POLIT.KG
Информационно-аналитический портал
  часы   Среда, 25 апреля 2018
RSS

О ситуации в Кыргызстане



Погода в Кыргызстане

Курс валют

Сможет ли Кыргызстан поставлять в Россию экологически чистые, без ГМО продукты?

Error 404.
Ошибка данной страницы не существует!


Вернуться на главную страницу

Для поиска нужной информации Вы также можете воспользоваться поиском:

27.02.2015 17:15 - Polit.kg
Сможет ли Кыргызстан поставлять в Россию экологически чистые, без ГМО продукты?

В то время, как в России дело идёт к запрету на ввоз пищевой ГМО-продукции, в Кыргызстане та же инициатива зависла в мёртвой точке. Попробуем выяснить, как это повлияет на ситуацию с экспортом местной сельхозпродукции в РФ.

В начале февраля правительство Российской Федерации одобрило законопроект, согласно которому ввоз генномодифицированной пищевой продукции будет в ряде случаев подвергаться запретам, а все импортёры такой продукции без исключения будут обязаны проходить обязательную регистрацию. Всё идёт к тому, что в скором времени выращивание и разведение ГМО-растений и животных на территории РФ может и вовсе оказаться под запретом. Ещё в августе прошлого года, в России была введена ответственность  за нарушение требований маркировки продукции с ГМО: размер штрафа для бизнесменов, работающих без образования юридического лица, составил от 20 до 50 тысяч рублей, для юридических лиц - от 100 до 150 тысяч рублей с конфискацией.

Между тем, весной 2014-ого законопроект о запрете на выращивание, производство, ввоз и реализацию ГМО-продукции едва не был принят и в Кыргызстане. Он успешно прошёл три чтения в Жогорку Кенеше, но затем, по словам самих же депутатов, президент КР наложил на него вето. Кое-кто поспешил объяснить этот тем, что введение запрета на ГМО будет противоречить техрегламенту Таможенного союза. Но что мы видим сегодня? Россия, сердце ТС, подходит к тому, чтобы развернуть на своей территории радикальную борьбу с генномодифицированной продукция. А мы неожиданно для себя становимся чем-то вроде сторонников ГМО. Например, министр экономики КР Темир Сариев ещё в ходе обсуждения вышеупомянутого законопроекта высказывался в следующем ключе: в силу того, что Кыргызстан не в состоянии обеспечивать себя продуктами, мы просто не можем пока отказаться от импорта ГМО[1]. Естественно, это повод задуматься вот над чем: как разночтения в данном вопросе отразятся на планах нашего правительства и рядовых кыргызстанских фермерах по наращиванию экспорта нашей сельскохозяйственной продукции в ту же Россию?

Собственно говоря, позиция Министерства сельского хозяйства и мелиорации КР неизменна, по крайней мере, с 2013 года: ГМО-культуры в нашей стране не выращиваются. То же самое  сегодня утверждает, например, Жумабек Асылбеков, начальник управления политики продовольственной безопасности и агромаркетинга Минсельхоза. Логическая цепочка, выстраиваемая чиновником для обоснования тезиса, выглядит так: урожаи у наших фермеров не очень высокие, а ГМО даёт высокие; это значит, что ГМО они не выращивают. В то же время он признаёт, что землепашцы могу иметь дело с семенами ГМО-культур, если приобретают несертифицированную Минсельхозом продукцию. Хватает у начальника управления смелости и на то, чтобы признать другое: уже имеющаяся в законодательстве КР норма об обязательной проверке семян на ГМО в должной мере пока не работает: «Норма об обязательной сертификации будет работать только после оснащения отечественных лабораторий».

Тем не менее, специалист Республиканской семенной инспекции Дамирбек Пайдалиев описывает всё в более радужных тонах: «У нас всё натуральное, никаких ГМО. Если откуда-то поступает зерно, наша лаборатория сразу берёт его на анализ».

Разобраться, кто ближе к истине, помогает руководитель Центра микробиологических и молекулярно-генетических исследований Департамента профилактики заболеваний и государственного санитарно-эпидемиологического надзора Калия Касымбекова. Поясним, что речь идёт о лаборатории республиканского уровня, чьё оснащение позволяет методом ПЦР в режиме реального времени определять не только факт, но и долю содержания ГМО в продуктах, выдавая по результатам анализа сертификат, признаваемый едва ли не во всём мире. Эта и другие четыре лаборатории (в Бишкеке, Чолпон-Ате, Канте и Оше), кстати, возникли и прошли оснащение в рамках меморандума о сотрудничестве с Российской Федерацией, что указывает на то, что РФ озаботилась об охране своего импорта из стран ближнего зарубежья уже как минимум шесть лет тому назад. В то же время поддержка этих лабораторий со стороны КР ныне — практически нулевая: в госбюджет средства на контроль за содержанием ГМО просто не закладываются. Это сказывается не только на невозможности организации новых лабораторий (две новые планировалось создать в  Нарынской — на границе с Китаем — и в Таласской областях), но и на дееспособности уже имеющихся лабораторий. И вот что начальник исследовательского центра говорит по поводу того, контролирует ли наше государство оборот и выращивание ГМО-продукции или нет: «Контроль за ГМО у нас осуществляется в очень ограниченном варианте. Исследования проводятся только на базе Департамента Госсанэпиднадзора, в нашем центре, и ещё в центре Госсанэпиднадзора г. Бишкек. Для того, чтобы оценить ситуацию по обороту ГМО в масштабах всей республики этого мало. Надо иметь сеть лабораторий. Должна существовать  система отбора проб, а её до сих пор нет. В Российской Федерации такая сеть существовала уже семь лет назад: в то время я лично побывала в одной лаборатории в Новосибирске. Там в плановом порядке осуществляется отбор проб на рынках. Имеется федеральный реестр ГМО. А то, что мы делаем сейчас, - лишь маленький кусочек от того, что должно быть. За время существования лаборатории (с 2009 года) проведено всего 346 анализов. Кстати, если наблюдать динамику положительных, то есть выявляющих ГМО, проб, то их количество с течением времени по нашей статистике снижается: в 2009-ом этот показатель составил 31%, а затем варьировался в куда меньших пределах. В среднем же за все годы получается 8,1%. До сих пор не решён на государственном уровне вопрос о маркировке пищевой продукции, хотя соответствующие нормы в законах имеются. В частности, регламентируется, что подвергаться маркировке должна любая продукция с содержанием ГМО свыше 0,9%. Не ведём мы, как ни прискорбно, и плановых проверок. Такой компетенции Госсанэпиднадзор просто не имеет. Стоит ли удивляться после этого массовым отравлениям!»

С большой долей скепсиса Калия Касымбекова высказывается и по поводу якобы имеющей у нас в стране место обязательной сертификации семян на содержание ГМО: «Данная норма, к сожалению, не работает. Поэтому завтра мы можем встретиться лицом к лицу с большой проблемой: на полях, где ранее росли ГМО, экологически чистые культуры расти не будут. Конечно, у нас в стране оборот выращенной именно здесь ГМО-продукции намного меньше, чем в других странах, но отрицать его полностью сейчас преждевременно. В борьбе с ГМО должна прослеживаться поэтапность. А у нас хотят едва ли не объявить Кыргызстан зоной, свободной от ГМО, уже сейчас, до организации системы мониторинга. При том, что далеко не везде есть даже лаборатории».

Поделились наши собеседники  и поводу провала отечественного законопроекта о запрете ГМО. Вот мнение главы компании «Дыйкан-Плюс» Улана Адамалиева, много лет ратующего за  экологическое сельское хозяйство: «Дело в препятствиях на уровне правительства. Я думаю, правительство просто не компетентно. Там не понимают, зачем данный закон нужен. С лоббированием интересов компаний, занимающихся ГМО-продукцией, это не связано. В Кыргызстане они просто не представлены. В Казахстане — да, у нас — нет».

А вот — Калия Касымбекова: «Наверное, дело в том, что вопрос в этом законопроекте ставился слишком радикально: о полном запрете ввоза ГМО. Мы не сторонники таких жёстких запретов. Запретить выращивание — это понятно: мы должны остаться экологически чистой зоной (ГМО-культуры же вытесняют из их экологической ниши все другие). Но непонятно, сможем ли мы в дальнейшем прокормить наше население без импорта генномодифицированных продуктов».

Интересно, что россияне ждут из Кыргызстана исключительно экологически чистую продукцию без всякого намёка на ГМО. Например, вот как высказался осенью прошлого года председатель Федеральной таможенной службы РФ, много сделавший для евразийской интеграции КР, Андрей Бельянинов: «Наши партнеры, о которых мы как бы забыли, – Кыргызстан, Таджикистан, Азербайджан, Армения – они производят продукцию лучше, больше, качественней, там же нет никаких примесей, ГМО, отравы, которая к нам ввозится [из дальнего зарубежья]».Но сами мы, кыргызстанцы, в условиях, когда пройти через нашу границу и попасть из-за рубежа напрямую к фермерам могут какие угодно семена, корма и химические «помощники», просто не можем быть уверенными в том, что производим  исключительно экологически чистую продукцию. Прошли те времена, когда Киргизия сама поставляла свои семена другим республикам Советского Союза и даже другим странам. Ныне мы крайне зависимы от мирового рынка. А глобальная тенденция такова, что посевы ГМО культур только растут. Авторы законопроекта о запрете ГМО меньше года тому назад обмолвились, что в Чуйской области по договору с американской компанией Monsanto – мировым лидером в производстве ГМО-культур и пестицидов -  уже с 2009 года вёлся засев полей генномодифицированными семенами. Известно, что не так давно эта самая компания открыла офис в г. Алматы (Казахстан), а это совсем недалеко от нас. Конечно, с точки зрения экономических перспектив наш рынок вряд ли может сильно заинтересовать ГМО-гиганта из США и развивать сотрудничество с Казахстаном ему куда выгоднее, но не учитывать возможное влияние нельзя.

Сегодня Улан Адамалиевговорит: «В промышленных масштабах выращиванием ГМО у нас официально никто не занимается. Сколько езжу по полям, сколько имею дело с фермерами — ГМО-семян не видел. Наверное, ГМО у нас не в ходу потому, что такое зерно намного дороже обычного, к тому же вместе с ним всегда закупаются пестициды, а наши фермеры выбирают самые дешёвые варианты. У них нет средств ни на такое зерно, ни на эти самые  пестициды. К  тому же никто не знает технологии, по которой последние вносятся в почву».

Тем не менее, многие сельхозпроизводители уже успели окрестить многое из выращенного ими в последние годы как «стопроцентное ГМО». Под подозрением даже последние посадки грецкого ореха, экспорт которого из Кыргызстана в Россию только растёт — в связи с тем, что прежним главным поставщиком этого товара являлась Украина. Но больше всего таких претензий к кукурузе — уж очень многие из того, что выращиваемая с недавнего времени кукуруза не даёт жизнеспособного, годного для дальнейшего сева семенного материала, делают вывод, что это ГМО. О характерной неподтверждённости таких слухов говорит декан факультета агрономии и лесного хозяйства Кыргызского национального аграрного университета им. К.И.Скрябина, профессор Нурудин Карабаев: «Это не ГМО, это простые гибриды. Поэтому и потомство не получается. То же самое мы наблюдаем у животных на примере мула как гибрида лошади и осла: он тоже не даёт потомства. Просто жизнеспособные сорта стоят дороже, а крестьяне берут что подешевле».Учёный напоминает, что на ГМО в мире есть две точки зрения: 1) генную модификацию надо развивать, чтобы прокормить всё растущее население Земли, 2) ГМО надо запретить, чтобы не испортить гены человека. «Одно дело, когда овощи и фрукты выращиваются в закрытых бункерах и лабораториях, здесь актуальны вопросы аллергии, и того, как эти продукты воздействуют на организм. Другой вопрос - это выращивание продуктов, содержащих ГМО, в непосредственной близости к экосистемам. У нас есть насекомые опылители, которые  переносят генетическую информацию. Только со временем мы можем говорить об опасности или безопасности выращивания таких продуктов. Мы не владеем необходимым количеством времени, чтобы доказать что это безопасно», - высказался полгода тому назад на круглом столе «Экологическая безопасность в Центральной Азии» директор кыргызстанского общественного фонда «Устойчивое развитие сообществ «Ырыстан» Дмитрий Ветошкин[2].«Последствия от ГМО не видимы для глаз. Но сейчас идёт, например, колоссальная аллергизация детского населения республики. И здесь точно есть вклад ГМО: эти продукты ведь и в детское питание входят! И это только один момент», - вносит медицинскую нотку в обсуждение вопроса Калия Касымбекова. «Большинство созданных сегодня генномодифицированных (ГМ) сельскохозяйственных культур несут в себе гены устойчивости к некоторым пестицидам. Что это дает? ГМ-пшеницу теперь можно неограниченно поливать пестицидами и она не погибнет, несмотря на то, что все живое будет гибнуть, включая полезных животных и микроорганизмы[3]. Есть целый ряд экологических рисков - от сокращения биоразнообразия, деградации земель до возникновения новых суперсорняков, вирусов и болезней. Уже известны случаи, когда гены от ГМО переносятся на другие близкородственные виды. К примеру, в Мексике в центре происхождения кукурузы распространение ГМО привело к тому, что гены ГМО были перенесены на другие виды», - отмечает в недавнем интервью информагентству КазТАГ председатель Казахстанской федерации движений органического сельского хозяйства (KazFOAM) Евгений Климов[4]. Он говорит, что к нашему соседу уже в конце 1990-х пытались завести семена ГМ-пшеницы в качестве гуманитарной помощи, но правительство РК от такой «помощи»  отказалось. Сейчас же, по словам эксперта, лобби ГМО-бизнеса в стране только нарастает. И это ставит Казахстан в том числе и перед экономическими рисками: ведь  казахские фермеры могут незаметно попасть в зависимость от американских  корпораций-производителей генномодифицированных семян и пестицидов. Таким образом, налицо уже прямая угроза продовольственной безопасности. Кстати, в этой связи можно задаться и таким вопросом: а не использует ли сейчас Россия запрет на ввоз ГМО как некий инструмент «антисанкций»,направленный на усиление собственной независимости от Запада, что является (хотя многие по незнанию ставят на его место Китай) мировым лидером по продвижению ГМО? 

Как пишут экологи, выращивание ГМО актуально для тех стран, где почвы либо крайне истощены, либо попросту загрязнены химикатами. Наша страна в катастрофических масштабах с этими проблемами (характерными, например, для Японии) пока не столкнулась. Это значит, что особой необходимости идти на риск, связанный с посевами ГМО, у нас нет. Другое дело, есть рыночная «мафия», которая может «подбить» нашего фермера на что угодно, убедив его в прибыльности любого сомнительного начинания. Минсельхоз ежегодно готовит рекомендации, рассылает их по всем областям, но в реальности к ним прислушиваются лишь немногие. Созданием же инструментов для поддержки производителей действительно экологически чистых продуктов государство ещё не озаботилось. Вкупе с отсутствием обязательной проверки пищевой продукции это благодатная почва для дальнейшего роста оборота ГМО. Пока в виде импортных продуктов. Но скоро, не исключено, и отечественных — грозящих, таким образом, потерять свою экспортную ценность.

 

Илларион ЗВЯГИНЦЕВ, обозреватель POLIT.KG

 


[1]    http://www.news-asia.ru/view/ks/health/6031

[2]    http://ipp.kg/ru/news/2878/

[3]    Как тут не вспомнить сенсационное высказывание депутата ЖК КР Эркингуль Иманкожоевой: «С 2009 года фермеры Чуйской области засеивали свои поля генетически модифицированными семенами, после чего почва оказалась зараженной, и теперь там нельзя сеять отечественные семена в связи с тем, что эти участки теперь воспринимают только трансгенные культуры»?http://centralasiaonline.com/ru/articles/caii/features/main/2014/04/01/feature-01?mobile=true

[4]    http://www.zonakz.net/articles/80972

Версия для печати   |   Просмотров: 3323   |   Все статьи

Мы и мир

Опрос



Главная