POLIT.KG
Информационно-аналитический портал
  часы   Четверг, 15 ноября 2018
RSS

О ситуации в Кыргызстане

07.11.2018 14:26
Президент Сооронбай Жээнбеков: Глубоко прочувствуем многовековую великую историю нашей страны, свято сохраним национальное достоинство!

Президент Кыргызской Республики Сооронбай Жээнбеков  7 ноября, в связи с Днем истории и памяти предков посетил мемориальный комплекс «Ата-Бейит», где прочитал молитву в память о предках и покоящихся там соотечественниках, возложил венки к памятникам и сделал обращение к народу Кыргызстана.

"Непростые годы в составе российской империи, национально-освободительная борьба 1916 года и великий исход — Уркун принесли нашему народу большие испытания.После победы февральской, затем Октябрьской социалистической революци 1917 года в России произошел резкий поворот в судьбе кыргызского народа. В 1924 году была образована автономная область, затем создана Кыргызская Советская Социалистическая Республика"


Погода в Кыргызстане

Курс валют

Кавказ и Центральная Азия: сравнение в контексте геополитики

28.09.2012 14:39 - Polit.kg

Часть 3. Турецкий след

Турция, если иногда и сводит глаза с двух стратегических регионов, о которых идёт речь в нашем цикле, то уж точно постоянно держит их в уме. Титулование султана Османской империи – «халиф всех правоверных» - до начала XX века делало Турцию центром притяжения всего исламского мира. С распадом же Османской империи и возрастанием роли салафитских  течений в арабском мире, Турция вынужденно, но весьма дальновидно, отказалась от  роли законного мусульманского центра. Со временем это позволило ей дать новую жизнь некогда забытой идеологеме о «единстве тюркского мира».

Что интересно, линии панисламизма и пантюркизма где-то сходятся, а где-то расходятся. Это и создало основу для геополитических манёвров – пусть и не столь успешных, как в случае с англо-саксонским Западом и Россией, но смелых и в определённой мере даже перспективных.

Основой пантюрксистской геополитики является понятие «Великого Турана» - пространства к северу от Ирана, протянувшегося от Кавказа до Саян. Минимальный набор объектов пантюркистской политики – страны с преобладанием тюркоязычных этносов, максимальный – все территории, куда ступала нога тюрка. В этом и  тонкость: «Разница между пантюркизмом и пантуранизмом заключается в значительной мере в количестве народов, на объединение которых претендуют сторонники этих доктрин. По сути – обе эти доктрины не отличаются друг от друга. Неслучайно, ведущих пантюркистов иногда именуют туранистами»[1]. Как указывают многочисленные источники, путь пантюркизма – строго антироссийский. Почему это так, можно понять, если вспомнить, сколько тюркских народов проживает на территории России и скольких тюрков из независимых уже государств связывает с ней историческая память и единые  цивилизационные установки.

В начале XXвека Центральную Азию и Южный Кавказ с идеями пантюркизма знакомил жестокий и решительный османец Энвер-паша. Организатор упоминавшегося нами похода на Баку в 1918 г., этот «Верховный Главнокомандующий войсками Ислама, зять Халифа и наместник Магомета» был приучен мыслить масштабно и не останавливаться ни перед какими препятствиями. После окончания Первой мировой войны, спасаясь от расправы своих врагов из Антанты, он легко вошёл в доверие к большевикам, которые вывезли его на самолёте в Советскую Россию, а после направили прямиком в Среднюю Азию. Но на месте тот занял позицию, оппонирующую интересам зарождавшегося в условиях Гражданской войны советского государства. Развернув активную деятельность по координации басмаческого движения[2], он в короткий срок умудрился занять большую часть Бухарского эмирата, формально уже подчинённого большевикам. Советские эмиссары предлагали ему признание и мир, но этот максималист требовал полного ухода российских войск из всего Туркестана. Убит он был недалеко от Душанбе в бою с Красной Армией летом 1922 года. В том же году официально перестала существовать Османская империя.

Несмотря на то, что пришедший к власти Мустафа Кемаль (Ататюрк) отказался от всего, что связывало Турцию с имперским прошлым, идеи распространения турецкого владычества на Кавказ и Центральную Азию и по сей день живут в умах турецких политиков.

 «К началу 2007 года стало ясно, что Анкаре не видать членства в Европейском Союзе, как своих ушей. Понимая, что в ближайшие 100 лет их не примут в Европу, турки осознали, что для Турции это означает судьбу периферийного государства, необходимого лишь для обслуживания военно-стратегических, экономических и политических интересов Запада. И тут вдруг их осенила волна «братской любви» к среднеазиатским тюркам — вернее, попытка Турции за счет тюркских государств ЦА повысить свою значимость для Европы и США. […] При любом осложнении переговорного процесса с европейцами турки начинают демонстративно активизировать свой кавказско-центральноазиатский диалог с «тюркскими странами». Верно и обратное — любое потепление турецко-европейского партнерства знаменуется «потерей памяти» в отношении «тюркских братьев», - так, довольно грубо описывается диалектика «технического пантюркизма» отдельными экспертами сегодня[3]. На наш взгляд, каким бы ни был процент «техничности» в продвижении этой идеологии, налицо довольно-таки продуманная стратегия, что просто обречена на успех. Вот мнение Владимира Аваткова, эксперта московского Института Ближнего востока: «…сегодня Турция понимает: в краткосрочной перспективе сложно претворить в жизнь идеи о создании новой тюркской империи на основе «старшебратства» Турции. Связано это не только с нежеланием тюркских народов бывшего СССР быть младшими братьями, но и с теми широкими связями, которые существуют у Центральноазиатских и Кавказских республик с Россией. В этих условиях Республика Турция делает ставку на будущее: внедряет свои образовательные, религиозные учреждения в республиках бывшего СССР. Уместно привести слова бывшего президента Турции С.Демиреля, прозвучавшие на восьмом тюркском саммите в Астане. «Именно образованная, знающая самые современные технологии молодежь сможет обеспечить тюркским странам ведущие позиции в XXI веке – веке конкуренции геополитических центров. […] Наша цель – не только написание новой истории наших народов, но и восстановление прежней»[4].

Первоначально весьма интенсивные контакты Турции с независимыми государствами Центральной Азии в начале 90-х научили последних относиться к такому общению более осторожно. Первым осознал потенциальную опасность президент Узбекистана Ислам Каримов, ещё в 1994 г. резко сокративший численность узбекских студентов, обучающихся в турецких вузах. Большую роль в охлаждении отношений сыграл отказ турецкой стороны выдать одного из лидеров узбекской оппозиции.

Куда более широкую деятельность развернули пантюркисты в Казахстане и Кыргызстане, где их мишенью стала национальная интеллигенция. Здесь была внедрена целая сеть общественных организаций, призванных распространять пантюркистскую идеологию – наподобие Всемирной Ассамблеи Тюркских Народов[5]. Последняя уже много лет твердит о необходимости создания Союза Центральноазиатских государств, причём трактует это как «восстановление отнятого единства»[6]. Внешнеполитические ориентиры потенциального образования заведомо понятны: главный враг – русские колониалисты, главный друг – «тюркские братья» из Анкары.  

На Кавказе и в Центральной Азии действуют и организации, не поддерживаемые турецкими правящими кругами, но всё-таки пропагандирующие пантюркизм – пусть и с религиозным оттенком. В первую очередь, речь идёт о религиозной секте суфийского толка «Нурджулар», что,  лоббируя свои интересы в среде местных чиновников[7], уже на протяжении многих лет работает под прикрытием образовательных учреждений. «Только на Северном Кавказе свободно функционируют порядка 30, а в странах СНГ – более 200 лицеев, связанных с вышеназванной организацией», - сообщают эксперты[8]. Глава «Нурджулар» Фетхулла Гюлен не скрывает, что готовит, таким образом, будущие элиты и группы влияния. «Несмотря на периодические неудачи, движение Гюлена сумело создать эффективную сеть, в которую входят бывшие воспитанники школ, дружественно настроенные чиновники и симпатизирующие движению бизнесмены. Исповедуемые им идеи сравнительно умеренного ислама и тюркского национализма находят отклик в сердцах все большего количества жителей Азербайджана, в частности молодежи, которые видят в нем альтернативу как светской государственности, так и исламизму иранского толка» - сообщают, например, азербайджанские СМИ[9].

Таким образом, можно прийти к выводу, что Турция, хотя и не видит пока возможностей для полномасштабного воплощения «туранского проекта», но, имея «дальний прицел» работает над тем, чтобы этих возможностей было больше. Образование и культура – разве не отсюда растут ноги у всех достижений человечества? В этом смысле интересно, что уровень турецких вузов двойного подчинения, действующих в ЦА, довольно высок – и, по некоторым оценкам, они уже давно оставили позади аналогичные российские вузы.

Что касается более серьёзных аспектов взаимодействия, то… «Военное сотрудничество Турции с государствами Центральной Азии не может успешно и разносторонне осуществляться без полной материальной и политической поддержки США. Турция не располагает средствами для предоставления существенной помощи данным государствам, чья безопасность предполагает глобальные мероприятия по усилению защиты государственной границы, ПВО и специальных сил безопасности. Турция не уверена, что значительные ее затраты в сфере оказания военно-технической помощи государствам Центральной Азии будут сопровождаться усилением ее политического и экономического влияния», - констатируют эксперты Nabucco Watch, подчёркивая, что «Турция рассматривается США как пример и модель секулярного государства и общества для государств Центральной Азии и Ближнего Востока»[10]. Эта ремарка здесь не случайна, ибо давней традицией англо-саксонской геополитики является использование турецких «энтузиастов» в своих интересах. Показательно, что в начале 20-х гг. прошлого века, когда на территории нынешних Таджикистана и Узбекистана орудовал Энвер-паша, английский консул в Кашгаре был просто уверен в том, что Энвер-паша «с планами, совсем не совпадавшими с планами большевиков, прямо должен был способствовать укреплению позиций Великобритании»[11]. А вот и параллель в современности: «Запад пытается использовать в своих целях доктрину пантюркизма, представляющую серьезную угрозу внешним и внутренним интересам России»[12]. (Не будем забывать, членом какого военно-политического блока является Турция!) Там же: «Формально США не вынашивают планов создания единого тюркского политического пространства под доминантой Турции, а заинтересованы лишь в поддержке суверенитета новых независимых государств Центральной Евразии. Впрочем, к созданию интегрированного экономического и культурно-языкового пространства, имеющего общность интересов, – отношение спокойное». 

Не случайно мы используем так много ссылок на азербайджанские источники. Азербайджан – территория, традиционно воспринимаемая Турцией как «своя». И неважно, что история в своё время распорядилась по-иному, передав эти земли, населённые большей частью  тюркоговорящими мусульманами, от Персии России без посредничества турков. Чувство общности и растущий экономический потенциал АР[13]заставляет руководство Турции очень бережно относиться к независимому Азербайджану, идя ему навстречу, например, в вопросе строительства нефте- и газопроводов: «Несмотря  на  то,  что  наикратчайший  путь,  связывающий  Азербайджан  с Турцией  проходит  через  Армению,  выбору  этого  потенциально  наилучшего  с  экономической  точки  зрения  транспортного  маршрута  помешали  сложившиеся отношения между этими странами. Во-первых, конфликт между Арменией и Азербайджаном по поводу Нагорного Карабаха, и  захват  армянскими  вооруженными  силами  азербайджанских  территорий вне  этого  конфликтного  региона,  не  говоря  о  разрушении  железнодорожной  связи. Турция,  со  своей  стороны,  в  поддержку  Азербайджана,  тоже блокировала транспортные коммуникации с Арменией». Вот поэтому все пути сообщения Турции с её «провинцией» проходят через Грузию – общей границы у государств нет. Тем эффективнее, впрочем, Азербайджанская Республика сдерживает порывы своих местных пантюркистов, нацеленных на полное и немедленное слияние с центром тюркского мира.   

В последние годы с государствами ЦАР Турция предпочитает работать в формате Межпарламентской ассамблеи тюркоязычных стран. Последнее заседание этого формирования, существующего с 2009 г., прошло в Бишкеке (Кыргызская Республика). На этот раз Кыргызстан, Казахстан и, разумеется, Азербайджан с Турцией договорились об «обмене опытом» среди своих парламентариев[14]. Группы депутатов будут летать к своим коллегам и «укреплять взаимоотношения». Кому это нужно? В первую очередь, турецким бизнесменам, жаждущим ещё больших привилегий на центральноазиатских рынках, где они и без того чувствуют себя отлично (к примеру, торговый оборот между Кыргызстаном и Турцией только за последние три года увеличился более, чем в два раза[15]). Кстати, главный киргизский бизнесмен – президент КР Алмазбек Атамбаев – свой первый визит в качестве главы государства нанёс не в Россию, не в Китай… а в Турцию[16]. Там же провёл он и свой первый отпуск. Там же учится его младший сын[17]. Стоит ли при этом удивляться возможности такого широкого жеста, как передача Турции контроля над единственным оборонным предприятием в республике[18]?

В следующей публикации мы, несомненно, коснёмся взаимодействия заокеанских патронов Турции с пробуждающейся Россией и посмотрим, какую роль в этих взаимоотношениях играют республики Кавказа и ЦА.

Иосиф ИЛЛАРИОНОВИЧ, обозреватель Polit.KG

 



[1]http://atropat.narod.ru/tolosh-gazeti/tolosh4/tolosh402.html

[2]Вспомним, что самые идейные басмачи называли себя «армией ислама» и воевали под знамёнами газавата

[3]http://ca-news.info/2007/12/14/54

[4]http://www.iimes.ru/rus/stat/2009/24-04-09a.htm

[5]http://dta1.org/index_page1.3.htm

[6]http://dta-turan.org/?p=195

[7]http://maxala.org/sosedstvo/5754-tureckiy-dzhalal-abad-ili-kyrgyzskie-posledovateli-nurdzhular.html#.UGRG9zJrWAg

[8]http://www.iimes.ru/rus/stat/2009/24-04-09a.htm

[9]http://ann.az/ru/нурджулар-исламские-массоны/

[10]http://nabucco.ge/cgi-bin/news/news.cgi?id=EkVVEAppFlGaDCQfao

[11]http://www.filgrad.ru/texts2/nn22.htm

[12]http://www.bubakiri.narod.ru/analitika/geopolitika_kavkaza/pantyurkizm_na_sluzhbe_mirovoi_reaktsii/

[13]Азербайджанская Республика

[14]http://www.knews.kg/ru/politics/20641/

[15]http://www.knews.kg/ru/econom/17778/

[16]http://www.rosbalt.ru/exussr/2012/01/16/933714.html

[17]http://www.gezitter.org/politic/8322_pervaya_ledi/

[18]http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1297317120

Версия для печати   |   Просмотров: 3708   |   Все статьи

Мы и мир

23.03.2018 19:20
Учебники по истории должны отражать неразрывную связь  Крыма с Россией

Член Совета Федерации от Республики Крым Сергей Цеков принял участие в заседании «круглого стола» Российского исторического общества, посвящённого четвёртой годовщине воссоединения Крыма с  Россией и  презентации двухтомника «История Крыма», созданного Институтом российской истории РАН.           

Открыл мероприятие председатель Российского исторического общества Сергей Нарышкин. В работе «круглого стола» приняли участие директор Института российской истории РАН Юрий Петров, председатель Комитета Государственной Думы по международным делам Леонид Слуцкий, председатель Законодательного Собрания города Севастополя, председатель Совета отделения Российского исторического общества в Севастополе Екатерина Алтабаева, директор Центрального музея Тавриды,

Опрос



Главная