POLIT.KG
Информационно-аналитический портал
  часы   Четверг, 15 ноября 2018
RSS

О ситуации в Кыргызстане

07.11.2018 14:26
Президент Сооронбай Жээнбеков: Глубоко прочувствуем многовековую великую историю нашей страны, свято сохраним национальное достоинство!

Президент Кыргызской Республики Сооронбай Жээнбеков  7 ноября, в связи с Днем истории и памяти предков посетил мемориальный комплекс «Ата-Бейит», где прочитал молитву в память о предках и покоящихся там соотечественниках, возложил венки к памятникам и сделал обращение к народу Кыргызстана.

"Непростые годы в составе российской империи, национально-освободительная борьба 1916 года и великий исход — Уркун принесли нашему народу большие испытания.После победы февральской, затем Октябрьской социалистической революци 1917 года в России произошел резкий поворот в судьбе кыргызского народа. В 1924 году была образована автономная область, затем создана Кыргызская Советская Социалистическая Республика"


Погода в Кыргызстане

Курс валют

Кыргызско-Российские отношения без реверансов. А их перспективы без фантастики

21.02.2013 17:50 - Polit.kg
Кыргызско-Российские отношения без реверансов. А их перспективы без фантастики В Бишкеке 20 февраля прошел международный «круглый стол» «Кыргызско-российские отношения: позитивные реалии и перспективы сотрудничества». Мероприятие организовано при участии Управления международных связей и факультета международных отношений Кыргызско-Российского Славянского университета (КРСУ) совместно с Посольством России. Обсуждались вопросы современных двусторонних отношений между странами и перспективы сотрудничества как основное условие стабильного развития данного региона. В форуме приняли участие  корреспонденты POLIT.KG, которыми и подготовлены ниже предлагаемые фрагменты выступлений.

 

У России по отношение к Кыргызстану нет тайных умыслов

Крутько Андрей Андреевич, Чрезвычайный и Полномочный посол Российской Федерации в Кыргызстане:

«Киргизия и Россия - это огромный пласт вопросов и отношений, это и внешнеполитическое и внешнеэкономическое сотрудничество,  гуманитарная составляющая, военное  взаимодействие и взаимодействие в сфере безопасности.

Мы бок о бок работаем и двигаемся вперед уже 21 год. Являясь при этом  членами и учредителями ШОС.

Что касается Евразийских интеграционных процессов,  здесь, как вы знаете, Киргизия следующая после тройки страна, которая примыкает к этому процессу. Сейчас идет активная работа, чтобы Киргизия смогла вступить в Таможенный  союз, и, я думаю, к концу года Киргизия будет готова к этому  процессу.

На повестке дня обсуждается еще и вступление Киргизии в Евразийский экономический союз. Лидеры большой тройки поставили задачу перед своими правительствами, чтоб такой союз был создан. Как только Киргизия войдет в состав ТС, мы незамедлительно начнем переговоры о ее вступлении в ЕС.

За годы сотрудничества у нас десятки подписанных соглашений. Особый импульс был придан нашим отношениям 20 сентября во время визита в Киргизию президента Владимира Путина.  Этот визит -  большое событие в сотрудничестве наших стран. Особенно  в области военно-политического сотрудничества.  Как вы знаете, подписаны 5 судьбоносных соглашений.

Объединенная военная российская База в Канте – это не просто двусторонний проект, это договор, который регулируется в рамках ОДКБ. Я бы даже сказал, что  Киргизия находится «под зонтиком» военного прикрытия со стороны этого союза.

Россия – огромная страна, у нас большая нужда в инвестициях, нам тоже нужно строить свои станции и дороги, улучшать социальную сферу. И, тем не менее, в этих условиях мы идем на то, чтобы направить деньги в Киргизию. И я уверяю вас, что все это мы делаем искренне,  без каких-либо тайных замыслов поработить или подчинить себе народ. Мы заинтересованы, чтоб Киргизия стала свободной, по-настоящему независимой страной. А это невозможно сделать без экономики, которая правильно функционирует и опирается на собственные силы. Я уверен, через несколько лет Киргизия получит каскад новых гидростанций, которые закроют вопрос дефицита электроэнергии, и более того, позволит экспортировать излишки этой энергии за пределы страны и пополнять бюджет существенной суммой денег, которые так нужны государству.

Для Посольства Российской Федерации и организации Россотрудничества самое важное – поддержка русского языка. Русский язык остается главным инструментом общения на всем постсоветском пространстве. Мы жили вместе более ста лет в одной стране и наши элиты и госаппараты привыкли работать именно на русском языке. За все это время мы накопили огромный запас знаний, библиотек, культурных и исторических произведений на русском языке. И я думаю, будет бессмысленным искусственно  сужать это пространство. Ни нам – представителям старшего поколения, ни молодым.

Безусловно, мы должны развивать национальные языки, никто против этого не возражает, я в каждом своем выступлении говорю о том, что кыргызский язык надо развивать, потому, что это язык суверенной страны, но есть разумные рамки, когда можно совмещать развитие двух языков.

Если сравнивать развитие всего Центральноазиатского региона, то могу отметить, что ваши соседи пошли на резкие шаги, отменив кириллицу, и сразу лишились целого пласта культуры. И лишили этого пласта молодежь – наиболее активную часть населения. Они просто стали бесполезны.

Что касается кыргызского языка, то добавлю, что в настоящее время просто невозможно перевести множество научных терминов на кыргызский язык. И это очень большой трудоемкий процесс.

Я хотел бы напомнить, что в прошлом году 700 преподавателей из Кыргызстана прошли повышение квалификации в России при поддержке Посольства и Россотрудничества. Россией оказывается поддержка соотечественникам, проживающим в Киргизии, так, например, нам удалось в прошлом году открыть в Бишкеке и Оше Центр поддержки прав и свобод соотечественников, оказывая им как юридическую, так и материальную помощь.

Что касается «неудобного» вопроса о мигрантах, то скажу вам откровенно: что бы ни писали газеты и не говорили люди,  киргизские мигранты честно трудятся на просторах России и они нужны нам. Не могу сказать абсолютно за всю многотысячную численность людей, уехавших на заработки, но  по личному примеру, скажу, что к мигрантам  претензий у нас нет. По разным данным за годы независимости в Россию уехали около миллиона человек. Около пятисот тысяч человек получили российское гражданство. Остальные числятся временно, как трудовые мигранты.

Как вам известно, российское правительство приняло меры по обеспечению языковой поддержкой. С одной стороны большой вызов, а с другой стороны большое подспорье в нашей работе. Хочу отметить, что Киргизии сделана существенная оговорка. Если у человека есть аттестат о неполном среднем образовании, среднем или высшем образовании, отмечу, что таковые тоже есть сегодня в России, их около 20-ти тысяч – этим людям нет необходимости сдавать экзамен.  Они, получив на родине базовые знания русского языка, просто предъявляют документ».

Корреспондент POLIT.KG:

- Как вы относитесь к ужесточению, которое хотят ввести наши депутаты, вплоть до того, что штрафы будут налагаться на тех, кто не знает гос.языка?

- Напомню тот факт, что русский язык в Кыргызстане еще  имеет статус официального. Буду краток: думаю, что наложение штрафов, увольнение с работы за незнание языка и так далее –   не совсем объективный процесс, который без должной подготовки страшно подумать, чем закончится. Я очень надеюсь, что все это останется на уровне разговоров и дискуссий. В конце концов,  в стране есть Конституция, есть президент, который, как я знаю, принимает  в этих вопросах взвешенную политику.

 

Кто первым начнет реализацию своих проектов – Россия или Китай – тот и выиграет «битву» за влияние в ЦАР

Игорь Халанский, заведующий кафедрой политологии КРСУ:

«Сегодня мы вышли к такой бифуркационной точке, когда геополитика, геоэкономика и геостратегия сливается в единый тренд. И, естественно, один из кыргызско-российских проектов имеет все возможности стать успешным. Но не надо забывать, что на сегодняшний день растут два альтернативных проекта. Вспомним, в прошлом году президент Алмазбек Атамбаев был в Китае и подписал достаточно большой пакет документов, который касается проведения будущей железной дороги из Китая через Кыргызстан в Узбекистан, и, естественно, по тем местам, где находятся очень большие сырьевые запасы. Тем самым уже намечается первая угроза. Назовем ее угрозой реализации китайского проекта. Здесь все зависит от того, насколько быстро та или иная страна начнёт воплощать свой проект. То есть, если Россия начнет воплощать договоры, которые она заключила с Кыргызстаном в ближайшие год-полтора реальным содержанием, то китайский проект «умрет». И не дай Бог, если реализация китайского проекта обгонит Россию, то все получится по той же схеме. С точки зрения геостратегии, проект, который реализуется на 30%, автоматически вытесняет все остальные. Этот момент еще осложняется и тем, что существует несколько метаморфоз, которые скрутили эти тренды в интереснейший узел. Посмотрите, с одной стороны, ШОС – это серьезная неамериканская организация. Но с другой стороны, эта организация,  которая всяческими мерами разводит Россию и Китай в экономическом отношении. Ни Китай не может включить в свою народно-хозяйственную систему России, ни Россия допустить  Китай. Следовательно, ШОС – это один из инструментов, который позволяет Китаю продвинуть свои идеи не только по линии двусторонней связи, но и по многосторонним связям.

Также есть еще один проект, который уже похоронили, но на самом деле он живет и процветает – это западный англосаксонский и американский проект. На первый взгляд покажется, что США снизили свою активность, на самом деле есть точки, надавливая на которые можно направить наше государство в нужном направлении.  Первая точка – «Кумтор», которая дает в бюджет достаточно весомый кусок, а вторая – это военная  база «Манас». В обещания о том, что 2014 году она будет закрыта, я с трудом верю, в ближайшие полгода будут предприняты какие-то действия, мягко говоря, это будут дипломатические переговоры, финансовое наполнение и военно-техническое обеспечение.  Но, если учитывать, что существуют и принимаются радикальные методы, и плюс то, что революция – это наш национальный тренд за последний десяток лет, то, пока неизвестно, с какого бока на нас начнут давить. Я не отрицаю, что этот процесс может направиться в деструктивную сторону для нашего региона.

В этом отношении Россия проигрывает, по той простой причине, далеко ходить не будем, наш университет (КРСУ) взял англосаксонскую матрицу, перейдя на двухъярусную систему. То есть, государство, которое хочет продвигать проект как основной или как альтернативный, оно не должно включаться в сферу геокультурной матрицы другого государства. Постсоветская система высшего и среднего образования была очень серьезной и могла бы быть реформирована и представлять форму не хуже, чем западная.

В завершение отмечу, что англосаксонский проект направлен на то, чтоб оторвать Кыргызстан от Центральной Азии. И если это произойдет, ситуация в стране еще больше усложнится».

 

Вступлению в Таможенный Союз нет альтернативы

Марат Суюнбаев, профессор кафедры международных отношений ФМО КРСУ:

«Сейчас в Кыргызстане активно обсуждается тема вступления в Таможенный союз, некоторые экономисты говорят, что это не вполне выгодно, но я думаю, что это не совсем правильный подход. Потому что, если судить не только с точки зрения собственно ТС, а и с позиций Евразийского союза, ситуация выглядит по-другому. Закономерным продолжением Таможенного союза должен стать Евразийский союз, поэтому необходимо учитывать и конечные координаты такого рода объединений. Понятны сомнения казахстанских и российских экспертов, нужно ли включать в ТС Кыргызстан, потому что с экономической точки зрения страна не выглядит очень привлекательно - покупательская способность небольшая, но с точки зрения ЕврАзЭс мы увидим несколько другие вещи.

Во-первых, Кыргызстан имеет оборудованную кыргызско-китайскую границу – это остатки советско-китайской границы, что является очень важным фактором с точки зрения противовоздушной обороны. Это уже не экономические факторы, которые даже важнее каких-то экономических выкладок. Кроме того, если мы рассмотрим возможный состав ЕврАзЭс, помимо костяка Россия-Казахстан-Беларусь, реальных претендентов не так уж много. Молдавская политическая элита рвется к объединению с Румынией, Украина хочет вступить в Евросоюз, Грузия вышла даже из СНГ, Азербайджан однозначно хочет вступить и в НАТО, и в Евросоюз. Если мы перейдем в наш регион, то это нейтральная Туркмения, которой статус не позволяет, так же как Швейцарии, вступать в какие либо объединения, у Узбекистана другие интересы, и на пространстве бывшего СССР остаются только Кыргызстан и Таджикистан. Если Кыргызстан не вступит в ЕврАзЭс, то и Таджикистан не сможет вступить, потому что не имеет общих границ с другими членами. Таким образом, от вступления или невступления нашей республики в Евразийский союз зависят сорок процентов других кандидатов – два из пяти. Для чего нужно смотреть, какой предельный состав Евразийского союза? Если только с точки зрения ТС или единого экономического пространства, то минимальный необходимый рынок данного объединения – это 50 млн. человек. Что уже создает и определенное военное измерение, т.е. ОДКБ. Так вот, образования типа ЕврАзЭс должны иметь внутренний потенциал для модернизации. Чтобы стала возможной модернизация, необходимы инвестиции в технологические инновации. А затраты на них рентабельны, только если внутренний рынок составляет от 250 млн. человек. Поэтому инвентаризация возможных участников Евразийского союза имеет вполне прикладной характер.

Если мы посмотрим в будущее, лет на 10-15, когда произойдут изменения в политических элитах, и когда Украина с Арменией убедятся в том, что Евросоюз их не примет, есть шансы ожидать, что они тоже могут вступить в ЕврАзЭс. Сюда может вступить также и Монголия. Потому что усиление китайской экспансии, а это неизбежно произойдет, может побудить Монголию присоединиться к ЕврАзЭс. Потому что в рамках Евразийского союза проще защищаться от внешней экспансии, чем в рамках отдельно взятой страны. Я думаю, что в еще более отдаленной перспективе, 20-25 лет, в Евразийский Союз может вступить и Корея. Сегодняшнее ее разделение – это ненормальное состояние, и оно не может длиться вечно. Объединенная Корея окажется лицом к лицу со своими историческими противниками – Китаем и Японией. Таким образом, если все эти страны вступят в ЕврАзЭс, он достигнет необходимого объема внутреннего рынка. Конечно, все эти возможности имеют тот или иной шанс и могут не реализоваться. Но если не рассматривать их как возможности и не работать на их реализацию, то ситуация окажется еще более плачевной, чем сейчас». 

 

Кыргызско-американские отношения будут в большей степени определяться именно кыргызско-российскими договоренностями

Светлана Осауленко, кандидат политических наук, доцент кафедры международных отношений ФМО КРСУ:

«Сегодня Кыргызстан является ареной столкновения мировых держав, которые борются за свое влияние в регионе, в первую очередь, это США  и Российская Федерация. Что касается России, она пытается удержать постсоветские страны под своим контролям и распространять свое влияние в данном регионе. Америка стремится противодействовать такому геополитическому плану РФ, и тем самым проводит еще более твердую и более целенаправленную политику в Центральной Азии. Военная сфера, в частности, и безопасность региона являются официальной причиной присутствия здесь этих мировых держав: открытие военных баз, развертывание системы ПРО и переговоры США и Кыргызстана о развертывании этой системы могут привести к еще большему противостоянию Америки и России и послужить новым этапом в раскручивании холодной войны.

Если совершить экскурс в историю, то можно напомнить, что в Кыргызстане была открыта военная база, через которую обеспечивается доставка военных грузов в Афганистан. В 2001 году в аэропорту «Манас» были размещены первые самолеты антитеррористической коалиции, военный контингент, согласно межправительственным договоренностям между США и Кыргызстаном. Еще большее значение авиабаза приобрела после 2005 года, когда подобная база была закрыта в Узбекистане.

Таким образом, можно сказать, что Америка на сегодняшний день является для Кыргызстана одним из основных доноров, по сравнению даже с Россией. Проводят они свою донорскую помощь через линию агентства ЮСАИД. За последние 20 лет интерес Америки к Центральноазиатскому региону нисколько не угас, и будет становиться еще больше. С момента обретения страной суверенитета, Кыргызстан рассматривается еще и как один из элементов системы обеспечения безопасности в Центральной Азии. В свою очередь, несмотря на многовекторный подход Бишкека к определению своих внешнеполитических приоритетов, на данный момент сделан приоритет в сторону Москвы. Поскольку позиция Москвы не может не быть приоритетной для республики. Знаковым событием в кыргызско-российских взаимоотношениях стало открытие российской базы в городе Кант. В связи с проблемой, которая возникает с развертыванием ПРО американской стороной, для Кыргызстана встал и вопрос обеспечения собственной безопасности. Россия договорилась сотрудничать по проекту ЕвроПРО, переговоры же с Вашингтоном зашли в тупик. Можно заключить, что такое состояние дел может привести к негативным последствиям. И даже уже отчасти привело. Произошло своеобразное разделение мира на коалиции, что привело к нарастанию напряженности, гонки вооружений, и нестабильности, в частности, в нашем регионе.

Что касается Кыргызстана, на сегодняшний день в стране осуществляются геостратегические интересы Америки, в том числе проект так называемой «Большой Центральной Азии», представляющий собой реализацию теории «петли анаконды».Что на языке политологов означает затягивание узлов по границам Российской Федерации, и связано, прежде всего, с развертыванием системы ПРО. Нацелено это на то, чтобы геостратегические планы России, в том числе и в нашем регионе, были прерваны. Таким образом, все эти планы США могут привести к реализации следующих целей: во-первых, Америка будет расширять свое и закулисное и открытое давление на Центральную Азию и осуществлять свои реальные экономические и политические преобразования. Будет развиваться система разведки в данном регионе при помощи метода так называемой «пакетной помощи». При этом будут вливаться большие суммы денег в экономику Кыргызстана под видом улучшения условий жизни стран ЦА, в том числе Кыргызской Республики. Будут проводиться различные акции по соблюдению прав человека в Кыргызстане, по различным антитеррористическим операциям.

Какие последствия возможны, и как это отразиться на Кыргызской Республике – вопрос, который волнует и Россию, и Америку, как это ни парадоксально. При этом важно обратить внимание на то, что в Кыргызстане, помимо РФ и США, не последнюю роль играет еще и Китай. И учитывая, что Кыргызстан входит в ШОС и ОДКБ, продвижение имперских планов американского государства в республике существенно отразится на противовесе этих мировых держав. Китай не меньше чем Россия озабочен продвижением американских ПРО. Кроме этого, и Москва и Пекин опасаются того, что Соединенные Штаты, используя свою систему ПРО, могут оказать влияние и на китайско-российские взаимоотношения.

Исходя из этого, можно сделать прогноз. Китай продолжит наращивать собственные силы и средства ПРО, и это с немалой вероятностью приведет к тому, что Кыргызстан станет ареной военных интересов не только этих трех стран, но будет вовлечен и в более масштабные мировые политические процессы. В дела Центральной Азии будут вовлечены не только Китай, Россия и Америка, но и Иран и Индия. Америка все с большей силой будет поддерживать независимость нашей страны. И что касается выступления Алмазбека Атамбаева после посещения президента РФ Владимира Путина по поводу вывода американских войск в 2014 году, американцы просто так не уйдут. Сами американские эксперты говорят о том, что они не уйдут, а только переквалифицируются, поменяют название и будут вкладывать еще больше денег в экономическую составляющую Кыргызстана. Есть и другой сценарий развития: в 2014 году будет заключена договоренность между Российской Федерацией и США по поводу того, чтобы сохранить американскую базу в Кыргызстане. Кыргызстан здесь никакого участия принимать не будет, и станет просто плацдармом для принятия решений внешних сил.

Тем не менее, действия Америки по продвижению демократии будут неизменно вызывать противодействие со стороны России и Китая. В этом случае самое главное, чтобы Кыргызстан не превратился в поле идеологической войны, в которой и Америка, и Россия могут потерпеть поражение. Конечно, правительство КР поощряет и будет поощрять все действия Российской федерации по обустройству безопасности в Кыргызстане. После подписания документов в ходе встречи Путина и Атамбаева, количество военных объектов в стране будет только увеличиваться. Таким образом, можно сделать вывод, что, несмотря на появление новых игроков, Кыргызстан будет оставаться в поле зрения России, Китая и Америки. И учитывая более активную позицию РФ в сравнении с Китаем, кыргызско-американские отношения будут в большей степени определяться именно кыргызско-российскими договоренностями. Создание ОДКБ, ШОС, построение Евразийского союза – все это в какой-то мере ответная реакция на американское влияние в регионе. Но вместе с тем можно заключить, что Америка чаще всего заявляет о себе, является мировым судьей и не скрывает того, что новый мировой порядок строит на развалинах России, за счет России и будет продолжать в том же духе». 

 

Когда же Кыргызстан поумнеет, чтобы самостоятельно делать выводы?

Наталья Халяпина, кандидат исторических наук, доцент кафедры международных отношений:

«Конечно, Кыргызстан можно воспринимать и как ничего не значащее поле для сведения счетов мировых держав, но страна будет пытаться делать свою игру в условиях перманентной геополитической обстановки. Скорее всего, вывод американских войск будет, останется какой-то ограниченный контингент, но всю ответственность в будущем американцы хотят очень хитро возложить на Россию, которая должна будет сдерживать влияние талибов. Многие эксперты склоняются к тому, что американцы действительно хотят уйти из Афганистана в 2014 году, но они естественно подготовили свои спецслужбы и провели определенную работу среди представителей местных элит. Разумеется, к этому времени прогнозируется резкое обострение ситуации в регионе.

Как влияла модификация геополитической обстановки на Кыргызстан? Конечно, в научных кругах республика всегда рассматривается с точки зрения мировой конъюнктуры. С точки зрения того, как это влияет на внешнюю политику Кыргызстана, сказать можно одно – что Кыргызстан может повести себя как угодно. В первые годы существования независимого государства, при президенте Акаеве сложился некий внешнеполитический хаос. Вспыхнула проблема Таджикистана, Афганистана, и Кыргызстан строил свою внешнюю политику в рамках этой региональной конъюнктуры. Не было опыта, кадров, но самое главное – что политика рефлекторного реагирования Кыргызстана заключалась в том, что акаевское руководство ни в коем случае не хотело, будучи новичком в большой политике, оказаться в числе аутсайдеров, тех, кто не принимает решения. Это был главный лейтмотив всех внешнеполитических шагов Кыргызстана – остаться в мировом сообществе и не быть раздавленным. Отсюда и вступление, порой необдуманное, в разнообразные международные организации, программы, огромное количество договоров. Свои положительные результаты такая политика рефлекторного реагирования тоже дала. Но, конечно, проблема ведомого в конце концов Акаеву поднадоела, и он решил создать проект «Дипломатия Великого Шелкового Пути» - крайне неудачный проект, идеологизированный, противоречивый. Но самое страшное заключалось в том, что концепция национальной безопасности, которая была принята во второй половине 90-х годов, оказалась совершенно непродуманной и оторванной от реальности. Она включала три приоритета: обеспечение суверенитета и территориальной целостности, формирование благоприятных внешних условий для осуществления политических и экономических реформ и защита прав и свобод граждан Кыргызстана. Каким же образом Кыргызстан должен был, например, формировать эти «внешние условия»? Т.е. наш кыргызский мечтатель Акаев мыслил идеалистически, и называть эту доктрину по существу надо было бы фантазией. Но именно она вдохновила американцев на создание проекта «Большой Ближний Восток»: фактически отрезание региона от России.

Неудачная попытка Кыргызстана сыграть свою игру, естественно, провалилась, потом была революция, вторая революция, и вплоть до 2013 года кыргызская внешнеполитическая стратегия так и остается неразработанной, непонятно, кто друг, кто враг, вступать или не вступать в те или иные объединения, и какие интересы в них замешаны. Самое главное, что мы повторяем ту же ошибку – ставим самоцелью не оказаться в числе неудачников. Надо сказать, что влияние перманентной геополитической модификации на Кыргызстан, конечно, будет очень сильным, пока он сам не окажется в состоянии интеллектуальной свободы, т.е. пока мы ни станем настолько умны, чтобы самостоятельно делать выводы».

 

Экономический вектор Кыргызстана: Китай или Россия?

Азат Бургуев, старший преподаватель кафедры международных отношений ФМО КРСУ:

«Хотелось бы подробнее остановиться на перспективах сотрудничества Кыргызстана, России и Китая в рамках ШОС, в первую очередь, в деле обеспечения безопасности. За более чем 10 лет своего существования эта организация доказала свою целесообразность, вместе с тем остается еще ряд проблем экономического, политического характера. Что собой представляет ШОС – это международная многопрофильная организация, которая в своем составе объединяет практически все государства Центральной Азии. Конечно, сотрудничество в области обеспечения безопасности для стран-членов ШОС является приоритетным. Координация работы в данном направлении реализуется согласно решениям,  принятым в ходе Ташкентского саммита ШОС, прошедшего в 2004 году, через механизмы регулярных встреч членов Совбеза. Помимо этого, было принято решение о создании профильной фракции, призванной координировать работу органов по обеспечению безопасности. В связи с этим хотелось бы отметить, что просматривается стремление России сотрудничать именно в этом направлении в большей степени, нежели в экономическом или гуманитарном. В перечисленных сферах перспективы сотрудничества на сегодняшний день остаются туманными. Неоднозначен подход, в первую очередь, самих стран Центральной Азии к инициативам России по укреплению военной составляющей. В настоящее время в этом направлении реализуется такая политика отложенного нейтралитета, некоторые страны, такие, как Узбекистан, например, не хотят связывать себя обязательствами. Если рассматривать российско-китайские отношения через призму ШОС, здесь механизмы военно-политического и торгово-экономического сотрудничества представляются наиболее эффективными. Двусторонний формат кыргызско-российских отношений на сегодняшний день устраивает обе страны. Что касается экономической составляющей, основной упор Россия делает скорее на  ЕврАзЭс, нежели на ШОС».

Евгений Ли, доцент кафедры «Национальная экономика и региональное развитие» КРСУ: «Специфическая особенность ситуации, которая сложилась сейчас в Центральноазиатском регионе, в том, что Казахстан является наиболее успешным, по некоторым макроэкономическим показателям он опережает даже Россию и, конечно, является лидером в регионе и крупным игроком; Таджикистан придерживается собственной позиции, он в своих устремлениях ориентирован на Иран; что касается Туркменистана – это заявленная политика нейтралитета и действия, вполне ее оправдывающие; таким образом Кыргызстан, как объект геополитического внимания России, остается чуть ли не в единственном числе. Это не говорит о том, что нет других вариантов, но, тем не менее, определенные связи должны развиваться по объективным причинам. Потому что, если еще обратить внимание на политику официального Ташкента, там позиция прямо противоположная. Каримов в своем известном труде «Узбекистан на пороге 21 века» буквально сказал следующее, что те полномочия, функции и задачи, которые берут на себя наднациональные органы в рамках интеграционных проектов однозначно ущемляют интересы отдельных государств, т.е. путей сближения у России и Узбекистана фактически нет. 

Есть несколько объективных факторов, подвигающих Россию и Кыргызстан к более тесному взаимодействию. По итогам переговоров уже заявлено, что российская сторона будет финансировать строительство в Кыргызстане крупных гидроэнергетических объектов. Разумеется, есть и мнение оппонентов на этот счет, споры идут вокруг того, что Россия на паритетных условиях будет управлять и владеть данными объектами. Горнодобывающая отрасль сейчас тоже находится под пристальным вниманием. Следует признать, что недостатков там более чем достаточно. С моей точки зрения, было бы логичным и правильным отдельные месторождения передать в разработку российским компаниям. Что это будут за месторождения – это дело специалистов. Но хотелось бы отметить следующее: с точки зрения правил проведения тендеров, думается, это не будет таким уж жестким нарушением. За 20 лет бурной деятельности горнодобывающей промышленности ни одно предприятие, кроме «Кумтора», так и не было создано. И ситуация вокруг «Кумтора» сейчас довольно спорная и требующая четкого решения.

Что касается товарооборотов между Российской Федерацией и Кыргызстаном, не так давно я встречался с руководством объединения «Легкпром» и обсуждал вопросы экспорта товаров наших производителей в Российскую Федерацию. По официальным цифрам, было с воодушевлением заявлено об увеличении объемов товарооборота между Россией и нашей республикой, эта цифра составила порядка 2 млрд. долларов. Известно, что реальный товарооборот между Китаем и Кыргызстаном – свыше 7 млрд. долларов. Почему так происходит? Я считаю, что этот вопрос надо тщательно изучить, и у России с Кыргызстаном довольно широкое поле для увеличения импортно-экспортных операций. Это подтвердили и представители «Легкпрома».

Последнее, о чем хотелось бы напомнить, это трудовая миграция. Здесь есть уже сложившиеся тренды, настроения, подходы, которые отражают отношение наших сограждан к этому вопросу. Приведу только две цифры: по данным исследования за 2005-2008 годы самой желанной страной для трудоустройства и последующего переезда на ПМЖ для половины трудовых мигрантов из Кыргызстана является Российская Федерация. Есть показатель так называемой социальной связанности, это когда люди имеют социальные опоры в виде знакомых, родственников, друзей, уже трудоустроившихся в стране, получивших там гражданство, а в России уже порядка полумиллиона наших сограждан, и вот в 2008 году процент кыргызстанцев, выбирающих для трудоустройства Россию, в общем потоке наших трудовых мигрантов составил 76%. Цифры более чем красноречивые и свидетельствующие о необходимости развития партнерских взаимоотношений между странами». 

 

Ложка дегтя в отношениях Кыргызстана с Россией

Анэс Зарифьян, кандидат медицинских наук, профессор, декан медицинского факультета КРСУ: «Я о своих пустяках - но пустяках, от которых зависит судьба проекта, который называется КРСУ. О нем все часто говорят и в очень восхищенном тоне, но давайте не повторять ошибок Советского Союза. Мы вот так восхищались, восхищались – и где та страна? Любой проект имеет тенденцию к устареванию, обветшанию, к деградации. Поставьте здесь хоть семи пядей во лбу ректорат, деканаты, поменяйте нас всех, но если не будет денег и решения некоторых вопросов, то мы будем неминуемо деградировать. Давайте правду говорить, чтобы хоть перед собой потом не стыдно было.

Что я имею в виду: первое, я прошу, поскольку здесь представители посольства, это для вас не новость, то соглашение, которое в свое время было заключено - в другую эпоху совершенно, устарело немыслимо - пересмотреть. Ни одна статья этого соглашения не работает, это некоторые лирические пожелания «стороны намерены…», «стороны хотят…». В реальной жизни ты бьешься в эту стену, и она даже не каменная – каменную можно пробить, а, как говорил Вознесенский, резиновая, что намного страшнее. Я имею в виду, что идет неизбежное старение профессорско-преподавательского состава, а есть ли у нас возможность молодые кадры направлять на стажировки? Нет. Если у тебя нет личных связей с конкретным ректором или деканом, тебе никто не пойдет навстречу. И никаких преференций нет от того, что мы считаемся российским университетом.

Второе: я за то, чтобы русский язык пропагандировался, проводите фестивали, круглые столы, замечательно, что издаются книги, адаптированные учебники, но если мы в принципе не решим проблему учебников на русском языке, не просто для школы, а учебники для юристов, экономистов, медиков – вот пропаганда русского языка – ничего не изменится. А когда, извините, над каждым учебником русского языка склоняется пятнадцать студентов, неужели нельзя решить вопрос для единственного российского вуза на территории Кыргызстана с целевым приобретением этих учебников?

Мне очень неудобно, мне страшно неловко, когда мои студенты, а они же не слепые, спрашивают меня, а почему студенты кыргызско-турецкого университета в таких роскошных зданиях учатся, а мы в таких халупах? Почему у нас нет общежитий? До сих пор, за двадцать лет их так и не появилось. К нам едут студенты, неимоверный конкурс идет. Раньше это, может быть, было неактуально, к нам поступали только бишкекчане, а сейчас к нам едут ребята со всех концов республики, а им жить негде. Они ютятся по квартирам, проблема не решается. Но особенно меня убило, когда сюда приезжала турецкая делегация, и они заявили о том, что дают республике 450 млн. долларов, и из них 150 млн. на развитие своего университета. Понимаете, какой акцент поставлен, какой вектор, какое значение они придают этому вопросу. Потому что они прекрасно понимают, что университет – это колоссальный инструмент влияния, какого угодно: политического, экономического. Завтра их кадры встанут у руля и будут решать, строить ГЭС или не строить, выпускать учебники или не выпускать, остаться на кириллице или перейти на латиницу. Поэтому моя просьба одна – пожалуйста, по линии дипломатии, по линии посольства поддержать все те инициативы, которые сегодня предлагает Нифадьев, ректорат в целом. Это и вопрос о том, чтобы приравнять КРСУ к федеральному университету, это срочный пересмотр межправительственного соглашения, чтобы подойти к двадцатилетию вуза с ощущением перспективы. Потому что, если этого ощущения не появится, случится то, что в медицине называется термином «выгорание».  

 

В «круглом столе» участвовали корреспонденты POLIT.KG

Анна Мягчилова и Евгения Николаева

Версия для печати   |   Просмотров: 3520   |   Все статьи

Мы и мир

23.03.2018 19:20
Учебники по истории должны отражать неразрывную связь  Крыма с Россией

Член Совета Федерации от Республики Крым Сергей Цеков принял участие в заседании «круглого стола» Российского исторического общества, посвящённого четвёртой годовщине воссоединения Крыма с  Россией и  презентации двухтомника «История Крыма», созданного Институтом российской истории РАН.           

Открыл мероприятие председатель Российского исторического общества Сергей Нарышкин. В работе «круглого стола» приняли участие директор Института российской истории РАН Юрий Петров, председатель Комитета Государственной Думы по международным делам Леонид Слуцкий, председатель Законодательного Собрания города Севастополя, председатель Совета отделения Российского исторического общества в Севастополе Екатерина Алтабаева, директор Центрального музея Тавриды,

Опрос



Главная