POLIT.KG
Информационно-аналитический портал
  часы   Суббота, 20 января 2018
RSS

О ситуации в Кыргызстане

15.11.2017 18:30
С какими правами будут работать в России граждане Кыргызстана? В июле президент России Владимир Путин подписал закон, разрешающий гражданам Кыргызстана работать в РФ на транспортеКомитет Госдумы России по транспорту и строительству рассмотрит запрет на вождение автомобиля по национальным правам Кыргызстана. Законопроект, запрещающий использование кыргызских удостоверений, инициирован депутатом от ЛДПР Игорем Лебедевым. Он внес его 27 октября, после предложения Президента Кыргызстана Алмазбека Атамбаева сделать 7-8 ноября Днями истории и памяти предков. В республике это предложение восприняли как наступление на права и законные интересы кыргызстанцев, работающих в России. Нужно напомнить, в июле Президент России Владимир Путин подписал закон, разрешающий гражданам Кыргызстана работать в РФ на транспорте, не имея при этом российских водительских прав.


Погода в Кыргызстане

Курс валют

«Правда матери»: проблема 1916-ого года и современный Кыргызстан

09.09.2016 14:15 - Polit.kg
«Правда матери»: проблема 1916-ого года и современный Кыргызстан

Последние недели в Кыргызстане были отмечены не только Всемирными играми кочевников, но и  открытием в стране сразу двух больших монументов в память об «Уркуне» - паническом бегстве населения некоторых зон современного Кыргызстана в Китай, что имело место в 1916 году. Страх перед тем, что они будут наказаны за действия отдельных представителей киргизской знати и примкнувших к той в ходе антироссийского бунта маргинальных элементов, вёл людей через труднопроходимые горные перевалы на чужбину. В этом пути число жертв росло как снежный ком. Кто-то принял смерть уже по ту сторону горных хребтов — от голода и болезней.

16-метровый мемориал, посвящённый им, был открыт недавно в Караколе. Ещё один появился на территории комплекса «Ата-Бейит», по соседству с местом захоронения людей, репрессированных в 30-е годы прошлого века. Возведение монументов  профинансировал из собственного фонда и лично одобрил  президент КР Алмазбек Атамбаев. Сейчас он называет восстание столетней давности национально-освободительным и даже говорит о том, что оно дало импульс возникновению киргизской государственности. Довольно спорные утверждения, учитывая, что то самое восстание вовлекло помимо киргизов и другие народы Туркестана. Повстанцы декларировали тогда в первую очередь такие цели, как «освободить мусульман от гнёта неверных», без этнической конкретизации. Более того, понятия нации наш регион тогда ещё не знал и всё решала либо религиозная, либо племенная (как часто и сегодня) идентичность.

Незадолго до открытия мемориалов в Бишкеке была презентована книга создательницы самого известного частного детского дома в стране Гульнары Дегенбаевой «Правда матери. 2016-1916». На примере общение с одной из своих дочерей (взять последнее слово в кавычки  было бы пренебрежением к педагогическому подвигу Гульнар-апы) она разбирает, чем забивают головы современной молодёжи, интерпретируя те самые события векового прошлого, сегодня. В качестве исходного материала автор берёт турецкоязычное произведение неопределённого жанра «Пять турков в Азии». Неопределённого — потому, что изданное как мемуары одного из тайных агентов Османской Империи в населённых тюркскими народами регионах Китая и Российской Империи, оно не может быть определено как документальный источник. Скорее, это приключенческий авантюрный роман о том, как пять героев шпионажа «наводят мосты» со своими родственниками по языку в китайском и российском Туркестане. Заканчивается эта их работа массовой резнёй 1916-ого, в которой погибает около четырёх тысяч славян, обосновавшихся в этих же краях со второй половины XIXвека и позже.

В турецком тексте (взятом, к слову, из библиотеки крупного турецко-киргизского вуза в Бишкеке), переложенные выдержки из которого приводит Гульнара Дегенбаева, сквозит явное бахвальство. Турки гордятся результатами своей деятельности и отводят себе лидирующие позиции в организации восстания в Туркестане — вплоть до командования «войсками» повстанцев. Наряду с реальными историческим персонажами наличествуют явно выдуманные. Что касается исторических, то и их поведение тоже надуманно. В одном месте киргизский старейшина просит турков принять на себя руководство революцией. Им своевременно удаётся провести «всенародную мобилизацию» и взять под контроль пространство от Верного (Алматы) до Ташкента. Они, турки, собирают двухмиллионную армию сторонников. Едва не объявляют независимость Туркестана. Их поимкой лично озабочен генерал-губернатор Туркестана Куропаткин. Когда у них возникают проблемы с китайскими властями, главы уйгурской общины лично заботятся об их благополучном освобождении. На подавление организованной ими «революции» в Семиречье русские направляют несметные полчища и даже авиацию.

Гульнара Дегенбаева последовательно вскрывает суть умолчаний неизвестного турецкого беллетриста (он выступает под именем Адиль Хикмет Бей, но его фото нет ни в одном издании «Пяти турок в Азии»). В частности, она напоминает дочери о том, что «науськивали» турки киргизов в то время, когда большая часть мужского населения русских и украинских сёл Туркестана находилась на фронтах Первой Мировой (или как её называли тогда — Великой) войны, за сотни километров от родного дома. И атаковали повстанцы зачастую практически беззащитных женщин и детей. «...больнее всего, мы оказались неблагодарными по отношению к русским, да к тому же нарушили завет нашей великой матери — Курманжан Датки. [...] Мы справедливые великие воины, а не шакалы-убийцы. Это позор, а не победа. Это моё слово Матери», - оценивает «достижения» бунтовщиков 1916-го года мать 136 детей. Свой, теперь уже известный во всём мире, приют она ещё в 90-х годах основала на месте, где когда-то существовал Свято-Троицкий православный мужской монастырь. Существовал до того, как туда летом 1916-ого ворвалась банда мятежников, зверски расправившаяся со всеми, кто его населял, и надругавшаяся над его святынями. Своего рода духовное наследование этому монастырю — одна из основ в мировоззрении автора «Правды матери». Отсюда — её безусловное уважение ко всеми религиозным традициям. Отсюда — особая, редкая для нашего века эмпатия к представителям «чужих» народов и культур. Культура человечности — вот что имеет значение для Гульнары Дегенбаевой. А была ли человечность в действиях турецкой агентуры (придумана она или нет) в Туркестане век тому назад?

Целью турок было, как пишет сам Адиль Хикмет Бей (как он себя называет, «генерал штаба»  мятежников) «усмирить наглость русских, плюнуть им в лицо, отомстить им за всю боль, которую они нам причинили». Подразумевалось активное противостояние войск Российской и Османской Империй в ходе войны на Кавказском фронте — в местах, от которых Туркестан отделён целым Каспийским морем. Удар в незащищённое место, отвлечение сил Российской Империи на подавление окраинного восстания — понятная тактика для врага русских. Народы Туркестана нужны были туркам, по этой логике, лишь как инструмент. «...Что предлагали пять турков дальше? Анархию? Самоуправление? Они не предлагали ничего. Их цель была взбаламутить и сбежать от последствий», - констатирует Гульнара Дегенбаева. Действительно, османы не видели реальным даже перемещение киргизского народа на территорию Османской Империи, не говоря уже о планах и форматах их дальнейшего сосуществования с Россией. То есть, натравить вас на мирных поселенцев-славян — это мы готовы, а взять ответственность за последствия — с этим уж вы сами разбирайтесь. Нужны ли киргизам «братья-тюрки», мыслящие подобным образом?!

Так уж получилось, что публикация книги «Правда матери» на русском и кыргызском языках совпала с неожиданными трениями, возникшими между Турецкой и Кыргызской Республиками. Официальная Анкара после путча 15 июля, напомним, настоятельно порекомендовала Бишкеку избавиться от следа опального и проживающего в США лидера одного из влиятельных в Турции мусульманских тарикатов Абдуллаха Гюлена в образовательной системе страны (здесь действует сеть турецких лицеев для местного населения). Бишкек в лице президента Атамбаева воспринял это как вмешательство во внутренние дела суверенного государства и «отчитал» турецкую сторону. Та в ответ напомнила Кыргызстану о том, что членские взносы страны в ряде международных организаций, включая ООН, весь период её независимого существования оплачивает Турция. Данный контекст повлиял на интерпретацию книги «Правда матери», которая начала писаться задолго до этого инцидента, не лучшим образом. Сама Гульнара Дегенбаева не ставила целью поссорить турок и киргизов. В день презентации она подчеркнула, что ни в коем случае не видит в качестве задачи выдвижение неких «исторических счетов» отдельным государствам или народам, тем более что из участников событий 1916 года вряд ли кто-то дожил до сегодняшнего дня. Но гражданам Турции тоже было бы полезно ознакомиться с анализом, приведённым в «Правде матери» - хотя бы для того, чтобы задуматься: стоит ли гордиться такими предками, как те самые «пять турок»? А ведь именно такое некритичное отношение предлагают авторы практически всех рецензий на данную книгу из тех, что можно найти в Сети. Это показательно, учитывая, что в Туркестан «пять турков» шли как завоеватели — они сами в этом признаются. И занимались грабежом деревень и посёлков, - об этом тоже говорится прямым текстом.

Требовать от автора «Правды матери» научного подхода к исторической проблеме не имеет смысла. Это не сухое исследование, это передача настроения. Турецкая беллетристика даёт установки ксенофобского плана. Главные эмоции там — обида, зависть, жажда мести. Книга Гульнары Дегенбаевой транслирует историческую память в незамутнённом виде: «Все мои старшие родственники говорили только о хороших отношениях с русскими до 1916 года, о том, что недовольные были, конечно, но ничего не предвещало такой беды. […] Мирная жизнь и приехавшие с русскими переселенцами врачи, которые существенно сократили детскую смертность и смертность женщин при родах - дали уже свои важные плоды. Мы смогли отдохнуть от постоянной войны и борьбы за выживание. Как говорили мои предки о тех временах: «Стало мало земли, но много хлеба». В прошлом, до вхождения в Государство Российское, у киргизов — постоянные столкновения между родами, в том числе и кровопролитные, гнёт Кокандского ханства, где дворцовые перевороты носили перманентный характер, а элита относилась к простым людям как к рабам. А тут — российская корона, которая может, как это было во время правления Курманжан Датки, даже предоставить определённую автономию, и уж точно поддержать стабильность. Стоит ли удивляться, что сама Датка в своём письме-завещании от 1885 года (его приводит Гульнара Дегенбаева, правнучка «алайской царицы» в пятом поколении) обращается к Ферганскому областному губернатору: «Никогда раньше мы не видели такого государства. Испокон веков к сиротам ни одно государство так хорошо не относилось. Как со своими родными, всем народом вместе будем жить в таком государстве. Если вдруг его авторитет не признаем, изменим, тогда, я считаю, на нас ляжет несмываемый позор... Я считаю, что если относиться со всей душой, всем сердцем и уважением, к этому государству, тогда Бог простит всё, что мы совершили против него раньше. В это мирное время заявляю: весь мой народ, я сама и мои родные никогда не выступим против Вас. От нас никакой неприятности не будет. Если мой народ сделает плохо и станет изменником, тогда накажу виновного самой тяжкой мерой, буду вечно мучиться до конца дней своих».

Это настрой, который никак не сфальсифицируешь. И если разбирать «Правду матери» непредвзято, стоит отметить: речь не столько о фактах, сколько об отношении к реальным людям, народам и религиозным традициям, что гораздо важнее фактов. В этом смысле не стоит относиться к фантастическим мемуарам одного из пяти турков с интеллектуалистским снисхождением. Быль и небылицы слиты там слишком крепко, но что самое страшное - так это античеловечный посыл турецкой писанины. И совсем другое — книга Гульнары Дегенбаевой: здесь автор выступает с подлинно материнской позиции: «...я не политик, не историк, а просто мать. Я уверена, что всё всегда зависит от личностей, как тогда в 1916 году, когда одни люди проявили себя как глупцы, стяжатели и неумелые руководители, другие поддались панике, а третьи прятали своих соседей в погребах, спасая им жизнь, или приняв ответственность за своё село, спасли сотни и сотни людей. Посмотрите, как это происходит сейчас. Опять третьи лица раскачивают лодку отношений России и Кыргызстана, пытаются вбить клин между нашими братскими народами. […] 100 лет спустя стоит поминать невинно погибших, но не устраивать судилища — участники уже наказаны историей, нет смысла искать виновных. Будем помнить нашу самую трагическую и нелепую страницу кыргызско-русских отношений, и будем молиться, чтобы ничего подобного никогда не повторилось! […] Я точно знаю, что сердце, наполненное любовью, не способно к мести...». Пожалуй, это лучшее обращение к тем, кто сочувствует, например, действиям местных националистов, которые призывают признать события 1916 году геноцидом против киргизского народа и требуют от Российской Федерации каких-то компенсаций.

Такие люди, как Гульнара Дегенбаева, - это, наверное, последний оплот интернационализма в нашей стране. В своём приюте она воспитывала и продолжает воспитывать детей различных национальностей. Там же ей пришлось встретиться и с проявлениями невежественной ксенофобии, когда кто-то распространял слухи, будто она баптистка и приют у неё баптистский. Тогда, в 2010 году, на волне очередного госпереворота, в «Мээрим булагы» явилась толпа непонятных вооружённых джигитов, которые устроили ей допрос, а после того, как посмотрели на воспитанников вполне светского приюта, поющих суры Корана на языке оригинала, удалились, признав, что сами Коран даже не читали. «...как мать я беспокоюсь о том, чтобы все мои дети жили дружно и мирно. Уважали друг друга. Учились вместе, вместе росли. И я точно знаю, что если не растить это братское чувство, не освещать их жизнь любовью — можно навсегда погрязнуть во мраке и разборках. А я хочу света, мира и добра! [...] Среди моих детей: кыргызы, русские, украинцы, еврей, чеченец, таджик, узбеки, татары, казахи... «Мээрим Булагы» - как маленькая страна, как земной шар в миниатюре. И у нас нет иного пути, кроме мирной совместной жизни в любви и уважении друг к другу. И нам это прекрасно удаётся. Это возможно. Это необходимо».

Дети разных национальностей, участвовавшие в восстановлении на территории бывшего Свято-Троицкого монастыря малого православного храма, — разве эти дети могут вырасти безразличными к своим ближним, кем бы те не оказались? Если хоть кто-то в нашей стране сейчас воспитывается в таком духе, это огромный плюс стране в целом. Любому народу нужны широко мыслящие, избегающие всякой зашоренности люди. Им нельзя привить дух тотальной ненависти по какому бы то ни было признаку (вспомним, к слову, как автор «Пяти турок в Азии» с гордостью хвастает: «В первую же неделю наших активных действий в двадцати четырёх русских деревнях не осталось ни одного русского. Деревни были полностью разрушены»). Именно такие люди в 1916-ом вели себя единственно правильным способом — по воспоминаниям современников: «...многие кыргызы предупреждали русских о приготовлении к мятежу, много русских, попавших в кыргызский плен, было спасено, а в некоторых случаях и уведено из плена кыргызами. Кара-Булакская волость (на юге Пишпекского уезда) выступила против своих же кыргызов и отстояла русское селение».

Права Гульнара Дегенбаева, отметившая, что уже менее чем через два десятилетия после восстания русские и киргизы бок о бок строили новую жизнь и отказались от ненависти и распрей, потому что хотели процветания и желали добра друг другу, а спустя 25 лет, презрев всё, что было прежде, единым фронтом пошли защищать свою любимую большую родину со столицей в Москве. А ведь среди них наверняка были те киргизы, чьи родители переходили в 1916-ом  границу и оказывались в Китае, чтобы только избежать мобилизации на какие-то тыловые работы!

«У кыргызского народа нет жажды мести по отношению к русским», - высказался на церемонии открытия мемориала жертвам «Уркуна» в «Ата-Бейите» Алмазбек Атамбаев. Но просто отсутствие жажды мести — этого ещё мало. В обществе должна поддерживаться атмосфера позитивного сотрудничества, не терпящего никакого этноцентризма. Нужны общие цели, общие ценности. Нужна программа по укреплению взаимного доверия. Понимая механизм действия провокаторов, мы должны выработать иммунитет к их подрывной деятельности. Можно спорить, какую роль в событиях 1916 года сыграли иностранные (турецкие, германские и т.д.) агенты, но дело не в этом. Провокаторы будут всегда. В любом, даже самом чистом помещении, найдутся болезнетворные бактерии. Вопрос в том, хватит ли у нас того, что можно противопоставить желанию натравить одну часть общества на другую. А это — любовь, мудрость и здравомыслие.

 

Илларион Звягинцев,

специально для Polit.KG

 

Версия для печати   |   Просмотров: 2006   |   Все статьи

Мы и мир

16.11.2017 00:45

В рамках телемоста между Бишкеком и Кемерово (Россия) эксперты двух стран обсудили перспективы сотрудничества Кыргызстана и России в сфере идеологии, научно-образовательного и культурного сотрудничества, вопросы региональной безопасности и противодействия религиозному экстремизму в молодежной среде.

- Сотрудничество между странами должно осуществляться не только между президентами, депутатами и правительствами. Не менее важной составляющей является такой элемент, как народная дипломатия, одним из элементов которой должно стать взаимодействие на экспертном уровне, учитывая, что оценки и рекомендации независимых специалистов не редко отражаются в межгосударственных документах, подписываемых на высоком уровне.
04.02.2017 16:38
Крым должен стать площадкой народной дипломатии

Член Совета Федерации от Республики Крым Сергей Цеков принял участие в заседании Президиума Российской Ассоциации Международного сотрудничества (РАМС).

В мероприятии приняли участие член Совета Федерации, председатель Президиума РАМС Сергей Калашников, заместитель Председателя Совета министров Республики Крым, Постоянный Представитель Республики Крым при Президенте РФ Георгий Мурадов, член президиума международной общественной организации «Ассоциация культурного и делового сотрудничества с Италией», заместитель председателя Комитета Общественных связей г. Москвы Владимир Полозков, депутат Московской городской Думы, президент «Международного содружества общественных объединений – обществ дружбы с народами зарубежных стран» (МСОД) Владимир Платонов, президент Международной общественной организации «Международная ассоциация юристов» - Владимир Радченко.

Опрос



Главная| Опросы| Видео| Контакты