POLIT.KG
Информационно-аналитический портал
  часы   Четверг, 24 января 2019
RSS

О ситуации в Кыргызстане

07.11.2018 14:26
Президент Сооронбай Жээнбеков: Глубоко прочувствуем многовековую великую историю нашей страны, свято сохраним национальное достоинство!

Президент Кыргызской Республики Сооронбай Жээнбеков  7 ноября, в связи с Днем истории и памяти предков посетил мемориальный комплекс «Ата-Бейит», где прочитал молитву в память о предках и покоящихся там соотечественниках, возложил венки к памятникам и сделал обращение к народу Кыргызстана.

"Непростые годы в составе российской империи, национально-освободительная борьба 1916 года и великий исход — Уркун принесли нашему народу большие испытания.После победы февральской, затем Октябрьской социалистической революци 1917 года в России произошел резкий поворот в судьбе кыргызского народа. В 1924 году была образована автономная область, затем создана Кыргызская Советская Социалистическая Республика"


Погода в Кыргызстане

Курс валют

Центральная Азия на перекрёстке цивилизаций и политических блоков: Южнокорейский план.

04.03.2013 15:47 - Polit.kg

(продолжение, часть 4)

Было бы несправедливо переходить к вопросу о будущем ЦАР в контексте параллельного  влияния Китая и Японии, обойдя стороной ещё одного «азиатского тигра» - Республику Корея. Мы уже говорили о том, что, как и Япония, Южная Корея занимает позицию верного сателлита Америки в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Специфика её состоит в самом тесном соседстве с делящей Корейский полуостров на две части КНДР. Пхеньян и Сеул по отношению брат к брату настроены крайне антагонистически. Суть в том, что, обладающие изначально сходной ментальностью, свой потенциал уже более полувека они используют совершенно по-разному. Две противоположные модели поведения в глобализирующемся мире представляют собой эти два корейских государства. В случае с Южной Кореей, мы имеем дело с успешной, но очень рискованной с точки зрения цивилизационных перспектив попыткой дистанцироваться от всего «азиатского», проведя модернизацию чисто западного образца. Естественно, это большой вызов в историческим и цивилизационном плане. Отсюда, из этого вызова исходит и желание РК скорее утвердиться в Центральной Азии: самоутверждение происходит как объяснение для всего мира: РК – это не Китай, не Япония, а вполне обособленный субъект мировой политики. Не может Южная Корея оставаться в стороне там, где сферы влияния делят её более сильные соседи-соперники. Так что, по большому счёту, политика Республики Корея в ЦАР – это попытка одного маленького тигра догнать сразу двух больших.

Попытка Кореи – далеко не самая безуспешная. С самого начала выделив Казахстан и Узбекистан в качестве главных партнёров на очерченном пространстве, Сеул начал с активного продвижения собственного бизнеса. В итоге, на территории этих стран сегодня собирается некоторая доля корейских автомашин. Бытовая техника LGи Samsungустойчиво удерживает первые места в ряду прочных и недорогих товаров подобного рода – причём, нередко собирается уже на месте. Товарооборот между Южной Кореей и Казахстаном (а это почти половина от товарооборота Южной Кореи с ЦАР в целом) уже догоняет казахско-японский: Акорда умудряется продавать РК даже зерно. Налаживается двусторонняя торговая связь корейцев и с некоторыми другими центральноазиатскими государствами: заметно отставая в этом смысле от Казахстана, Кыргызстан и Таджикистан всё-таки отправляют в Южную Корею цветной металл. Узбекистан, на котором исключительно хорошо прижилась корейская продукция, сам отправляет туда в основном только хлопок. Хлопком торгует и более закрытая в этом отношении Туркмения.

После центральноазиатского тура главы корейского государства Ли Мён Бака в 2011 году с Узбекистаном у РК наметились проекты на сумму в 4,2 млрд., а с Казахстаном - 4 млрд. долларов США. Электростанции в г. Балхаш (основными акционерами выступили с южнокорейской стороны – «KOPEC» и «Samsung» - 70 % всех акций) и нефтехимический комплекс в Атырау, - вот план для Астаны (это при том, что ещё в 2009 году на самом высоком уровне речь шла об освоении каспийского нефтяного месторождения «Жамбыл»). Развитие газового месторождения «Сургил» - план для Ташкента. В этом смысле интересно, что РК не идёт накатанными путями и делает довольно нестандартные предложения – в том числе и продвигая собственные частные банки.

В дипломатических же подходах Южная Корея откровенно копирует Японию, стараясь собирать за одним столом представителей всех центральноазиатских республик. Только если в Японию едут главы внешнеполитических ведомств последних, то в Корею – их заместители. Называется всё это Форумом «Республика Корея – Центральная Азия». Шестой такой форум прошёл в прошлом  году и затронул много направлений возможной совместной деятельности. Все они как будто бы срисованы с подобных японских обсуждений: это «зелёные технологии», здравоохранение, разработка залежей с энергоносителями. РК так же явно, как Япония желает сократить зависимость от поставок нефти с Ближнего Востока. «…около 80% нефти импортируется оттуда. Сокращая эту высокую зависимость посредством энергетического сотрудничества с государствами Центральной Азии, Корея будет в состоянии приобретать энергетические ресурсы более стабильным способом», - заявил в одном из своих интервью осенью прошлого года глава РК Ли Мён Бак. «Посредством энергетического сотрудничества со странами Центральной Азии с её богатыми природными ресурсами Республика Корея надеется установить мировое экономическое сотрудничество, которое приведет к формированию взаимовыгодного партнерства. Совместив богатые энергетические ресурсы в Центрально-Азиатском регионе с передовыми технологиями Кореи, обе стороны будут иметь возможность воспользоваться взаимодополняющими отношениями в целях создания модели взаимовыгодного сотрудничества», - выдал он тогда же, уже находясь с визитом в Казахстане. Как видите, Южная Корея заранее объясняет, что ей надо от Центральной Азии. Под будущее расширение сотрудничества подбивается соответствующая база: например,  летом 2012-ого в Душанбе рассматривался вопрос о повышении статуса дипломатического представительства Республики Корея в Таджикистане. Недавно глава таджикского МИД также ездил «на поклон» корейскому премьер-министру. Складывается впечатление, что затевается нешуточная программа по усилению присутствия РК в Таджикистане. Не случайно буквально на наших глазах созываются и депутатские делегации в Сеул из Кыргызстана. В конце февраля 2013 года, к слову, первый вице-премьер Республики Казахстан присутствовал в качестве специального посланника на инаугурации нового Президента Южной Кореи – причём, встречался лично с избранной Пак Кын Хе.

Совсем недавно в интервью онлайн-СМИ, чрезвычайный и полномочный посол США в Бишкеке Памела Спратлен посоветовала КР брать пример с Южной Кореи, которая, по её словам, «стала развитой и богатой страной благодаря экономической поддержке» Вашингтона.

Впрочем, южнокорейский вариант модернизации всерьёз рассматривался некоторыми странами ЦАР ещё на заре их независимого существования. В Казахстане, например, такой подход проявлялся в доктрине «Глобальная Корея», согласно которой республика должна была превратиться в державу, активно участвующую в решении глобальных проблем, всесторонне интегрированную в международное сообщество и связанную прочными отношениями с каждым из своих партнеров.

Сама Южная Корея тоже не чурается заимствования чужого опыта, но делает это так, как будто речь идёт об её собственных наработках. К примеру, почти точным аналогом японского JICAв РК выполняет Корейское агентство по международному сотрудничеству (KOICA).

Жирный плюс Республики Корея в продвижении своих интересов в ЦАР, которым не располагает ни Китай, ни тем более Япония, – это наличие укоренённой корейской диаспоры в Центральной Азии: главным образом, в Казахстане, Узбекистане и Кыргызстане. Говорить о том, как «советские корейцы» способствовали налаживанию бизнес-контактов с РК ещё на заре 90-х, можно бесконечно. Насчитывает эта диаспора всего 350 тысяч человек, причём значительная часть из них – люди, очень активные в экономическом и социальном плане. Нередко это собственники промышленных  предприятий и частного бизнеса. Проводниками «народной дипломатии» между РК и ЦАР они стали в 1997 году, когда была создан правительственный фонд «Чэви донгпхо чедан» (Фонд зарубежных корейцев), работающий под одной крышей с Министерством иностранных дел Южной Кореи. Сегодня многие южнокорейские бизнесмены, работающие в Центральной Азии, признаются, что адаптироваться и закрепиться здесь им помог, во-первых, позитивный имидж местных корейцев, известных своим трудолюбием и образованностью, а во-вторых, их посредничество в сделках с местными предпринимателями. «Многие южнокорейские бизнесмены развернули свою деятельность именно благодаря первоначальной поддержке со стороны корейской диаспоры», - отмечает директор международного центра корееведения Казахского Национального Университета им. аль-Фараби Герман Ким.

Некоторые элементы корейской культуры являются сегодня вполне привычными знаками повседневности в городских центрах Центральной Азии. И уж точно это относится к корейской кухне. Куда сложнее, впрочем, объяснить популярность здесь южнокорейской массовой культуры. Огромным вниманием со стороны местной аудитории всех возрастов пользуются, например, корейские сериалы. Не секрет, что в РК развитием «халлью» («корейской волны») занимаются целенаправленно на уровне государственных программ. И, судя по всему, эффект от такого подхода действительно имеется. На этой почве, а также по причине высокой популярности у киргизских девушек женихов из Южной Кореи, основывался сюжет художественного фильма «Как выйти замуж за Гу Чжун Пё», выпущенного в 2011 г. в Кыргызстане. Кто знает, может быть на этом и основывается тяга к Южной Корее в среде трудовых мигрантов из наших стран? Вынужденные проходить специальные тесты (в том числе, и обязательный – на знание корейского языка) и месяцами ждать приглашения из РК, они выезжают туда на заработки в достаточно большом количестве – с учётом всех фильтрационных процедур. Из одного Кыргызстана ежегодно вылетает в среднем 400 гастарбайтеров, не считая нелегалов и невест. В 2008 году был подписан межправительственный меморандум между Министерством труда Республики Корея и Государственным комитетом по миграции и занятости КР, согласно которому рабочие из Кыргызстана приравниваются по правам к корейским, а, следовательно, располагают всеми социальными и медицинскими гарантиями. Работают они там, в среднем, по 3-5 лет. Неудивительно, что, согласно данным ассоциации соотечественников «Замандаш», кыргызов в Корее уже около четырёх тысяч.

В последние годы Республика Корея идёт на увеличение студенческих квот для стран ЦАР. Обучение для наших молодых граждан там становится ещё более доступным в силу своей бесплатности. Таким образом, Южная Корея смотрит в будущее и, даже, несмотря на свои ограниченные возможности, не только стремится идти нога в ногу с Японией и Китаем, но по некоторым статьям даже близка к тому, чтобы их на этом пути обогнать.

Иосиф ИЛЛАРИОНОВИЧ, обозреватель Polit.KG

 

Версия для печати   |   Просмотров: 1754   |   Все статьи

Мы и мир

Опрос



Главная