POLIT.KG
Информационно-аналитический портал
  часы   Среда, 21 ноября 2018
RSS

О ситуации в Кыргызстане

07.11.2018 14:26
Президент Сооронбай Жээнбеков: Глубоко прочувствуем многовековую великую историю нашей страны, свято сохраним национальное достоинство!

Президент Кыргызской Республики Сооронбай Жээнбеков  7 ноября, в связи с Днем истории и памяти предков посетил мемориальный комплекс «Ата-Бейит», где прочитал молитву в память о предках и покоящихся там соотечественниках, возложил венки к памятникам и сделал обращение к народу Кыргызстана.

"Непростые годы в составе российской империи, национально-освободительная борьба 1916 года и великий исход — Уркун принесли нашему народу большие испытания.После победы февральской, затем Октябрьской социалистической революци 1917 года в России произошел резкий поворот в судьбе кыргызского народа. В 1924 году была образована автономная область, затем создана Кыргызская Советская Социалистическая Республика"


Погода в Кыргызстане

Курс валют

Колонизация, независимость и прочие «радости»

26.01.2011 14:55 - Polit.kg
Колонизация, независимость и прочие «радости»

Отвечают ли современные школьные учебники по истории Кыргызстана требованиям времени и необходимости гармонизировать наше общество?

Учебники истории, успевшие выйти и разойтись по школам Кыргызстана в новом тысячелетии, подвергались критике неоднократно: историками, СМИ, школьными учителями. Последние до сих пор определяют основную массу этих изданий как  «чрезвычайно слабые». Несостыковки, фактологические ошибки, обилие трудно запоминаемых имён и дат, рассмотрение экономики и культуры в отрыве от политики, т.е. отсутствие общего подхода, - всё это, по их мнению, только  затрудняет процесс овладения материалом. Школьники же к вопросу о том, чему их учат, остаются безучастными наблюдателями, а часто даже не заглядывают в учебную литературу. Но в 11 классе приходит пора обязательных экзаменов. И тогда История Отечества, в числе прочих предметов, заставляет трудиться  даже  самых больших лентяев. В выпускнике-абитуриенте просыпаются невиданные способности, ум впитывает печатное слово моментально, память удерживает столько, сколько ей, казалось бы, не выдержать. Наиболее популярное пособие для подготовки к экзаменам принадлежит перу того же автора, что «мучает» школьников в 10 и 11 классах – О. Дж. Осмонову. Излагаемая информация – большей частью повторы из тех же учебников. Экспресс-справочник «История Кыргызстана. 100 экзаменационных вопросов» был издан в 2006 году. Три с половиной сотни страниц вмещают в себя история кыргызов и Кыргызстана с древнейших времён и до наших дней.

Казалось бы, в эту книгу должны попасть только наиважнейшие моменты, способствующие установлению единой картины исторического процесса. Но даже самое поверхностное знакомство с текстом показывает, что на первый план и здесь выходит идеология. Соответственно, абитуриент, в надежде подготовиться к успешной сдаче госэкзамена, вынужден, как и в школе,  поглощать вместе с фактологией старую идеологическую шелуху. Естественно, информация эта не пройдёт бесследно и отложится если не в сознании, то в подсознании молодого человека. И что же из этого выйдет?

Наша задача – непредвзято посмотреть на текст справочника и выявить те подводные камни, о которые в скором будущем – когда нынешние школьники вступят в активную фазу жизни – придётся столкнуться нашему обществу. В силу того, что более всего нас интересуют вопросы национальной политики и взаимодействия титульной нации и нацменьшинств в Кыргызстане, рассмотрению подвергнется лишь тот период истории, когда Восток в Кыргызстане впервые столкнулся с Западом – а это годы вхождения Туркестана в состав Российской Империи и существования внутри неё вплоть до февральской революции 1917 года.

Итак, первые строки выбранного раздела выдвигают тезис, с которым трудно поспорить:

Туркестан стал объектом колониальных устремлений России в силу сложных переплетений политико-экономических интересов, в которых превалирующее значение имели политические мотивы.

 Разумеется, были и устремления, и политика. Само по себе это ничего не значит. НАТО сегодня – тоже продукт колониальных устремлений крупной и геополитически активной державы. Идём дальше.

Кокандское ханство возникает из ниоткуда: об основании государства – ни слова. Зато сразу ставятся точки над iв отношении участия кыргызского народа в политических делах этого образования:

Южные племена кыргызов (группа внутренних адигине, мундуз, басыз, кушчу, саруу, багыш, жедигер, саяк и др.) вместе с исконными соседями по Ферганской долине – узбеками, кыпчаками, таджиками – активно участвовали в создании Кокандского ханства (1709 г.) и в управлении им (Акбото-бий, Кубат-бий, Ажы-бий и др.)

Тем не менее, когда в конце XVIIIвека кокандцы начинают устанавливать свою власть на Севере нынешнего Кыргызстана, то встречают сопротивление. Таким образом, напрашивается вывод о том, что Север и Юг изначально шли абсолютно разными путями политического строительства. И кыргызская государственность если и существовала, то в зачаточном состоянии. О последнем  говорит и автор справочника:

Северная часть Кыргызстана в это время была под властью суверенных манапов – родовых предводителей, традиционно осуществлявших разобщённую политику правления. […] в 1780-1830 гг. [племена] существовали как независимые феодальные образования. Это был конгломерат племён.

Естественно, такой тип государственного устройства не соответствовал вызовам времени. В истории не было ни одного государства, добившегося хоть какого-то развития при сохранении родоплеменного строя. Именно поэтому на передний план в истории Средней Азии выходит противоборство Российской Империи, уже не раз проходившей модернизацию, и молодого Кокандского ханства – типичной восточной деспотии, обосновавшейся в Ферганской долине. Это и есть тот минимум, который должен остаться после прочтения материала у школьника. Но что делает автор? Раскрашивает иллюзию национального самосознания кыргызов и красок не жалеет. Тут же появляется «героически сражавшийся с русскими войсками» на стороне кокандцев отряд кыргызских джигитов под началом Шабдана Жантай уулу. Вопрос в том, чем заслужили эту посмертную героизацию кыргызские воины, сражавшиеся под кокандскими знамёнами? Отстаиванием каких-то идеалов (непременный атрибут героизма)? Да нет же, бойцы просто выполняли свою работу, защищая интересы кокандских феодалов. Получается,  весь героизм в том, что…  с русскими воевали? Похоже на условно-исторический шовинизм.

Середина XIXвека. Историческая диалектика ставит кыргызов перед выбором: либо Россия, либо Коканд. И правители отдельных родов делают свой выбор. Ничего героического в этом нет. Употребление эпитета «героический» можно было понять, если бы автор сочувствовал Кокандскому ханству. Но разве способен на это здравомыслящий человек? Когда я учился в 8-9 классе, то сведения о Кокандском ханстве черпал из учебника В.П. Мокрынина и В.П. Плоских, где сообщалось следующее:

Кокандское ханство представляло собой типичный образец феодальной деспотии Востока с наличием рабства. […] Хорунжий Потанин, посетивший Коканд в 30-х годах прошлого столетия, писал: «Хан управляет самовластно: он без всякого суда отрешает от должностей или казнит чиновников, смотря по важности преступления» […] Вместе с тем кокандские ханы не в малой мере зависели от интересов феодальной верхушки государства. Нередко феодалы устраивали усобицы между собой и победившая «партия», свергнув хана, возводила на престол своего ставленника, при котором занимала важнейшие государственные должности и бдительно следила за тем, чтобы хан в своих действиях не вышел за рамки её интересов. Если такое случалось, то начинались новые усобицы, заканчивавшиеся либо полным разгромом «опекунов» хана, либо низвержением строптивого правителя и заменой его другим, более покладистым.

И ещё одна замечательная зарисовка:

Яблоком раздора много лет было небольшое владение Ура-Тюбе (между Бухарой и Кокандом), в котором проживали кыргызы. Во время одного из сражений с кокандцами, когда победителями вышли уратюбинцы, из отрубленных голов пленников они тут же соорудили курган «калля-минар». В другой раз победителем вышел Ирдана (хан Коканда, - прим. ред.). Как сообщали среднеазиатские источники, все пленные уратюбинцы также были перебиты, и из их голов кокандский властелин велел сложить новый «калля-минар».

Вы бы хотели жить в таком государстве? Думаю, нет. Не желали этого и северные бии, которые вместо того, чтобы войти в состав Кокандского ханства и сплотиться, таким образом, со своими южными братьями-кыргызами, обращаются к России. А всё потому, что власть "белого царя" была на практике куда  человечнее власти абсолютно средневекового Коканда с его зинданами и калля-минарами.

Другой пример заочного «героизма» из экспресс-справочника О. Дж. Осмонова:

Открыто боролся с русским засильем крупный сарыбагышский манап Уметаалы Ормон уулу. Громя отдельные отряды русских войск, он 19 июня 1863 г. близ крепости Куртка в урочище Эки-Чат напал на подразделение подпоручика Зубарева, насчитывавшее около 40 солдат. Только подоспевшая через два дня помощь помешала джигитам Уметаалы разбить этот отряд.

Деепричастие «громя» обещает, конечно, нечто большее, чем нападение на отряд из 40 человек. Вот если бы сарыбагышский манап согласовал свою деятельность с другими племенами да преодолел бы старинную вражду своего племени с племенем бугу (а бугинцы к тому времени уже добровольно приняли российское подданство), да сплотил кыргызов, дав им национальную идею – может быть, и вышло бы «ГРОМЯ». Но какое место столь «красочному» эпизоду в учебнике истории и без того набитому именами и датами? Или дело в поиске "героического"? Где тогда случаи открытого и массового столкновения российских и кыргызских сил? Их нет и не может быть: историческая правда в том, что кыргызы никогда не выступали единым фронтом против «русской колонизации».

Несмотря на подобные «проколы», справочник не теряет своей информационной силы. Далее мы узнаём, что в том же 1861 г., когда отряд Шабдана Жантая уулу "геройски сражался" с русскими, тынайский манап Жантай Карабек уулу заявляет в Верном о вхождении кеминских кыргызов Чуйской области в протекторат России. И в это же время знаменитый Байтик-баатыр, манап рода солто, поднимается восстание против кокандской власти. Удивительное многообразие позиций для относительно немногочисленного народа. Делаем вывод, что сами кыргызы в то время находились в состоянии концептуальной неопределённости. Этим и объясняется, что воевали они как на той, так и на другой стороне. Можно было говорить о гражданской войне, если бы сама нация к тому времени сложилась. Но фактически шла привычная, вековая вражда племён, никак не согласующих свою политику друг с другом. В этом смысле не совсем понятно, зачем выражать симпатии кыргызскому отряду в составе кокандского войска, если следующим же абзацем идёт рассказ об антикокандских выступлениях того же Байтик-баатыра.

Если и с той, и с другой стороны герои - герои, потому что кыргызы - то откуда возьмётся продуктивная самокритика и направление развития для всего народа, а не для отдельных родов?

Вышеизложенное говорит о сознательно или бессознательно культивируемой концептуальной неопределённости у молодого поколения. Школьник читает и не понимает, кому он должен сочувствовать. Всё настолько усложнено, что сознание школьника скорее поспешит укрыться в "старых добрых" упрощениях, то есть в абсолютизации родо-племенных критериев истинности. В духе "ну если Байтик был, как и я, из племени солто, значит правильно делал". К слову, в учебнике О. Дж. Осмонова даже не сообщается о том немаловажном факте, что  свою деятельность Байтик координировал с русскими колонизаторами, к которым испытывал великую симпатию. Счастливый школьник, которого учили Мокрынин и Плоских, может вспомнить цитату из их пособия:

[Байтик Канаев] Наследственный манап племени солто. […] Был известен как непримиримый враг кокандского владычества и друг России, поднял восстание и уничтожил кокандского наместника в Бишкеке Рахматуллу. Вместе с русскими войсками отряд Байтика штурмовал крепости Бишкек, Мерке, Аулие-Ата; они были взяты и разрушены. Получил от русского правительства чин капитана российской армии. Удостоен наград: Большой Золотой медали на Анненской ленте и ордена Станислава III степени. В 1867 году в числе представителей от среднеазиатских народов ездил в Санкт-Петербург на представление императору Александру II.

Умалчивает  О. Дж. Осмонов и о письме бугинского манапа Боромбая западно-сибирскому генерал-губернатору, в котором просил русских «прибыть на Иссык-Куль и воздвигнуть здесь город». Боромбай писал, что у него в подчинении находится 10 тысяч юрт рода бугу и несколько тысяч юрт родов сарыбагыш, солто и других кыргызских родов, которые кочуют и  находятся в междоусобной вражде. Утверждение в Кыргызстане российской власти, по мнению Боромбая, привело бы к общему спокойствию. Об этом тоже можно прочитать только у Мокрынина и Плоских. Можно, конечно, указать на то, что эпизод мелкий и малозначимый... Но разве нападение на русский отряд из 40 человек крупнее?

Если внутренние предпосылки вхождения в состав России существовали, то зачем о них умалчивать? Ведь это никак не нанесёт удар по кыргызскому народу. Нельзя говорить об отсутствии исторических прецедентов, когда один народ призывал к управлению им другой. Вспомнить хотя бы отрывок из "Повести временных лет", в котором предки «русских колонизаторов» призывают к себе в князья варягов-викингов: "Земля наша велика и обильна, а порядка в ней нет; да и пойдите княжить и володеть нами". Исторический факт? Несомненно! К слову, славянские и финские племена словен, кривичей, чуди и мери существовали тогда в такой же озлобленности и междоусобной вражде между собой, как и племена кыргызов в XIXвеке. Вряд ли мудрые кыргызские бии и манапы, как, например, тот же Атаке-батыр, читали «Повесть временных лет». Здесь можно говорить о вневременной мудрости, которой, впрочем, не хватает часто нынешним правителям.

Даже в сухом тексте экспресс-справочника «История Кыргызстана. 100 вопросов» сквозит скрытая симпатия по отношению к Коканду (очень мало критики) и открытая антипатия по отношению к России и русским. Создаётся впечатление, что Коканд для автора (следовательно, для гипотетического кыргызского народа) – меньшее из зол. И  где-то за Кокандом, на горизонте маячит  надежда на объединение кыргызов в формате единого национального государства.  Давайте отнесёмся с уважением к патриотическим чувствам автора, и посмотрим: может быть хоть у северных кыргызов была такая возможность? Оказывается, что не было. И виной всему кровная вражда между отдельными племенами, в первую очередь самыми крупными. Факт:  племя бугу приняло российское подданство, оказавшись под угрозой истребления не от кокандских мечей, а от  племени сарыбагыш, развязавшего травлю своих сородичей в 1854-1855 годах. Некоторые кыргызские племена и вовсе жили под тройным гнётом. Такова была, например, участь племени черик, платившего налоги сразу трём государствам: циньско-манчжурскому Китаю, Коканду и Кашгару. И другие кыргызы даже не думали выручать их из беды.

Итак, что бы не говорили о «колонизации», из текста явствует следующее: сам Кыргызстан появился, по большому счёту, в результате "русской колонизаторской политики". Именно тогда племена прекратили открытую вражду и начали задумываться о своей общей судьбе.

Версия для печати   |   Просмотров: 5630   |   Все статьи

Мы и мир

23.03.2018 19:20
Учебники по истории должны отражать неразрывную связь  Крыма с Россией

Член Совета Федерации от Республики Крым Сергей Цеков принял участие в заседании «круглого стола» Российского исторического общества, посвящённого четвёртой годовщине воссоединения Крыма с  Россией и  презентации двухтомника «История Крыма», созданного Институтом российской истории РАН.           

Открыл мероприятие председатель Российского исторического общества Сергей Нарышкин. В работе «круглого стола» приняли участие директор Института российской истории РАН Юрий Петров, председатель Комитета Государственной Думы по международным делам Леонид Слуцкий, председатель Законодательного Собрания города Севастополя, председатель Совета отделения Российского исторического общества в Севастополе Екатерина Алтабаева, директор Центрального музея Тавриды,

Опрос



Главная