POLIT.KG
Информационно-аналитический портал
  часы   Пятница, 19 января 2018
RSS

О ситуации в Кыргызстане

15.11.2017 18:30
С какими правами будут работать в России граждане Кыргызстана? В июле президент России Владимир Путин подписал закон, разрешающий гражданам Кыргызстана работать в РФ на транспортеКомитет Госдумы России по транспорту и строительству рассмотрит запрет на вождение автомобиля по национальным правам Кыргызстана. Законопроект, запрещающий использование кыргызских удостоверений, инициирован депутатом от ЛДПР Игорем Лебедевым. Он внес его 27 октября, после предложения Президента Кыргызстана Алмазбека Атамбаева сделать 7-8 ноября Днями истории и памяти предков. В республике это предложение восприняли как наступление на права и законные интересы кыргызстанцев, работающих в России. Нужно напомнить, в июле Президент России Владимир Путин подписал закон, разрешающий гражданам Кыргызстана работать в РФ на транспорте, не имея при этом российских водительских прав.


Погода в Кыргызстане

Курс валют

Парламентская форма правления в Кыргызстане: состоятельность еще не доказана, но и говорить о ее непригодности нельзя!

14.12.2011 23:11 - Polit.kg

Разыгранная на днях пьеса, главными действующими лицами которой стали депутаты действующего парламента, показала, насколько гибкими и податливыми могут быть представители законодательной власти КР. Достаточно последовательного слива компромата, ряда настойчивых просьб – и позиция решительным образом меняется с минуса[1] на плюс[2]. Если учитывать, что в данном случае всё началось с выхода из правящей коалиции фракции СДПК (именно это  событие констатировало распад былого коалиционного единства), легко принять гипотезу о «руке» свежеизбранного Президента: формально приостановивший членство в партии социал-демократов (в простонародье – «партия Атамбаева»), он, вместе с тем, вряд ли потерял влияние на «свою» фракцию в парламенте. Можно предположить, что Алмазбек Шаршенович спешит отблагодарить своего соратника по  «прогрессивному» блоку Текебаева, который в ходе прошедших президентских выборов, снял свою кандидатуру в пользу Атамбаева и сегодня видит себя спикером парламента. Впрочем, речь не об этических категориях, а о будущем парламентской формы правления, главный субъект коей - Жогорку Кенеш -  демонстрирует сегодня такую акробатическую гибкость. Конечно, скажет многое испытавший читатель, видели мы эквилибристов и более высокого класса – в созыве этак четвёртом. И добавит: впрочем, это было ещё при президентской республике…

«Плюсы и минусы парламентской формы правления в Кыргызстане». Круглый стол по этой теме прошёл 9 декабря в Институте общественной политики. Своё мнение обозначили сразу три эксперта.

 

Тамерлан Ибраимов, директор Центра политико-правовых исследований:

Всех очень волнует, насколько парламентская система подходит Кыргызстану. Все смотрят, как она работает сегодня и думают, как она будет работать в будущем. Дискуссия о том, какую форму правления выбрать, началась несколько лет назад. Первыми оформленными в документальную форму концептами парламентской республики были альтернативные властным проекты Конституции, сопровождаемые подробными обоснованиями, появившиеся после революции 2005 года. Тогда общественность требовала от Президента Бакиева, чтобы он провёл конституционную реформу, а он её всячески затягивал. После выборов 2007 года, когда был сформирован т.н. «ак-жоловский парламент», появился альтернативный ему Общественный парламент, куда вошли оппозиционные политические силы. Именно тогда идея парламентской республики плотно поселилась в умах наших политиков. Благодаря этому в 2010 году, после референдума, Кыргызстан и вступил в зону парламентарного правления. Впрочем, КР – не классическая парламентская республика – ведь Президент у нас избирается всенародно. Тем не менее, один из основных принципов парламентаризма – тот, по которому правительство формируется парламентом и парламентом же может быть отправлено в отставку, - присутствует.

Оценивать, что лучше – парламентская или президентская республика – это всё равно, что сравнивать легковую машину и внедорожник: у каждого типа машин есть свои преимущества и недостатки, и выбор зависит от того, какие эксплуатационные задачи ставятся перед автомобилем. Да, имеется статистика, которая говорит, что парламентская республика всё же более устойчива в плане развития демократии. В частности, есть исследования зарубежных учёных, которые показывают, что только незначительная часть стран с парламентской формой правления в результате политических и экономических кризисов скатывается к авторитаризму – а в странах с президентской или полупрезидентской формой правления это очень распространённое явление. Это показывает, что парламентская республика имеет больше возможностей для того, чтобы справляться с кризисами, которые возникают в обществе. Однако это не является поводом говорить, что одна форма лучше другой. Всё определяется для каждой страны индивидуально.

Если говорить об опыте Кыргызстана и всего постсоветского пространства, я бы отметил несколько моментов. Практически все постсоветские страны выбрали после развала Советского Союза полупрезидентскую форму правления, когда Президент и парламент являются всенародно избираемыми, а Правительство формально несёт ответственность перед обоими, хотя фактически Президент имеет все рычаги для того, чтобы отправить его в отставку. То есть, формально Президент остаётся «за бортом» -  особенно если это касается экономической жизни страны – но фактически все рычаги влияния находятся именно у него. Поэтому, когда приходит кризис, во всём оказывается виноватым Правительство, которое таким образом выступает в роли «мальчика для битья», а Президент имеет право сформировать новое Правительство. Такая система до сих пор существует в Казахстане, хотя в Конституции РК и говорится о президентской (а не полупрезидентской!) республике.

В Кыргызстане это вылилось в практически неограниченное использование этих моментов нашими прежними президентами для укрепления личной власти и личного обогащения. Критика со стороны подавлялась, и страна всё глубже погружалась в пучину авторитаризма. Отсутствие ресурсов не позволяло обеспечить устойчивость такого режима. Люди видели несправедливость существующих режимов, а развивать общество в условиях отсутствия плюрализма и низкого политического уровня самих правителей, к сожалению, возможности не было. Это заставило искать новую форму устройства власти и государственных органов. На самом деле, выбор был небольшой. Наш опыт пока ещё не говорит, что парламентаризм – это наиболее подходящая Кыргызстану форма правления. Однако, он точно говорит, что полупрезидентская республика является наиболее неподходящей.

О чём нужно помнить в первую очередь, если говорить о стабильности и устойчивости в развитии страны? В первую очередь, о том, что Кыргызстан – это многонациональная и многоконфессиональная страна. Во вторую очередь, о том, что внутри Кыргызстана имеется деление по трайбалистскому принципу - нравится это кому-то или нет. В третью очередь, о том, что Кыргызстан не имеет высоколиквидных ресурсов: таких, как нефть или газ. Также в Кыргызстане нет сильных традиций единоначалия: наши историки многократно говорили о том, что ханы избирались у кыргызов только в определённые исторические моменты, когда надо было противостоять сильным внешним или внутренним угрозам. Избрание ханов не было традицией, проходящей через века и тысячелетия. Следующее.Качество политической элиты страны оставляет пока желать лучшего. Нельзя говорить, что наши политики совсем уж глупые. Однако после развала Советского Союза их главной парадигмой стало обогащение за счёт ресурсов государства. Когда же речь заходит о проектах, направленных на развитие страны, наблюдается большой дефицит идей и политической воли. Сейчас много говорят о том, что во власть должна прийти молодёжь. Однако, ещё не факт, что молодёжь, пришедшая на смену политикам старого формата, будет лучше. Выросшая в известных условиях, она впитала многое из негативных примеров старшего поколения.

Ещё один момент, который я бы отметил, - население Кыргызстана довольно активно в политическом и экономическом плане. Понятно, что условия, которые были предложены нам после развала Советского Союза, заставили людей «крутиться»: люди не сидят на месте и стараются каким-то образом обеспечивать себя и свои семьи. Это хорошо, потому что экономическая активность в какой-то мере экстраполируется и на политическую.

Учитывая всё это, можно ли говорить о создании такой системы госуправления, которая бы хорошо и эффективно функционировала? Для этого нужно соблюсти ещё несколько условий. Во-первых, все значимые политические силы должны быть представлены во власти. Это очень важно, потому что если мы посмотрим на ту раздробленность, которая наличествует в Кыргызстане сейчас, становится понятным: если какие-то значимые силы не будут приходить во власть, они обязательно попытаются добиться её неконституционными путями. Во-вторых, нужная система власти, которая не позволяла бы концентрировать всю власть в одних руках, если речь идёт о недобросовестном правителе, а с другой стороны, если к власти придёт настоящий реформатор и честный правитель,  давала бы ему всю полноту власти для осуществления таких реформ. На первый взгляд, выглядит противоречиво. Однако, на мой взгляд, противоречия снимаются, потому что парламентская система выставляет некоторые преграды на пути узурпации власти. Парламент, который сам по себе представляет сразу несколько политических сил, тем или иным способом препятствует узурпации. Если мы вспомним «акаевский» период, то увидим, что даже тогда парламент вольно или невольно выступал некоторым «сдерживателем». Сегодня же он имеет на порядок больше полномочий.

Очень важно, когда разные ветви власти контролируют друг друга – это во многом снимает необходимость так называемого «гражданского контроля». Понятно, что у парламента гораздо больше возможностей контролировать Президента, чем у НПО. То же самое и с Президентом. Некоторые говорят, что президент должен избираться парламентом, но, на мой взгляд, специфика Кыргызстана требует наличия некоего института, который мог бы, хотя бы в некоторой степени, противостоять так называемой «диктатуре парламента». И как раз всенародно избираемый Президент мог бы эту роль исполнять. В институциональном плане такая модель, особенно с учётом низкого уровня политических элит, очень подходит для Кыргызстана.

Сегодня все наиболее значимые политические силы в парламенте представлены. Видно, что парламент имеет гораздо большее влияние, чем это было прежде. Из «нотариальной конторы», которая закрепляла решения Президента, он превратился в реальный политический институт. Власть находится под постоянным прицелом своих политических конкурентов и общества в целом. С другой стороны, мы видим, что столь разноликая власть с трудом выполняет свои обязанности по управлению страной. Это находит своё продолжение в дисфункции органов исполнительной власти. Кадровый состав Правительства, который является следствием его формирования по коалиционному принципу, провоцирует частые сетования чиновников о том, что в отделах сидят люди, которые слушают больше не своего прямого начальника, а своих партийных боссов. Это, конечно, нонсенс – но таковы издержки роста! Надеюсь, что при формировании нового правительства они будут преодолены.

Много говорилось о возможном сговоре депутатов и разделении сфер влияния. Явным его знаком было разделение областей и даже отдельных предприятий между членами коалиции. Это опасный сигнал – подобные меры должны быть исключены из политической практики.

Когда мы слышим, что «ввели парламентскую республику – а ничего и не изменилось!», нужно помнить, что само по себе внедрение парламентаризма ещё не говорит о том, что мы получили панацею от всех бед. Если дураку дать айфон четвёртого поколения, он станет им в лучшем случае орехи колоть. Но это не значит, что сам айфон плохой – сам человек не знает, как с ним обращаться. Если наша политическая элита не в состоянии представить хоть сколько-нибудь долгосрочный план развития страны, то будь это даже президентская республика или монархия, ничего не получится. Поэтому я рассматриваю внедрение парламентаризма как очень важный, необходимый для страны фундамент, подразумевающие дальнейшее желание эффективно работать.

 

Дастан Бекешев, депутат Жогорку Кенеша КР:

Я согласен, что нет хороших или плохих форм правления. Классическая юриспруденция говорит лишь о плюсах и минусах той или иной формы правления. Исходя из этого, нужно говорить и о той форме, к которой перешли мы.

Если взять экономические показатели 2006, 2007 и 2008 годов, то получается такая ситуация: при Президенте Бакиеве экономика почему-то росла, а сейчас, в 2011 году, мы всё-таки еле-еле выходим на профицит. Почему мы не дотягиваем до показателей 2008 года? Прослеживается ли тут какая-то зависимость от формы правления? Отвечу так: в нашей коррупционной реальности от этого зависит многое, потому что инвестору, который знает, что те или иные правовые нормы в стране не работают, проще договориться с каким-то одним человеком. Поэтому в коррупционной системе экономический рост будет наблюдаться, если управлять ею будет именно один человек. Но если все порочные схемы ликвидировать и спросить, какая форма правления нам подходит больше, то – конечно, парламентская! Партия «Ар-Намыс», в которой я состою, выступает за усиление роли Президента, но я сам, уже год проработав в парламенте, прихожу к выводу, что стоит оставить уже сложившуюся систему.

Много говорится о том, что парламент сегодня имеет большие полномочия… В реальности всё получается не так, как хотелось бы. Во-первых, большие полномочия до сих пор существуют у Президента: назначать с согласия Жогорку Кенеша Генерального прокурора, формировать 1/3 Счётной палаты. За президентом все военные, Национальный банк. Поэтому правильнее говорить, что у нас установилась парламентско-президентская власть. И эту форму правления не хотелось бы потерять. В последнее время в средствах массовой информации показывают, насколько наш парламент неэффективен. За этой дискредитацией часто стоит правдивая информация. Но в ходу и некорректные сравнения: например, расходов аппарата Правительства с расходами парламента в целом.

Конечно, за этот год никакого экономического прорыва мы не осуществили. Действуют старые коррупционные схемы. Политическая элита остаётся такой же, как и при Бакиеве. Есть люди и целые семьи, которым «поровну», какая в Кыргызстане форма правления – они не имеют принципов и могут войти в любую партию. Большая часть партий также не имеет чёткого видения, в каком направлении должна двигаться страна. Думаю, это временное явление, и к следующим выборам партии будут более-менее подготовлены.

Плюс в том, что стране уже не приходится работать на одну семью. Говорят, конечно, что теперь приходится работать на коалицию и сформировавших её депутатов... В этом есть доля правды. Коалиция, вместо того, чтобы сформировать состав Правительства, пошла дальше и начала делить всё – вплоть до госпредприятий. Представители органов местного самоуправления говорят, что сталкиваются теперь с таким обращением: «мы не выделим тебе грант, потому что ты «бегал» за другую партию». В итоге, всё достаётся «своим».

Но вернёмся к плюсам. В сложившейся политической конфигурации нет места для монополии отдельной партии. Конечно, попытки монополизировать власть предпринимаются, но всё равно останутся те силы, которые будут этому противостоять. К сожалению, в высших эшелонах власти иное мнение до сих пор воспринимается как нечто враждебное.

Большая часть кандидатов на прошедших президентских выборах выступала за установление президентской формы правления. Почему их предложения поддерживаются народом? Попробую объяснить. Иной раз спрашиваешь у гражданина, почему он против парламентской формы правления, а он говорит: «Что у нас решает парламент?» Говорю: «А что он, на ваш взгляд, должен решать?» Далее следует перечисление вопросов, которые должны решаться на местном уровне. Начинаешь объяснять: дело в том, что практически перестали работать органы местного самоуправления. Когда в парламент обращаются насчёт недостатка жилья, частных вопросов мелкого бизнеса депутаты могут ответить только то, что не в их полномочиях решать такие проблемы. Гражданин решает: «Тогда парламент нам не нужен – пусть всё решает Президент». Но я думаю, что такое недопонимание тоже временно.

 

Шерадил Бактыгулов, эксперт по государственному управлению:

Вначале хотелось бы отметить некоторые особенности процесса внедрения парламентаризма в Кыргызстане:

1) провозглашение принципов парламентаризма в июне 2010 года, наличие парламента, избранного в октябре того же года, не означает автоматического появления в стране новой формы правления;

2) разрушение старой системы управления происходит ещё до того, как проявится эффективность новой;

3) в мире нет двух одинаковых форм правления, даже если в одном государстве внедряется модель, уже известная в другом.

Итак, парламент по парламентской форме правления в стране есть, но сама новая форма правления ещё не сложилась. Более того, при оценке эффективности работы парламента, Президента, Правительства в обществе функционирует один ошибочный и вредный стереотип: оценка деятельности конкретного человека или группы лиц (как правило, негативная) переносится на весь институт. Из этого следует, казалось бы, вполне логичное предложение: провести очередной передел полномочий. И вот как раз это предложение и содержит в себе вред. Дело в том, что предлагаемые схемы распределения власти не решают никакой другой проблемы, кроме установления контроля над властью в интересах очередной элитной группировки. Возникает дилемма: чем предлагаемое хуже существующего – и наоборот. Ответ очевиден: с точки зрения властной элиты, существующая система хороша тем, что позволяет этой элите находиться у власти. И наоборот: представители элитных группировок, только стремящихся к власти, также будут правы, заявив, что существующая система плоха тем, что они не у власти. Лозунги об интересах народа же чаще всего остаются лозунгами. Значит,  принципы новой формы правления пока не работают – зато уже витает над Бишкеком призрак очередного катаклизма.

Таким образом, сегодня имеется возможность как для возврата авторитаристских тенденций, так и для формирования стабильной и сильной демократической власти. Парадокс ситуации заключается ещё и в том, что переход к парламентской форме правления всегда означает усиление авторитаристских черт – если не у Президента, то у депутатов.

Из плюсов парламентской формы правления в Кыргызстане можно отметить следующее:

- устранена возможность частой смены Правительства по конъюнктурным соображениям одного человека или одной партии;

- обеспечена стабильность правительства и его подконтрольность парламенту;

- появилась возможность для формирования и консолидации настоящих политических партий;

- если нарушится система местного самоуправления, парламентский процесс укрепит роль государственной власти на местах и будет способствовать единству государства.

Вместе с тем, существующая форма правления имеет и свои минусы, которые происходят из того, что система «сдержек и противовесов» не сбалансирована:

- вместе с разрушением структуры управления возникли новые виды отношений, коллизии и несогласованность; разрушение сложившихся стандартов разделения властей, которое имеет устойчивые формы как в президентской, так и в парламентской республике, приводит к смешению двух разных начал, что не всегда согласуется с конституционным законодательством;

- возрастание роли парламента и усиление его контроля за деятельностью Правительства зачастую обманчивое явление. Дело в том, что при создании смешанной формы правления значение парламента не является абсолютным. Но сейчас наблюдается тенденция усиления власти премьер-министра и Президента. К этому, однако, сформированная система, не подготовлена – гарантий от единоличного всевластия нет;

- снижается роль институциональных факторов – часто всё зависит от личности конкретного человека.

Тем не менее, движение к демократии ещё возможно – при соблюдении трёх основных принципов:

1) регулярное измерение доверия граждан к политикам с отстранением политика от должности при отсутствии такового;

2) работа механизмов принудительной честности, вынуждающей всех политиков играть по правилам;

3) учёт альтернативных мнений граждан.

Первые два принципа в стране пока не действуют, а третий превратился в инструмент простой манипуляции.

Внедрение и жизнеспособность перечисленных принципов зависят от депутатов, Президента и премьер-министра. Если возобладает понимание того, что все ветви власти должны работать координировано, есть основания полагать, что принципы укоренятся. Но пока такого понимания нет.

Текст подготовлен журналистами POLIT.KG

 



[1]http://www.knews.kg/ru/parlament_chro/7123/

[2]http://www.knews.kg/ru/parlament_chro/7604/

Материалы по теме

  • Власть новая. Грабли старые…
  • «За границей все мы кыргызы»
  • Парламентская форма правления в Кыргызстане: состоятельность еще не доказана, но и говорить о ее непригодности нельзя!
  • Сценарии развития Кыргызстана. Выбирать будет народ!
  • Версия для печати   |   Просмотров: 8433   |   Все статьи

    Мы и мир

    16.11.2017 00:45

    В рамках телемоста между Бишкеком и Кемерово (Россия) эксперты двух стран обсудили перспективы сотрудничества Кыргызстана и России в сфере идеологии, научно-образовательного и культурного сотрудничества, вопросы региональной безопасности и противодействия религиозному экстремизму в молодежной среде.

    - Сотрудничество между странами должно осуществляться не только между президентами, депутатами и правительствами. Не менее важной составляющей является такой элемент, как народная дипломатия, одним из элементов которой должно стать взаимодействие на экспертном уровне, учитывая, что оценки и рекомендации независимых специалистов не редко отражаются в межгосударственных документах, подписываемых на высоком уровне.
    04.02.2017 16:38
    Крым должен стать площадкой народной дипломатии

    Член Совета Федерации от Республики Крым Сергей Цеков принял участие в заседании Президиума Российской Ассоциации Международного сотрудничества (РАМС).

    В мероприятии приняли участие член Совета Федерации, председатель Президиума РАМС Сергей Калашников, заместитель Председателя Совета министров Республики Крым, Постоянный Представитель Республики Крым при Президенте РФ Георгий Мурадов, член президиума международной общественной организации «Ассоциация культурного и делового сотрудничества с Италией», заместитель председателя Комитета Общественных связей г. Москвы Владимир Полозков, депутат Московской городской Думы, президент «Международного содружества общественных объединений – обществ дружбы с народами зарубежных стран» (МСОД) Владимир Платонов, президент Международной общественной организации «Международная ассоциация юристов» - Владимир Радченко.

    Опрос



    Главная| Опросы| Видео| Контакты