POLIT.KG
Информационно-аналитический портал
  часы   Среда, 21 ноября 2018
RSS

О ситуации в Кыргызстане

07.11.2018 14:26
Президент Сооронбай Жээнбеков: Глубоко прочувствуем многовековую великую историю нашей страны, свято сохраним национальное достоинство!

Президент Кыргызской Республики Сооронбай Жээнбеков  7 ноября, в связи с Днем истории и памяти предков посетил мемориальный комплекс «Ата-Бейит», где прочитал молитву в память о предках и покоящихся там соотечественниках, возложил венки к памятникам и сделал обращение к народу Кыргызстана.

"Непростые годы в составе российской империи, национально-освободительная борьба 1916 года и великий исход — Уркун принесли нашему народу большие испытания.После победы февральской, затем Октябрьской социалистической революци 1917 года в России произошел резкий поворот в судьбе кыргызского народа. В 1924 году была образована автономная область, затем создана Кыргызская Советская Социалистическая Республика"


Погода в Кыргызстане

Курс валют

Центральная Азия: от эфемерной «общности» к реальному единству (продолжение)

17.07.2013 20:11 - Polit.kg

В предыдущей части мы уже писали о конфликтных факторах, способных взорвать центральноазиатский регион. Продолжим это  перечисление и попытаемся разглядеть реальную перспективу в преодолении накопившегося негатива.  Коснемся роли железнодорожных магистралей, которые могут как объединить страны региона, так и серьезно навредить интеграционным процессам. Посмотрим на роль лидеров государств ЦА в вопросах обеспечения безопасности и сотрудничества. И самое главное – определим роль России в судьбе ценральноазиатских республик, ее значение как единственного катализатора всех интеграционных процессов…

Три «железных» решения

Ещё одним катализатором деструктивных процессов может стать строительство китайско-киргизско-узбекской железной дороги по маршруту Кашгар-Ош-Андижан. Если все перечисленные нами ранее факторы – скорее внутренние, чем внешние, то тут мы имеем дело уже  с интересами супердержав. Ни для кого не секрет, что данная железная дорога для Китая (естественно, именно КНР выступает в данном случае главным инвестором) – это работа на перспективу, а именно на выстраивание прямого железнодорожного сообщения с Ираном. Такого сближения США, само собой разумеется, допустить не могут и, видимо, сделают всё, чтобы первая шпала так и не была положена. А сделать, конечно, можно многое… Например, кто будет строить что-то после очередного рецидива кыргызско-узбекской резни в Ферганской долине? Даже для хладнокровных китайцев это будет уже перебор.

Вообще, данный проект – не единственная ж/д-мечта Центральной Азии. В феврале этого года появилась информация, что США собирается поддержать Афганистан в намерении построить северный железнодорожный коридор, который соединит Узбекистан, Таджикистан и Туркменистан, обеспечив тем выход к побережью Индийского океана, а значит – потенциальное «открытие» мировых рынков. Мысль американцев понятна: своим очередным посулом они создают у местных держав иллюзию свободы от российского влияния. В общем, очередная ТРАСЕКА, только без участия европейских партнёров. Тем не мене, 5 июня президенты Туркмении, Таджикистана и Афганистана уже дали торжественную отмашку будущему строительству. Выделить средства якобы пообещал Азиатский банк развития. Но, как выясняется, окончательное решение по этому вопросу станет известно лишь в конце этого года, когда будет закончено технико-экономическое обоснование. Участие в проекте российского капитала находится под большим вопросительным знаком, несмотря на предупреждения некоторых влиятельных российских экспертов, считающих, что если Россия не перехватит инициативу здесь, то многое потеряет.

Другим спорным проектом является железная дорога «Россия—Казахстан—Кыргызстан—Таджикистан». Идея исходит от президентов КР и РТ, уже даже подписавших какое-то соглашение по этому поводу. Казахстан и Россия были «поставлены в известность» в конце мая на очередном заседании Организации Договора о коллективной безопасности. Их реакция, к слову, была  довольно сдержанной. Всем ясно, что две горные державы суперрегиона собираются воспользоваться моментом некоторого отдаления от Москвы Ташкента. Потому и само предложение было сделано в рамках ОДКБ, откуда РУз вышла ещё год тому назад. На самом деле, строить что-то серьёзное в ЦА в обход крупной равнинной державы не совсем рационально. Зато это может тешить амбиции Кыргызстана как будущего «транспортного узла» Евразии, где будут пересекаться мощные магистрали «восток-запад» и «север-юг». Для страны, где значительная часть населения утратила привычку к осмысленному труду, это был бы просто идеальный вариант: сиди себе на путях, собирай пошлину. В общем, проект довольно спорный. Но кыргызстанский эксперт по инфраструктурным проектам Центральной Азии Кубат Рахимов, известный своим негативным отношением к мотивам вроде «Китай-Кыргызстан-Узбекистан», наоборот, считает, что это наиболее перспективный из всех описанных вариантов: магистраль «Казахстан – Кыргызстан – Таджикистан», по его мнению, выведет из изоляции кыргызский юг и таджикский север, а заодно подтвердит евразийскую ориентацию горных республик. Хотелось бы верить в справедливость этого утверждения, но что-то мешает.

 

Старт даёт Москва

Весь XXвек и поныне Москва занимает особое место в картине мира центральноазиатов. В советское время при участии Москвы здесь был установлен особый режим, способствовавший одновременному росту национального самосознания в республиках и сдерживанию многих негативных тенденций. К последним можно отнести всё то, что мы видим в ЦА сегодня: регионализация элит, переход на клановое управление, функциональная несостоятельность государственных институтов, дальнейшее обособление государств вкупе с их нарастающим антагонизмом. Сегодня мы можем уверенно заявить: капитализма с человеческим лицом в Центральной Азии нет до сих пор. Мечты о создании крупных транснациональных корпораций, которые бы легли в фундамент внутрирегиональной интеграции, уже давно погребены под толщей взаимных претензий.  

Можно, конечно, говорить, что в Советском Союзе единство Центральной Азии достигалось искусственным путём. Но при этом нельзя забывать, что свои функции арбитра и примирителя центр выполнял тогда исправно. Следя за распределением высших постов в республиках, Москва заботилась об объединении кланов и обеспечивала авторитетность местной власти. Когда вопрос, кому из казахов/туркмен/кыргызов/узбеков/таджиков быть Первым решается как бы мимоходом, быстро, но в то же время со всей твёрдостью, это позволяет не отвлекать огромную часть общественной энергии на участие во внутриклановой борьбе, которую мы наблюдаем сегодня. Соответственно, больших успехов удаётся достичь в других сферах: например, в науке, образовании, промышленности и, разумеется, в сельском хозяйстве. Так же эффективно в советской Центральной Азии подавлялись сорняки этноцентризма: вспомнить хотя бы, что в 1944-1945 году главный пост (а до этого пять лет – несколько «министерских») в Узбекской ССР занимал  кыргыз Исхак Раззаков. Можно ли представить такое сегодня?

А теперь вспомним, что породил «уход» Москвы из региона в начале девяностых. Вначале это была межэтническая резня в Оше 1990 года (хотя формально СССР ещё существовал, партийное руководство в предыдущие пять лет сделало всё, чтобы оставить народы суперрегиона наедине друг с другом). К слову, даже тогда «затушить пожар» смог  только ввод российских (!) войск. Вторым трагическим эпизодом является гражданская война в Таджикистане, которая была классической войной регионов. Сообразившие, что к чему, лидеры остальных трёх республик ЦА сразу после развала Союза поспешили скорее отгородиться от своих нестабильных соседей. Наиболее кардинально поступил несостоявшийся «шах» (по факту – последний председатель Верховного Совета Туркменской ССР) Сапармурат Ниязов, закрывший свою страну наглухо и превративший её в настоящее «королевство кривых зеркал». Другой представитель позднесоветской элиты Ислам Каримов также занялся строительством узбекской нации, которая, по логике всякого такого строительства, «юбер аллес». И только третий, Нурсултан Назарбаев, с самого начала взял курс на новую общность и стал отцом неоевразийства в политике. Сегодня только Назрбаев и Каримов – некогда представители партийной элиты КПСС – не дают Центральной Азии превратиться в зону «управляемого хаоса». Бывший колхозник Эмомали Рахмонов ведёт свою страну в пропасть и лишь каким-то чудом (видимо, молитвами Москвы) туда ещё не свалился. Хоровод «лидеров» В Кыргызстане и вовсе нельзя воспринимать всерьёз. Единственное, чему учит кыргызский опыт, так это плодам активного и доверительного сотрудничества с Соединёнными Штатами. Учтёт ли его находящийся сейчас в переходный период «оттепели» Туркменистан – большой вопрос: проблему северо-запада, племенные элиты которого посматривают на нынешнюю власть косо, никто даже не собирался решать, в силу чего та носит тлеющий характер и может «выстрелить» в любой момент.

Человеческий век недолог. Это значит, что 73-летний Назарбаев и 75-летний Каримов должны заблаговременно позаботиться о том, чтобы после их ухода две могущественные страны региона не остались брошенными на попечение неразумным, готовым раболепствовать перед Западом, либералам. Вариант передачи власти, осуществлённый их старшим товарищем Гейдаром Алиевым в Азербайджане немыслим по той причине, что сыновей у двух центральноазиатских лидеров нет. Уйти, как ушёл другой их товарищ, Эдуард Шеварднадзе, было бы глупо. Остаётся только операция «преемник». И РК, и РУз нужны «тёмные лошадки» из числа твёрдых государственников. То, что только Москва способна оказать поддержку таким фигурам, - несомненно. США отнюдь не заинтересованы в укреплении государственной субъектности в ЦА. Этот суперрегион, с их точки зрения, должен быть и оставаться открытым для любых инициатив «первого мира». А значит, его государства должны оставаться зависимыми, чего легче всего добиться, вставляя клинья между отдельными странами, мешая их интеграции и постепенно разлагая политические институты внутри каждого государства. В развитии всех центральноазиатских республик заинтересована сегодня только Россия. И действия российской дипломатии здесь это только подтверждают. Поддерживать активное взаимодействие с режимами, осуществляющими у себя в странах политику дерусификации и воспринимающими как должное свободный режим нахождения в России своих трудовых мигрантов, может только держава, ставящая наднациональные интересы выше собственно национальных. И никто в мире на такую жертву сегодня больше неспособен. Именно в этом бескорыстии, готовности иметь дело с самыми колючими и увёртливыми партнёрами в Евразии, и есть сила Москвы.

«Средняя Азия вернется в сферу российского влияния в начале 2-го десятилетия XXI века, задолго до того, как на Западе, в Европе, начнется крупная конфронтация», - считает американский политолог, основатель и директор частной разведывательно-аналитической организации «Стратфор» Джордж Фридман. Ни для кого не секрет, что в рамках евразийских интеграционных проектов России придётся взять на себя экономическую поддержку стран, где уровень жизни в несколько (в отдельных случаях – до пятнадцати) раз ниже, чем в Российской Федерации. Это означает, что последняя идёт на определённую жертву. Уже сегодня из РФ в КР и РТ идут беспошлинные поставки нефтепродуктов. Вписывается ли это в канон капитализма, судите сами. Сотни миллионов долларов, которые теряет при этом российский бюджет, - это не шутки. И ещё сотни миллионов долга, которые Москва готова списать Бишкеку, - это тоже очень серьёзно. И Россия ждёт столь же серьёзного отношения к своим инициативам. В конце концов, этот вопрос касается достоинства целого народа: сколько ещё той же КР можно находиться в положении капризной содержанки с явной склонностью к вероломству? Это про таких «союзников» - высказывание российского публициста Семёна Уралова: «Национальные элиты не пытаются разобраться с причинами и следствиями процессов, в которых они участвуют. Следовательно, даже не пытаются занять позицию субъекта». И действительно, подход «наша хата с краю» и «пусть Россия, Америка и Китай разберутся вначале сами» довольно распространён в среде центральноазиатской политэлиты. Кыргызстан – особая песня. За деньги тут готовы на многое. «Многие проблемы первоначального этапа интеграции были бы сняты, если вхождение Кыргызстана происходило бы «единым пакетом» совместно с Узбекистаном, чего в ближайшие два-три года не приходится ожидать. С другой стороны, настоятельная необходимость вхождения Узбекистана в этот региональный проект, очевидна. Но это будет зависеть, помимо других обстоятельств, от силы притяжения нового интеграционного союза», - отмечает местный эксперт Зульфия Марат. По её мнению, слишком многие процессы в суперрегионе требуют комплексного решения. И с этим трудно не согласиться. Президент РК Назарбаев, к слову, очень любит приводить аналогию, по которой разделить Центральную Азию – это всё равно, что отгородить гостиную от кухни. Кстати, о кухне… Фактически общим местом стало то, что грядущее присоединение Кыргызстана к Таможенному Союзу обеспечит республике доступ к дешёвым энергоносителям. Но мало кто думал о том, что не меньшую важность для страны представляет импортное продовольствие. 75% муки завозится в горную республику из соседнего Казахстана. Стоит ли объяснять, насколько укрепит свою продовольственную безопасность КР, если таможенной границы между странами-соседями не станет? Тем не менее, в Кыргызстане любят говорить скорее о негативных, нежели о позитивных последствиях евразийской интеграции: например о потерях дохода от реэкспорта китайских товаров. И вот владелец бишкекского рынка «Дордой», где все эти товары большей частью и концентрируются, уже заявляет, что страны Таможенного союза должны создать для КР стабилизационный фонд с суммой финансирования в 5 млрд. долларов США. Достойное дополнение к госдолгу перед РФ ( в сумме – около полумиллиарда), не так ли? 

 

Далёкие близкие

При желании, усмотреть антироссийский вектор можно в поведении каждой из республик суперрегиона. Даже Казахстан время от времени взвинчивает страсти вокруг «Байконура» и чуть ли не сдаёт территорию космодрома странам НАТО (параллельно ходят слухи о военно-морской базе Североатлантического альянса в Актау). И наоборот, в случае с ныне отдалившимся от Москвы Ташкентом, если присмотреться, можно наблюдать довольно позитивные для Москвы тенденции. «Дрейф Ташкента в западном направлении прекращён», - такое заявление, например, сделал недавно российский публицист Лев Вершинин. Среди его аргументов – недавнее назначение на должность хакима (губернатора) Ташкентской области не любимого Западом генерала МВД РУз Ахмада Усманова. Вот поэтому  «имея дело с  неустойчивыми национальными государствами на периферии Евразии, — лучше, чтобы интеграционные процессы разворачивались максимально публично. […]население Армении или Киргизии больше заинтересовано в новом Союзе, нежели национальные элиты». Трезвая мысль Семёна Уралова, сквозящая в данной цитате апеллирует в том числе и к желанию народов Центральной Азии преодолеть собственную изоляцию. «Только за 2011 год туркменские власти на хорезмском участке запретили 167 жителям Узбекистана въезд на территорию страны», - отмечает узбекский журналист Сергей Наумов. Он обращает наше внимание на то, с каким восхищением простые узбекистанцы смотрят на граждан России и Казахстана, у которых «союз и дружба». Он же приводит тот факт, что ценовое различие в приграничной торговле Кыргызстана и Узбекистана, за счёт отсутствия легального товарообмена на закрытой границе, колеблется в пределах 17-100%. Тем временем таджикский журналист Хайрулло Мирсаидов замечает, что «жители приграничных кыргызских селений систематически сталкиваются с вымогательством со стороны таджикских пограничников, когда возвращаются с покупками с рынков Согдийской области». «Граждане стали вынужденно нарушать установленное законодательство с перспективой быть привлечёнными к административной или уголовной ответственности. […] только между Баткенской областью Киргизии и Согдийской областью Таджикистана существует более 50 нелегальных путей для пересечения границы». В общем, тяга к нормальному взаимодействию у простого люда налицо. С другой стороны, огромный риск, не позволяющий сейчас просто взять и открыться, представляет всё ещё  тяжёлое положение с наркотрафиком. В своё время распрощавшийся с российскими пограничниками Таджикистан сейчас едва сопротивляется с потоком опиатов из соседнего Афганистана. Эффективность работы соответствующих таджикских служб с 2004 года уже упала в два раза. Создаётся впечатление, что власти РТ даже не ставят такой задачи, как пресечение наркотранзита. Надежду на исправление ситуации внушает только непримиримая по отношению к наркотическому злу позиция России. И здесь просматриваются довольно позитивные тенденции. В конце апреля, например, специальная правительственная комиссия в Москве одобрила предложение главы Госнаркоконтроля Виктора Иванова о создании Российской корпорации сотрудничества со странами Центральной Азии. Последняя будет способствовать  созданию в регионе новых рабочих мест с целью отвлечения населения от участия в контрабанде афганских наркотиков. В среднесрочной перспективе предполагается снизить объёмы смертоносного транзита на четверть. Собственно, тут мы касаемся одного из основных мотивов продвижения России в Центральную Азию. Сказать, что он, а равно и другие уже упомянутые нами мотивы, как-то противоречит коренным интересам пяти республик суперрегиона, значит сильно покривить душой. Общие цели, общие интересы, общие евразийские ценности, - что может помешать естественному ходу вещей? Рано или поздно, победа будет за нами. Всеми нами.

Рустем ИЛЛЯЕВ, обозреватель Polit.KG

 

Версия для печати   |   Просмотров: 1586   |   Все статьи

Мы и мир

23.03.2018 19:20
Учебники по истории должны отражать неразрывную связь  Крыма с Россией

Член Совета Федерации от Республики Крым Сергей Цеков принял участие в заседании «круглого стола» Российского исторического общества, посвящённого четвёртой годовщине воссоединения Крыма с  Россией и  презентации двухтомника «История Крыма», созданного Институтом российской истории РАН.           

Открыл мероприятие председатель Российского исторического общества Сергей Нарышкин. В работе «круглого стола» приняли участие директор Института российской истории РАН Юрий Петров, председатель Комитета Государственной Думы по международным делам Леонид Слуцкий, председатель Законодательного Собрания города Севастополя, председатель Совета отделения Российского исторического общества в Севастополе Екатерина Алтабаева, директор Центрального музея Тавриды,

Опрос



Главная