POLIT.KG
Информационно-аналитический портал
  часы   Среда, 21 ноября 2018
RSS

О ситуации в Кыргызстане

07.11.2018 14:26
Президент Сооронбай Жээнбеков: Глубоко прочувствуем многовековую великую историю нашей страны, свято сохраним национальное достоинство!

Президент Кыргызской Республики Сооронбай Жээнбеков  7 ноября, в связи с Днем истории и памяти предков посетил мемориальный комплекс «Ата-Бейит», где прочитал молитву в память о предках и покоящихся там соотечественниках, возложил венки к памятникам и сделал обращение к народу Кыргызстана.

"Непростые годы в составе российской империи, национально-освободительная борьба 1916 года и великий исход — Уркун принесли нашему народу большие испытания.После победы февральской, затем Октябрьской социалистической революци 1917 года в России произошел резкий поворот в судьбе кыргызского народа. В 1924 году была образована автономная область, затем создана Кыргызская Советская Социалистическая Республика"


Погода в Кыргызстане

Курс валют

Евразийская интеграция и разумный протекционизм

25.06.2013 16:57 - Polit.kg

Кто бы что ни говорил, а за любой экономикой обязательно стоит какая-либо идеология. И проект Евразийского экономического союза – не исключение. Возник он не на пустом месте. Соответствующего качества почва была подготовлена ещё более века назад. Мы не представляем, какой массив совершенно оригинальных идей – причём, востребованных в своё время – мог так долго оставаться в тени куда менее рациональных теорий. И тем более невероятным кажется, что фундамент этот лежит даже не в плоскости геополитики: в  экономической науке тоже были свои «ломатели стереотипов».

 

Защита – не изоляция

Жизнь Фридриха фон Листа пришлась на пост-смитовский и пред-марксовский период в экономическом дискурсе Европы. В истории этот человек навсегда останется не только учёным-экономом, но и предтечей самого Бисмарка. Именно при последнем учение фон Листа было реализовано в полной мере. «Автаркия больших пространств», - так свою главную концепцию назвал сам автор. Уже в XXвеке эта терминология проявится как «большое пространство» в геополитике другого подзабытого немца, Карла Шмитта. А пока это чистая экономика, и смысл её в следующем: открытость двух неравноценных по хозяйственному укладу экономических систем неизбежно ведёт к тому, что воспользоваться её плодами в полной мере сможет только более развитая система. Таким образом, либеральная идеология в экономике – лишь инструмент экспансии и подчинения менее сильных более сильным, уже давно освоившимся на рынке. Спасительным же кругом для жертв либеральной пропаганды является не что иное, как та самая «автаркия», то есть крупный экономический «континент», составленный отнюдь не из одного государства. По его периметру проходит таможенная граница, функция которой – обеспечивать избирательную открытость: пропускать одни товары и облагать по максимуму другие, в зависимости от их характера и производителя. Смысл в том, что всё, создающее тяжёлые условия конкуренции для местных отраслей и может привести к зависимости от импортёра, не должно проникать внутрь «большого пространства».

Отметим, что сам фон Лист был убеждённым либералом, но именно эта убеждённость заставляла его задумываться о рисках в торговле его родной, тогда ещё аграрной, Германии с куда более модернизированной Англией. Практика показала, что выводы, сделанные учёным, абсолютно верны. Формула «ограничения — средство, а свобода — цель»стала девизом для представителей так называемого «третьего пути» в экономике. «…если мы не будем давать отечественной промышленности, посредством нашего законодательства, направления, согласного с собственными национальными интересами, то этим мы не помешаем чужим странам направлять нашу промышленность в их интересах и останавливать развитие наших производительных сил. Но что благоразумнее и выгоднее для наших граждан: предоставить направлять нашу промышленность иностранному законодательству или же направлять ее самим сообразно нашим выгодам?», - цитировал фон Листа его первый русский переводчик, председатель Совета министров Российской империи Сергей Юльевич Витте. И он, и ещё одна выдающаяся личность – Дмитрий Иванович Менделеев – выступали против уже тогда претендовавшего на универсальность учения о «свободном рынке» (тогда это называлось «фритредерство»). Вместо них они, как и их немецкий учитель, предлагали – нет, не изоляцию! – а обусловленный состоянием экономики Империи протекционизм. «Фритредерство — юность промышленного строя, протекционизм — его зрелое благоразумие», - писал Менделеев. Он прямо указывал на то, что либеральные экономисты просто непоследовательны и крайне претенциозны, признавая «фискальные пошлины» на таможне и не признавая «протекционные». 1891 год – тот рубеж, перейдя который, Россия встала на путь листовской «автаркии» и наконец-таки ввела протекционные тарифы. До той поры в правительстве царило убеждение, что экономического успеха можно достичь, опираясь на развитие земледелия и совершенно не заботясь об охране зарождающейся отечественной индустрии. Старая, либеральная концепция обернулась крахом экономики, массовым обнищанием населения после непродолжительного периода «аграрного благоденствия». А новая, протекционистская, в считанные годы вывела  Россию в европейские и мировые лидеры. «Промышленно-торговую политику страны нельзя правильно понимать, если разуметь под нею только одни таможенные пошлины. Протекционизм подразумевает не их только, а всю совокупность мероприятий государства, благоприятствующих промыслам и торговле и к ним приноравливаемых, от школ до внешней политики, от дороги до банков, от законоположений до всемирных выставок, от бороньбы земли до скорости перевозки. И в этом смысле нет и быть не может государственной «практики», чуждой протекционизма. Он обязателен и составляет общую формулу, в которой таможенные пошлины только малая часть целого», - эти слова Менделеева, написанные в тот золотой для народов Империи век, сегодня звучат как наставление для поборников Евразийского экономического союза, о которых речь пойдёт далее.

 

Идеология взаимопомощи

Те, кто считает, что Таможенный союз – это геополитический проект России, глубоко ошибается. Сама идея евразийской интеграции в её современном варианте была ещё в 1994 году выдвинута президентом Республики Казахстан Нурсултаном Назарбаевым. За год до того, Россия буквально вытолкнула Казахстан (дело в том, что там упирались до последнего) и другие страны бывшего СССР из рублёвой зоны. И вот – совершенно неожиданная, даже «нелогичная» (если говорить о логике тотального развала всего и вся) идея «прагматического евразийства». «Заключалась она в том, что центростремительные процессы рано или поздно придут на смену центробежным, и мы всё равно задумаемся о восстановлении наших связей», - даёт свой комментарий директор Информационно-аналитического центра по изучению общественно-политических процессов на постсоветском пространстве МГУ Алексей Власов. Он же проводит прямую линию от того эпохального выступления Назарбаева в стенах Московского государственного университета до обоснования миссии Таможенного союза и Евразийского экономического пространства: повысить  конкурентоспособность национальных экономик дабы поднять уровень жизни населения во всех интегрирующихся странах. Заметьте, что тут и близко не прочитывается какой-либо геополитический подтекст. Желание государств, вступивших на путь евразийской интеграции, перестать быть объектом, став субъектом мировой экономики, вполне понятно.

Натужной выглядит и попытка пририсовать ТС и ЕЭП имидж «клуба неудачников»: неудачник – это тот, кто плывёт по течению, возлагая надежды на помощь той же «просвещённой Европы». Ну а тот, кто начинает двигаться против течения, - это, как минимум, боец. «… Хочешь жить, хочешь сохранить свой суверенитет – умей правильно и вовремя интегрироваться туда, где твоя экономика еще конкурентоспособна и где с тобой будут говорить на равных, а не языком директив Европейской Комиссии», - как будто специально для Украины подчёркивает директор программ Фонда поддержки публичной дипломатии имени А.М. Горчакова Наталья Бурлинова.

«Если евразийская интеграция станет полноценной реальностью, к чему стремятся страны участницы ЕврАзЭС, и особенно главный идеолог и практик современного евразийства, Нурсултан Абишевич Назарбаев, то в мире наряду с американской, европейской и азиатской возникнет «четвертая зона», важнейший субъект и деятель мировой геополитики. Если этой интеграции не произойдет, то евразийское пространство все равно будет интегрировано, но уже по частям и в иные «большие пространства»: что-то отойдет в Европу, что-то в Азию, что-то останется бессильным и изолированным зависимым колониальным осколком. Снова границы пройдут по живому, по народам и культурам. Интеграция - закон XXI века, и она неизбежна. И выбор лишь в том, будет ли интеграция евразийской, т.е. сводящей воедино потенциалы наших стран, либо неевразийской. Либо мы будем в центре интеграции, строя свою собственную свободную и защищенную «четвертую зону», либо мы окажемся на периферии интеграции, как ее объекты, а не субъекты. Это грозит всем нам - и казахстанцам, и россиянам, и кыргызстанцам, и армянам, и белорусам, и таджикам. И всем остальным народам сран СНГ», - ещё в 2004 году высказался по этому поводу лидер Международного евразийского движения Александр Дугин. В своих работах он подчёркивает, что все экономические подъёмы Германии за последние полтора века – это результат протекционистской политики в русле учения фон Листа. Таким образом, можно сказать следующее: всё, что происходит сегодня в рамках Таможенного союза, ЕЭП – это политика европейского уровня, действительно рассчитанная на то, чтобы со временем стать основой единого рынка от Атлантики до Тихого океана. Без всяких шуток! Это не повторение Советского Союза, это осмотрительный и осторожный либерализм, усвоивший, по выражению нынешнего главы правительства РФ Дмитрия Медведева, как положительные, так и отрицательные уроки строительства  Евросоюза.

Разумеется, с ценностной точки зрения между нами и Европой – пропасть. Европейское социальное иждивенчество, диктатура лишённых самоконтроля меньшинств, а также извечное – «безжизненный материализм, который видит всюду только меновые ценности, не принимая во внимание ни нравственных, ни политических интересов настоящего и будущего» (формулировка С.Ю. Витте). Евразийской ментальности чужд культ индивидуализма: сам пропадай, а товарища – говорится – выручай. Именно взаимопомощь – основа нынешних позитивных сдвигов. Снова – Александр Дугин: «…с точки зрения эгоизма, России выгодно продавать газ Грузии или Украине по рыночным ценам. Россия получит большие деньги, а Украина получит разруху». Логично было бы ожидать активности со стороны Киева, но нет – Москва, Астана и Минск стараются куда больше, идя на предоставление равных прав всем интегрирующимся странам – даже отсталой Киргизии. Для сравнения: «Европейская интеграция — это метод освоения новых территорий за счёт формирования периферийной корпоративной экономики, когда каждый новый член Евросоюза становится рынком сбыта товаров для государств-основателей. Для околоевропейской экономической периферии, вроде Турции, Алжира и стремящихся в эту периферию Украины и Молдовы придуман ещё более изощренный способ включения в европейский рынок — с помощью разнообразных договоров об «ассоциации», которые фиксируют технологическое отставание периферии на десятилетия». Это шеф-редактор интернет-портала «Однако. Евразия» Семён Уралов.

Не так давно президент России Владимир Путин заявил, что во Всемирной торговой организации наблюдается застой, и целый ряд стран продолжает накладывать ограничения на российские минеральные удобрения, химию, нефтехимию, автомобильное топливо, трубы и металлы. Сигнал самый чёткий. Кажется теперь, что и «поход» Российской Федерации в ВТО среди прочего имел целью обоснование неизбежности евразийской интеграции: если даже внутри глобального таможенного союза – вопреки всему – продолжают действовать протекционистские меры, то какие претензии могут быть отдельному континентальному блоку экономических союзников, решивших обороняться? Тем более, что – отмечает тот же Семён Уралов – речь идёт о восстановлении государства, которое «было интегрировано на межрегиональном уровне до такой степени, что современному ЕС предстоит пройти ещё не один десяток лет, чтобы выйти на такой уровень союзных взаимосвязей».

Иосиф Илларионович, обозреватель Polit.KG

Версия для печати   |   Просмотров: 1857   |   Все статьи

Мы и мир

23.03.2018 19:20
Учебники по истории должны отражать неразрывную связь  Крыма с Россией

Член Совета Федерации от Республики Крым Сергей Цеков принял участие в заседании «круглого стола» Российского исторического общества, посвящённого четвёртой годовщине воссоединения Крыма с  Россией и  презентации двухтомника «История Крыма», созданного Институтом российской истории РАН.           

Открыл мероприятие председатель Российского исторического общества Сергей Нарышкин. В работе «круглого стола» приняли участие директор Института российской истории РАН Юрий Петров, председатель Комитета Государственной Думы по международным делам Леонид Слуцкий, председатель Законодательного Собрания города Севастополя, председатель Совета отделения Российского исторического общества в Севастополе Екатерина Алтабаева, директор Центрального музея Тавриды,

Опрос



Главная