POLIT.KG
Информационно-аналитический портал
  часы   Среда, 21 ноября 2018
RSS

О ситуации в Кыргызстане

07.11.2018 14:26
Президент Сооронбай Жээнбеков: Глубоко прочувствуем многовековую великую историю нашей страны, свято сохраним национальное достоинство!

Президент Кыргызской Республики Сооронбай Жээнбеков  7 ноября, в связи с Днем истории и памяти предков посетил мемориальный комплекс «Ата-Бейит», где прочитал молитву в память о предках и покоящихся там соотечественниках, возложил венки к памятникам и сделал обращение к народу Кыргызстана.

"Непростые годы в составе российской империи, национально-освободительная борьба 1916 года и великий исход — Уркун принесли нашему народу большие испытания.После победы февральской, затем Октябрьской социалистической революци 1917 года в России произошел резкий поворот в судьбе кыргызского народа. В 1924 году была образована автономная область, затем создана Кыргызская Советская Социалистическая Республика"


Погода в Кыргызстане

Курс валют

Кавказ и Центральная Азия: сравнение в контексте геополитики

15.10.2012 19:38 - Polit.kg

Часть 4. Фразы и базы в Центральной Азии

О появлении американских групп влияния на Кавказе и в Средней Азии напоминать никому не надо. Захват территории был осуществлён ещё в годы, предшествовавшие развалу СССР. Та же Грузия стала одним из первых «фугасов», заложенных под Советский Союз. Свою роль в этой пьесе сыграли и две другие республики Закавказья. Обострившиеся как-то «вдруг» национальные противоречия в Нагорном Карабахе, конечно, сыграли на руку силам, подбиравшим доводы в пользу  невозможности совместного существования народов СССР в дальнейшем.

В свою очередь, Республики Средней Азии меньше других в то сложное время думали, куда бы убежать из Союза. Их просто поставили перед фактом. Одновременно ошеломлённые и опьянённые свалившейся невесть откуда «свободой», эти страны начали вспоминать, как они жили «до русских» - то есть, до интеграции в русское цивилизационное пространство. И пустились в «старую добрую» многовекторность. Всплывшие на поверхность национальные элиты вошли во вкус и стали пользоваться своим «стратегическим положением» в полную силу. Особо преуспел в этом независимый Кыргызстан, для которого «стратегическое положение» оказалось, образно говоря, единственной позицией экспорта. Первая американская база в регионе появилась тут – и, кстати, существует до сих пор, сменив в 2009 г. лишь вывеску: с авиабазы антитеррористической коалиции им. Питера Ганси (нью-йоркский пожарный, погибший во время работ на обрушившихся башнях-близнецах) на Центр транзитных перевозок ВВС США. Как бы то ни было, к объекту приклеилось название «Манас» - по находящемуся в непосредственной близости от базы гражданскому аэропорту Бишкека. В том же 2001 г., когда нога американского легионера ступила на киргизскую землю, «своя» американская база появилась и в Узбекистане. Естественно, эта «мирная» экспансия была связана с готовящимся и предвосхищённым трагедией 11 сентября вторжением Соединённых Штатов в Афганистан.

Поспешность, с которой американское военное ведомство решило обосноваться на центральноазиатских просторах, говорит о том, что «антитеррористическая операция» была весьма удобным предлогом для вторжения в «святая святых» Евразии. Все поняли: базы застряли в регионе надолго. Правда, руководство Узбекистана, поняв через некоторое время, насколько опасны игры в многовекторность, вскоре после нашумевших андижанских событий[1](дело было в 2005 г.) выставило американцев вон. Руководство Кыргызстана до этого не додумалось – и было низложено в результате оранжевой революции. О переводе военного контингента с узбекской базы Карши-Ханабад на «Манас» госсекретарь США Кондолиза Райс договаривалась уже с Курманбеком Бакиевым – очередным центральноазиатским князьком, решившим, что уж он-то на многовекторности не прогорит.

Когда пали нью-йоркские башни-близнецы, Россия находилась в столь тяжёлом положении, что, по сути, была не способна на какое-то активное сопротивление в регионе. Шла Вторая чеченская кампания, страна выкарабкивалась из последствий недавнего дефолта. В Российской Федерации намечались масштабные реформы госуправления. С приходом к власти Владимира Путина начали устанавливаться новые порядки в отношениях власти и крупного бизнеса. Неудивительно, что южный вектор внешней политики  оставался на втором плане. Вскоре, однако, всё пошло по-другому. Шагом вперёд стало создание в 2002 г. Организации Договора о коллективной безопасности (ОДКБ), куда и поныне входят три из пяти центральноазиатских республик, а также Беларусь и Армения. Давление на постсоветские элиты со стороны атлантического блока сказалось на том, что своё членство в Организации в своё время приостановили Грузия и  Азербайджан, а летом нынешнего года – Узбекистан. Последнее событие поставило под вопрос возможность стратегического закрепления России, которая является естественным лидером ОДКБ, в Ферганской долине – сердце Центральной Азии. В настоящее время единственный военный аэродром ОДКБ находится севернее, в Чуйской долине. Кыргызстанцы, вплоть до нового президента КР Атамбаева, без обиняков называют его российской базой. Согласно последним заявлениям главы российского оборонного ведомства Анатолия Сердюкова, уже через полгода аэродром этой базы сможет принимать не только лёгкие истребители и штурмовики, но также  стратегические бомбардировщики. «Любая реальная посадка такой техники – это некая заявка, которую нужно тщательно взвесить», - цитирует министра газета «Взгляд»[2]. Напомним, что в ходе  своего первого визита в Москву Алмазбек Атамбаев потребовал от России погасить долг за нахождение этой базы на киргизской земле. Впрочем, скоро выяснилось, что долг, если и имеется, то только по другим российским объектам в республике, а именно: испытательной базе противолодочного вооружения Военно-морского флота (ВМФ) России, 338-ому узлу связи ВМФ и сейсмическому пункту службы спецконтроля Минобороны России. За базу ОДКБ, как то предусматривают соглашения между странами-участницами Организации, никто никому платить не должен. Курьёз (мы имеем в виду временное игнорирование руководством Киргизии статуса кантской авиабазы, как объекта ОДКБ, а не Россиийской Федерации как таковой) вскрыл не только слабую осведомлённость нынешней киргизской власти во внешней политике своей страны, но и подспудную враждебность национальной элиты Киргизи в отношении России. Впрочем, напряжение в Центральной Азии очень легко снимают обычные деньги. В последний визит Владимира Путина в Бишкек было озвучено решение РФ списать долг Киргизии: 189 млн. долл. сразу, и ещё 300 млн. – начиная с 2016 г.[3].  Судя по всему, это аванс за вывод американского военного контингента из страны, обещанный Атамбаевым на его первой официальной пресс-конференции в качестве президента КР. «Либо американцы уйдут в 2014 году, либо Центр транзитных перевозок будет переформатирован в гражданский центр для совместного использования Россией и Америкой. Если США откажутся от совместного использования гражданского центра с Россией, Кыргызстан готов сотрудничать в этой сфере с Россией и другими странами», – заявил он ещё накануне 2012 года[4]. О серьёзности озвученного намерения сказать пока ничего нельзя. Как показывает практика, на пути «возвращения» России в ЦА лежит много обманок. Например, считавшаяся чуть ли не главным достижением российской внешней политики в 2009 г. договорённость о выдворении американской авиабазы из Киргизии «как бы в обмен» на два миллиарда даровых долларов помощи: ожидалось, что летом того же года американцев в «Манасе» уже не будет. Обернулось это, как мы помним, феерическим переименованием американской базы при полном её сохранении. Этот и другие примеры свидетельствуют о том, что «перекупать» национальные элиты среднеазиатских государств для России – занятие более чем сомнительное. Результатов от такого «взаимодействия» мало. Население стран ждёт от России более решительных действий. Местные же «элиты» пользуются осторожностью Москвы и, вначале откровенно заискивая перед «большим братом», так же откровенно потом его «кидают».

Радует лишь одно. В начале второго десятилетия XXI века идея евразийской интеграции всё-таки вышла из зоны «примеривания» в зону плодотворного сотрудничества РФ и независимых государств Центральной Азии. Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев наконец-то увидел возможность для реализации уже давно вынашиваемого им евразийского проекта – до Путина к голосу казахстанского лидера в Москве просто никто не прислушивался. В результате процесс распространения американского влияния в ЦА был немного реинтенсифицирован. Нехотя, но руководство той же Киргизии всё-таки заявило о намерении вступить в Таможенный союз. В очереди стоит не имеющий общих границ с РФ Таджикистан. Закономерным в такой ситуации становится ответный ход США, что на наших глазах выбивают из-под российского влияния Узбекистан – доминантного игрока внутри Средней Азии. Выход последнего из ОДКБ, несомненно, нанёс огромный урон Организации и заставил аналитиков констатировать самую решительную переориентацию Ташкента на Вашингтон. К чести США, в Белом доме понимают, что Узбекистан обязан стать главным ориентиром любого геополитического игрока в Средней Азии, и с ним нужно быть поласковей. На сегодняший день президент  республики Ислам Каримов – единственный центральноазиатский лидер, с которым президент США Обама не чурается лично разговаривать по телефону и подсылать делегации из 17 (!) пентагоновских генералов и адмиралов[5]. По мнению отдельных экспертов, то, что Россия сотрудничает сегодня в ЦА по большому счёту лишь с Киргизией и Таджикистаном, как бы не обращая внимания на Ташкент, - это ситуация, абсолютно не вписывающаяся в традиции русской геополитики как таковой. «Визиты в Бишкек и Душанбе - полный провал российской внешней политики. Причем, проиграна она не глобальным игрокам - США или Китая, а всего лишь навсего Ташкенту», - считает, например, эксперт Александр Князев.

Режим Каримова, беря на себя риск, связанный с укреплением американцев, делает это ради выгод, которые сулит приближающийся выход американских войск из Афганистана. Северная распределительная сеть – маршрут этого отхода, уже намеченный американцами, проходит непосредственно через Узбекистан. Уже сейчас, по признанию помощника Генерального секретаря США по вопросам Южной и Центральной Азии Роберта Блейка, большая часть поставок в Афганистан идёт через узбекско-афганскую границу[6]. Таким образом, можно ожидать, что какая-та частица американских войск на этом пути в 2014 г. осядет. В связи с этим ожидается скорая реанимация базы Карши-Ханабад, а может и создание принципиально новой «точки опоры».

«23 августа российская газета «Коммерсант» со ссылкой на источники, близкие к МИД Узбекистана, сообщила, что Вашингтон и Ташкент начали переговоры о создании на узбекской территории Центра оперативного реагирования с задачами «координации действий» на случай обострения ситуации после намеченного на 2014 г. вывода войск США из Афганистана. Речь, по словам источника «Коммерсанта», идет о крупнейшем военном объекте США в Центральной Азии. Прояснился и смысл планов США оставить часть вывозимой из Афганистана военной техники странам региона. Большая ее часть достанется Узбекистану и будет использована для создания упомянутого Центра оперативного реагирования. Часть оборудования передается Узбекистану безвозмездно, другая – на временное хранение. […] На новой военной базе США, если американцы ее получат, должны базироваться не только боевая и военно-транспортная авиация, но и бронетехника, транспорт, помещения для военнослужащих, склады с продовольствием и вооружением и т.п. Численность размещенных здесь войск значительно превзойдёт ту, что была на авиабазе в Карши-Ханабаде. В Вашингтоне, таким образом, рассчитывают сделать своим союзником крупнейшую по численности населения и вторую по экономическому потенциалу страну Центральной Азии с исключительно выгодным географическим положением. Узбекистан граничит с Казахстаном, Киргизией, Таджикистаном, Туркменией, Афганистаном и находится в непосредственной близости к границам Китая и Ирана. Все эти страны окажутся в зоне прямой досягаемости тех сил и средств, которые предположительно разместятся на новой военной базе США», - замечают российские эксперты[7].

Если присовокупить к этому вероятное расширение военного присутствия НАТО в Таджикистане, то получается не самая лучшая для России картина. В таких условиях ни за что со своей базой не расстанется и Киргизия. Противопоставить укреплению американцев в регионе Москве нечего: возможность создания опорного пункта в киргизской части Ферганской долины в ближайшие годы исключена – об этом свидетельствует полное игнорирование этой темы в последний приезд Владимира Путина в Бишкек, когда речь шла о создании Объединённой российской военной базы. Создание последней, в свою очередь, означает лишь повышение юридического статуса объектов, и без того уже много лет находящихся на территории Киргизии. Конечно, это тоже неплохо – но только база в Оше или Кызыл-Кие смогла бы в 2014 году установить хотя бы приблизительный паритет с американским военным присутствием в регионе. Пока же эксперты констатируют: «Принятие соглашения об «объединенной военной базе» исключает вопрос о создании базы на юге и не ставит всех точек в российско-киргизском военном сотрудничестве»[8].

Интересно, что сразу после визита Путина в Бишкек (дело было 20 сентября) в СМИ просочилась информация об уже начатом в Киргизии строительстве нового звена американской противоракетной обороны: 26 радарных станций высокой мощности возводятся турецкой компанией Serka, ранее уже выступавшей в качестве подрядчика Пентагона[9]. Это во многом объясняет нежелание Бишкека продлевать срок  аренды российских военных объектов на 49 лет, как предлагала Москва[10]. Служить двум господам становится всё труднее…

Определённую уверенность на этом фоне России внушает лишь продление до 2042 года договора о нахождении в Таджикистане 201-ой базы российских сухопутных войск – соответствующее соглашение Эмомали Рахмон и Владимир Путин подписали в Душанбе не далее, как 5 октября сего года. Интерфакс цитирует помощника российского президента Юрия Ушакова: «Россия, как и сейчас, фактически не будет платить за базу. Практически мы получаем базу безвозмездно». Там же чиновник поясняет, что отныне статус этого военного объекта будет соответствовать статусу дипломатического представительства. Как выясняется, взамен российская сторона взяла на себя заботу о модернизации и техническом переоснащении Вооруженных сил Таджикистана[11].

На Кавказе в тех же отношениях с Россией, что и Таджикистан, находится Армения. На сегодняшний день это единственная республика СНГ, не использующая факт нахождения на своей территории российских войск как повод для вымогательства (в отличие от многих давних партнёров РФ[12]). «По своей стратегической позиции, с точки зрения российских интересов, Армения весьма напоминает Таджикистан. Обе страны расположены на стратегических участках бывшей советской границы, которая здесь еще не полностью размыта в связи с многолетним присутствием российских пограничников», - отмечает редактор ИА Regnum Виген Акопян[13]. «И Таджикистан, и Армения оторваны от России и заблокированы соседними странами, - что примечательно: именно государствами так называемого «тюркского пояса» - Узбекистаном и Азербайджаном», - продолжает эксперт, указывая как на явную параллель последнему соглашению РФ и РТ на согласие армянских властей  пролонгировать срок дислокации российской военной базы на 49 лет, данное ещё в 2010 году[14]. Объяснение столь широкому жесту простое: «база должна защищать безопасность Армении не только на турецком направлении, но и на азербайджанском, а армянская армия должна снабжаться современным вооружением по доступным ценам»[15].  «Мы считаем, что нахождение российской военной базы в Армении исходит из интересов нашей безопасности», - таково одно из последних заявлений Президента Армении Сержа Саргсяна[16].

Таджикистан, который со времён окончания гражданской войны не находится в столь отчаянном положении, позволяет себе куда более откровенные заигрывания с Западом. В первую очередь, речь идёт о базирующихся в Душанбе ВВС НАТО (служат на базе, в основном, французские военные)[17]. Также президент Рахмон ещё в 2001 г. предлагал земли и для американских «борцов с терроризмом». Однако же в 2005-ом, когда тех погнали из Узбекистана и госсекретарю США Кондолизе Райс пришлось обратиться в Душанбе, с таджикской стороны поступил отказ. То же самое было, возможно, и в 2009 г., когда речь зашла о закрытии базы «Манас»[18]. Это свидетельствует о флюгерном характере политики государства, всегда действующего с оглядкой на региональную конъюнктуру, а также на имеющий большое влияние внутри государства родственный Иран. Тем не менее, есть поводы для настороженности: Таджикистан является единственной центральноазиатской республикой, поток помощи которой по штатовской «Программе зарубежного военного финансирования» в 2013 планируется повысить – да ещё почти в два раза[19]! Понятное дело, Америка просто так деньгами не разбрасывается.

Неплохие инвестиции, судя по всему скоро хлынут в Ташкент – так, по крайней мере, было в 2001-2002 гг., когда США в течение одиннадцати месяцев вслед за развертыванием американских войск на узбекской территории инвестировали в экономику Узбекистана около половины миллиарда долларов[20]. Правда, сегодня всё осложняется принятым 30 августа законом РУ, запрещающим размещать иностранные военные базы на территории Узбекистана. «Учитывая опыт Кыргызстана (где в 2009 году военная база «Манас» была попросту переименована в транзитный центр), не исключено, что Ташкент найдет возможность юридической лазейки для учреждения американской военной базы», - отмечает, в свою очередь, «Независимая газета»[21](отметим, кстати, что от прошлого выхода РУ из ОДКБ до создания базы Карши-Ханабад прошло всего-то два года). По всему видно, Узбекистану импонирует опыт декларативно нейтрального Туркменистана, которому его закрытость от внешнего мира ничуть не мешает развивать экономические взаимоотношения со всеми: и с США, и с Китаем, и даже с Ираном. С Россией, впрочем, уже в куда меньшей мере[22]. Косвенно об этих тенденциях свидетельствует нынешний крен Узбекистана в сторону Туркмении[23]. В одном из последних докладов ЦРУ Конгрессу США про Узбекистан говорится как о «стране, способствующей урегулированию ситуации, а не создающей потенциальные проблемы»[24].

Для России, надо отметить, узбекский вопрос в его проамериканском преломлении имеет долгую предысторию: «С самого обретения независимости в 1991 г. Ташкент категорично требовал уменьшения российского влияния в Узбекистане. Ни российские войска, ни пограничники не получили разрешения находиться или действовать на его территории. В 1998 г. президент Каримов публично обвинил российские службы безопасности во вмешательстве во внутренние дела Узбекистана. Вопрос о военном присутствии России не был поднят даже после терактов в Ташкенте в 1999 г. и исламистских рейдов в 1999-2000 гг., когда Каримов пошел на потепление отношений с Москвой и согласился принять Путина».

Что касается уже упомянутого Туркменистана, то, вне зависимости от того как позиционирует свою страну нынешнее руководство республики, оттуда поступают сигналы, намекающие на их  более, чем тесное военное сотрудничество с Западом. К таким сигналам можно отнести, в первую очередь, информацию о том, что именно Ашхабад является основным поставщиком авиатоплива для американских войск, дислоцирующихся в Афганистане[25]. «Туркменистан мало-помалу превращается в один из крупных транспортных узлов северной сети поставок невоенных грузов для американских и натовских войск в Афганистане. Как подтвердил Пентагон, сегодня в Ашгабате находится небольшой американский воинский контингент, задействованный в операциях по дозаправке самолетов», - сообщает портал EurasiaNet[26].

По информации министерства обороны США, у Соединенных Штатов на руках имеется соглашение, позволяющее им приземлять в аэропорту Ашгабата транспортные самолеты для дозаправки. Кроме того, как стало известно из одного источника, Организация Североатлантического договора стремится открыть наземный коридор поставки грузов, предназначенных для натовского контингента в Афганистане», - отмечается в той же публикации.

Примечательно, что делегации правительства США в, казалось бы, наглухо закрытом Туркменистане гостят довольно часто. Можно догадываться о  желании американцев обосноваться на юге страны – там, откуда в своё время летали в Афганистан советские бомбардировщики. Эксперт Александр Собянин, указывая на конкретный географический пункт, пишет: «Мары является лучшей и надежнейшей площадкой для тяжелой транспортной авиации военной группировки стран НАТО в Афганистане. База «Манас» в Киргизии и возможное возобновление базы американских ВВС в Узбекистане не могут компенсировать значение базы Мары, где великолепное покрытие взлетно-посадочной полосы, где отличное расположение по пути на базы в Турции, Албании, Германии. Нейтралитет Туркменистана для США крайне выгоден в их игре против Китая, Пакистана, среднеазиатских стран СНГ»[27]. «Если в Мары появится американская база, она будет невоенной, или, по крайней мере, будет объявлена невоенной. Таким образом,  это не будет противоречить провозглашенному Туркменистаном нейтралитету», – замечает, в свою очередь, сотрудник Московского Института стран СНГ Андрей Грозин[28].

(продолжение следует)

Иосиф ИЛЛАРИОНОВИЧ, обозреватель Polit.KG



[1]http://ru.wikipedia.org/wiki/Беспорядки_в_Андижане_(2005)

[2]http://www.vz.ru/society/2012/9/21/599189.html

[3]http://www.knews.kg/ru/econom/21798/

[4]http://vz.ru/politics/2011/12/29/550744.html

[5]http://for.kg/news-190772-ru.html

[6]http://navoine.ru/usa-in-central-asia-concept.html

[7]http://www.fondsk.ru/pview/2012/08/25/poluchat-li-ssha-voennyu-bazu-v-uzbekistane.html

[8]http://www.ng.ru/cis/2012-09-20/6_kirgizia.html

[9]http://www.regnum.ru/news/polit/1572650.html

[10]http://pda.kabar.kg/politics/full/38813

[11]http://www.interfax.ru/politics/txt.asp?id=269402

[12]http://www.knews.kg/ru/politics/18860/

[13]http://www.regnum.ru/news/fd-abroad/belarus/1568437.html

[14]http://www.vsesmi.ru/news/4406464/7223920/undefined/

[15]http://www.regnum.ru/news/fd-abroad/belarus/1568437.html

[16]http://www.mediamax.am/ru/news/politics/5564/

[17]http://analitika.org/ca/geopolitics/275-20071106053401548.html

[18]http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1235198700

[19]www.regnum.ru/news/fd-abroad/1557154.html

[20]http://mir-politika.ru/1202-zapadnaya-ekspertnaya-ocenka-vozmozhnostey-i-perspektiv-voennogo-sotrudnichestva-s-gosudarstvami-centralnoy-azii.html

[21]http://www.ng.ru/ideas/2012-09-24/9_asia.html

[22]http://www.news-asia.ru/view/uz/companies_news/3630

[23]http://www.регнум.рф/news/fd-abroad/turkmenia/economy/1567883.html

[24]http://russian.eurasianet.org/node/59148

[25]http://www.tdtoap.ru/news/17/

[26]http://russian.eurasianet.org/departments/insight/articles/eav070809ru.shtml

[27]http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1299014880

[28]http://russian.eurasianet.org/departments/insight/articles/eav070809ru.shtml

Версия для печати   |   Просмотров: 5061   |   Все статьи

Мы и мир

23.03.2018 19:20
Учебники по истории должны отражать неразрывную связь  Крыма с Россией

Член Совета Федерации от Республики Крым Сергей Цеков принял участие в заседании «круглого стола» Российского исторического общества, посвящённого четвёртой годовщине воссоединения Крыма с  Россией и  презентации двухтомника «История Крыма», созданного Институтом российской истории РАН.           

Открыл мероприятие председатель Российского исторического общества Сергей Нарышкин. В работе «круглого стола» приняли участие директор Института российской истории РАН Юрий Петров, председатель Комитета Государственной Думы по международным делам Леонид Слуцкий, председатель Законодательного Собрания города Севастополя, председатель Совета отделения Российского исторического общества в Севастополе Екатерина Алтабаева, директор Центрального музея Тавриды,

Опрос



Главная