POLIT.KG
Информационно-аналитический портал
  часы   Среда, 21 ноября 2018
RSS

О ситуации в Кыргызстане

07.11.2018 14:26
Президент Сооронбай Жээнбеков: Глубоко прочувствуем многовековую великую историю нашей страны, свято сохраним национальное достоинство!

Президент Кыргызской Республики Сооронбай Жээнбеков  7 ноября, в связи с Днем истории и памяти предков посетил мемориальный комплекс «Ата-Бейит», где прочитал молитву в память о предках и покоящихся там соотечественниках, возложил венки к памятникам и сделал обращение к народу Кыргызстана.

"Непростые годы в составе российской империи, национально-освободительная борьба 1916 года и великий исход — Уркун принесли нашему народу большие испытания.После победы февральской, затем Октябрьской социалистической революци 1917 года в России произошел резкий поворот в судьбе кыргызского народа. В 1924 году была образована автономная область, затем создана Кыргызская Советская Социалистическая Республика"


Погода в Кыргызстане

Курс валют

Межэтническое согласие: этносы и геополитика

28.12.2011 14:44 - Polit.kg

Население Средней Азии поделилось на этносы относительно недавно – в 20-х гг. прошлого века. Перспективы, открывшиеся перед новоиспечёнными этносами, внедрение новых форм хозяйствования отодвинули проблемы межэтнического взаимодействия на задний план. Считалось,  что  народы Средней Азии смогут в форсированном порядке оформиться как нации и стать активными участниками строительства нового мира, в котором  не будет места националистическим предрассудкам.

 

Формирование  наций в рамках «советских социалистических республик» шло под контролем высшего руководства СССР и почти одновременно с образованием самого Союза, до самого заката великой державы этническое равновесие поддерживалось коммунистической идеологией. Последняя ставила во главу угла интернационализм и верховенство классового принципа стратификации общества. Перспективы, открывшиеся перед новоиспечёнными этносами, внедрение новых форм хозяйствования отодвинули проблемы межэтнического взаимодействия на задний план. Считалось, вероятно, что окрепшие народы Средней Азии смогут в форсированном порядке оформиться как нации и стать активными участниками строительства нового мира, где, конечно, не будет места националистическим предрассудкам. Но у истории своя логика. На закате советской эпохи этническая проблема обострилась до такой степени, что дала трагический, кровавый плод. Этносы, упоённые возможностями, возникшими в свете самоопределения, не устояли перед искушением воспользоваться ими в ущерб своим вековым соседям. Так разразилась ошская резня 1990 года. Рецидивом того конфликта (остановленного, к слову, частями Советской армии) можно назвать трагические события июня 2010 года.

 

В «лабиринтах» национального

Примечательно, что учёная публика не осталась в стороне от обсуждения вопросов «что же делать дальше?» и «как не допустить повторения трагедии?» Например, в конце 2011 года увидело свет учебное пособие для преподавателей вузов «Этничность и этносы в Кыргызстане», призванное повысить грамотность образованного населения в вопросах межэтнического взаимодействия. Критический анализ книги, выпущенной под эгидой Американского университета Центральной Азии, составляет одну из целей этой публикации.

Уже во введении авторы с сожалением отмечают, что «политизация этничности … осложнила интеграцию этносов страны в общегражданскую нацию». Возникает закономерный вопрос: почему превращение в некую «общегражданскую нацию» вообще должно быть  целью этнических групп, коих в Кыргызстане до сих пор не так мало? Первый ответ, всплывающий в голове: да ведь именно эта цель была продекларирована после обретения Кыргызстаном независимости! Посему и флаг, и герб, и гимн Кыргызской Республики именуются не государственными, а НАЦИОНАЛЬНЫМИ.

Однако что такое нация? Вот определение, которое дал И.В. Сталин и которое – уже без ссылок на автора – перекочевало в большинство современных учебников обществоведения на постсоветском пространстве: «Нация есть исторически сложившаяся устойчивая общность людей, возникшая на базе общности языка, территории, экономической жизни и психического склада, проявляющегося в общности культуры»[1]. Ближе к концу учебника, а именно в 8 главе, такому пониманию нации противопоставляется распространённое изначально во Франции и Англии этатистское  (от французского “etat” – «государство») понимание нации как совокупности граждан одного государства». Ничтоже сумняшеся, авторы пособия отдают предпочтение второму подходу, что находит выражение в следующем резюме (курсив наш, - прим. ред.): «…этническая группа и нация – это различные социальные феномены. Этническая группа – это социокультурная общность людей, а нация – это социально-политическая общность, связанная с государством. Нация – это группа людей, проживающая на определённой территории, разделяющая общую историю и культуру и стремящаяся к самоуправлению»[2]. Восполним пробел и отметим, что советский классик, употребляя термин «нация», подразумевал явно не государство-нацию, а МНОГОНАЦИОНАЛЬНОЕ государство. То, что сама возможность существования последнего сегодня отвергается и замалчивается, указывает на некоторую ангажированность исследователей и книгописателей: они слепо следуют в русле одной концепции и явно не собираются дорабатывать другую. Без государства нет нации, как бы говорят они – и, опять-таки гипотетически, добавляют: по крайней мере, нацией может быть названа общность, ещё не обладающая государственностью, однако стремящаяся к ней.

Анализируя причины такой ангажированности, не лишним будет ещё раз вспомнить о том, что НАЦИЯ составляет фетиш всех начинающих государств пост-советского пространства, выбравших французский или американский вариант Конституции за основу своей собственной. В то же время и самая первая Конституция КР (от 5 мая 1993 года), и действующая не  оперируют термином «нация», заменяя   его абстрактным «народ Кыргызстана». Несмотря на то, что для большинства «нация» и «народ» - это синонимы, легко догадаться, почему предпочтение было отдано «народу» (несмотря на наличие в стране тех же Национального банка и Государственной Службы Национальной Безопасности): дело в том, что до нации в классическом понимании всему обществу Кыргызстана ещё далеко. Виной тому и шаткое положение кыргызского языка, на который всё никак не хотят переходить этнические меньшинства (да и часть столичных кыргызов также), и племенная раздробленность, наличествующая у кыргызов, и недоверие простого народа к самому проекту «национального государства». Усугубляют ситуацию неуклюжие попытки ряда политических деятелей поставить абстрактный «народ Кыргызстана» (кстати, кто из нас не называл Ассамблею народА Кыргызстана Ассамблеей народОВ?) на костыли такого концепта, как «титульная нация». В конце 2010 года советник Президента переходного периода Топчубек Тургуналиев, например, заявил о том, что готовит закон о титульной нации и национальной идеологии. «В США ведь у каждого гражданина в паспорте написано "американец", хотя в Соединенных Штатах проживают сотни национальностей. Почему бы и в Киргизии такой закон не ввести? […] Все государственные деятели должны владеть кыргызским языком независимо от национальности. Поэтому вместе с титульной нацией мы должны определить статусы национальных диаспор в стране, чтобы был неделимый народ»[3], - заявил он тогда. Всё бы ничего, да мырза Тургуналиев этими лишь  предложениями не ограничился. «Тот, кто не знает кыргызский, является неполнокровным», - выдал он в заключение. Это один из многих примеров, как к национальному (вспомним французское «etatnation» - «государство-нация») примешивается ещё и кровное. В общем, идеолог национального государства по западному образцу, как оказалось, превыше всего ставит принцип кровного, племенного родства. В этом смысле он прав, открещиваясь от ярлыка «националиста», который пытаются навесить на него журналисты. Ведь национализм, если верить уже упоминавшемуся учебному пособию, это «политическая доктрина, которая способствует формированию современных наций и национальных государств». Всё-таки браться за строительство нации, не разобравшись для начала в терминологии, - это сродни сабельной атаке на танки противника.

 

Большое пространство – альтернатива национальному государству

Пособие «Этничность и этносы в Кыргызстане» продолжает расширять горизонты. Оказывается, до национального размежевания 1924 года «в регионе не было чётких этнических границ»: «Главными критериями идентификации местного населения служили место рождения или племя и принадлежность к общей мусульманской общине. А этнический принцип был заимствован у европейцев». Налицо указание на возможность такого устройства, в котором межэтническое согласие поддерживается не потаканием желанию элит обособиться в национальных государствах, но чем-то иным. Ключ к истинно современному пониманию  этой проблематики мы отыщем, обратившись к науке геополитике. Относительно молодая, она держится на трудах своих классиков, одним из которых является Карл Шмитт (1888-1985), немецкий юрист и политический философ. Ещё задолго до образования Европейского Союза он выдвинул концепцию Большого пространства (Grossraum). «В отличие от унификационной пангерманистской модели Гитлера и от советского интернационализма Grossraum Шмитта основывается на культурном и этническом плюрализме, на широкой автономии, ограниченной лишь стратегическим централизмом и тотальной лояльностью к высшей властной инстанции. При этом Шмитт подчеркивал, что создание нового "Большого пространства" не зависит ни от научной ценности самой доктрины, ни от культурной компетентности, ни от экономического развития составляющих частей или даже территориального и этнического центра, давшего импульс к интеграции. Все зависит только от политической воли, распознающей историческую необходимость такого геополитического шага», - трактует Шмитта российский исследователь Александр Дугин[4]. При близком рассмотрении, оказывается, что Grossraum– это вполне традиционный способ организации народов и культур, прямо противоположный национальному обособлению по государственным кельям. Так вот. Говоря «Большое пространство», мы должны подразумевать КОНТИНЕНТАЛЬНУЮ империю. В геополитическом смысле слова, конечно.

Дело в том, что геополитика подразумевает наличие в мире двух противоположных цивилизационных начал. Наиболее ярко и образно описал их тот же Шмитт, противопоставивший «номос земли» («традиционное», военное, имперское и этическое устроение) и «номос моря» («модернистское», торговое, демократическое и утилитаристское устроение). В своей программной книге «Земля и Море. Созерцание всемирной истории»[5] он говорит об изначальном антагонизме этих двух стихий, рассматривая историю как их противоборство: «морские» Афины против «земной» Спарты, «морской» Карфаген против «земного» Рима и т.д. Отсюда и два типа цивилизационного устройства: теллурократия (с др.-гр. «сухопутное могущество») и талассократия («морское могущество»). Наследниками морских традиций геополитическая наука признаёт сегодня англо-саксонский мир (в первую очередь, США) с его большими пиратскими и колонизаторскими заслугами перед человечеством и – уже во вторую очередь – европейские страны атлантического блока. То, что Соединённые Штаты Америки осознают себя именно как талассократическую державу, демонстрирует ход мыслей американских геополитиков. К примеру, главная книга основателя американской геополитической школы -  адмирала Альфреда Мэхэна (1840-1914) – так и называется: «SeaPower» («Морское могущество»). Не вдаваясь в детали, отметим, что атлантистская талассократия располагает сегодня и развёрнутой идеологией, и гигантским силовым ресурсом (НАТО), и соответственно – значительным перевесом в глобальном плане. И наоборот: все традиционно теллурократические страны мира находятся под ЧУЖДЫМ влиянием. Навязываемая евразийским элитам модель государственного устройства – государство-нация – как будто игнорирует всю историю истинно КОНТИНЕНТАЛЬНЫХ держав. При этом, заметьте, атлантизм заметно побаивается континентальности как таковой: англичанин Хэлфорд Маккиндер (1861-1947) называет Евразию и Африку не иначе, как «Мировым ОСТРОВОМ». Также, по мысли нашего современника, американца Сэма Тангреди, и Америка представляет собой также большой остров, в пиратской терминологии – плацдарм для морских атак и место, где можно переждать бурю. Такие «классики современности», как Збигнев Бзежинский, правда, прячут свой страх так глубоко, что вовсе не рассматривают Евразийский континент как противника – в знаменитой «Великой шахматной доске» Россию – срединную часть Евразии – этот американский геополитик характеризует как «чёрную дыру», видимо забывая, что в астрономии «чёрная дыра» - это нематериальное образование, способное поглощать не только планеты, но и звёзды…

Теория государства-нации развилась во многом под влиянием социологической доктрины англичанина Томаса Гоббса (1588-1679), который охарактеризовал естественное состояние человеческого общества как «войну всех против всех», заключив, что только образование государства через некий «общественный договор» и может примирить неразумные народы.  Тем временем, ещё задолго до этого прозрения человечество познало плюсы иной системы, противопоставляющей какой бы то ни было – хорошей или плохой – природе человека и народов некую высшую миссию. Ещё на заре истории человек понял, что государство – это лишь некоторая часть сферы управления, а не управление само по себе, и функционирование надгосударственных структур имеет особую важность.  Правоту этого утверждения демонстрирует сегодня ход глобализации – мы видим, в каком отрыве друг от друга могут находиться нации и экономика: международные финансовые институты, транснациональные корпорации, обслуживание  зарубежных брендов силами отечественных (в каждом отдельном случае) производств, проекты, осуществляемые силами сразу нескольких наций, свободное движение инвестиций. В связи с этим даже, казалось бы, идеальное определение Сталина требует пересмотра. И уж тем более несовременным кажется концепт государства-нации, купленный постсоветским элитами в европейском секонд-хенде (сами-то европейцы уже давно видят своё будущее в едином Grossraum). Насущная необходимость всех континентальных держав, воплощающих в себе дух земли, - вспомнить о своих имперских корнях. Правда, для этого потребуется повсеместная реанимация идеализма. Чем удобно национальное государство? Оно не имеет высшей цели. А империя – имеет.

Какое отношение ко всему этому имеет проблема межэтнических отношений? Самое непосредственное! Большое пространство, субъектом которого становятся не государства-нации, а этносы, берёт на себя роль свободного, честного и непредвзятого судьи. Унификация и «зачёс под одну гребёнку», характерный для национальных государств, снимаются с повестки дня. Народы отдаются стихии созидания и общаются с другими народами Большого пространства на равных. Если человек не находит себя на малой родине, то просто перемещается в другую часть империи и пользуется там теми же правами.

Учебное пособие «Этничность и этносы в Кыргызстане» открывает нам глаза на талассократическое представление об этносах. Вот, например, цитата американца М. Хэчтера: «…члены любой этнической группы примут участие в коллективной деятельности только в том случае, если будут уверены, что, поступая таким образом, они приобретают и личную выгоду (Hechter 1986)». Согласитесь, что такое абсолютно дегероизированное представление о роли того или иного этноса не соответствует самому образу мысли нормального жителя Средней Азии! Попробуйте спросить любого кыргызского аксакала, что он скажет по поводу следующего отрывка из пособия: «Каждый человек имеет свободу выбора своей этничности. […] Индивид может выбрать ту или другую этничность в зависимости от того, какие личные выгоды он получит, если поступит таким образом». Уверяю, в народе такая модель поведения будет однозначно охарактеризована как предательская. И уж точно простой кыргыз, как и простой русский, или узбек,   не оценит все достоинства теории «плавильного котла», ратующей за смешение всех этнических групп с целью создания новой этнокультурной общности. А что касается мультикультурализма, то Средняя Азия понимает, что это такое гораздо лучше, чем Запад, только в прошлом веке пришедший к выводу, что иногда (!) такой подход более предпочтителен.

 

Прошла пора «горячечных фантазий»

Сергей Масаулов, глава Центра перспективных исследований, считает, что именно сейчас, «через 20 лет после начала процесса отхода от советского прошлого можно зафиксировать окончание периода горячечных фантазий в головах элит и возвращение разума». На круглом столе, прошедшем 16 декабря в Институте общественной политики, он отметил, что причиной межэтнических конфликтов на постсоветском пространстве является изначальная, зародившаяся ещё в советское время, претензия на изменение положения отдельных республик в составе СССР. Беда в том, сообщил эксперт, что «национальная независимость большинства постсоветских стран получена не в результате долгой борьбы – она «свалилась» на наши страны». Поэтому «не созрели носители идеологии независимости. Государственный суверенитет не стал главной ценностью, за которую можно было бы перетерпеть какие-то неурядицы и трудности». Все страны, возникшие на обломках СССР, эксперт разделил на три типа:

1) те, кто имел собственную национальную государственность до вхождения в российский мир: они устремились к тому, чтобы восстановить связь со всем остальным миром и свои исторические границы; это республики Закавказья, Молдова, в какой-то степени Украина;

2) те, кто имел цивилизационно-культурную претензию на самостоятельность от менее культурной метрополии, которой считалась Россия;

3) те, кто вынужденно мифологизировал свою государственность и до сих пор продолжает поиск своих исторических основ: все страны Центральной Азии.

«Миф – это то, что формирует государство. Я отношусь к мифам положительно. Другое дело, когда поиск исторических основ начинается в прошлом. Один из авторов концепции 2200-летия кыргызской государственности в своё время трактовал её так: мы вводим её, чтобы показать, что все эти 2200 лет в становлении кыргызской государственности участвовало свыше 17 национальных компонентов. Я тогда сразу сказал: а не будет ли это воспринято по-другому и все компоненты, кроме одного, будут отодвинуты в сторону, что создаст основания для конфликта?» - пояснил Сергей Масаулов, добавив: «Страны третьей группы попадают в многовекторность – или изоляционизм. Поэтому мы находимся в постоянной неопределённости. Для Кыргызстана я вижу только один выход: надо просто и ясно заявить о том, что мы очень древняя страна, но молодое государство». 

На наш взгляд, это более чем убедительная аргументация, побуждающая нас к выработке НАДнациональной идеологии для стран Средней Азии. И, конечно, Кыргызстан, как страна наиболее открытая инновациям, должна подать здесь пример.

 

С кем кыргызам по пути?

Реальность такова, что единственным приемлемым вариантом развития Кыргызстана как части Большого континентального пространства является глубокая интеграция в Евразийский Союз.

Ответ на вопрос подзаголовка - в направлении массовой миграции трудоспособного населения из Кыргызстана. Но не в этом соль, а в том, что объединившись в Большое пространство с Россией, Казахстаном и Белоруссией  (для начала), кыргызский народ сможет восстановить связь со своими ближайшими родственниками среди других народов. И речь не только о братьях-казахах и родственных хакасах, но и о генетическом родстве с другими народами Евразии. Последние данные ДНК-генеалогии, отслеживающей движение Y-хромосом, которые передаются неизменными от отцов  к сыновьям по прямой мужской линии, показывают, что гены легендарных ариев, гипотетический предок которых родился примерно 20 тысяч лет назад, составляют основу для целого ряда крупных евразийских народов. Наиболее высокий процент этих генов находят у лужицких сербов, составляющих этническое меньшинство в Германии, поляков, памирцев (а это уже бывший СССР!), ТАДЖИКОВ, КИРГИЗОВ, РУССКИХ, УКРАИНЦЕВ, БЕЛОРУСОВ, АЛТАЙЦЕВ, части ТАТАР и БАШКИР (процент арийских генов у последних, являясь низким по сравнению с перечисленными, сопоставим с процентом этих же генов у современных иранцев и индийцев, происхождение которых от ариев задокументировано древнейшими религиозными текстами!) В ту же компанию братьев с общим 20-тысячелетним папой попадают венгры, афганские пуштуны, пакистанцы,  и даже евреи-ашкеназы (впрочем, для последних папа не в счёт), а также литовцы, латыши, азербайджанцы, молдаване (опять-таки бывший СССР!) Так что в Большом пространстве смогут найти себя и приверженцы кровного родства.

Конечно, ближайшие геополитические партнёры Кыргызстана – Россия и Казахстан, – это страны, где много нерешённых проблем. Они также понесли большой урон вследствие тупого переноса на российскую и казахстанскую действительность терминологии западного общества с его национальными государствами и национальными идеями (особенно комично это смотрится в России). Но это не повод для того, чтобы предпочесть иной вектор интеграции. Если идеологическая надстройка над базисом Единого экономического пространства, приемлемая для этих стран, будет сформулирована кыргызскими политиками – тем лучше. Кыргызы – имперский народ, в памяти которого живёт великодержавное прошлое. Для кыргызского этноса характерно героическое, земное начало, отразившееся в эпосе «Манас». Вспомним также, что сам Манас имел жену, которую традиционно считают таджичкой (Каныкей – дочь бухарского хана), а его ближайший  советник Алмамбет и вовсе был китайцем. Как видите, любые этнические противоречия снимаются, если людьми руководит Высшая цель. Можно, конечно, жить самим по себе – наедине со своими материальными нуждами и заскорузлой обыденностью – но разве такой стиль жизни должен быть присущ потомкам Манаса? Сегодня, на пороге глобальных потрясений, необходимо придать особое значение тому факту, что множество голосов Евразии – ещё неоценённое богатство. Противопоставим камерной музыке национальных государств симфонию Большого пространства! 

Илларион ЗВЯГИНЦЕВ

 



[1]Сталин И.В. – «Марксизм и национальный вопрос»: http://grachev62.narod.ru/stalin/t2/t2_48.htm

[2]Чотаева Ч. Дж. – «Этничность и этносы в Кыргызстане. Учебное пособие для преподавателей вузов»

[3]http://www.for.kg/ru/news/136145/

[4]Дугин А.Г. – «Основы геополитики (книга 1)»

[5]http://evrazia.info/modules.php?name=News&file=article&sid=100

Версия для печати   |   Просмотров: 3628   |   Все статьи

Мы и мир

23.03.2018 19:20
Учебники по истории должны отражать неразрывную связь  Крыма с Россией

Член Совета Федерации от Республики Крым Сергей Цеков принял участие в заседании «круглого стола» Российского исторического общества, посвящённого четвёртой годовщине воссоединения Крыма с  Россией и  презентации двухтомника «История Крыма», созданного Институтом российской истории РАН.           

Открыл мероприятие председатель Российского исторического общества Сергей Нарышкин. В работе «круглого стола» приняли участие директор Института российской истории РАН Юрий Петров, председатель Комитета Государственной Думы по международным делам Леонид Слуцкий, председатель Законодательного Собрания города Севастополя, председатель Совета отделения Российского исторического общества в Севастополе Екатерина Алтабаева, директор Центрального музея Тавриды,

Опрос



Главная