POLIT.KG
Информационно-аналитический портал
  часы   Среда, 21 ноября 2018
RSS

О ситуации в Кыргызстане

07.11.2018 14:26
Президент Сооронбай Жээнбеков: Глубоко прочувствуем многовековую великую историю нашей страны, свято сохраним национальное достоинство!

Президент Кыргызской Республики Сооронбай Жээнбеков  7 ноября, в связи с Днем истории и памяти предков посетил мемориальный комплекс «Ата-Бейит», где прочитал молитву в память о предках и покоящихся там соотечественниках, возложил венки к памятникам и сделал обращение к народу Кыргызстана.

"Непростые годы в составе российской империи, национально-освободительная борьба 1916 года и великий исход — Уркун принесли нашему народу большие испытания.После победы февральской, затем Октябрьской социалистической революци 1917 года в России произошел резкий поворот в судьбе кыргызского народа. В 1924 году была образована автономная область, затем создана Кыргызская Советская Социалистическая Республика"


Погода в Кыргызстане

Курс валют

Центральная Азия на перекрёстке цивилизаций и политических блоков

12.03.2013 09:15 - Polit.kg

(окончание, часть 5)

Судьба Центральной Азии во многом зависит от того, как будут развиваться отношения  между США, Россией и мощными дальневосточными державами. Причём, учитывать следует и геополитические, и геоэкономические факторы. Только на Китай и Японию приходится сегодня примерно 20% всех мировых экономических показателей. В совокупности это, несомненно, большая сила, с которой нельзя не считаться.

 

Внуки Конфуция

Так или иначе, Китай, Япония и Южная Корея – дети одной цивилизации. Концентрированное выражение этого общего – конфуцианская этика, до сих пор определяющая бытие дальневосточных азиатских обществ. На практике  это выражается как примат прав сообщества над правами человека, восприятие государства как крепкой семьи, где глава государства – отец, лояльность к моральному диктату «сверху» и строгость к себе, своим детям, подчинённым. Способность к самоограничению особенно хорошо выражается в поведении бизнеса: вместо того, чтобы идти в погоне за прибылью  по головам своих же соотечественников, воспитанный в конфуцианской среде бизнесмен, добиваясь успеха, все свои действия старается делать полезными для общества и государства. Главное понятие конфуцианства – долг. Понимание же этого долга реализуется через нормы поведения: отсюда такое внимание к внешней, ритуальной части. В Японии и Китае конфуцианское начало реализовалось по-разному: в Китае оно в критические периоды способствовало сплочению народов, а в Японии образовало стержень националистической доктрины. Но, если искать общее – то, что будет способствовать интеграции ныне разобщённых стран – мы найдём его здесь, в противопоставленности западному идеалу «общества потребления». «В Японии уважают лидеров, что компенсирует им слабое материальное стимулирование. Они не занимаются сверхпотреблением, не отделяются от коллектива и уважают его. Типичный японский руководитель высокого ранга живёт очень скромно, много работает, не знает, что такое пенсия и отпуск. Японцы готовы пойти на добровольное сокращение своей зарплаты в трудные для фирмы периоды. То же самое происходило в Южной Корее, когда в конце XX века население сдало свои золотые вещи для уплаты долгов МВФ. Японцы и сейчас сохраняют более низкое потребление, чем могли бы себе позволить, предпочитая покупать американские ценные бумаги», - отмечает российский исследователь С. Миронин в статье «Почему Россия не Япония».  

Не случайно, что Токио и Пекин так быстро нашли взаимопонимание во время первой волны нынешнего мирового финансового кризиса. И китайцы, и японцы сошлись тогда в одном: причиной кризиса является то особое положение в мире, которое занимает сегодня ничем не обеспеченный доллар США.

Но есть платформа, на которой Америка и дальневосточные гранды коммуницируют просто прекрасно – это, конечно же, прагматизм. Прагматика западной цивилизации - в отходе от апокалиптики через отрицание христианского в христианстве. Прагматика Китая - в возвращении к конфуцианским корням через отрицание марксистского в марксизме. Прагматика Японии – в осознанном подчинении своим американским насильникам. Там и  там действует философская установка, которую американец Уильям Джеймс сформулировал так: «То, во что для нас лучше верить, - истинно». Поэтому не стоит удивляться, выявляя всё новые и новые узлы взаимозависимости, которые существуют между рассматриваемыми азиатскими державами и США. Экономика Китая и Японии очень сильно зависит от экспорта – и в этом смысле данным государствам выгодно иметь «под рукой» рынки западных «потребленцев». Обе державы скупают себе в убыток американские ценные бумаги, долги – с той целью, чтобы этот «пузырь потребления» не лопнул. Если это произойдёт – лопнет и пузырь экономического роста в Азии.

Русская цивилизация – одна из самых непрагматичных. Вспомнить хотя бы, с чего начиналась религиозная философия на Руси – речь идёт о противопоставлении «закона» и «благодати» в знаменитом труде митрополита Илариона. Понимание истории тоже далеко о прагматики: здесь царит вечный спор между концепциями земного и небесного Царства Божия. Зачастую трактовки вопроса сходятся на возвышении над «вещным миром» и формируют позитивное восприятие только если речь идёт об утверждении некоего вселенского идеала. Как с таким мышлением можно понять страны, в которых изначально и религия, и светское учение обозначались одним словом, а понятие о Боге  отсутствует до сих пор?! Русским остаётся только удивляться, наблюдая, как Япония с Китаем может одновременно конфликтовать и поддерживать тесное экономическое взаимодействие. Но конфуцианская этика прагматична до такой степени, что не укладывается даже в голове среднеазиата.

 

Дела торговые - Дела военные

Китай и Япония сильно зависят друг от друга. Поднебесная для Страны восходящего солнца – крупнейший торговый партнёр, а Япония для КНР – стабильный поставщик промышленного оборудования и технологий (последние, впрочем, Китаем часто и воруются). И вот, несмотря на всё это, в конце января нынешнего года разворачивается нешуточная демонстрация сил в районе оспариваемых островов Сэнкаку (Дяоюйдао). В самое ближайшее время профессор Австралийского национального университета Хью Уайт даже прогнозирует китайско-японскую войну с участием США. Кроме того, до сих пор раздаётся эхо от разрыва информационной бомбы о том, что председатель КНР Ху Цзиньтао в конце 2011-ого года якобы призвал командование Народно-освободительной армии Китая «всемерно готовиться к войне». Официальный Пекин, напомним, не стал тогда опровергать эту информацию. 

Понятно, зачем Б. Обаме так напирать на то, что «Соединенные Штаты были и всегда будут тихоокеанской державой». Ещё в начале 2012-ого года руководство США сообщило, что расходы на военное присутствие в АТР снижаться не будут.  Скоро, впервые за долгое время, военных кораблей и подводных лодок в Тихом океане у Америки станет больше, чем в Атлантическом. 50 тысяч вояк имеет Вашингтон на японских базах и 30 тысяч – на южнокорейских. Крепнет коалиция США-Австралия, что сильно раздражает Китай, и без того недовольный военным снабжением – по той же американской линии – непризнанного им до сих пор Тайваня. При этом, нынешний Генеральный секретарь ЦК КПК Си Цзиньпин, ещё будучи преемником Ху Цзиньтао, подчёркивал, что Китай готов строить дальнейшие отношения с Америкой только на равноправной основе. Но последняя не может отказать себе в эксклюзивном праве указывать Пекину на его место. Тот, в свою очередь,  планомерно скупает вооружение и лицензии на его производство у России и «обкатывает» собственные проекты – типа национального авианосца и истребителя-невидимки. Интересно, что перед тем, как совершить своё турне по странам Центральной Азии (лето 2012 года), министр обороны США Леон Панетта заявил буквально следующее: «Вооруженные силы Китая растут и модернизируются. Мы должны быть бдительными. Мы должны быть сильными. Мы должны быть готовыми к любым вызовам». В свою очередь, Пекин эту его экспедицию вкупе с последними действиями японского правительства трактует – посредством печатного органа своей Коммунистической партии – так: «Китай контролирует Центральную Азию? Это не совсем так. 10 ноября некая страна «подбросила» пяти центрально-азиатским странам проект стоимостью 700 млн. долларов. Это не Китай, это Япония. Цель этой акции – объединение государств Центральной Азии против КНР по вопросу принадлежности архипелага Дяоюйдао». Пань Чжипин, профессор Института Центральной Азии Синьцзянского университета и автор цитируемой статьи интерпретирует те же факты, что приводили в предыдущих частях нашего цикла и мы.

Российский политолог Аджар Куртов считает, что стравливая Токио и Пекин, США  работают на ослабление обеих держав с их нынешним потенциалом сильных конкурентов американскому мировому господству. Причём, японцев Вашингтон боится даже больше, чем китайцев – ведь антиамериканские силы островного государства могут выстрелить очень неожиданно – по эффекту пружины, которую сжимали последние шестьдесят с лишним лет. Социальный заказ на такую программу существовал всегда (думаете, японцы забудут когда-нибудь Хиросиму и Нагасаки?), но в последнее время только усилился. Взять хотя бы недавний инцидент с двумя американскими моряками, ограбившими и изнасиловавшими японскую женщину: с требованиями выставить янки немедленно выступили не только рядовые жители Окинавы, но и местные власти. Обострению национальных чувств способствует также экономическая ситуация в Японии. Дело в том, что дефицит торгового баланса страны достиг в 2012-ом году рекордного уровня за всю её историю. Причина проста: снижение экспорта вкупе с неумолимо растущим импортом энергоносителей.

А ведь ещё совсем недавно американский экономист Лестер Туроу в своей книге «Будущее капитализма» писал о ПРОфиците японского торгового баланса, - причём как об угрозе для США. Говорилось там о приближении дня, когда Соединенные Штаты не смогут больше финансировать свой торговый дефицит. Причём, автор настаивал: «Без американского торгового дефицита не может быть японского торгового профицита – независимо от того, насколько конкурентоспособны японские товары, насколько остальной мир захочет их покупать». Сегодня в том же положении, что и США образца 90-х гг. прошлого века, оказывается и Япония. А всё потому, что ещё в 2001 г. Китай опередил Японию по разрыву в торговом балансе с США.

«Когда конец наступит, в Японии, Соединенных Штатах и в остальном мире произойдет крайнее бедствие. Эпицентр экономического землетрясения будет в Соединенных Штатах, но ударные волны будут сильнее всего в Азиатско-Тихоокеанском регионе», - прогнозировал, имея в виду невозможность долго финансировать столь большой дефицит, как американский, Лестер Туроу. Он же указывал на то, что для Японии каждые 60 миллиардов долларов потерянного экспорта означают потерю около миллиона рабочих мест.

Похоже, что сегодня мировые финансовые круги, подыгрывая США, выстраивают некий баланс между экономиками Японии и Китая, не давая ни той, ни другому выбиться в однозначные лидеры. Параллельно удерживает свои позиции порождённая Международным валютным фондом «теория мирового дисбаланса», согласно которой  сохранение дефицита текущего платежного баланса может и не повлечь за собой  отрицательных последствий для национальной экономики и национальной валюты. Валюта, которая имеется в виду, - это, конечно же, доллар США. Последний, как это ни парадоксально, окреп даже после кризисного цунами, накатившего в 2008-ом году. Секретов у такого феноменального положения, много. Вот лишь некоторые из них: «железобетонный имидж» для инвесторов со всего мира, свободное хождение чуть ли не по всему свету, политическая поддержка валюты через самое тесное (до войн) сотрудничество с Ближним Востоком – ныне главным мировым источником энергоресурсов. И это лишь верхушка айсберга: очень многое сегодня скрыто от непосвящённых.

 

То ли ещё будет…

Итак, США удаётся не прогнуться под бременем самого огромного государственного долга в мире даже в условиях дефицита. Но способна ли повторить этот трюк Япония, привыкшая финансировать свой 6-й в мире по величине госдолг исключительно за счёт недавнего профицита? Не факт. Ситуация меняется в худшую для японцев сторону так быстро, что за раскручиванием этой спирали не поспевают даже самые пессимистичные аналитики. Сегодня правительство Японии удерживает ситуацию под контролем, искусственно снижая курс иены. Известнейший американский финансист Билл Гросс отмечает, что эта ситуация напоминает ему ситуацию 30-х годов XIX века, когда валюты обесценивались из соображений конкуренции, и тогда многие полагали, что в этом и состоит решение проблем. «В конечном итоге оказалось, что они были неправы», - загадочно резюмирует  эксперт. Его коллега Феликс Цулауф, в свою очередь, также предсказывает, что «эта опасная игра… приведет к конфронтации на национальном уровне». По его мнению, шока следует ожидать уже в этом году – и ударит он не только по Японии и Южной Корее (что само собой разумеется), но и по Европе. Усилившийся и демонстрирующий профицит торгового баланса Китай даже в тяжёлые для себя времена провоцирует Старый свет на весьма неожиданные заявления. Вот, например, что выдала министр финансов Франции Кристин Лагард на состоявшемся в конце февраля текущего года заседании Большой Двадцатки: «Нынешняя система, при которой Китай сберегает и экспортирует, Европа потребляет, а США занимает и потребляет, вряд ли является хорошей».

Впрочем, в Китае тоже далеко не всё обстоит так, как хотело бы руководству КПК. В 2013-2014 годах власти Китая могут утратить контроль над процессами в экономике, - так считают многие эксперты. Вот мнение директора Института глобализации и социальных движений (Россия) Бориса Кагарлицкого: «Основой экономического «чуда» Китая является соединение жесткой репрессивной системы с огромным ресурсом дешевой рабочей силы. «Энергия мускулов» — главный ресурс КНР, который более не может обеспечить снижение себестоимости товаров. В результате, по воле западных корпораций, в силу американской реиндустриализации и борьбы с импортом, Китай из обслуживающего интересы стран центра производителя может вскоре превратиться в конкурента, которому ничего не спускают». С этим прогнозом можно согласиться: квалификация китайских рабочих действительно очень отстаёт от квалификации японских и южнокорейских, а потому весьма малы шансы на «прорыв» Китая в высокотехнологичные области промышленности и уж тем более создание новых направлений. Многие усматривают в этом инерцию китайской модели образования, в которой индивидуальность, изобретательность и пытливость не ценятся вовсе: например, ученик старается не задавать вопросов учителю, чтобы ненароком  (слишком сложным вопросом, например, на который тот не сможет ответить) не нанести ущерб его авторитету.

Есть мнение, что любое замедление в экономическом развитии Китая сможет сегодня привести в итоге к его падению. Прогнозируется, что это негативно отразится и на экономике России, которая экспортирует туда свои углеводороды и металл. Если для Вашингтона шаг навстречу Китаю означает лишь «корректировку» ситуации в АТР (с тем, чтобы никто не вырывался вперёд слишком резко и «генеральный план» мировой геополитики оставался под контролем США), но для Москвы – это вопрос о стабильном рынке сбыта энергоресурсов в том же регионе. В политической же плоскости всё выглядит примерно так, как ещё пять лет назад описывал журнал «Россия в глобальной политике»: «Как ожидают в Москве и Пекине, способность Америки добиваться своих целей на мировой арене уменьшится. Это произойдет если не в краткосрочной (через 3–5 лет), то в среднесрочной либо долгосрочной перспективе (по истечении 10–15 лет). Поэтому, не играя на быстрое снижение «американских акций», Россия и Китай четко обозначают свое нежелание идти в фарватере американской политики в качестве «младших партнеров».

Для того, чтобы ось «Россия-Китай» не укреплялась, в Америке была придумана довольно хитроумная концепция, согласно которой для национальных интересов США гораздо больший эффект даст партнёрство с Китаем, а не с Японией. Бессмысленными объявляются как американская стратегия Транстихоокеанского партнёрства без Китая, так и китайский формат Регионального экономического сотрудничества без США. Правда Китаю предлагается отказаться от доминирования в Азии… Автор концепции – заслуженный русофоб Северных штатов Америки Збигнев Бжезинский. Смысл же в том,  чтобы не допустить решительного дистанцирования китайской стороны и держать Пекин в поле зрения. Всё остальное – от лукавого: готовясь поделить с Китаем весь мир (не случайно тот же Бжезинский в 2009-ом году рекламировал проект Большой двойки, куда бы вошли США и КНР), американцы ни за какие уступки не «отдадут» коммунистам Тайвань.

Но Бжезинский сегодня – маргинал. В американском мэйнстриме люди, считающие Китай главным геополитическим соперником без учёта сильнейшей экономической взаимозависимости своей страны и КНР. Яркий пример тому – последний аналитический доклад Американского Совета национальной разведки, в который входят представители разведведомств всех силовых структур США. В документе с титулом «Мировые тренды 2030: альтернативные миры», отмечается, что к указанному году Китай станет крупнейшей экономикой мира, и это грозит миру многополярностью, а доллару – упадком. «Замена его другой валютой или корзиной валют стали бы наиболее явным индикатором потери США глобальных экономических позиций, что также существенно подорвет и политическое влияние Вашингтона», – отмечается в документе. Тот же подход к проблеме культивирует и администрация Обамы. С этим, скорее всего, связаны шаги последнего в европейском направлении. Напомним, что 12 февраля президент США заявил, что готов начать переговоры с ЕС о создании общей зоны свободной торговли, а уже 13 февраля (надо же, какая согласованность!) председатель Европейской комиссии Жозе Мануэль Баррозу в Брюсселе огласил совместное заявление Евросоюза и Соединённых штатов о начале переговоров по созданию  этой самой зоны – по его словам, «крупнейшей в мире». Что это, если не попытка убить двумя выстрелами двух зайцев: во-первых, отгородиться от китайского импорта и, тем самым, простимулировать американскую и европейскую экономики, переживающие период стагнации, а во-вторых, незаметно «свести на нет» роль Всемирной торговой организации, которая стала не нужна Западу сразу после вступления туда Российской Федерации. В ближайшие годы будут установлены новые стандарты по безопасности продукции и защите интеллектуальной собственности, которые, как планируется, будут иметь глобальное значение. Таким образом, перед нами – завуалированный проект такого же протекционистского соглашения, как Таможенный союз России, Казахстана и Белоруссии. Понятно, как новые торговые барьеры ударят по Китаю.

Судя по всему, такой план будет всецело поддержан японцами. Для сегодняшней Японии нет резона в экономической гибели Америки. «Американская экономика так легко не рухнет. Во-первых, это единственная развитая страна, где численность населения быстро растет, динамичность ее экономики очень высока. Любую идею, связанную с созданием нового продукта, американцы могут легко осуществить, импортируя детали или заказывая сборку за границей. У них есть бренды, широкие организационные возможности. Китаю, Индии и Японии этого не хватает», - заверяет русскоязычного читателя в интервью журналу «Итоги» профессор Токийского университета и университета Васэда Акио Кавато.

В стратегическом отношении цель Японии – затормозить развитие Китая и сохранить за собой первенство в высокотехнологичных отраслях промышленности. Это определённо согласуется с нынешними планами американцев. Имеет место и согласованность политических целей. «Американцы мастерски настроили систему взаимоотношений с Японией. С одной стороны, это американский протекторат, находящийся под военной защитой США. Японии позволено иметь только силы самообороны. Но с другой стороны, сами же американцы поощряют геополитические амбиции Японии, способствуют раздуванию любых территориальных споров с соседями», отмечает российский политолог Борис Мышлявцев. В подтверждение этих слов можно привести не только уже описанный нами «расклад» вокруг островов Дяоюйдао, но и похожую ситуацию с Южной Кореей: опять-таки острова, опять-таки полезные ископаемые. В феврале 2011 года этот территориальный спор обострился после того, как премьер Японии однозначно заявил, что острова Токто принадлежат его государству (отметим, что та же точка зрения уже отражена в японских учебниках истории). Корея в ответ отказалась вести какие-либо дальнейшие переговоры. Некоторая её зависимость от японской экономической помощи делает РК не вполне равным противником для могучей в экономическом плане Японии.

В США время от времени реанимируется идея т.н. «малого треугольника» США-Япония-Южная Корея – то есть активного политического взаимодействия в трёхстороннем формате. «В январе 2011 г. в Сеуле министры обороны Японии и Южной Кореи подписали два важных военных соглашения, которыми заложена основа для будущего военного пакта. Инициатива и в этом случае принадлежала американской стороне. Что касается причины создания пакта, то американские эксперты в качестве таковой прямо называют Китай, от которого, по их мнению, исходит угроза. По сути подготовлены условия для оформления двух трехсторонних военно-политических альянсов: США-Япония-Южная Корея и США-Япония-Австралия. Другими словами, в Восточной Азии зарождаются блоковые структуры, которых не было даже во времена холодной войны. Их цель – создать своеобразный кордон противодействия усилению Китая», - отмечает эксперт Института Дальнего Востока РАН, политолог А. Сёмин.

Но два проамериканских азиатских гранда идти навстречу этим планам не торопятся и строят отношения с единственной мировой супердержавой по-своему. Историческая обида корейцев (35 лет в XXвеке Корейский полуостров был японской колонией) мешает им воспринимать Японию в качестве политического партнёра. Но – не экономического. Это снижает темпы движения к паназиатскому сообществу, однако не мешает, например, действию организации Азиатско-Тихоокеанского экономического сотрудничества.

Время от времени, если говорить об азиатском Дальнем востоке, масла в огонь подливает эскалация корейской проблемы. Буквально на днях Северная Корея в одностороннем порядке от всех мирных договорённостей с Южной, как передают «Аргументы и Факты», «руководство КНДР распространило заявления о готовности нанести превентивный ядерный удар и «победить в финальной битве». Чем всё закончится, страшно даже предположить. Несомненно, РК располагает силами для адекватного ответа на агрессию сонгуновцев, но США и Китай в любом случае не смогут остаться в стороне, если речь пойдёт о серьёзных вооружённых столкновениях.

 

Дракон просыпается?

Страны Центральноазиатского региона при любом повороте событий на Дальнем Востоке предоставленными сами себе не останутся. Даже Япония уже готова строить дороги и трубопроводы из Центральной Азии вплоть до Индийского океана, а уж о Китае и говорить не приходится: он вынужден постоянно наращивать импорт сырья и, несомненно, его не перестанут интересовать географически ближайшие залежи нужных ресурсов. «В рамках политики Вашингтона экономика обеспечивает политику, для Пекина же политика обслуживает интересы национальной экономики. Это разница в подходах может стать базой для определенного компромисса между США и КНР в вопросе «раздела» влияния Центральной Азии», - отмечает сегодня российский эксперт Никита Мендкович. Всё это побуждает государства региона тешить себя надеждой, что их сила будет увеличиваться одновременно с ростом конкуренции за природные ресурсы. Естественно, такой подход очень наивен: оставаться действующим игроком на «футбольном поле» глобализации сегодня невозможно, оставаясь лишь «хозяином трубы». Современная экономика ставит куда более сложные задачи и продолжает опираться на страны, которые не стоят на месте и пытаются развивать собственное производство (в данном случае, речь может идти как о «производстве» программного обеспечения, так и о каком-нибудь классическом тяжпроме).

Кстати, о футбольных аналогиях. В прошлом году китайский телеканал Now TV снял анимационный рекламный ролик для Чемпионата Европы 2012 по футболу. В нём демонстрируется игра между мифической «сборной Китая» и некой «сборной Европы». Параллельно матчу разворачивается массированная атака китайских бомбардировщиков и танковых батальонов. Рушатся и горят лондонский Биг Бен, римский Колизей, парижская Эйфелева башня, Бранденбургские ворота Берлина. Боевые действия переносятся прямо на футбольное поле. И вот китайские футболисты – уже не футболисты, а отважные воины, вышедшие на борьбу с Мировым Злом. В конце весь Запад превращается в одного дракона, а Китай — в другого. Перед решающим голом эти драконы сходятся в смертельном бою. «И вот пришло решающее время. Пот все льётся. Всем сердцем повергнем соперника. Вновь открывая новую эпоху, на кого полагаться? Только на боевых товарищей! Горят глаза и горячая кровь приливает к голове. Все стремятся вперёд, не боясь и десятка тысяч соперников. Земля содрогается, а страны и строй быстро меняются. Владей собой, имя написано у тебя на спине. Нам не забить, мы должны преодолеть себя — это и есть большое сражение». Такая «лирика» накладывается на яростно-торжественную музыку, в основе которой лежит мелодия… русского марша «Прощание славянки». Довольно оригинально, не правда ли? Остаётся открытым вопрос: то ли это насмешка Китая над западным миром, готовым развлекаться на «пире во время экономической чумы», то ли специфический китайский юмор.

На самом деле, подводя итоги, мы вынуждены признать следующее: тигры, драконы и львы Восточной Азии в отношениях с Западом уже не могут просто следовать принципу «догнать и перегнать». Намечается серьёзнейший поиск основы для максимально полной реализации  способностей и творческого потенциала дальневосточных обществ. Стремление к охране социальной гармонии входит в противоречие с логикой людоедской глобализации. Мир замер в ожидании того, что Восток предложит кардинально новую модель развития: в первую очередь, для себя, но затем и для своих соседей. Человечество зашло в тупик потребления: наука и технология с неимоверной скоростью порождают всё новые и новые желания, в которых запутывается Человеческое. Тем временем, население развитых стран стареет. В той же Японии, где в 80-е годы было зафиксировано становление «оптимального современного общества», уже в 2015-ом году каждому четвёртому жителю будет за 65 лет. Стремительно сокращается численность населения островного государства: к 2060 году она сократится ровно на треть. Естественно, такая нация уже не годится для участия в классической войне. У китайцев переход от демографического роста к сокращению численности населения ещё не состоялся, но ожидается приблизительно в 2020 году. Успеет ли дряхлеющий дракон пустить из своей пасти огонь, можно только догадываться. Но исход намечающегося (а, может быть, уже ныне скрываемого) кризиса перепроизводства вполне может сподвигнуть КНР на агрессию. Китайская промышленность, привыкшая работать на внешний рынок, вряд ли способна быстро  перестроиться на внутреннего потребителя. И крупнейшая азиатская держава будет вынуждена экспортировать дальше: но уже не товары, а войны. Возможность такого варианта развития событий ставит вопрос: ограничится ли ареал будущих столкновений азиатским Дальним Востоком или же сухопутный фронт пройдёт прямо по Центральной Азии?

 

Илларион ЗВЯГИНЦЕВ, обозреватель Polit.KG


Версия для печати   |   Просмотров: 1633   |   Все статьи

Мы и мир

23.03.2018 19:20
Учебники по истории должны отражать неразрывную связь  Крыма с Россией

Член Совета Федерации от Республики Крым Сергей Цеков принял участие в заседании «круглого стола» Российского исторического общества, посвящённого четвёртой годовщине воссоединения Крыма с  Россией и  презентации двухтомника «История Крыма», созданного Институтом российской истории РАН.           

Открыл мероприятие председатель Российского исторического общества Сергей Нарышкин. В работе «круглого стола» приняли участие директор Института российской истории РАН Юрий Петров, председатель Комитета Государственной Думы по международным делам Леонид Слуцкий, председатель Законодательного Собрания города Севастополя, председатель Совета отделения Российского исторического общества в Севастополе Екатерина Алтабаева, директор Центрального музея Тавриды,

Опрос



Главная