POLIT.KG
Информационно-аналитический портал
  часы   Четверг, 24 января 2019
RSS

О ситуации в Кыргызстане

07.11.2018 14:26
Президент Сооронбай Жээнбеков: Глубоко прочувствуем многовековую великую историю нашей страны, свято сохраним национальное достоинство!

Президент Кыргызской Республики Сооронбай Жээнбеков  7 ноября, в связи с Днем истории и памяти предков посетил мемориальный комплекс «Ата-Бейит», где прочитал молитву в память о предках и покоящихся там соотечественниках, возложил венки к памятникам и сделал обращение к народу Кыргызстана.

"Непростые годы в составе российской империи, национально-освободительная борьба 1916 года и великий исход — Уркун принесли нашему народу большие испытания.После победы февральской, затем Октябрьской социалистической революци 1917 года в России произошел резкий поворот в судьбе кыргызского народа. В 1924 году была образована автономная область, затем создана Кыргызская Советская Социалистическая Республика"


Погода в Кыргызстане

Курс валют

Кыргызстан: цели не ясны, перспективы туманны, а настоящее – сплошной парадокс

12.02.2011 22:19 - Polit.kg

После апрельского переворота страна как бы водрузилась на церковную паперть – кто больше даст, тому и споём. У нас много солнца, смуглых девушек с большими карими глазами, а весенние горы полны пахучих трав и красивых алых маков. У нас много чего есть в смысле природы и столь же велики иллюзии нашего ума по части общественного переустройства. И всё что мы поняли, сводится к двум поразительным вещам: есть граждане титульные и есть не так чтобы очень.

Точнее сказать, не то чтобы мы поняли, скорее всего, власть не знает, что делать для стабилизации взрывоопасной ситуации. И придумывает хитрые манёвры, отвлекая благородное собрание от проблем материальных. Взамен даётся идеальная субстанция, утоляющая веками нагулянный аппетит духовного величия титульной нации. Ну, так кто же “против”? Лично я – только “за”.

Коль скоро все реальные силы государства поголовно озабочены институциональной абсолютизацией нации в масштабах страны, так и закрепите это положение конституционно,  успокойте самих прытких и твердолобых лидеров из числа национальных патриотов. Тем более что это отражает фактическое положение вещей. Притихнут они, удовлетворят болезненные потребности в “национальном” спасении - начнётся движение. В конце концов, Закон, а тем более Основной – это юридическое закрепление УЖЕ существующих общественных реалий на уровне безусловного исполнения. И не надо плодить новые законы: “О титульной нации”, “О государственном языке” и т.д. Язык народа – ключ к его сознанию и менталитету и он уже закреплён в Конституции.

Изложите, наконец, третий пункт первой статьи в первой главе действующей Конституции: “Народ Кыргызстана является носителем суверенитета и единственным источником государственной власти в Кыргызской Республике” в новой редакции с одной небольшой поправочкой – “Государствообразующий этнос является…”, далее всё по тексту. И дело с концом. Всё. Примем это как горькую необходимость исторического развития и перестанем пламенно забалтывать проблему.  Русскоязычным гражданам, узбекам и остальным так и так ничего не светит, в конечном счёте, почти все уедут, ни на что не претендуя. Так хоть жить будут пока в относительной безопасности, не пережёвывая одну и ту же мысль: чей черёд?

За национальную рознь в Кыргызстане правящими кругами выдаются экономические противоречия между коренными жителями и национальными диаспорами. Никто не относится плохо к человеку только потому, что он другой национальности. Но стремясь к лучшей жизни, “пришельцы” добиваются её при помощи норм поведения, выработанных веками. В глазах титульного населения, особенно сельского, они выступают как захватчики основных жизненных ценностей: земли, жилья, образования, бизнеса, медицины, которых на данной территории и так недостаточно. А национальность служит только внешним признаком этой агрессии в соответствии с обычаями прошлого. Со стороны получается, что защищая “своё”, местное население как бы выступает против национальности “пришельцев”, хотя к ней оно не испытывает неприязни. Призывы к толерантности исходят от власти и обращены, прежде всего, к местному населению. Но власть рассчитывает на поддержку национальных диаспор, когда кыргызы станут активно сопротивляться ухудшению жизни при роскоши верхушки. В этом и проявляется своеобразие национальной политики.

Нечастое появление некыргызов во властных и любых иных структурах общей картины не испортит и данному, исправленному положению Конституции противоречить не будет, потому что всё и так происходит с одобрения (или нет) титульного большинства.

К тому же идентичность кыргызов в основном остаётся советской по причине отсутствия традиций собственной государственности и русского культурного влияния. Титульные граждане Кыргызстана в своих политических предпочтениях пока занимают пророссийские позиции и находятся в пределах российского цивилизационного пространства.

Во всяком случае, значительная часть искусственно созданной внутриполитической истерии сойдёт как весенний лёд и растает. На ставшей уже  привычной многовекторности внешней политики это никак не отразится. В условиях отсутствия долгосрочной стратегии развития Кыргызстан будет “вечно” танцевать между ведущими игроками мирового бизнеса. Цель всегда одна – обострить конкуренцию за экономические и политические ресурсы и как можно дороже продать фрагменты республики, поделённые на сферы и сегменты влияния.

С учётом того, что большинство предприятий закрыты, а промышленность Республики просто исчезла, Кыргызстан стремительно вошёл в “третий мир”. Главным производством юга республики стал транзит афганского опиума, в котором занята значительная часть населения. Треть всего афганского героина проходит через автодорогу Хорог-Ош. Понятно, что конфликт между контролирующими наркотрафик южанами и правящими в республике северными кланами был предопределён.

Историческая справка: географически Кыргызстан чётко делится на север и юг. Север добровольно присоединился к России в 1867 году, и традиционно северяне доминировали в местной элите и при царе, и при советской власти и при независимости до 2005 года. Юг же входил в состав Кокандского ханства, покорённого русскими в 1873-75 гг. Вплоть до «тюльпановой революции» южане были в республики на второсортном положении. В марте 2005 года юг взял политическую власть. Это была чисто клановая разборка между севером и югом. Всё правление К. Бакиева свелось только к персональным перестановкам в кадровом потенциале наркотрафика в пользу южан.

По рейтингу бедности ООН страна скатилась ниже Экваториальной Гвинеи и Гайаны. В городах скопилось масса мигрантов из сельской местности. Постоянной работы и достойных условий жизни для них как не было, так и нет, по сей день. В Бишкеке окончательно исчезла насыщенная многонациональная городская субкультура со своим особым колоритом и цивилизационным статусом. То, что пришло на смену, стало не городом как центром культурной и экономической жизни, а собранием сельских маргиналов.

В торговом балансе  Кыргызстана стал преобладать “дешёвый” Китай, на долю которого пришлась значительная часть внешнеэкономического оборота страны. Россия заняла лишь пятое место по объему инвестиций в экономику Республики.

Юг стал буквально пожирать Север. Плюс убийственные тарифы на энергоносители. Север не захотел более терпеть инквизицию юга.

Реванш севера стал неизбежен, как, впрочем, понятно и нынешнее сопротивление южан. При этом все противоборствующие силы в Кыргызстане как заявляли, так и будут заявлять о своих пророссийских симпатиях, и пытаться использовать местных русскоязычных в качестве “пушечного мяса” в своей дальнейшей делёжке.

Также несложно установить и то, что не “ошский синдром” привёл страну к кризису, а наоборот экономическая отсталость привела к межэтническим столкновениям. Отсталость - результат деятельности государства.

Присмотритесь и вы не увидите ни одной государственной цели. Ни одного слова о будущем государственности. Только бизнес в политике кланов: кто бы ни вставал на нашем пути к увеличению богатства, будет уничтожен.  И каждый любит рассказать сказку о том, что он никогда ничего не крал, перечисляя при этом, чего именно не крал.

Поразительно, в стране при нулевой эффективности государственного управления, на уровне всех ветвей власти, нарастает волна требований о повышении роли государственного контроля и управления - от экономики до юриспруденции. И  это при том, что сами ветви власти находятся в состоянии почти объявленной войны “всех против всех”. Ведь совершенно очевидно, что люди не питают никаких иллюзий на счёт коррумпированности и неэффективности чиновников любого ранга.

Дело в том, что взаимное недоверие граждан формирует спрос на тоталитарный стиль управления, который еще больше увеличивает страхи людей и подозрение друг к другу. Это замкнутый круг: собака, кусающая свой хвост. Подоплёка проста: парламентская свобода – это грязное и кровавое дело. Её борцы должны мыть руки перед началом работы. То есть парламент – это теперь уже плохо. Это же,  дескать, и так видно невооружённым глазом. И предлагается ненавязчивый выход – “из любви к отечеству” постепенное сползание к диктатуре президентской формы правления. С единственной и  абсолютной, действительно настоящей целью – контролировать наркопоток.

А Конституция может быть любой. 150 лет назад М.Е. Салтыков-Щедрин очень верно подметил основные черты нашего времени: “Все конституционные приятности имеют очень мало цены для человека, не имеющего ни физических средств, ни умственного развития для этих десертов политического рода”. Михаил Евграфович знал, что говорить. Применительно к нашей действительности это означает, что государство десятилетиями морочит обществу голову ради его успешного грабежа – отсюда и соответствующий менталитет населения.

Исторический способ существования класса управленцев заключается в эксплуатации народа. Её экономической формой являются поборы в различных вариантах: от сбора налогов до повышения цен. Дань требует собственности, т.е. объекта эксплуатации, а именно: трудовых  масс. Собственность государства - это не средства производства,  а производительные силы, превращённые в средства производства, т.е. люди, не осознающие либо, что ещё хуже, приемлющие своё рабское положение.

Несложно обнаружить кровное родство методов кыргызского государственного управления с повадками уголовного мира  - то же стремление подавить волю потенциальной жертвы к сопротивлению унижением и запугиванием, то же организованное вымогательство в обмен на покровительство, самосохранение в обмен на лояльность, ложь в обмен на кровь  и слёзы.      

Ничего удивительного: власть и криминал  у нас срослись. Это два полюса нашего общества, связанные одним видом деятельности – паразитизмом. Преступный мир – зеркальное отражение этого государства.

Судя по тому, что подобные трюки власть проделывала неоднократно, в различных вариациях и с неизменным успехом в лице и семейной плутократической своры и нынешней многопартийной хунты, ловкое использование неразвитости общественного сознания и подлая спекуляция на народном чувстве патриотического долга, прочно легли в основу крепких традиций кыргызской государственности.

Еще одной характерной чертой нашей республиканской жизни является парадоксальное сочетание архаизации массовой психологии с относительно растущим образовательным уровнем. Каждый пятнадцатый житель страны – студент.  Иное дело, что общий уровень образования в стране резко упал по сравнению с советским временем. Это объясняется массовым оттоком русскоязычных научных кадров и тотальной коррупцией в сфере просвещения. Власть сама готовит своих могильщиков: большое количество полуобразованных молодых людей без перспектив в рамках существующей системы, потенциально настроены к выступлению против этой же власти.

Есть ли выход из того исторического коллапса, в котором оказалось кыргызское общество? Или бег по кругу, и ныне, и присно, и во веке веков? Выход всегда есть. И он  - не только в чужом кошельке.

Не надо разменивать ушедшие мгновения на пышные названия: Год гор, Год Курманжан Датки и т.д. Не спекулируйте на чувствах людей.  Не вытаскивайте пылящиеся в историческом шкафу скелеты. От этого мало что изменится. Разве что великодушные зарубежные меценаты, подкинут пару миллионов долларов на прожор души и тела местных чиновников, которых будет мучить головная боль после очередного банкета по соответствующему поводу. Я далеко не против алайской царицы и не призываю расстреливать прошлое, я предлагаю задуматься о будущем на уровне существующего национального генофонда.

Назовите хотя бы один год - Годом (кыргызской) молодёжи. Возьмите целевые гранты. Много, очень много денег. И пусть максимальное количество молодых людей, преимущественно из числа сельской молодёжи, обучаются в престижных университетах по всему миру. Не жалейте на это средств. Через пятнадцать лет вы получите арабский феномен модернизации ещё при этой жизни. Всё, что для этого нужно – политическая воля хотя бы трёх высших государственных должностных лиц и кратко разработанная концепция молодёжной программы обучения для западных инвесторов.  И всё. А красивые картинки о Великом Шёлковом Пути из Китая в Европу через Кыргызстан на нефтеносном горбу России – это ведь утопия “c жирными дивидендами”.

Коль скоро вы не способны к выработке долгосрочной экономической стратегии, пусть это сделают ваши дети. А сами потихоньку продолжайте делать то, что умеете: разбазаривайте остатки, свергайте, устанавливайте, декларируйте по кругу с периодическим кровопусканием.

А России нахлебники не нужны. Ей бы самой разобраться с лавиной нахлынувших на неё внутренних проблем. Но любую доброжелательность со стороны Кыргызстана великая держава будет воспринимать с чувством особой симпатии, понимания и теплоты.

Настанет день, и вся Средняя Азия повернётся лицом к стране, которая ещё не растратила священных уз дружбы и всегда на стороне страдающих народов, хотя бы потому, что последние не часто имеют шанс исторического выбора. Я говорю о России.

Владимир Фарафонов

Версия для печати   |   Просмотров: 2898   |   Все статьи

Мы и мир

Опрос



Главная