POLIT.KG
Информационно-аналитический портал
  часы   Четверг, 15 ноября 2018
RSS

О ситуации в Кыргызстане

07.11.2018 14:26
Президент Сооронбай Жээнбеков: Глубоко прочувствуем многовековую великую историю нашей страны, свято сохраним национальное достоинство!

Президент Кыргызской Республики Сооронбай Жээнбеков  7 ноября, в связи с Днем истории и памяти предков посетил мемориальный комплекс «Ата-Бейит», где прочитал молитву в память о предках и покоящихся там соотечественниках, возложил венки к памятникам и сделал обращение к народу Кыргызстана.

"Непростые годы в составе российской империи, национально-освободительная борьба 1916 года и великий исход — Уркун принесли нашему народу большие испытания.После победы февральской, затем Октябрьской социалистической революци 1917 года в России произошел резкий поворот в судьбе кыргызского народа. В 1924 году была образована автономная область, затем создана Кыргызская Советская Социалистическая Республика"


Погода в Кыргызстане

Курс валют

Этническое и национальное в кыргызской политике

17.05.2013 20:18 - Polit.kg

Появление на свет «Концепции укрепления единства народа и межэтнических отношений в Кыргызской Республике» могло стать знаковым событием. Но, похоже, гора в очередной раз породила выводок полудохлых мышей. С правовой точки зрения этносов в современном обществе не существует. Строительство нации означает неизбежную деконструкцию этноса: причём, как показывает мировая практика, весьма болезненную. В КР же привыкли к простым решениям и готовы скорее вытравить из страны всех не-кыргызов, нежели браться за построение нации в европейском смысле слова.

 

Шоу-бумага для «мирового сообщества»

Очень сложно понять, зачем вообще нужен был этот новый документ, если в своих основных положениях он повторяет ещё недавно принятую концепцию «Мекеним Кыргызстан» (Моя Родина – Кыргызстан), в которой даже был расписан план действий по консолидации общества на основе общегражданской идентичности (аж до 2015 года!). Неужели для того, чтобы заменить понятие «кыргызстандык» (кыргызстанец) на «кыргыз жараны» (кыргызский гражданин) нужно было похоронить одного так и не развившегося гомункула и в спешном порядке вырастить в пробирке другого? Похоже, что цель этой активности – отнюдь не консолидация общества, а потрясание демократическими игрушками перед мировой общественностью. Дескать, смотрите: мы тоже движемся к гармоничному национальному устройству. И это – при полном безразличии к тому, как эта буффонада соотносится с реальным положение дел.

Вот пункт 1.4 новой Концепции: «Совершенствование системы правовой защиты лиц, принадлежащих к этническим сообществам, обеспечение беспристрастного применения закона, предотвращение дискриминации по этническому признаку в деятельности правоохранительных органов». Звучит впечатляюще! Одновременно заставляет задуматься, насколько ущербна в этом отношении правоохранительная система сегодня.  Ущербность можно очень легко увидеть, если просмотреть списки арестованных и отданных под суд участников ошских событий июня 2010 года: узбеков там непропорционально больше, чем кыргызов. При том, что те же узбеки и в резне пострадали сильнее: это свидетельство целого ряда комиссий и правозащитной организации «Международная амнистия». Естественно, игнорировать данное явление – значит уже заранее поставить крест на успешной реализации Концепции. Тем не менее, так всё и получается. И пока не появится чёткого плана практической реализации пункта, процитированного в этом абзаце, веры в него не будет. Однако практика показывает: если что у нас и напишут, то только очередную «концептуальную» брошюрку про «наши добрые намерения».

Когда в США «накрывают» итальянскую или пуэрториканскую мафию, их судят не как «эти ужасные нацменьшинства», но как незаконопослушных представителей единой американской нации. И это отношение проявлено на всех ступенях производства. У нас же этнически отличных от основной массы населения граждан принято уничижительно называть «малыми народами»: таков, например, сленг нынешнего президентского советника по межэтническим отношениям Эмилбека Каптагаева. «Чтобы в многоэтническом государстве все этносы жили в единстве, они должны знать кыргызский язык, жизнь в государстве, работа в государстве должны основываться на кыргызском языке. Кыргызский язык – фундамент единства, нам надо правильно понимать это. Если малые  народы не хотят говорить на нашем языке, не хотят знать нашу культуру, историю, тогда у нас никогда не будет единства», - заявляет он в интервью одной кыргызскоязычной газете. Отметим следующее: в этом пассаже без лишней ретуши подано то, что в новопринятой Концепции называется «объединяющая роль государственного языка».  Сам господин Каптагаев считает себя националистом, но при этом демонстрирует явную путаницу в терминологии. «Националистом не называют человека, который при виде человека другой национальности злится, выходит из себя», - очередной пассаж из того же интервью. Здесь допущена распространённая в наших краях ошибка, когда термины «нация» и «национальность» ставятся в один ряд. Это недопустимо, потому что нация – понятие чисто политическое, а национальность – это ленинский (с опорой на Каутского) конструкт, подразумевающий наличие этноса, который может стать нацией, но совсем не обязательно представляет её в данный момент времени.

 

Что имеем в наличии?

Признаем, наконец, следующее: отечественные националисты, говоря «нация» зачастую имеют в виду конкретно свой этнос, а говоря «этнос», подразумевают свой род. Отсюда и казусы, подобные известному высказыванию другого заслуженного «националиста» Топчубека Тургуналиева: «Тот, кто не знает кыргызский, является неполнокровным». Естественно, такая сложная схема в голове европейских экспертов не уложится, потому её специально упрощают в документах, подобных месяц назад презентованному.  Для внутреннего «арбитража» всё равно  никаких бумажек не надо: кто в теме – поймёт.

Итак, мы установили, что в самых высоких кругах политической «элиты» реального стремления следовать политическим установкам, предписанным нарождающейся нации, нет. В кыргызском варианте «etat-nation» (государство-нация) – понятие плотское. То же самое можно сказать и о представленном в новой Концепции понятии «кыргыз жараны» (кыргызский гражданин). Если поднять этимологию слова «жаран» (гражданин), то выяснится, что ранее оно употреблялось только во множественном числе как, например, обращение к товарищам по тою. Никакого индивидуализма, на котором стоит пресловутое «гражданское общество» здесь не прослеживается вовсе. Это лишний раз напоминает нам о том, что индивидуума в современном Кыргызстане, по сути-то, и нет: какой может быть индивид, когда всё решают родовые связи?

Между тем, и в затасканном слове «гражданин» можно найти кое-какой намёк для элит, которые заинтересованы в становлении «единой нации» всерьёз. И пусть таковых нет, отметим следующее: в европейской традиции слово «гражданин» изначально подразумевало только городского жителя – причём, в первую очередь имелись в виду массы ремесленников и мануфактурщиков, а также торговцев-лавочников и ростовщиков «третьего сословия». Гражданское общество – это венец развития государства-нации. Следовательно, антропологический тип нации – это буржуа, носитель урбанистического сознания. Реальность же такова, что найти в Бишкеке горожанина даже в каком-то там третьем поколении – задача не из простых. Наиболее активна в стране прослойка вчерашних сельчан. А факт, между тем, остаётся фактом: нельзя создать нацию без развития именно городских сообществ.

Где нет современного государства, там нет и нации в полном смысле слова. А что есть? Ответ на этот вопрос можно отыскать, просто скользя по цепочке этнос-народ-нация. Когда общество равно этносу, это архаическое общество. Когда общество равно народу (то есть этносу, вступившему в исторический процесс), это традиционное общество. Кстати, на этом втором этапе ещё никто и не думает о власти горожанина-буржуа (по сути, однокоренные слова). В народе на первом плане – герои. А когда их нет, их придумывают. Вот и в Кыргызстане, население которого помечено в Конституции КР как «народ», идёт постоянный поиск героев. Что для modernstate(современного государства: когда общество равно нации) просто дико. Мартовская революция 2005 года, апрельская 2010-ого, - имеет место отчаянная попытка выдать их за этакие народные восстания против ханов-узурпаторов. Хотя на самом деле надо признать, что это (если не учитывать деятельность иностранных агентов) просто война капиталов. Если сие будет признано и принято как факт, то можно будет говорить о каких-то зачатках современного общества. Но так как власть чувствует, что народ к такому ходу не готов, всё это носит пока завуалированный характер и переход к следующему типу общественного устройства откладывается.

 

Строительство нации как этноцид

В полиэтническом гражданском обществе этничность вообще никак не фиксируется. С правовой точки зрения этносов в современном обществе не существует. Строительство нации означает неизбежную деконструкцию этноса: причём, как показывает мировая практика, весьма болезненную. В КР же привыкли к простым решениям и готовы скорее вытравить из страны всех не-кыргызов, нежели браться за построение нации в европейском смысле слова. Просто так проще: «со своими-то мы быстро управимся». По крайней мере, многим нынешним «стратегам» так кажется.  На самом же деле, с архаическим сознанием нужно обращаться даже осторожнее, чем с «продвинутым» гражданским.

В 1994 году, когда создавалась Ассамблея народа Кыргызстана, одной из её целей была поставлена «интеграция всех этносов в единую гражданскую общность – народ Кыргызстана». Не будем придираться к словам, отметим только, что народа так и не получилось. «Малые народы» почему-то не захотели усвоить культурный тип вчерашних кочевников и просто затаились по углам. Молчание, как известно, знак согласия. И процесс «построения нации» продолжился. Так как по природе это совершенно искусственное предприятие, то пора бы и задуматься: а где тот уровень доверия к власти, который позволит всем гражданам КР воспринимать происходящее не как насилие над социумом, а как его адекватное преобразование?

Если бы речь на самом деле шла о стопроцентном нациестроительстве, то первым бы взмолился сам кыргызский этнос. Его, с веками существующим внутренним устройством, просто бы отдали под слом, как это было с китайцами (тогда их, конечно, так никто не называл) в правление династии Цинь. Перестали бы работать механизмы спасения родственников из лап тоталитарного механизма правосудия, которому совершенно безразлично, какого ты рода-племени. Моментально разложилась бы большая патриархальная семья. Тысячи и тысячи паразитов, привыкших висеть на шее у племени, оказались бы выброшенными на помойку. Настоящий nationbuilding– это своего рода этноцид. И наиболее лояльное к «простому человеку» лезвие этой мясорубки – внедрение национальных мифов. Последние же, хоть и имеются в Кыргызстане, не воспринимаются всерьёз даже лицами, уже записанными в «титульную нацию». 2200-летие кыргызской государственности забылось бы на следующий день после его празднования, если бы не насмешливая реакция горстки отечественных интеллектуалов. Итак, мифы, спущенные  «сверху» по вертикали власти, не работают. Не работает и всеобщая «манасизация». Этносу всё это просто неинтересно: он живёт своей особой жизнью.  Антропологический тип этого общества – шаман. А с шаманом не поспоришь, что бы он такого не выдал: через него говорят могущественные духи.  И те, что очень важно понять, каждый день диктуют что-то новое.

«У представителей кыргызской национальности складывалось ощущение, что их этнокультурным интересам не уделяется должного государственного внимания», - отметила в конце прошлого года, подводя итоги прежнего опыта «межнациональной политики» в КР,  завотделом этнической и религиозной политики и взаимодействия с гражданским обществом Аппарата Президента Мира Карыбаева. Эта её формулировка подсказывает нам, что этнос всегда будет воспринимать государство как структуру враждебную. Цель государства (если это действительно государство) – разбить этнический код и внедрить туда свою, специально разработанную, программу.  И этнос, блюдущий свои «этнокультурные интересы» не может на это не реагировать. Именно поэтому его «агенты» внедряются (совершенно бессознательно!) в государство и начинают устанавливать там собственные порядки. Согласно концепции американского социолога Уильяма Самнера, этносу присуще деление всех людей на две группы: «Мы» и «Они». «Мы», то есть представители конкретного этноса – это люди. «Они» - не люди. Отсюда, кстати, и растут ноги у всех межэтнических конфликтов: как можно уважать права нелюдей и считаться с их требованиями? Вырезать – и дело с концом. Таково этническое сознание в своей обнажённой сути.

 

Евразийские думы над обрывом

Помимо преобразования в нацию есть ещё один способ нивелировать деструктивное по отношению к инородцам влияние этнического начала.«В случае с идеей копирования заимствованной демократии, мы, возможно, и станем чьим-то успешным подобием и попадем в «нужные» рейтинги развития. Но высока вероятность поглощения нас в глобальной воронке. Идея ограниченного этноцентризма грозит в перспективе самолюбованием, стагнацией и консервацией», - отмечают в одной из своих публикаций эксперты центра «Полис-Азия». Какой вывод мы должны сделать из этого вполне справедливого замечания? Вывод состоит в том, чтобы больной и хромой «народ Кыргызстана» нашёл для себя миссию, которая бы согласовывалась не только с интересами всех волею судеб «интегрированных» в него этносов, но и этносов, живущих в соседних странах. На сегодня есть только одна идея, способная реализовать этот шаг – это евразийство. Только культивирование евразийских идей способно снять с повестки дня в центральноазиатских республиках национальную унификацию, «зачёс под одну гребёнку». Наше счастье, что само течение времени поднимает нас сегодня на волну евразийской интеграции. Мы должны понимать, что конечная цель этого процесса – это построение «большого пространства». Grossraum – этот термин немецкого геополитика Карла Шмитта как нельзя лучше подходит под описание Евразийского Союза каким его видят стратегически мыслящие личности. «Большое пространство» означает надгосударственное устройство, по умолчанию обеспечивающее лояльное отношение управленцев ко всем этносам. Феномен глобализации подсказывает нам, что наличие надгосударственных субъектов управления со временем будет играть куда большую роль, чем наличие государственных. Это понимают даже на родине концепта «государства-нации»: в Европе. «Взгляните на гибкую сетку Евросоюза (куда более гибкую, чем даже наброшенная на Северную Америку сетка Соединенных Штатов): это что такое? Объединение стран? Новая страна? В Европе невозможен патриотизм в том обязательном модусе, какой существует в России. Невозможно заставить любить Родину человека, который родился в Испании, в школу ходил в Италии, университет оканчивал в Париже, женат на бельгийке и живет в Лондоне», - отмечает российский публицист Дмитрий Губин.

 Главный российский нео-евразиец Александр Дугин отмечает, что в действительности доктрина «Большого пространства» предвосхитила основные линии современной интеграционной политики: «Grossraum Шмитта основывается на культурном и этническом плюрализме, на широкой автономии, ограниченной лишь стратегическим централизмом и тотальной лояльностью к высшей властной инстанции». И сегодня мы наблюдаем, как теория переходит в практику. Поэтому вместо того, чтобы донашивать европейский секонд-хенд «государства-нации», мы должны занять активную позицию в отстаивании родных евразийских идеалов. Когда-то в Средней Азии вообще не существовало чётких этнических границ, и взаимодействие различных групп населения основывалось на имперских (в хорошем смысле этого слова) установках. То есть в наших генах уже заложен опыт существования в таком азиатском Grossraum. Почему бы его не реанимировать, приспособив к новым глобальным условиям?

Государственное агентство по делам местного самоуправления и межэтнических отношений при Правительстве КР говорит нынче о необходимости «прививать в каждом человеке с детского сада основы национальной идеологии». Очень успешно подобными вещами занимались, к слову,  в нацистской Германии. Наш путь – иной. Не надо прикрывать повсеместное насаждение кыргызского языка якобы наличествующей заботой о «развитии языкового разнообразия» (формулировка из последней Концепции). Надо просто уважать друг друга. Построение «нации» обернулось в КР сокращением узбекоязычных школ и закрытием телевещания на узбекском языке. Уже заложены основы для полного вытеснения русского языка из сферы госуправления. Если это – нормативное, европейское отношение нации-гегемона к своим вековым соседям, то нам его культивировать не стоит. Построение «государства-нации» - процесс, как выясняется,  антиисторический. То, что сыграло свою положительную роль в Европе Нового времени, здесь, в Центральной Азии, принесло и принесёт немало бед. Поэтому разворачиваться нужно уже сейчас. Завтра может быть слишком поздно.

Иосиф ИЛЛАРИОНОВИЧ

 

Версия для печати   |   Просмотров: 2079   |   Все статьи

Мы и мир

23.03.2018 19:20
Учебники по истории должны отражать неразрывную связь  Крыма с Россией

Член Совета Федерации от Республики Крым Сергей Цеков принял участие в заседании «круглого стола» Российского исторического общества, посвящённого четвёртой годовщине воссоединения Крыма с  Россией и  презентации двухтомника «История Крыма», созданного Институтом российской истории РАН.           

Открыл мероприятие председатель Российского исторического общества Сергей Нарышкин. В работе «круглого стола» приняли участие директор Института российской истории РАН Юрий Петров, председатель Комитета Государственной Думы по международным делам Леонид Слуцкий, председатель Законодательного Собрания города Севастополя, председатель Совета отделения Российского исторического общества в Севастополе Екатерина Алтабаева, директор Центрального музея Тавриды,

Опрос



Главная