POLIT.KG
Информационно-аналитический портал
  часы   Среда, 21 ноября 2018
RSS

О ситуации в Кыргызстане

07.11.2018 14:26
Президент Сооронбай Жээнбеков: Глубоко прочувствуем многовековую великую историю нашей страны, свято сохраним национальное достоинство!

Президент Кыргызской Республики Сооронбай Жээнбеков  7 ноября, в связи с Днем истории и памяти предков посетил мемориальный комплекс «Ата-Бейит», где прочитал молитву в память о предках и покоящихся там соотечественниках, возложил венки к памятникам и сделал обращение к народу Кыргызстана.

"Непростые годы в составе российской империи, национально-освободительная борьба 1916 года и великий исход — Уркун принесли нашему народу большие испытания.После победы февральской, затем Октябрьской социалистической революци 1917 года в России произошел резкий поворот в судьбе кыргызского народа. В 1924 году была образована автономная область, затем создана Кыргызская Советская Социалистическая Республика"


Погода в Кыргызстане

Курс валют

Эксперты России и Кыргызстана о выводе Центра транзитных перевозок «Манас»

27.03.2013 16:52 - Polit.kg

Несмотря на то, что официальное решение не единожды было озвучено Главой государства, часть экспертного сообщества по-прежнему сомневается в твердости позиции руководства страны. Судьба ЦТП все еще остается поводом для дискуссий, и разброс мнений по данному вопросу впечатляет: кто-то настаивает на том, что Кыргызстану необходимо определиться со своими стратегическими партнерами и сделать однозначный выбор, кто-то склоняется к сохранению многовекторной внешней политики, а кто-то предложил тянуть время. При этом и риски, сопутствующие любому из предложенных решений, аналитики видят самые разные.     

 

Вывод ЦТП «Манас» - это вопрос доверия

Алексей Власов, эксперт информационно-аналитического центра МГУ по изучению постсоветского пространства: «Сейчас Кыргызстан должен сделать выбор между интеграцией в Евразийское экономическое сообщество или поворотом к США. На взгляд из России, исполнение Кыргызстаном обещания о выводе ЦТП «Манас» - это вопрос доверия между двумя странами. Решения о выводе принимались не раз и на разных уровнях, но так и не приведены в действие, а доверие в таких важнейших внешнеполитических вопросах является важным фактором в отношениях России и Кыргызстана. С нашей точки зрения, наличие американских военных объектов на территории республики не способствует стабильности, а скорее, наоборот, представляет угрозу для всей модели центрально-азиатской безопасности.

Решение президента Алмазбека Атамбаева о выводе Центра транзитных перевозок «Манас» я считаю правильным, и оно, безусловно, отвечает задачам обеспечения безопасности региона. Прежде всего, необходимо с практической точки зрения оценить, мыслимо ли размещать военные объекты на территории гражданского аэропорта. Ни для кого не секрет, что проблема вывода войск из Афганистана приведет, по мнению экспертов, к резкому усилению террористической угрозы. Безусловно, эта угроза, прежде всего,  коснется тех стран и тех объектов, которые имеют отношение к коалиции НАТО, и в этих условиях ставить под угрозу гражданский аэропорт – шаг просто ошибочный.

Результаты социологического опроса за 2012 год, которыми располагаю я, показали, что большая часть населения Кыргызстана, около 60%, против присутствия в стране американской военной базы. Создаются определенные барьеры и для экономического развития самого аэропорта «Манас». Существующая инициатива сделать из аэропорта логистический хаб, воплотившись в жизнь, может стать еще одной статьей пополнения госбюджета. Безусловно, это потребует определенных финансовых вложений, и здесь, как я понимаю, руководство Кыргызстана рассчитывает на то, что, если этот проект будет реализован, одним из его соучастников выступит Россия. Опять-таки, это вопрос, который нужно рассматривать в общем контексте кыргызско-российских отношений, и, возвращаясь к той же проблеме доверия - Кыргызстан является членом таких интеграционных объединений, как ЕврАзЭС, Таможенный союз и ОДКБ. И здесь речь идет об откровенности, доверительности отношений между странами-участницами, в том числе о двусторонних отношениях России и Кыргызстана, которые не должны стать просто шаблоном и пустой формулировкой.

Понятно, что Алмазбеку Атамбаеву сейчас нелегко, и если с внутриполитическими проблемами Кыргызстан все-таки, будем надеяться, справляется, то, безусловно, мы понимаем, что внешние силы и внерегиональные игроки могут создать в республике массу проблем с точки зрения обострения ситуации. Но здесь, я думаю, как раз моральная поддержка со стороны России, поддерживающей нынешнюю кыргызскую власть – это один из тех аргументов, который должен укрепить руководство страны в его решении быть последовательными в вопросе о ЦТП. Потому, что мы сейчас стоим в переломной точке: или Кыргызстан делает выбор в сторону модернизационного проекта вместе с Россией, или продолжится та политика, которую любят использовать украинские власти – сидение на двух стульях, которое имеет ограниченный ресурс возможностей, потому что рано или поздно сама ситуация в центрально-азиатском регионе поставит Кыргызстан перед ответственным выбором. И в Кыргызской Республике, где на уровне общества отношение к России более чем благожелательное, этот выбор морально уже сделан. Судя по заявлению Алмазбека Атамбаева, этот выбор сделала и политическая элита. Единственное, что остается, - довести фактор доверия до логического конца, т.е. выполненных политических решений».

 

Положительный имидж  дорого стоит

Аждар Куртов, эксперт Российского центра стратегических исследований: «В любом случае, проблема того, что будет после вывода базы, сейчас стоит не так остро по сравнению с тем вопросом, уйдут американцы из Кыргызстана или нет. Сегодня все говорит о том, что и руководство Кыргызстана и общество в этом вопросе настроены единодушно. Постсоветская история преподносит нам массу сюрпризов, когда все вроде бы хорошо, все заявления сделаны, и, тем не менее, решение не воплощается в жизнь, поэтому у меня все-таки остаются некоторые сомнения на сей счет. Выведение американского ЦТП является выгодным и с точки зрения экономического потенциала, и здесь в качестве одного из аргументов, которые должны склонить чашу весов в пользу вывода авиабазы, упоминается переоборудование «Манаса» в логистический хаб. Я всегда сомневаюсь во всех сведениях, которые слышу, и. честно говоря, у меня есть определенные сомнения о том, что хаб может с финансовой точки зрения моментально восполнить все те потери, которые повлечет за собой ликвидация базы. Я не пытаюсь действовать с противоположной стороны и склонять руководство Кыргызстана к иному решению, но нужно рассуждать объективно и понимать, что в этом мире ничего по волшебству не делается.

Военные не очень любят считать деньги, они не работают в рыночных условиях, и ни американцы, ни наши военные не мыслят такими категориями, они тратят средства налогоплательщиков. Что произойдет, если вместо эксплуатации грузопотоков, связанных с военной необходимостью, перейти на гражданские – большой вопрос. Будет ли тот же доход? Давайте не лукавить, что дает статус хаба, когда в регионе есть и другие игроки на том же поле, недалеко в Алма-Аты есть современный хорошо оборудованный аэропорт, и Казахстан тоже жаждет, чтобы его территория превратилась в подобный хаб. Есть узбеки со своим аэропортом, и они заявили о стремлении создать хаб. Таким образом, ожидается конкуренция и довольно жесткая. Просто так никто никаких преференций не подарит. Я считаю, что надежды, связанные с полноценным функционированием хаба после вывода базы, осуществятся только в том случае, если Кыргызстан присоединится к проектам Евразийского экономического союза. Тогда шансы на полноценные прибыли от эксплуатации хаба повышаются.

Ну и, конечно, не надо забывать того, с чего я начал: когда мы бросаем на чашу весов экономические аргументы, мы не должны забывать, а это часто забывается, и такие моменты, которые являются малоосязаемыми, но важными – к примеру, имидж страны. В России до сих пор много бизнесменов, которые боятся инвестировать в экономику Кыргызстана из-за ваших внутренних эксцессов и пертурбаций. Для них тоже важно, присутствуют ли на территории страны военные объекты нашего геополитического противника или нет. Имидж Кыргызстана, как мне кажется, несомненно, улучшится от того, что американцев здесь не будет, и страна на постсоветском пространстве и во всем мире предстанет в лучшем свете. В конечном итоге этот имидж все равно приносит свой капитал, не сразу, но он позволяет стране развиваться. Не надо бояться трудностей, конкуренты есть всегда, в любом деле, но бороться нужно. И не стоит ожидать того, что моментально все наладится. Конечно, какие-то потери будут, даже значительные – Кыргызстан потеряет денежные поступления от аренды базы – но они окупятся. В любом случае, если экономическая жизнь республики начнет налаживаться, появятся ранее утраченные при распаде Советского Союза хозяйственные связи, это увеличит товаро- и грузопоток, позволит создавать рабочие места в Кыргызстане. Ситуация сегодня совершенно ненормальная, когда сотни тысяч ваших сограждан вынуждены искать хлеб насущный за пределами своего отечества».

 

Имидж  - хорошо. Но 200 млн. долларов тоже на дороге не валяются…

Мурат Бейшенов, бывший первый заместитеть министра обороны КР: «Сейчас встал вопрос однозначного выбора, по моему мнению, у нас еще есть время, полгода, еще будет заседание ОДКБ и ШОС, и, думается, не надо принимать поспешного решения. Да, имидж очень важная вещь, но когда речь идет о таких суммах, как 200 млн. долларов, которые мы за прошедший год получили от американцев, ни Россия, ни одна другая страна не вложили столько денег, а Кыргызстану необходимо поднимать свою экономику. Поэтому этот предмет остается на повестке дня, его не надо отбрасывать, да, имидж это хорошо, но мы – страна, которая сейчас не может просто закрыть авиабазу, и все станет хорошо. Впереди у нас Таможенный союз, еще не известно, потянем ли?  Экономический спад в мире еще продолжается, и он коснется Центральной Азии. Как мне кажется, надо еще оставить время и пространство для лавирования.

Почему вопрос стоит так, только закрыть и все? Надо подождать. Американцы еще должны подписать соглашение с Афганистаном, посмотрим, что это будет за соглашение, как они будут осуществлять вывоз огромного количества оружия - здесь тоже много вопросов, куда и как отправится это оружие. Ну, и братья-россияне тоже могли бы помочь, не ставить вопрос – закрыть и все, а сесть за стол переговоров с американцами, обсудить, а не ставить нам вопрос ребром. Потеряв базу, мы не услышим «спасибо» от США и стран НАТО, а рычаги давления у них есть, и весьма существенные. Да, Россия – это и наши трудовые мигранты, и ГСМ, и проч. Но почему не помочь нам в решении этого вопроса? Я считаю, что базу пока надо оставить. Продлить аренду еще на 2-3 года. В будущем, может быть, сделать центр логистический или еще какой-то. Да, года 3-4 раньше я тоже выступал за закрытие авиабазы, потому что заявления руководства страны  были необдуманные, что и подорвало имидж страны, но они необдуманные и теперь. У нас заявление президента, в отличие от России и Казахстана, еще не значит исполнение, потому что нужно еще ратифицировать, принять в Жогорку Кенеше, так что я хотел бы, чтобы мы выиграли время и все как следует просчитали. Знаете, как в пословице, которая мне очень нравится: чем хуже повар, тем вежливее должна быть официантка».

 

Тяжелый выбор. Но делать его Кыргызстану придется самому!

Андрей Грозин, ведущий специалист Института стран СНГ: «Основной круг позиций по проблеме уже очерчен, выскажу личное мнение: я представляю институт, который не является государственным и не получает финансирования из российского бюджета, не связан никакими обязательствами с российской государственной машиной и может говорить по этому поводу все, что думает. С одной стороны, я согласен с теми доводами, что вопрос о базе – это вопрос об имидже. В мировой политике слово значит иногда гораздо больше, чем десятки и даже сотни миллионов инвестиций. В то же время я понимаю, что Кыргызская Республика находится не в том положении, чтобы отворачиваться от американских денег, делать принципиальное лицо и хлопать дверями. Все-таки за последний квартал текущего года республика получила от американцев около 30 млн. долларов, для Кыргызстана это действительно не самые маленькие суммы.

На лицо определенная коллизия: президент, премьер, разнообразные товарищи из Жогорку Кенеша уже неоднократно говорили о том, что на месте базы появится некий транспортный хаб, сейчас, на мой взгляд, есть серьезный элемент неопределенности – очень много говорилось о том, что базы не будет, неоднократно транслировалось и российскими и западными средствами массовой информации, т.е. отказаться от этого заявления уже нельзя. С другой стороны есть живые деньги. Как совместить два этих подхода? Мне трудно. Это дело народа и власти Кыргызской Республики, как выходить из того тупика, в который страна, честно говоря, сама себя поставила. Понятно, что все те обещания и договоренности, которые в сентябре прошлого года были заключены между Бишкеком и Москвой, будут выполнены вне зависимости от того, останется ЦТП или нет, но так же понятно и то, что отношение к партнеру, который как флюгер меняет свои решения, ведется на деньги и забывает обещания, будет не самым хорошим. Поэтому, наверное, руководству Кыргызсатна надо пройти по лезвию ножа и найти золотую середину.

Мы не совсем правы, когда требуем от маленькой и небогатой страны жесткой определенности, я имею в виду мировые центры силы. Мир, он вообще вещь такая несправедливая по отношению к слабым и не очень влиятельным политическим системам. Все вы видите, что происходит сейчас в рамках Евросоюза с Критом, у нас примерно та же ситуация. Поле для многовекторности, поле для маневра сужаются. Эксперты правы, когда говорят, что есть еще полгода, но если сравнить сегодняшнее положение вещей с тем, что было по этому же вопросу, например, в конце 2010 года, поле для маневра было больше, оно не измерялось месяцами, оно измерялось годами. О чем это говорит? Нынешняя мировая система требует большей определенности, и здесь, наверное, необходимо согласиться с мнением о том, что лавировать и занимать неопределенную позицию все сложнее, и дальше будет еще сложнее. С одной стороны это объясняется мировыми экономическими проблемами, с другой стороны – с безопасностью.

Приближается ситуация, когда западное влияние в Афганистане будет значительно снижено. Я не говорю о том, что американцы уйдут из региона, они попытаются зацепиться, подпишут новый договор, попытаются проконтролировать будущие президентские выборы и найти достойную замену Карзаю, но ни у одного из серьезных экспертов я не слышал мнения о том, что будет лучше после 2014 года. Все говорят о том, что будет только хуже. Ситуация с безопасностью будет ухудшаться, и разница между этими оценками только в степени пессимизма: кто-то Центральную Азию заранее хоронит, кто-то дает ей несколько лет жизни. В связи с этим, я думаю, что поле для маневра для всех пяти республик Центральной Азии, и входящих, и не входящих в ОДКБ, нейтральных и пытающихся выстроить собственную региональную гегемонию, в равной мере сужается. И на фоне общего падения уровня безопасности проблема присутствия иностранных военных объектов, неважно – американских или российских, или любых других, становится все более актуальной.

Этот вопрос все равно придется решать, Вашингтон и Москва теоретически, конечно, могут сесть за стол переговоров, выработать какую-то общую позицию, кто-то кому-то что-то уступит, но я, честно говоря, с большой долей скепсиса отношусь к такому стремлению переложить собственную ответственность на плечи больших братьев. Это ваши проблемы, и в конечном итоге решать придется вам». 

 

Кыргызстан должен определиться, с кем он идет – с США или с Россией?  

Эльмира Ногойбаева, политолог: «Для начала нам необходимо определиться с тем, на каком фоне ведутся дискуссии по поводу вывода базы. Если уж говорить честно, речь идет об отношениях России и Кыргызстана. Что касается доверия, это такая тонкая материя, которая в большой политике имеет свойство менять оттенки, и когда мы говорим о судьбе базы «Манас», вопрос не только в доверии России к Кыргызстану, но и доверии внутреннего потребителя к иностранцам, и насколько это соотноситься с безопасностью. Относительно трудовой миграции, Россия и сама этого не избежала, что же касается равного партнерства, его между нашими странами сейчас объективно нет.

По вопросу базы сейчас сложно прогнозировать, что останется на ее месте, потому что это уже касается не столько вопросов политики, сколько некоего элитного экономического торга. Но есть заявленная политика равного взаимодействия, и здесь нам необходимо взвесить свои возможности и цели и не смотреть на себя, как на некий объект большой политики, потому что тогда мы быстро проиграем».

Леонид Бондарец, военный эксперт: «Сейчас акцент, в основном, ставится на финансовой стороне дела, но, хотя это важная составляющая, Кыргызстан является участником Договора о коллективной безопасности, а положения этого договора говорят о том, что страны-члены ОДКБ принимают решения о размещении военных объектов на своей территории только посредством коллективного совещания в рамках объединения. Мне вообще непонятно отношение нашей политической элиты к своим обязанностям по заключаемым договорам и подписанным соглашениям. Мы, подписав Договор о коллективной безопасности, приняли на себя обязательство, что мы общими силами будем решать вопросы безопасности. В то же время в 2010 году Отунбаева поехала в Брюссель просить, чтобы НАТО помогли нам в обеспечении безопасности. Почему? То же самое с присутствием здесь американской базы, многие говорят о том, что ЦТП способствует стабилизации обстановки и нейтрализует военные угрозы. Это все чушь. Наше правительство относится к своим обязательствам, мягко говоря, спустя рукава.

Мы заигрались в многовекторность. Она превратилась в процесс обогащения правящей элиты. В связи с этим я вижу процесс заигрывания с Западом. Многовекторность в нашем случае подразумевает процесс осуществления самых разных внешнеполитических целей, которые порой доходят до антагонизма. За счет этого какие-то преференции мы имеем, но стратегическое партнерство изначально подразумевало партнерство в военной сфере, способность или обязательства совместных действий по защите своих интересов военным путем. И вот представьте такую ситуацию, если возникнет какой-то значимый конфликт между США и Россией, США и Китаем или Китаем и Россией, в каком положении окажется Кыргызстан? Кыргызстан, как страна-член ОДКБ, в то же время считающая США своим стратегическим партнером. Ведь в этом случае и та и другая стороны считают Кыргызстан пятой колонной и всегда в тылу, поэтому я думаю, что Кыргызстан должен определиться, с кем он идет – с США или с Россией, потому что нельзя плыть всегда по середине реки, не приставая ни к одному берегу».

 

Торг уместен, когда страна на положении содержанки…

Зайнидин Курманов, профессор КРСУ: «На территории Центральной Азии всегда боролись за влияние три державы: Америка, Россия и Китай. Потому что этот регион обладает колоссальными ресурсами в условиях мирового оскудения ресурсов. Поэтому думать о том, что если вывести базу, американцы из Кыргызстана исчезнут, очень наивно. Все страны ведут многовекторную политику, и США, и Российская Федерация, Казахстан и Таджикистан, Кыргызстан тоже следует этой тенденции. Одновекторная политика была в период существования Советского Союза, тогда Кыргызстану некуда было деться. Если проводить такую политику сейчас, Россия должна полностью взять Кыргызстан на содержание, как это было в советские времена. Если она этого не сделает, мы будем продолжать многовекторность. Речь ведь идет о проблеме выживания. Дипломаты говорят, маленькие и слабые страны делают только то, что им разрешают сильные. Не надо строить иллюзий о своей самостийности. И вопрос о том, будет авиабаза или нет, должен решаться между Америкой и Россией. Мы можем мешать геополитическим отношениям этих держав, но мы не можем их изменить.

Есть еще один аспект: здесь говорили о том, что не нужно терять лицо, мы лицо уже давным-давно потеряли, и нам терять нечего, у нас другая проблема – выжить. Сохранится ли Кыргызстан как страна. Россия всегда рассматривала страны центрально-азиатского региона как продолжение своих южных территорий – это традиция, уходящая вглубь истории. Для Китайцев мы - преступно малоосвоенная территория, которая временно утрачена, приходят они сюда не часто, в среднем раз в пятьсот лет. Думаю, что исходя из этих соображений и надо вести торг. В 2009 году ныне правящая партия СДПК голосовала против, так что, думается, торг еще не окончен».  

 

Наши таможенники воруют больше, чем американцы платят за базу… 

Жумакадыр Акенеев, доктор экономических наук: «Заявление о выводе сделано - из пяти политических партий в парламенте четыре в своих программах указали вывод американской базы, так что думаю, даже если бы все здесь сегодня сказали, что база должна остаться, это бы не повлияло на исполнение решения о ее ликвидации. Когда народ голосовал за эти политические партии и президента Атамбаева, он уже выбрал вектор. Думаю, мы вскоре войдем и в Таможенный союз, и в ЕврАзЭС. Другой вопрос – деньги. Американцы платят нам только последние два года, раньше эти средства шли не в бюджет страны, а в бюджет сначала одной известной семьи, а потом другой. Не думаю, что без этих денег мы умрем с голоду, надо только поменьше воровать. Сегодня на таможне воруется в два раза больше, чем платят в год американцы. Террористические угрозы и прочее – просто отговорки американцев, ЦТП уже давно свои задачи выполнил, и аэропорт должен быть возвращен в нормальное состояние».  

Мурат Суюнбаев, политолог: «ЦТП из гражданского аэропорта, конечно, должен быть выведен, но должен ли американский военный объект быть выведен из Кыргызстана вообще? Отвечает ли это интересам национальной безопасности? Сомневаюсь. Если ЦТП будет выведен из аэропорта «Манас», из региона он все равно не исчезнет, просто перейдет в другую, соседнюю республику. Надо понимать, что уникальность ситуации в Кыргызстане заключается в том, что, не смотря на наличие американского военного объекта, политика республики так и не стала проамериканской. Если этот объект переведется, например, в Таджикистан, политика этой страны, скорее всего, станет проамериканской, а если в Узбекистан – то его политика моментально станет антироссийской. Не надо разводить ложную драматургию: да, выводить ЦТП необходимо, но демонстративно отворачиваться при этом от США нельзя, и басни о том, что на его месте возникнет гражданский хаб, воспринимать серьезно не стоит. К тому же с выводом американских войск у нас может усилиться китайское влияние, и не думаю, что это отвечает интересам России и Кыргызстана».

 

Стенограмма конференции подготовлена журналистами POLIT.KG

Версия для печати   |   Просмотров: 1541   |   Все статьи

Мы и мир

23.03.2018 19:20
Учебники по истории должны отражать неразрывную связь  Крыма с Россией

Член Совета Федерации от Республики Крым Сергей Цеков принял участие в заседании «круглого стола» Российского исторического общества, посвящённого четвёртой годовщине воссоединения Крыма с  Россией и  презентации двухтомника «История Крыма», созданного Институтом российской истории РАН.           

Открыл мероприятие председатель Российского исторического общества Сергей Нарышкин. В работе «круглого стола» приняли участие директор Института российской истории РАН Юрий Петров, председатель Комитета Государственной Думы по международным делам Леонид Слуцкий, председатель Законодательного Собрания города Севастополя, председатель Совета отделения Российского исторического общества в Севастополе Екатерина Алтабаева, директор Центрального музея Тавриды,

Опрос



Главная