POLIT.KG
Информационно-аналитический портал
  часы   Четверг, 24 января 2019
RSS

О ситуации в Кыргызстане

07.11.2018 14:26
Президент Сооронбай Жээнбеков: Глубоко прочувствуем многовековую великую историю нашей страны, свято сохраним национальное достоинство!

Президент Кыргызской Республики Сооронбай Жээнбеков  7 ноября, в связи с Днем истории и памяти предков посетил мемориальный комплекс «Ата-Бейит», где прочитал молитву в память о предках и покоящихся там соотечественниках, возложил венки к памятникам и сделал обращение к народу Кыргызстана.

"Непростые годы в составе российской империи, национально-освободительная борьба 1916 года и великий исход — Уркун принесли нашему народу большие испытания.После победы февральской, затем Октябрьской социалистической революци 1917 года в России произошел резкий поворот в судьбе кыргызского народа. В 1924 году была образована автономная область, затем создана Кыргызская Советская Социалистическая Республика"


Погода в Кыргызстане

Курс валют

Центральная Азия на перекрёстке цивилизаций и политических блоков.

07.02.2013 22:59 - Polit.kg

По мысли видного российского эксперта Андрея Фурсова, сегодня отношения восточного и западного миров претерпели серьёзные изменения в связи с переходом от концепции «столкновения цивилизаций» к концепции «восстания Азии». В чём смысл этого перехода? В том, что если в «столкновении» главный акцент ставился на изначальную  несовместимость Запада и Востока, то в «восстании» - на практику экономики и политики.

Такая более прагматичная модель говорит, с одной стороны, о восстании бурно развивающих свою экономику странах Восточной Азии, а с другой стороны – о далеко не самом мирном бунте исламского Востока. «Что разделяет экономически развитую зону Восточной Азии и турбулентную зону ислама? Центральная Азия. Последняя может соединять два этих мира, а может разъединять. Это важная геополитическая зона: оттуда можно грозить и Китаю, и Индии, и исламскому миру, и России. И сейчас «центральность» Центральной Азии возрождается. Уже началась новая «Большая игра» за эту часть Евразии», - заявляет эксперт в одном из своих интервью.

 

Ось №1

Итак, коли речь зашла о пятёрке стран, в которую входит Кыргызстан, стоит посмотреть, в каких геополитических координатах находится центральноазиатский регион. Первое, что мы предлагаем сделать – это определить с осями. Самая, с позволения сказать, «жирная» точка на графике – это, разумеется, Соединённые Штаты Америки как единственная супердержава. С кем из давно уже положивших глаз на ЦАР государств Америка находится на одной линии? С Россией? Такое маловероятно даже в отдаленной перспективе.  С Китаем?  Пусть Китай и работает на США, выступая по отношению к последним и «мастерской», и главным кредитором, но пути у них всё же кардинально разные. Мысленно отойдём от евразийского материка и наткнёмся на очень непростые острова в Тихом океане. Это Япония. Вот первая ось и образовалась. Заметьте, более ответственного и преданного союзника у США в «восставшей Азии» нет.  Конечно, имеется ещё Южная Корея – но ресурс последней не так велик, как японский. Так что, не удивляйтесь: именно удалённая на тысячи километров от нас Япония является сегодня главным азиатским трансформатором, через который распределяется ток политической воли Запада в Восточной и, как мы убедимся, Средней Азии. Штаты уже давно поняли, что на одних «батарейках», коими являются американские военные базы и «пятые колонны» доморощенных «плохишей», долго не протянешь. Нужна коммуникация, которая строится не на технике, а на культуре. На цивилизационных, если хотите, кодах. Япония на роль такого универсального ключа к Востоку подходит идеально в силу своей равноудалённости от всех материковых противоречий и синкретичного характера японской культуры, базирующейся на шаманизме, культе предков, буддизме разных толков, конфуцианстве и едва не обожествлённом  технократизме.      

США остаются для Японии главным фактором безопасности, начиная со второй половины XXвека и по сей день. Весь «секрет» - в почти вассальной зависимости. В этом смысле, Япония может научить любую страну в ЦАР извлекать стратегическую выгоду из простого прислуживания американцам. В конечном счёте, это характерный азиатский подход, доведённый до абсурдного совершенства: став мировым лидером в экономическом и технологическом плане, Япония осталась политическим карликом. Но в контексте современной геополитики это имеет не такое уж и большое значение. Главное – то, что на этого карлика делает ставку американский гигант с накачанными мышцами. Гора мускулов этого Гулливера в виде военных баз США проявлена прямо на географическом теле карлика. Причём, в данном конкретном случае это смотрится не так уж и гротескно. Японцы быстро привыкли к политической системе, навязанной им американцами. Сменяемость премьер-министров в этой стране опережает даже уровень «бананового» Кыргызстана. По-настоящему авторитетных политиков, готовых на «шаг в сторону», нет. По всей видимости, нет и социального заказа на таковых. Американо-японский договор о взаимном сотрудничестве и гарантиях безопасности как вступил в силу в 1960-ом году, так и остался определять расстановку сил в Азии. По нему Япония вправе рассчитывать на американскую защиту в случае агрессии со стороны любого своего соседа. Сами же японцы ещё со времён Корейской войны начали самозабвенно (то есть,  забыв про опыт Хиросимы) наживаться на американской агрессии: вспомнить хотя бы, какой куш сорвала Япония, когда американцы орудовали во Вьетнаме. Наращивание производительных сил и увеличение экспорта – вот что вынесла Япония («бастион свободного мира в Азии», по выражению президента Никсона) из той мясорубки.

Ответ на вопрос «что делают 50 тысяч американских военных на японских островах?» очевиден: оказывают моральное давление на куда менее гибкий, в силу своей континентальной природы, Китай. Сюда же относятся практически аналогичные отношения США с Южной Кореей и потуги создать новый военно-политический союз, куда бы вошли США, Япония, Австралия и Индия. Этот «Союз четырёх» в своё время был создан на бумаге в 2004 году под эгидой совместной работы по предупреждению стихийных бедствий, но так и не сумел оформиться в стабильную международную организацию, которая бы являлась противовесом КНР в азиатско-тихоокеанском регионе. Тем не менее, есть позиция Барака Обамы – и она заключается в том, что «Соединенные Штаты были и всегда будут тихоокеанской державой». Планируется, что к 2020 г. соотношение объектов ВМС США в Тихом и Атлантическом океанах изменится с «50-50» на «60-40».  Экс-министр иностранных дел Южной Кореи Юн Ён Кван в статье «Азиатские лунатики» сравнивает, в свою очередь, нынешние международные отношения в АТР с европейской политикой начала прошлого века: «Мы видим растущий национализм в Восточной Азии, территориальные споры, а также отсутствие эффективных институциональных механизмов для налаживания сотрудничества в сфере безопасности. В то время как экономическая взаимозависимость между Китаем, Японией, Южной Кореей и членами Ассоциации государств Юго-Восточной Азии продолжает углубляться, их дипломатические отношения также обременены соперничеством и недоверием, как и отношения между европейскими странами в десятилетия до первой мировой войны». Это намёк на то, что «затаившийся дракон» Китая может в любую секунду вырваться из своей пещеры. Отметим, что самому Китаю выгодно поддерживать напряжение  на внешнеполитическом фронте, если говорить об отношениях с Соединёнными Штатами и их азиатскими вассалами. Так он «держит марку» и демонстрирует свою независимость от воли Единственной Супердержавы.

Япония же, пользуясь наличием «крыши», ведёт смелые территориальные споры с Китаем и просчитывает варианты своих действий в «час икс». Час этот наступит тогда, когда японцам придётся в срочном порядке переселяться. Геологи бьют тревогу: Япония буквально уходит под воду, уровень воды поднимается катастрофически быстро, учащаются стихийные бедствия. Масла в огонь подлил ядерный контекст Фукусимы. Естественный ход для японского правительства – подготовить площадку для массового переселения населения на Дальний Восток России. Впрочем, есть ещё один вариант: Центральная Азия…

 

Ось №2

В поисках второй оси мы выходим на проблему китайско-российских взаимоотношений. Многовековая практика показывает, что пока в обеих странах у власти находятся сильные лидеры-прагматики, отношения довольно-таки стабильны. Но как только где-либо начинается «чехарда», взаимоуважение пропадает. Надо понимать, что Китаю как таковому, а тем более современному Китаю с его мощным вооружением и производственными мощностями льстит образ «срединной империи», где он сам – центр, распространяющий гармонию на зависимое от него окружение. Таким образом, чтобы разговаривать с империей на равных, нужно и самим быть Империей, уважать свои традиции и актуализировать «заветы предков». Пока что Россия по большей части занята только в охране Китайского тыла, по невыгодным для себя ценам снабжая его углеводородами. Но в то же время пройден и период полнейшего беспредела, когда российские территории уходили Китаю «от щедрот русского сердца». И пусть до равноправия ещё далеко, есть Шанхайская Организация Сотрудничества, которая во многом аккумулирует энергию Китая и России.

Общая цель США и Японии сегодня – создать для России иллюзию, что Китай – это враг. Об этом свидетельствует хотя бы позапрошлогодняя сентенция Главы Совета по национальной безопасности Японии Сигэки Хакамады: «У Москвы и Токио есть объединяющий фактор — это китайская угроза». Сделать Центральную Азию яблоком раздора Китая и России – проще простого. Особенно если надавить на фактор Таможенного Союза, правила которого  ограничивают и будут ограничивать проникновение китайских товаров на этот рынок. Но Китай не ждёт усиления противоречий, а наоборот, продолжает вкладываться в страны региона, зная, что отдельные ростки смогут дать здесь самые благодатные всходы. 

«С точки зрения глобалистики настоящее и будущее Кыргызстана не только как независимого государства, но и монолитной этнополитической, этноэкономической и этнокультурной единицы и, соответственно, сохранения и развития ареала обитания, во многом и прежде всего зависит от двух гигантов: России и Китая и, в определённой степени, от их взаимоотношений друг с другом», - писал на заре третьего тысячелетия Муратбек Иманалиев, бывший тогда министром иностранных дел КР. Он же подчёркивал, что уже к тому времени мир вступил  «на путь образования мощных экономических союзов». Тенденции последних лет  показывают: Россия в Центральной Азии первой успела сделать то, на что уже давно рассчитывал Китай, а именно – вовлечь страны региона в орбиту полноценного экономического союза. КНР шла к этому издалека, начав с постройки гигантского здания под названием Шанхайская организация сотрудничества.  «ШОС — просто инструмент китайской экспансии на пространство организации. Экспансии, на которую легко покупаются наиболее слабые страны — Таджикистан, Киргизия, с удовольствием получающие невеликие, в общем-то, китайские кредиты и согласно именующие их «шосовскими», в то время как это обычные двусторонние кредиты, гранты или инвестиции, с учётом небольших масштабов этих республик быстро и легко превращающие их в китайские то ли доминионы, то ли протектораты», - считает Александр Князев.  Мечты молодых центральноазиатских демократий «зацепиться за восточноазиатский экономический экспресс» нашли своё выражение в переходе наиболее слабых из них в полную зависимость от реэкспорта китайских товаров. Собственное производство, перерабатывающая промышленность и даже добыча сырья ушли в небытие. Крах экономики эти государства встретили в «шикарных» кроссовках adidosи куртках ribok– правда, зачастую уже на территории России. Граждане наших республик ищут достойной жизни в государстве, у которого есть будущее. И не случайно, что именно Россия и дала Центральной Азии шанс на полноценное развитие в формате Таможенного союза и Единого Экономического Пространства. Не за горами тот день, когда Кыргызстан станет полноправным членом этого клуба. Определённые сигналы, свидетельствующие о готовности вступить туда, исходят и из Таджикистана, который будет граничить с Пространством уже через Кыргызстан. При этом, есть все основания полагать, что вхождение этих стран в  Таможенный союз не скажется на отношениях с КНР, а наоборот, - даст им новый старт. В этом случае будет задействован уже более цивилизованный формат отношений. О чём идёт речь, сегодня демонстрирует Китай, который предлагает Кыргызстану строительство сразу нескольких заводов с обеспечением спроса на продукты, которые будут там производиться. Идёт нормальная конкуренция – и если Россия стремится занять нишу в энергетической сфере региона, то Китай делает упор на более мелкие, зато  быстро выстреливающие проекты.  Страны ЦАР, так или иначе, остаются в выигрыше. В том числе и по той причине, что и России, и Китаю нужна мирная Центральная Азия, которая даже в перспективе не смогла бы стать зоной, подвластной какого-либо толка фанатикам.

В цикле материалов, который открывает данная публикация, мы намеренно исключаем из «осевых» страны мусульманского Востока, у которых, разумеется, тоже есть свои виды на Центральную Азию. Делаем мы это потому, что, во-первых, многие из них сами до сих пор находятся под прицелом западных «управителей мира», а потому не могут проявить себя в полной мере (таков, например, Иран), а во-вторых, воспринимаются в регионе крайне отстранённо, будучи включёнными в единый западный вектор дипломатических отношений наряду с европейскими державами. Начало XXIвека – это время китайского реванша за проигранную в середине далёкого VIIIвека борьбу за доминацию в Центральной Азии между арабами и китайцами. Не считаться с Большим Востоком уже нельзя.

В следующей части цикла мы рассмотрим конкретные подходы таких осевых сил, как Япония и Китай, в деле «освоения» нашего региона и подумаем, как нам следует вести себя с азиатскими львами и тиграми, чтобы не утратить собственной идентичности.

 

Иосиф ИЛЛАРИОНОВИЧ, обозреватель Polit.KG

 

Версия для печати   |   Просмотров: 1634   |   Все статьи

Мы и мир

Опрос



Главная