POLIT.KG
Информационно-аналитический портал
  часы   Понедельник, 19 ноября 2018
RSS

О ситуации в Кыргызстане

07.11.2018 14:26
Президент Сооронбай Жээнбеков: Глубоко прочувствуем многовековую великую историю нашей страны, свято сохраним национальное достоинство!

Президент Кыргызской Республики Сооронбай Жээнбеков  7 ноября, в связи с Днем истории и памяти предков посетил мемориальный комплекс «Ата-Бейит», где прочитал молитву в память о предках и покоящихся там соотечественниках, возложил венки к памятникам и сделал обращение к народу Кыргызстана.

"Непростые годы в составе российской империи, национально-освободительная борьба 1916 года и великий исход — Уркун принесли нашему народу большие испытания.После победы февральской, затем Октябрьской социалистической революци 1917 года в России произошел резкий поворот в судьбе кыргызского народа. В 1924 году была образована автономная область, затем создана Кыргызская Советская Социалистическая Республика"


Погода в Кыргызстане

Курс валют

Центральная Азия на перекрёстке цивилизаций и политических блоков: Японский план

18.02.2013 16:37 - Polit.kg
Центральная Азия на перекрёстке цивилизаций и политических блоков: Японский план

(продолжение, часть 2)

Логика глобализации состоит в том, что центр тяжести в мире уверенно перемещается сегодня в Азиатско-Тихоокеанский регион. С ходом этого процесса актуализируется и роль Центральной Азии как сердца евразийского континента. Поэтому вполне естественно, что с каждым годом интересы восточных «крыльев» тех геополитических осей, о которых мы писали в прошлой части цикла, оказываются здесь обозначенными всё ярче.

Если сравнивать политику Китая и Японии по отношению к ЦАР, нужно, в первую очередь, понять сам принцип этих взаимоотношений. Китай всячески старается избегать многостороннего диалога с центральноазиатской «пятёркой», даже имея под рукой ШОС, и наиболее эффективно работает в формате двустороннего сотрудничества, в то время, как Япония движима стремлением развить в ЦАР отношения всеобщего доверия: как между республиками, так и по отношению к себе. Это выдаёт в Китае тонкого знатока  местной специфики, а в Японии – стороннего, но в то же время заинтересованного наблюдателя. Специфика ещё и в том, что если КНР в первую очередь блюдёт собственный интерес (разумеется, не забывая соотносить его с ограничениями, которые накладывает мировая гегемония Запада), то Япония часто выполняет прямой заказ США.

Кыргызский эксперт Эсен Усубалиев отмечает, что «на протяжении многих лет Япония оплачивала будущее присутствие США в регионе». Это мы имели в виду, говоря о том, что это государство играет роль «трансформатора политической воли» Штатов. Огромные японские инвестиции предваряют воплощение самых больших американских проектов. Например, в модернизацию бишкекского аэропорта «Манас» японцы начали вкладываться ещё в 1996 году, а непосредственно за год до того, как там обосновались ВВС США, на японские деньги была расширена взлётно-посадочная полоса и заменено радиолокационное оборудование. Параллельно шло ещё большее вкачивание денег (счёт вёлся на миллионы долларов) в Узбекистан, где американская база появилась в том же 2001 году, что и в Киргизии.

К слову, о «трансформаторе»: даже когда у США с той или иной страной ЦАР отношения расклеиваются, Япония остаётся как бы в стороне. Оно и понятно: сами японцы ничего не требуют и никого не напрягают, а потому занимают выгодную позицию. С ними приятно иметь отношения «дружбы на дистанции», которые, к тому же, подпитываются значительными финансовыми вливаниями в экономику «пятёрки». Именно поэтому официальный Ташкент, выставивший американцев вон в 2005 году, нить, соединявшую его с Японией, рвать не стал. И,  держась за неё, вернулся к активнейшему сотрудничеству с США в начале текущего десятилетия.   

Развитие отношений Японии с Центральной Азией можно разложить на три этапа. Первый -  период льготных займов «развивающимся странам» как таковым – без учёта специфики.  Нашим республикам – всем без разбора – с 1993 года начала предлагаться «официальная помощь на нужды развития».  Никто не отказывался. Впоследствии в случае с некоторыми странами кредиты начали увеличиваться, а с некоторыми – остались на том же уровне. Больше других брали Казахстан и Узбекистан. Тогда же, в начале 90-х, в регионе обосновалось Японское агентство международного сотрудничества (Japan International Cooperation Agency - JICA).

На втором этапе началось налаживание  прямых связей по эксклюзивным каналам со странами-экспортёрами энергоносителей и других полезных ископаемых – в первую очередь, цветных металлов  для нужд японской электроники. Тогда же определились наиболее активные экспортёры данных товаров – Казахстан и Туркмения. Внешнеторговые операции начали страховаться непосредственно правительством Японии.

Наконец, в третий период развернулась всесторонняя дипломатическая «проработка» стран ЦАР. Всё началось с концепции «евразийской дипломатии», которая в июле 1997 г. была выдвинута премьер-министром Японии Рютаро Хасимото. Своё реальное воплощение эта концепция получила, правда, уже в 2004 году, когда реализовалась инициатива «Центральная Азия плюс Япония» - проведение регулярных встреч на уровне глав министерств и ведомств для содействия сотрудничеству и региональному взаимодействию. Сегодня это чуть ли не единственный механизм, способный собрать за одним столом представителей всей нашей «пятёрки» без исключения. Взаимная выгода, доверие и долгосрочная перспектива, - три принципа, которые Токио культивирует в центральноазиатском кругу. На четвёртой встрече «ЦА +Япония», что прошла в столице островного государства в 2012-ом году, речь шла о поиске путей «к более сильной и богатой Центральной Азии». Там же была озвучена информация о выделении региону  700 миллионнов долларов США для дальнейшего освоения залежей природного газа и редкоземельных минералов.

Несмотря на то, что торговый оборот между Японией и странами ЦАР пока незначителен, это не повод для разговоров о бесперспективности сотрудничества в области добычи тех же полезных ископаемых: по большому счёту, Япония работает над разведкой и консервацией нужных ей ресурсов, закрепляя за собой право пользоваться ими в будущем.

Что касается звучных инициатив, то их за эти годы со стороны Японии оглашалось немало. Один Таро Асо, будучи премьером, выдвинул вначале концепцию «дуги свободы и процветания» (2006 г.), а затем – «Евразийского перекрёстка» (2009 г.). Однако эти «концепции» на поверку оказываются фантиками, в которые завёрнуты всем известные ценности западной либерал-демократии, а если конкретнее - реальные интересы США. Век самих инициатив недолог: по сути, это бабочки-однодневки. Упоминание о них сходит на нет уже через неделю после того, как они бывают предложены. А всё потому, что их Япония предлагает по большей части только для того, чтобы лишний раз напомнить о себе.  Более-менее долгоиграющей оказалась программа действий по «Дипломатии Великого шёлкового пути», принятая кабинетом министров Японии в январе 1998 г. и предусматривающая среди прочего  и оказание содействия республикам Центральной Азии, а также Закавказья в проведении демократических преобразований. Но как же это созвучно с непосредственно американскими проектами, рассчитанными на отсечение России и Китая от энергетических ресурсов региона! Посему и неудивительно, что в той же японской программе изначально упор делался на «совершенствование» инфраструктуры и «помощь» в разработке природных ресурсов.

Разумеется, японская «сырьевая» стратегия, какой бы завуалированной она ни была, весьма и весьма мощна. Многолетние геолого-разведочные работы Национальной нефтяной корпорация Японии по поиску нефтегазовых месторождений на Аральском море, реконструкция нефтеперерабатывающих предприятий в Узбекистане и Туркмении, «реанимация» и модернизация Алмалыкского горно-металлургического комбината (РУз), разработка сразу нескольких месторождений меди, вольфрама, золота и других ценных металлов (совсем недавно, в ноябре 2012 года был запущен казахско-японский завод по производству редкоземельных металлов в казахстанском Степногорске), - всё это, а также много другое выдаёт в центральноазиатских планах Японии желание обеспечить себе ресурсную безопасность на долгие-долгие годы. Позиция Страны восходящего солнца выгодна тем, что её имидж не так запятнан в глазах центральноазиатов, как имидж Китая. Её льготные кредиты и гранты ещё долго будут играть роль эффективного инструмента внешней политики, попутно оказывая мощное содействие внешней политике США. «Мы работали и работаем здесь с убытками, но мы не намерены уходить из этого региона», - ещё в 1997 году заявил посол Японии в Узбекистане Накадзима.

Особое место в экономическом плане Японии, с её развитой атомной энергетикой, занимают урановые ресурсы Казахстана. Ещё в 2007 году в Астане были подписаны 24 соглашения по совместным казахско-японским проектам в области добычи и переработки урана. Стоимость самых крупных проектов доходит до полумиллиарда долларов. Судьба отдельных месторождений уже решена: с середины нынешнего столетия их сырьё будет, сразу после переработки, уходить в Японию. Не случайно, что в 2009 г. японские и казахстанские власти подписали специальный меморандум о взаимопонимании по вопросу мирного использования атома.

Ещё один скачок от экономики к политике. Диалог «Центральная Азия + Япония» - изначально лишь попытка идти нога в ногу с Шанхайской организацией сотрудничества, активно осваивающей пространство «хартланда» и ЦАР как его важнейшей части. Отсюда растут и «Корни травы» - программа безвозмездной помощи по обеспечению человеческой безопасности в регионе. По факту, это демонстрация «человеческого лица» на фоне жестокой геополитической схватки: как раз то амплуа, в котором Япония подыгрывает США наиболее эффективно. В Центральной Азии не перестают умиляться, как же эта островная державка, с её природными и техногенными катастрофами, не жалеет денег на оснащение больниц в киргизских аулах – и не понимают того, что имеют дело с глобальной PR-компанией. В ту же «копилку» - и сильный акцент на защите окружающей среды. Если приплюсовать к этому статус Японии как глобальной невоенной державы, получается прямо-таки страна-ангел на фоне дерзкого Китая и суровой России.

«По словам З. Бжезинского, «США далеки от этой части Евразии, поэтому не могут стать главной силой», «Россия слишком слаба», «Китай чрезмерно силен», «поэтому главный интерес Штатов заключается в гарантии того, что ни одна из крупных стран не возьмет под свой индивидуальный контроль это геополитическое пространство», - цитирует прижизненного  классика американской геополитики китайская «Жэньминь Жибао». И в прямом соответствии с этой цитатой мы можем охарактеризовать Японию как глобальную «отвлекуху», цель которой – не допустить того самого «индивидуального контроля» КНР или России над регионом, а заодно не навлечь лишнего  проклятия живущих здесь народов на головы американцев.  

Токио давно бредит созданием в Центральной Азии единого экономического пространства, где бы действовали правила свободного рынка.  Также существует идея паназиатской организации по типу европейского ОБСЕ. «Конёк» Японии – открытость и либерализм. И это именно то, что она может противопоставить ШОС. Не случайно ведь, что уже сейчас, до воплощения этих планов, в некоторых странах Центральной Азии создаётся основа для будущего политического союза. Например, в Кыргызстане полтора года назад было объявлено о создании Кыргызской либерально-демократической партии. Возглавил её выпускник университета Васэда (в Токио это один из самых престижных частных вузов Японии) Сейтек  Качкынбаев, связанный со Страной восходящего солнца многими видимыми и невидимыми узами. Дальнейшая демократизация, либерализация экономики и «разумные внешние связи» - вот то, что эта партия предлагает народу Кыргызстана. Лидер партии признаёт, что получает финансирование из-за рубежа.  Конечно, активность прояпонских либералов не идёт ни в какое сравнение с той бурной деятельностью, которую ведут в КР либералы проамериканские. Косвенно это может свидетельствовать лишь о том, что Япония держит данный политический   ресурс «про запас» - с тем, чтобы вставить своё решающее слово в самый удобный для этого момент.  На то рассчитана и миссия Кыргызско-японского центра человеческого развития, действующего в Бишкеке: готовятся люди, не просто лояльные Японии, но и способные проявлять активность и инициативу в защите японских интересов. Основная аудитория тут – молодёжь (в этом смысле интересно, что одним из партнёров Центра является крупнейший государственный вуз Кыргызской Республики).  В центральноазиатской бизнес-среде сходную функцию выполняет  спонсор Центра, уже упоминавшееся Японское агентство международного сотрудничества (JICA). Последнее регулярно «светится», выделяя гранты то на починку дорог, то на покупку школьного спортинвентаря, то на развитие семеноводства. В апреле 2013 года JICA намерено переоснастить базу Общественной телерадиовещательной корпорации Кыргызстана –  на это, между прочим, отпущено 600 тысяч долларов США. То же агентство активно сотрудничает с различными государственными структурами. Сменяют друг друга правительства, президенты и режимы, но Япония не теряет интереса к такому «островку демократии», как Кыргызстан. И почему-то именно здесь обосновался ярый общественник, большой любитель поучаствовать в разного рода протестных акциях на территории СНГ, японский монах-либертарианец Дзюнсэй Тэрасава.

Ещё один немаловажный момент. Япония, демонстрируя свою интегрированность в мировые процессы, любит подпитывать Центральную Азию также через проекты Всемирного банка, Азиатского банка развития, Европейского банка реконструкции и развития, ПРООН. Вкупе с активностью японских дипмиссий в республиках ЦА, это даёт эффект стабильных отношений, в которых стороны связаны крепкими финансовыми узлами.

В следующей части цикла мы попробуем расшифровать причины активности в регионе Китайской Народной Республики – несомненного конкурента проамериканской Японии.

Иосиф ИЛЛАРИОНОВИЧ, обозреватель Polit.KG

 

Версия для печати   |   Просмотров: 1759   |   Все статьи

Мы и мир

23.03.2018 19:20
Учебники по истории должны отражать неразрывную связь  Крыма с Россией

Член Совета Федерации от Республики Крым Сергей Цеков принял участие в заседании «круглого стола» Российского исторического общества, посвящённого четвёртой годовщине воссоединения Крыма с  Россией и  презентации двухтомника «История Крыма», созданного Институтом российской истории РАН.           

Открыл мероприятие председатель Российского исторического общества Сергей Нарышкин. В работе «круглого стола» приняли участие директор Института российской истории РАН Юрий Петров, председатель Комитета Государственной Думы по международным делам Леонид Слуцкий, председатель Законодательного Собрания города Севастополя, председатель Совета отделения Российского исторического общества в Севастополе Екатерина Алтабаева, директор Центрального музея Тавриды,

Опрос



Главная