POLIT.KG
Информационно-аналитический портал
  часы   Четверг, 24 января 2019
RSS

О ситуации в Кыргызстане

07.11.2018 14:26
Президент Сооронбай Жээнбеков: Глубоко прочувствуем многовековую великую историю нашей страны, свято сохраним национальное достоинство!

Президент Кыргызской Республики Сооронбай Жээнбеков  7 ноября, в связи с Днем истории и памяти предков посетил мемориальный комплекс «Ата-Бейит», где прочитал молитву в память о предках и покоящихся там соотечественниках, возложил венки к памятникам и сделал обращение к народу Кыргызстана.

"Непростые годы в составе российской империи, национально-освободительная борьба 1916 года и великий исход — Уркун принесли нашему народу большие испытания.После победы февральской, затем Октябрьской социалистической революци 1917 года в России произошел резкий поворот в судьбе кыргызского народа. В 1924 году была образована автономная область, затем создана Кыргызская Советская Социалистическая Республика"


Погода в Кыргызстане

Курс валют

Кавказ и Центральная Азия: сравнение в контексте геополитики (продолжение)

21.09.2012 18:57 - Polit.kg

«По словам политолога Досыма Сатпаева, Казахстан вообще является для Китая сырьевым придатком, но, вместе с тем, утверждение, что Китай хочет захватить Казахстан, является очередным мифом. Единственное, чего по-настоящему хочет Китай, - это закрепиться в Казахстане, считает эксперт. «Китай так же, как Россия, нуждается в том, чтобы защититься от экономического влияния США на страны ЦА», - отметил политолог в беседе с корреспондентом ИА REGNUM», - есть и такое мнение[1]. Казахстанский профессор, доктор политических наук Константин Сыроежкин, в свою очередь, осторожно замечает: «На сегодняшний день тандем «Россия — Китай» сформировался довольно отчетливо. Более того, Россия и Китай заговорили о «стратегическом взаимодействии». Однако парадокс в том и заключается, что это партнерство обременено массой проблем, связанных с объективными сложностями в российско-китайских отношениях, с неопределенностью в отношениях как России, так и Китая с Западом в целом и с США в частности, с потенциальным конфликтом между китайскими амбициями в Центральной Азии и российской исторической памятью о сохранении зон влияния в этом регионе. Пока существует общая цель — сокращение степени влияния США в Центральной Азии, это партнерство работает, как работает и его основная институция — Шанхайская Организация Сотрудничества. Но что будет с этим партнерством, когда общая цель исчезнет, а Китай станет мощнее, пока не совсем понятно»[2].

Конечно, любые действия КНР в столь важном регионе, как ЦА, не могут не вызывать обеспокоенности у атлантистов. Короткий поводок, за который они держат китайского дракона – это уйгурский и тибетский вопросы. Последние поднимаются уже сейчас и, несомненно, будут подняты ещё выше при любом серьёзном движении Китая в сторону «непредусмотренного» упрочнения позиций. Плюс ко всему, «ни Китай, ни Россия на сегодняшний день не ведут на системном уровне ту работу с интеллектуальной и политической элитой региона, которую с высокой результативностью проводят США. В целом, обладая более широким перечнем инструментов влияния и проявляя последовательность в своей политике, США в ближайшее время оставляют все шансы для сохранения своей доминирующей роли в ЦА»[3]

Если так можно выразиться, то второй «Китай» (уже не только для ЦА, но и для Кавказа) - это Иран: та же историческая память о потерянных землях, те же имперские амбиции, сопоставимые экономические возможности. Однако действительно открытые отношения с ИРИ[4]в Закавказье пока только у Армении. «Существует уникальный юго-западной газопровод между Арменией и Ираном, при этом у Армении довольно хороший формат взаимоотношений с США. По моему мнению, это единственная страна в мире, которой Соединенными Штатами позволяется такой уровень взаимоотношений с Ираном», - отмечает эксперт Александр Искандарян[5]. Азербайджан же и Грузия стараются максимально дистанцироваться от Ирана с тем, чтобы подчеркнуть «европейский вектор» своей внешней политики. И, естественно, свои усилия по изоляции Южного Кавказа от Ирана прикладывают США: «Иранская тема все больше оказывает влияние на внутриполитические процессы в Азербайджане, причем, это касается не только деятельности про-иранских политических организаций исламской направленности, а с такими болезненными проблемами, как территориальная целостность и национальная безопасность. Иранской темой пользуются, как официальные власти, так и оппозиция, угрожая друг другу наличием иранского фактора в Азербайджане. […] Со своей стороны США весьма охотно реагируют на данные иранские угрозы, которые стали важным поводом для военного и политического вмешательства США в регион Южного Кавказа и Каспийского моря».

Однако, кое-какие козыри есть и в рукаве Ирана: «Иран имеет огромное влияние на религиозный юг Азербайджана, населенным родственным народом – талышами, президент Ирана М. Ахмадинежад также по национальности является талышем. Вообще на данном этапе, чем выше религиозное возрождение внутри самого Азербайджана, тем больше возрастает влияние иранских аятолл на шиитское население Азербайджана»[6]. Исследователи С.Б. Дружиловский и В.В. Хуторская в публикации «Политика Ирана и Турции в регионе Центральной Азии и Закавказья» отмечают: «Наиболее ярко деятельность ИРИ на указанном направлении прослеживается в Таджикистане и Азербайджане. В других новых независимых государствах  причастность  Ирана  к  поддержке  исламских  организаций также нельзя отрицать. Например, в организации терактов в Ташкенте в феврале 1999  г. президент Узбекистана И.Каримов обвинил исламистов из проиранской группировки «Хезболлах». Иран неоднократно принимал у себя активистов оппозиционной Исламской партии Азербайджана, передавал им  значительные финансовые средства, пропагандистские материалы  для  распространения,  организовывал для них курсы религиозно-политической деятельности, чем неизменно вызывал негативную реакцию в Баку. Президент А. Эльчибей обвинял ИРИ в пособничестве развитию в Азербайджане исламского фундаментализма. В период между 1996 и 1998 годами в Азербайджане были закрыты почти все исламские центры, замеченные в пропаганде идей радикального ислама. В Таджикистане  еще  до  распада СССР Иран  рассматривал Партию исламского возрождения как потенциального союзника и уделял этой советской республике особое внимание. Радикальное крыло исламской оппозиции  заявляло  о  стремлении  установить  в  Таджикистане  исламское государство,  что  не  могло  не  импонировать ИРИ.  Тем  не  менее,  после начала конфликта в стране[7]Ирану пришлось проводить на этом направлении более осторожную политику, чтобы не испортить отношения с Россией и центральноазиатскими странами. И Иран нашел другой путь оказания  влияния  на  развитие  событий  в  Таджикистане:  он  стал  активно принимать  участие  в межтаджикском  урегулировании,  где  с  учетом  его влияния на Объединенную  таджикскую оппозицию  сыграл  важную  стабилизирующую  роль.  В 1994  г.  представитель Ирана  принял  участие  в первом раунде межтаджикских переговоров, состоявшихся в Москве. Иранские официальные лица присутствовали при подписании Общего соглашения об установлении мира и национального согласия в июле 1997 г. Иран выступил наряду с Россией основным политическим гарантом имплементации данного соглашения. Необходимо отметить, что от поддержки таджикских исламистов Иран не отказался, однако свои действия на данном направлении он старается не афишировать».

Безусловно, Иран заинтересован в укреплении своих позиций на Каспии. Во многом, ему это удаётся сегодня через продуктивное сотрудничество с, казалось бы, совсем не родственной Туркменией, демонстрирующей в последнее время свою равноудалённость от всех геополитических центров силы. Стоит отметить некоторые иранские инфраструктурные проекты, цель которых – интегрировать Центральную Азию. Это, в первую очередь, введённые в эксплуатацию в середине 90-х участок железной дороги Бафк — Бендер-Аббас и Мешхед — Серакс — Теджен, что соединили сетки Ирана и ЦА. Специалисты утверждают, что это соединение обеспечивает сегодня самый быстрый транзит  грузов  из  Центральной  Азии  к  портам Персидского  залива[8]. В настоящее время идёт реализация крупного железнодорожного проекта «Север-Юг», в котором принимает участие и Казахстан[9]. В конце 2010 г. был открыт новый газопровод из Туркмении[10].

Если говорить о взаимоотношениях Ирана и России, то, фактически являясь соперником Москвы в Каспийском регионе, ИРИ полностью зависит от её дипломатической поддержки в условиях давления, которое оказывают силы атлантистов.

Подробнее о том, как ситуация, складывающаяся вокруг Ирана, влияет на геополитику Кавказа и Центральной Азии, а также, на чьей стороне и как играет в большую геополитику Турция, мы расскажем в следующей части нашего цикла.

Иосиф ИЛЛАРИОНОВИЧ, обозреватель Polit.KG

 



[1]http://www.tazar.kg/news.php?i=5474

[2]http://www.idmedina.ru/books/materials/rmforum/4/siroeg.htm

[3]http://www.iarex.ru/articles/29104.html

[4]Исламская Республика Иран

[5]http://www.ipp.kg/en/news/2280/

[6]http://www.bubakiri.narod.ru/analitika/geopolitika_kavkaza/pantyurkizm_na_sluzhbe_mirovoi_reaktsii/

[7] Имеется в виду гражданская война в Таджикистане 1992-1997 гг.

[8]http://www.easttime.ru/analitic/1/4/746.html

[9]http://farsiiran.narod.ru/news/newscac/railway.htm

[10]http://www.rosbalt.ru/business/2010/11/28/794695.html

  

Версия для печати   |   Просмотров: 2834   |   Все статьи

Мы и мир

Опрос



Главная