и операций с уже собранными данными. А где будут храниться бэк-апы всех биометрических данных? Были у нас и такие случаи, когда в помещении, где находится важный сервер, просто случается пожар. Застрахованы ли мы от этого? ГРС заявляет, что инструкция по обеспечению безопасности имеется, но она - «для служебного пользования». Возникает вопрос: получается, что около семи тысяч «айтишников», которых собираются подготовить, получат доступ к совершенно секретной информации? И что, каждый из них даст согласие не выезжать потом из страны в течение пяти лет, как того требует закон?

Кто будет настраивать компьютеры? Кто убережёт их от шпионских программ и вирусов? Ничто из этого не регламентировано.

ГРС является структурным подразделением правительства. Нормально ли то, что государственная структура будет принимать участие в избирательном процессе, в то время как Закон «О ЦИК» это запрещает?

И ещё один вопрос. Кто будет ответчиком в суде перед добросовестным избирателем, который сдал биометрику, уточнил себя, но в списке потом так и не обнаружил? Неужели придётся судиться с поставщиком оборудования? Наконец, когда используются высокие технологии, фиксировать нарушения становится довольно сложно. В каком виде избиратели должны предоставлять доказательства того, что их права нарушены? Проработкой этого вопроса надо заняться в срочном порядке.

  продолжение

Версия для печати   |   Просмотров: 2164   |   Все статьи

Мы и мир

Опрос



Главная