POLIT.KG
Информационно-аналитический портал
  часы   Среда, 21 ноября 2018
RSS

О ситуации в Кыргызстане

07.11.2018 14:26
Президент Сооронбай Жээнбеков: Глубоко прочувствуем многовековую великую историю нашей страны, свято сохраним национальное достоинство!

Президент Кыргызской Республики Сооронбай Жээнбеков  7 ноября, в связи с Днем истории и памяти предков посетил мемориальный комплекс «Ата-Бейит», где прочитал молитву в память о предках и покоящихся там соотечественниках, возложил венки к памятникам и сделал обращение к народу Кыргызстана.

"Непростые годы в составе российской империи, национально-освободительная борьба 1916 года и великий исход — Уркун принесли нашему народу большие испытания.После победы февральской, затем Октябрьской социалистической революци 1917 года в России произошел резкий поворот в судьбе кыргызского народа. В 1924 году была образована автономная область, затем создана Кыргызская Советская Социалистическая Республика"


Погода в Кыргызстане

Курс валют

Аскар Акаев: «Научиться у Бориса Николаевича можно было многому. К сожалению, не всем урокам своих учителей мы в жизни следуем».

26.01.2011 15:56 - Polit.kg
Аскар Акаев: «Научиться у Бориса Николаевича можно было многому. К сожалению, не всем урокам своих учителей мы в жизни следуем».

В преддверие юбилея  выдающегося политика и государственного деятеля Бориса Николаевича Ельцина   главный редактор сайта  POLIT.KG  Аркадий Гладилов  взял интервью  у его друга, экс-президента Кыргызской Республики Аскара Акаева.

-  Аскар Акаевич, в укреплении позиций Кыргызстана вы придерживались самых древних и проверенных временем традиций,  вплоть до брачных уз ваших детей.  Но, похоже, нынче более актуальны другие  методы.  Как сегодня дружеские отношения между главами государств помогают в решении межгосударственных задач?

- Рад побеседовать с Вами,  Аркадий Аркадьевич. Сделаю для начала ремарку относительно детей. Мы с Майрам Дуйшеновной предоставили своим детям широкую свободу выбора. В семейных делах они, как принято у современной молодежи, следуют больше не традициям, а руководствуются искренними чувствами.

По вопросу о дружеских отношениях между государственными деятелями вряд ли существует однозначный ответ. Складывается по-разному. Прекрасно, когда возникают открытые доверительные отношения. Они действительно помогают делу. Еще лучше, когда между государственными лидерами возникают чувства дружбы. Но это бывает редко. Отношения на этом уровне неизбежно заформализованы протокольными нормами, различными условностями и т.д. За внешними, порой экспансивными проявлениями личной дружбы, всегда стоят незримые преграды. Это не тот случай, когда закадычному другу отдают «последнюю рубаху». Есть национальные интересы, превыше которых у государственных деятелей нет ничего. Такова реальная жизнь.

-  Как Вы познакомились с Борисом Николаевичем Ельциным? Обычно тесные дружеские отношения завязываются с первой встречи - люди непостижимым образом чувствуют взаимное притяжение.  Вы можете назвать Бориса Николаевича своим другом?

- Не могу назвать какой-то конкретный первичный момент, когда возникли наши дружеские отношения. Пожалуй, началось это исподволь в 1989 году, когда я был избран народным депутатом СССР и вошел в состав Верховного Совета. Время было в политическом смысле жаркое. По каждому поводу бурлили страсти. В депутатском корпусе возникла острая поляризация. До депутатских драк дело, правда, не доходило, но ситуация была к этому близкой. В те времена в Верховном Совете сформировалась знаменитая Межрегиональная депутатская группа, во главе которой стояли Б. Ельцин и А. Сахаров. В ее составе был академик Юрий Рыжов, который по дружбе свел меня с членами группы. После этого как я стал на заседаниях Верховного Совета поддерживать ельцинскую линию Борис Николаевич начал ко мне присматриваться. Наши отношения понемногу приобретали доверительный характер. А потом, будучи президентом Кыргызстана, я решительно поддержал позицию Б. Ельцина во времена августовского путча 1991 года. Тесные отношения складывались также в ходе ново-огаревского процесса, когда мы пытались разработать Союзный договор.

Дружеские отношения по-настоящему сложились после визита Б. Ельцина в Кыргызстан в июле 1991 года. Это было еще в советское время, на следующий день после избрания Бориса Николаевича президентом России. Я позвонил ему и пригласил посетить Кыргызстан с официальным визитом.  Сделал это первым, что Б. Ельцин не мог не отметить. Прилетел Борис Николаевич в Бишкек 21 июля 1991 года, (заметьте – через 40 дней после выборов!) едва успев вступить в должность. Кыргызстанцы встречали высокого российского гостя восторженно. Мы тогда о многом переговорили. Б. Ельцин откровенно делился со мной своими заботами, посетовал на сложные отношения с М. Горбачевым. Очень понравилась ему кыргызская кухня, особенно бешбармак. Ну, а мы вовсю старались.

Мы регулярно встречались в Москве, Бишкеке, на Иссык-Куле в семейном кругу и в ельцинские президентские времена, и после его отставки. А потом в Москве, где я оказался после марта 2005 года. И когда я вспоминаю о Борисе Николаевиче как о друге, то я говорю о нем как о мудром старшем друге, заботливом политическом наставнике. Понятие «закадычный друг» здесь не применимо. Он был старше меня на 14 лет, а это означает по кыргызской традиции, что я в личном плане чтил своего друга как аксакала. Вы поймете мои чувства потери.


- Борис Николаевич Ельцин  показал всему миру, как можно и должно
разрешать  проблемы бескровной передачи власти. И уже только этим снискал огромную любовь не только россиян, но и кыргызстанцев.  Обсуждали ли Вы с ним проблему сохранения преемственности власти, ее передачи в Кыргызстане? Может, он вам что-то рекомендовал в этом плане?  Насколько известно, Вы тоже собирались передать власть другому человеку. И вообще, что вы переняли у Бориса Николаевича, чему у него научились? Ведь любая дружба содержит в себе обмен опытом, какие-то заимствования.

-
Я покривил бы душой, если бы сказал, что мы обсуждали вопрос о власти, особенно в персональном контексте. В центре внимания были вопросы обстановки в наших странах, развитие демократии, но не власти. Вы помните канун 2000 года, когда Б. Ельцин по общероссийскому телевидению заявил о своей отставке. Оказалось, что о его планах знали только жена и старшая дочь. Борис Николаевич действительно показал пример цивилизованной передачи власти. Не только бескровной, но, пожалуй, по большому счету и бесконфликтной.

Научиться у Бориса Николаевича можно было многому. К сожалению, не всем урокам своих учителей мы в жизни следуем. Что касается бескровной передачи власти, в моем случае речь идет не о чьих-то рекомендациях. В этом проявились мои глубокие внутренние гуманистические убеждения, что проливать кровь своих соотечественников во имя власти было бы чудовищным преступлением. И в критический час 23 марта 2005 года моим последним президентским распоряжением был приказ «Не стрелять!» По контрасту, сменивший меня Бакиев бахвалился, что в случае необходимости он сам возьмет в руки автомат Калашникова. Ни один из кыргызстанцев даже в кошмарном сне не мог увидеть президента-академика Акаева с оружием в руках.

Время от времени появляются материалы о том, что может быть, Акаеву надо было бы в марте 2005 года применить силу, немного пострелять в людей. Дескать, это помогло бы стабилизации обстановки. И республике не пришлось бы, особенно, в 2010 году, проходить через тяжкие испытания. Подобные рассуждения грешат фарисейством. Каждый волен думать и поступать по-своему, но и нести за это полную ответственность. Я действовал в 2005 году по совести, по чести, крови не пролил. Душа моя перед родным народом чиста.

-  Аскар Акаевич, не подвергая сомнению  2200 летие кыргызской
государственности, все же трудно не согласиться, что в основе новейшей истории государства Кыргызского лежит исторический шаг вашего друга Бориса Ельцина, который со своими украинским и белорусским коллегами в Беловежской пуще похоронили Советский Союз, дав возможность  целой группе республик, в том числе и  Кыргызстану обрести суверенитет. Но сдается, кыргызстанцы как-то непростительно быстро забыли об этой услуге Ельцина.  А вы помните тот момент?

- Вы поставили очень трудный, по сути диалектический вопрос. Это тот случай, когда ум и сердце могут находиться в разладе. К сожалению, в те времена ключевые решения принимались в Центре за нас, но без нас, без нашей доброй воли. В ходе ново-огаревского процесса лидеры центральноазиатских государств, например, предпочитали вариант с сохранением союза как единого государства. Не унитарного, а на федеративной, еще лучше на конфедеративной основе. Единая государственность и национальный суверенитет могли бы в подобной конфигурации органично совмещаться. Подписанное 8 декабря 1991 года Ельциным, Кравчуком и Шушкевичем беловежское соглашение о  прекращении существования СССР похоронило наши надежды. Было тогда очень тревожно, успокаивала лишь вера в Россию. Москва нас никогда не подводила.

О тех временах можно говорить ныне лишь в сослагательном наклонении. Былой Союз не вернешь. Мировая практика, однако, знает немало иных способов дружественного межгосударственного сотрудничества. Поучительным является, например, опыт Евросоюза. В Европе даже бывшие враги, видя преимущества интеграции, преодолели острейшие противоречия. У нас есть Содружество Независимых Государств. Оно немного захирело. Надо вдохнуть в него жизнь, придать ему живительные силы. Это наше детище и наша надежда. Со своей стороны глубоко уверен, что исторически неизбежно единение евразийских народов вокруг России, основанное на их извечной жизни на единой земле, общей исторической судьбе, совместно пролитой крови в войне с фашизмом. И время, когда это произойдет, не за горами. Время определит также форму, в которой постсоветский мир обретет единство уже на новой основе.

-  Считаете ли вы и сегодня актуальным процесс суверенизации? Существует и где она - та грань, которая разделяет законное право каждого народа иметь свою территорию и негативные процессы  сепаратизма?  Мы видим, что повсеместно,  где начинаются эти процессы, льется кровь.  Так было в Югославии, в Южной Осетии и Абхазии, Чечне.  Вот и в Кыргызстане противоречия дошли до крайней точки.  Может, не прав был Борис Николаевич с предоставлением свободы  всем субъектам Советского Союза?  Может, и вы напрасно одним из первых поддержали не ГКЧП, а новую Россию и ее президента?

- Проблема суверенитета, начиная с Вестфальских соглашений 1648 года, никогда не теряла актуальности. Дай Бог, чтобы так было и дальше, хотя хищников, мечтающих поживиться за счет суверенитета, в нынешнем мире предостаточно. Вместе с тем излишняя твердолобость в этом деле нежелательна. Вспомните 2008 год и проблемы Южной Осетии и Абхазии. Режим Саакашвили начал войну с собственным народом. Речь шла о выживании южных осетин и абхазов. Для них не оставалось иного выхода, чем встать на путь суверенизации. Россия поступила мудро и смело, поддержав решение собратьев. В целом же считаю, что межэтнические трения и межрегиональные противоречия не следует поднимать до уровня суверенизации. У государственного руководства соответствующих стран должно хватать мудрости и политической воли, чтобы упреждать неурядицы, не доводить их до открытого конфликта. Разве  Временное правительство не знало о назревающих трудностях  на Юге республики? Знало, но ничего, по сути, не делало, пока не грянул гром. А гром – это тысячи жертв, кровь, гигантские материальные разрушения. И главное – кровоточащая моральная рана, которую придется теперь долго лечить.

Мне вполне понятны Ваши раздумья, был ли оправданным курс Б. Ельцина на суверенизацию и демократизацию. Он породил у миллионов наших людей завышенные ожидания, а порой и иллюзии относительно быстрого наступления благополучия. Эти ожидания не оправдались. «Тишь, да гладь, да божья благодать» не наступили. Многие почувствовали себя обманутыми. Опираясь на серьезные научные исследования, например, на труды выдающегося российского ученого, ныне покойного академика В.И. Арнольда, написавшего всемирно известную книгу «Теория катастроф», легко показать, что в случае радикальных революционных по характеру общественных перемен на первом этапе неизбежно ухудшение ситуации прежде чем произойдет перелом в сторону улучшения. Но люди по праву хотят жить лучше «здесь и сейчас». Им осточертели «светлые горизонты», которые обещали коммунисты. И все же ельцинский курс, по моему глубокому убеждению, был оправдан. Для личностей такого масштаба, как Ельцин приговор  будет не только оправдательным, но и одобрительным.

Возвращение памятью к временам двадцатилетней давности, особенно августовским 1991 года событиям, когда на кону стояла национальная судьба, порой бывает болезненным. Момент был такой, когда надо было сразу же, без затяжек и промедлений говорить «да» или «нет». Всякие оговорки типа «да, но…» исключались. Я действовал тогда, руководствуясь демократическими убеждениями, совестью и ответственностью перед своим народом. Поддержка ГКЧП означала бы «закручивание гаек», поворот страны, поверившей в демократию, вспять к авторитаризму. О своем выборе я не жалею. Поставьте себя на мое тогдашнее место и подумайте, как бы Вы поступили.

-  Говорят, что история все расставит по своим местам и всем воздаст должное.  Только вот коротка память потомков, с благодарностью не спешат, зато на осуждения не скупятся. Да и сами исторические процессы политики любят анализировать не с позиций того времени, а нынешних условий. Не вся правда - это тоже ложь. И когда то или иное действо переносится в другой контекст, тут-то и возникает обвинение в ошибках и просчетах.  В таких ситуациях бесполезно оправдываться и нет смысла взывать к совести.  Вы в некоторой степени повторяете судьбу Ельцина.  Он был преждевременным президентом в тоталитарной стране, так и  не смог победить рабство в душах людей.  Вы тоже  остались не понятым даже своими близкими и ближайшими соратниками.  Или, может, вы не поняли  свой народ?

 - Ваш вопрос носит глубокий философский характер. В основном я согласен с Вашими мыслями. В своих исследованиях я не раз подчеркивал неправомерность переноса старых событий в новую систему координат во избежание искажений их сути, передергивания исторической правды. Мне нравится Ваша попытка провести ассоциативные сопоставления судеб Ельцина и Акаева, хотя вряд ли с этим можно в полной мере согласиться. Подобные ассоциации в случае заметно отличающихся друг от друга объектов (субъектов) сравнения могут грешить излишней субъективностью. В отношении Ельцина могу с уверенностью сказать, что он оказался нужным человеком в нужном месте и в нужное время. Выражусь высокопарно: Ельцин был востребован Историей. Были у него ошибки и просчеты, но они вторичны на коренном фоне созидательных свершений. Что касается народных оценок моего места в национальной жизни, то я вижу заметные позитивные изменения. Народ начинает лучше видеть, что именно в акаевские годы, несмотря на промахи и досадные ошибки, совместными усилиями была создана национальная государственность. Заложены основы демократии. В течение полутора десятилетий обеспечивались межнациональный мир и согласие. Республика завоевала уважение в мировом сообществе, а не была пугалом, как ныне. Социально-экономическая обстановка отличалась стабильностью, страна уверенно шла вперед. И сравните все это с нынешними временами. Придет время и правда восторжествует.

-  Нет пророка в своем Отечестве. Вы сейчас далеки от Родины, и, наверное, с трудом представляете, чем и как живет сегодня народ Кыргызстана. Но может, это и хорошо, так как такая отстраненность позволяет  увидеть то, что вблизи не удавалось разглядеть. Более того, вы можете заглянуть в будущее. Законы общественного развития не сильно отличаются от физических законов, зная их, не сложно предсказать последствия тех или иных процессов.  Удастся ли Кыргызстану вернуть на землю межнациональный мир и порядок?  Сможет ли народ самостоятельно выкарабкаться из нищеты и что для этого необходимо?  Окажется ли удачным опыт строительства парламентской республики в отдельно взятой центральноазиатской республике при не очень дружественном отношении к этой идее соседних стран?

- Дорогой коллега, с Вами интересно беседовать. Я вижу, что Вы не заземляете проблемы, а, наоборот,  поднимаете их ввысь, придаете им более глубокий интеллектуальный смысл. Плюс к этому, затрагиваете интересную для меня проблему анализа общественных процессов на основе физических законов. В данном случае правильнее говорить о применении синергетических подходов, а также теории систем, которые специалистами в данной области рассматриваются в качестве полезных инструментов для анализа процессов, происходящих в крупных социальных системах, в том числе находящихся в состоянии хаоса. К сожалению, рамки интервью снижают возможности диалога, приходится опускаться на нашу грешную землю.

Заглядывая в будущее, Вы хотите увидеть перспективы возвращения на землю Ала-Тоо межнационального мира и порядка, а также возможности преодоления нищеты и т.д. Я не сомневаюсь, что республика в исторической перспективе осуществит эти цели. Другое дело, какой ценой и какого времени это потребует. Вы видите, что достигнув к 2005 году достаточно высоких рубежей, мы в результате госпереворота откатились далеко назад. Дело пошло чуть ли не к возвращению в феодальное средневековье, к возрождению ханской системы власти. В 2010 году последовал новый удар с губительными последствиями. Если будем вновь и вновь создавать ухабы, то трудно рассчитывать на успех.

Вы законно задаетесь вопросом, что нам сулит парламентская республика, провозглашенная новой властью. Я не раз аргументировано высказывал сомнения относительно эффективности такой системы применительно к нашим условиям. Временщики в условиях чрезвычайщины навязали стране референдум, народ был вынужден голосовать так, как диктовала власть.

Давайте далее всмотримся в нынешнюю реальную картину, обратимся к фактам. На парламентских выборах избирательный барьер преодолели пять партий, набравшие 36,3% голосов избирателей, т.е. примерно 1/3. Значит, голоса 2/3 народа были похоронены. Правящая трехпартийная коалиция по итогам выборов опирается примерно на ¼ электората. Как говорится, «первый блин комом». Сложившуюся обстановку нельзя не признать ущербной, мало что имеющей общего с подлинной парламентской демократией. Власть в итоге монополизирована силами, которые не получили на то общенародно мандата.

С моей точки зрения Кыргызстану с учетом нашего национального менталитета и исторических традиций нужна система, в которой есть сильный президент, сильный парламент, сильное правительство и справедливая судебная система, выдерните одно из звеньев и система будет поначалу хромать, а потом обрушится. Проверкой сомнительной парламентской затеи будет практика. Ближайший год подтвердит, куда пойдет дело.

При всей сложности нынешней обстановки в республике я не рассматриваю ее безысходной. Главная надежда – на Москву. Как это всегда было в нашей истории, Россия и на сей раз не оставит Кыргызстан и его братский народ в беде. Помощь со стороны России, и это хорошо видно, поступает по всем линиям. Уповаю на то, что определенные фигуры, у которых иные симпатии, не испортят дело. Я в свое время выдвинул тезис: «Россия дана нам Богом и историей». Это глубокое чувство закрепилось в народном сознании.

Я отказался от политической деятельности и окунулся в ту жизнь, о которой мечтал с юности. Вошел в большую науку, вокруг меня в Москве и Санкт-Петербурге сложился круг талантливых ученых. С ними мне приятно работать. Российское университетское и академическое сообществе приняло меня радушно. До предела насыщенная жизнь в Москве приносит удовлетворение. Для своей родной страны я могу пожелать только благополучия,  независимо от того, какая система власти в ней существует и как к этой системе относятся соседи по региону. В моей любимой песне поется: «Жила бы страна родная и нету других забот». Это и есть моя главная мечта.

- От имени  читателей сайта «polit.kg» благодарю Вас за откровенные ответы. 

Беседовал Аркадий Гладилов

Версия для печати   |   Просмотров: 3778   |   Все статьи

Мы и мир

23.03.2018 19:20
Учебники по истории должны отражать неразрывную связь  Крыма с Россией

Член Совета Федерации от Республики Крым Сергей Цеков принял участие в заседании «круглого стола» Российского исторического общества, посвящённого четвёртой годовщине воссоединения Крыма с  Россией и  презентации двухтомника «История Крыма», созданного Институтом российской истории РАН.           

Открыл мероприятие председатель Российского исторического общества Сергей Нарышкин. В работе «круглого стола» приняли участие директор Института российской истории РАН Юрий Петров, председатель Комитета Государственной Думы по международным делам Леонид Слуцкий, председатель Законодательного Собрания города Севастополя, председатель Совета отделения Российского исторического общества в Севастополе Екатерина Алтабаева, директор Центрального музея Тавриды,

Опрос



Главная