POLIT.KG
Информационно-аналитический портал
  часы   Четверг, 15 ноября 2018
RSS

О ситуации в Кыргызстане

07.11.2018 14:26
Президент Сооронбай Жээнбеков: Глубоко прочувствуем многовековую великую историю нашей страны, свято сохраним национальное достоинство!

Президент Кыргызской Республики Сооронбай Жээнбеков  7 ноября, в связи с Днем истории и памяти предков посетил мемориальный комплекс «Ата-Бейит», где прочитал молитву в память о предках и покоящихся там соотечественниках, возложил венки к памятникам и сделал обращение к народу Кыргызстана.

"Непростые годы в составе российской империи, национально-освободительная борьба 1916 года и великий исход — Уркун принесли нашему народу большие испытания.После победы февральской, затем Октябрьской социалистической революци 1917 года в России произошел резкий поворот в судьбе кыргызского народа. В 1924 году была образована автономная область, затем создана Кыргызская Советская Социалистическая Республика"


Погода в Кыргызстане

Курс валют

Новая языковая политика Кыргызской Республики: спасти государственный язык от деградации и умирания

23.06.2014 13:24 - Polit.kg

В начале июня президент Атамбаев утвердил Национальную программу развития государственного языка и совершенствования языковой политики в КР на 2014-2020 годы. До конца лета должен быть разработан подробный план мероприятий по её реализации. Он будет основываться на уже разработанном списке индикаторов — ожидаемых от осуществления всего этого результатов. Парламенту рекомендовано рассматривать вопросы, связанные с положениями данного документа, в приоритетном порядке.

 

Программа, отметим это, выделяется на фоне своих предшественниц. Акцент на сбалансированность языковой политики заметно сглаживает некоторые моменты, которые кажутся поспешными или излишне революционными. Говоря о последних, мы имеем в виду открытие на факультетах неязыковых вузов и ссузов отделений, осуществляющих полный цикл обучения на государственном языке, а также ведение на государственном языке ряда предметов в школах с другими языками обучения. Среди других новшеств — ожидание, что к 2020 году все чиновники, вне зависимости от их этнической принадлежности, выйдут на уровень свободного владения и кыргызским, и русским.

Можно представить, каких финансовых вливаний потребует реализация всего одного пункта программы - «создания учебно-методических комплексов, а также организация переводов базовой специальной литературы на государственный язык для нефилологических специальностей высших, средних профессиональных учебных заведений и их издание на конкурсной основе». В целом же объём требуемых средств, по расчётам, приближается к 500 млн. сомов.

Сверхзадача программы — расширение сфер применения государственного языка. По оценкам составителей, сегодня в языковой сфере диагностируется большой социальный разрыв: «Вопреки тому, что государственный язык изучается во всех учебных заведениях республики, им владеет лишь одна десятая часть граждан, для которых кыргызский язык не является родным. Выпускники кыргызских, узбекских, таджикских школ не владеют на должном уровне официальным языком так же, как выпускники русскоязычных школ - государственным языком». Для исправления ситуации предполагается организовать переподготовку преподавателей государственного языка (об официальном тут, кстати, речи не идёт) и, соответственно, внедрение новой методики обучения. 

Предполагается, что развитие гос. языка не сможет обойтись без формирования устойчивых традиций по его использованию в профессиональной коммуникации. Отсюда вытекает необходимость преображения сферы высшего и среднего специального образования. Отечественную науку сотрясёт  введение экзамена по государственному языку при сдаче кандидатских минимумов, а также работа по созданию и стандартизации научной лексики и стилистики.

Медиапространство, в свою очередь, ожидает «увеличение доли государственного социального заказа, направленного на продвижение государственного языка». А усиление переводческой активности, помимо издания специальной литературы на кыргызском, обязательно коснётся также художественной. Страну ждёт организация государственного предприятия по развитию системы распространения книжной продукции и создание электронной библиотеки детской, художественной, научно-популярной литературы на государственном языке в сети Интернет. 

Вопрос о том, можно ли обеспечить интеграцию общества (с чем и связывается грядущее расширение функций государственного языка) на волне его дезинтеграции, - вопрос дискуссионный. Одно можно сказать точно: противники у новой языковой политики найдутся обязательно. Велик риск того, что планы правительства будут трактоваться как усиление этнократических тенденций.

Чтобы непонимания стало хотя бы чуть-чуть меньше, мы обратились к одному из авторов рассматриваемого документа: профессору Кыргызско-Турецкого университета «Манас», члену Национальной комиссии по госязыку, филологу Замире Дербишевой. «Более 20 лет было потрачено на какие-то второстепенные вещи, и системная работа, можно сказать, только начинается», - заявляет она и даёт обстоятельные ответы на многие интересующие общество вопросы.

 

- Как Вы оцениваете свой опыт участия в написании и обсуждении ныне утверждённой программы развития государственного языка и совершенствования языковой политики в Кыргызской Республике на 2014–2020 годы?

 - У меня было и есть своё видение, которое я в течение многих лет старалась внушить другим людям, которые занимаются вопросами развития гос. языка. Но раньше все были настолько зациклены на кыргызском языке как предмете, что считали, будто заниматься им стоит только  в контексте укрепления и развития определённой отрасли знаний. Я же с самого начала утверждала, что заниматься гос. языком нужно, делая акцент на расширение его функциональных возможностей.  Навязывать его изучение гражданам КР, как это имеет место сегодня, просто бесполезно. Поэтому и в этот раз я на государственном уровне предложила заниматься внедрением языка в сферы, где доминирует интеллектуальный труд — в первую очередь, в высшее образование и профессиональную коммуникацию. Сегодня этнические кыргызы, работая в вузах по самым разным направлениям, не хотят и не могут вести занятия на государственном языке — при том, что аудитория перед ними порой сплошь кыргызскоязычная. Это говорит о том, что сами кыргызы не совсем ответственно относятся к родному языку. Даже в Национальном университете занятия всегда ведутся на русском языке — причём, не самом качественном. Мой призыв был прост: давайте хотя бы впустим кыргызский язык в сферу высшего образования! И в этот раз он оказался воспринят.

 

- То есть именно расширение сфер функционирования кыргызского языка можно назвать главным отличием нынешней программы от всех предыдущих?

- Совершенно верно. Если язык, считающийся государственным, будет обслуживать лишь ограниченные сферы (бытовую, культурную, публицистическую), но при этом не выйдет в  высшее образование, то никогда не станет языком профессиональной коммуникации среди самих же кыргызов. А без этого не сможет укорениться ведение на кыргызском ни делопроизводства, ни официальной переписки. Попытки насаждать всё это приобретали у нас всегда насильственный характер. Над тем, чтобы создать условия, никто не думал. Сразу отмечу следующее: в новой программе мы красной нитью проводим одну идею: развитие государственного и официального языков должно идти параллельно. Например, поступающие на какую-то должность чиновники должны будут сдавать тестирование на знание обоих языков. Русский язык ни в коем случае не должен выпадать из сферы интересов государства.

 

- В программе упоминается, что в последние годы вышел целый ряд терминологических словарей кыргызского языка по различным отраслям науки, но широкого применения они не получили. О каких словарях идёт речь?

- Разработкой словарей у нас начали заниматься почти сразу после объявления суверенитета республики. В основном, переводили с русского языка. В КГУСТА и Политехническом университете появились энтузиасты, которые занимались этим в сфере химии, математики, строительства, юриспруденции. Вся их активность имела, конечно, стихийный характер. Поэтому их словари были изданы, но остались украшать полки. Ими не пользовались представители профессорско-преподавательских составов высших учебных заведений. Разве что иногда у кого-то проснётся патриотический дух — и он захочет прочитать лекцию на кыргызском. Системной же работы в этом плане не было. Отсюда — большое количество неудачных терминов, которые не прошли апробацию. С академических конференций по этой теме я всегда уходила неудовлетворённой, потому что о конструктивных вещах там не говорили. Всё сводилось к тому, что обсуждали отдельные термины. Одному не нравился перевод другого и наоборот и т.д. Всё опускалось на уровень мелочной детализации. Несмотря на то, что Национальная комиссия по гос. языку была ответственной за результат, ничего с мёртвой точки так и не сдвинулось. Потом эту же работу взяла на себя Национальная академия наук.  Но — опять же — никаких результатов! Поэтому в последней программе мы предложили делать всё под эгидой правительства: будет специальный отдел, который займётся привлечением специалистов из каждой отрасли,  организацией семинаров и обсуждений. А потом результаты этой деятельности будут утверждаться постановлением правительства. Таким образом, оспаривать перевод уже никто не сможет. Такова общепринятая мировая практика. В любом другом случае всё опять скатится на уровень пустых разговоров.

 

- Можно ли говорить о формировании научно-образовательного стиля кыргызского языка до 2020 года или это дело более отдалённой перспективы?

 - Это очень большая интеллектуальная работа, за которую должны взяться представители нашей вузовской системы. Принятая ныне программа обеспечивает им такую возможность. Думаю, лет пять понадобится только для того, чтобы создать лишь основу научно-образовательного стиля.

 

- Что уже сделано для того, чтобы обеспечить качество будущих переводов специальной литературы?

- При Министерстве образования КР сейчас создаётся инновационный центр языковых технологий. Там будет проходить анонимная экспертиза всех новых работ в соответствии с параметрами качества, которые ещё даже не разработаны. В общем, государство только начинает заниматься тем, чем надо было заняться двадцать лет назад. Необходимо сделать ещё очень много. Кто конкретно будет всем этим занят, решится в процессе. Вообще, я считаю целесообразным создание переводческих центров и непосредственно в вузах. Пусть специалисты в конкретных областях и лингвисты работают в тандеме. Естественно, должно идти хорошее финансирование, которое бы стимулировало переводчиков на разработку новых кыргызскоязычных учебников для сферы высшего образования. Без этого никто работать, естественно, не будет. То же касается и переводов художественной литературы (а они нужны: как с кыргызского, так и на кыргызский).

 

- Согласно программе, предполагается увеличение предметов, преподавание которых велось бы на гос. языке, в школах с обучением на языках этнических сообществ, то есть русскоязычных и узбекоязычных. Какие это могли бы быть предметы?

- Для начала это будет, конечно, кыргызский язык и кыргызская литература. Потом — отечественная история и география, то есть всё, что касается родного края. Предполагается, что тут будет учитываться желание школ и самих учащихся. Предусмотрены средства для того, чтобы создать для такого внедрения все условия. Сейчас я лично участвую в проекте Министерства образования по изданию совершенно новых учебников кыргызского языка как второго. Они будут кардинально отличаться от старых, которые даже не хочется порой  открывать. Учебники нового поколения, о которых идёт речь, уже проходят апробацию. При этом важно понимать: даже самый замечательный учебник преподаватель, не знающий, как вести занятия, может сделать скучным. Поэтому нужна ещё и система переподготовки учителей.

 

- Программа анонсирует открытие на факультетах неязыковых учебных заведений отделений, осуществляющих полный цикл обучения на государственном языке. С каких специальностей тут можно начать?

- Всё зависит от активности и ответственности самих вузов. Если их руководители поставят соответствующую задачу перед своими сотрудниками, уже на следующий год  выпускникам сельских школ для начала можно будет дать возможность получать образование на кыргызском. Это при самом оперативном подходе.

 

- В программе говорится об "укреплении языковой безопасности" как "защите и охране государственного языка". Что стоит за этой формулировкой?

- Поскольку кыргызский язык уже записан в число почти исчезающих языков, скорее всего, через какое-то время ему будет грозить сужение функций и деградация. Наверное, в виду имеются меры по недопущению этого.

 

 

POLIT.KG

Версия для печати   |   Просмотров: 1388   |   Все статьи

Мы и мир

23.03.2018 19:20
Учебники по истории должны отражать неразрывную связь  Крыма с Россией

Член Совета Федерации от Республики Крым Сергей Цеков принял участие в заседании «круглого стола» Российского исторического общества, посвящённого четвёртой годовщине воссоединения Крыма с  Россией и  презентации двухтомника «История Крыма», созданного Институтом российской истории РАН.           

Открыл мероприятие председатель Российского исторического общества Сергей Нарышкин. В работе «круглого стола» приняли участие директор Института российской истории РАН Юрий Петров, председатель Комитета Государственной Думы по международным делам Леонид Слуцкий, председатель Законодательного Собрания города Севастополя, председатель Совета отделения Российского исторического общества в Севастополе Екатерина Алтабаева, директор Центрального музея Тавриды,

Опрос



Главная