POLIT.KG
Информационно-аналитический портал
  часы   Четверг, 15 ноября 2018
RSS

О ситуации в Кыргызстане

07.11.2018 14:26
Президент Сооронбай Жээнбеков: Глубоко прочувствуем многовековую великую историю нашей страны, свято сохраним национальное достоинство!

Президент Кыргызской Республики Сооронбай Жээнбеков  7 ноября, в связи с Днем истории и памяти предков посетил мемориальный комплекс «Ата-Бейит», где прочитал молитву в память о предках и покоящихся там соотечественниках, возложил венки к памятникам и сделал обращение к народу Кыргызстана.

"Непростые годы в составе российской империи, национально-освободительная борьба 1916 года и великий исход — Уркун принесли нашему народу большие испытания.После победы февральской, затем Октябрьской социалистической революци 1917 года в России произошел резкий поворот в судьбе кыргызского народа. В 1924 году была образована автономная область, затем создана Кыргызская Советская Социалистическая Республика"


Погода в Кыргызстане

Курс валют

Евразийство в Кыргызстане: разговор ни о чём или поиск реальных возможностей?

07.10.2013 18:16 - Polit.kg

3 октября, во вторую годовщину  публикации статьи Президента РФ Владимира Путина «Новый интеграционный проект для Евразии — будущее, которое рождается сегодня», в Российском Центре науке и культуры в Бишкеке состоялся круглый стол «Матрица евразийской идеологии». «Идеи Евразийской интеграции при общей экономической привлекательности пока не очень понятны даже экспертам», - констатировал пресс-анонс фонда «Евразийцы – новая волна». Таким образом, изначально подразумевалось, что разговор будет крайне не простым. Слишком велика  вероятность того, что каждый будет говорить «своё о своём» и общих точек соприкосновения не найдётся. Тем не менее, основные доклады оказались довольно содержательными. Ознакомиться с ними мы предлагаем экспертному сообществу.

 

Дмитрий Орлов, Генеральный директор центра «Стратегия Восток-Запад»:

Если уж мы говорим об идеологии, то будем рассуждать с идеологической точки зрения, а не с позиций прагматизма и прочих прелестей современной жизни. Лично у меня то, что происходит сейчас с республиками бывшего СССР, вызывает вполне обусловленные опасения за их будущее. Для них обозначилась серьёзная угроза стать тупиковыми цивилизациями. Подобное в своё время произошло с гуннами, римлянами, аварами и скифами. Ни один человек, если он не сумасшедший или не откровенный враг, такого финала не хочет.

А творится в бывших советских республиках вот что: власти не способны принимать эффективные управленческие решения. Государство вроде бы есть: все атрибуты имеются. Но по факту главная функция властей – быть лидерами своих обществ и направлять их развитие – ими не выполняется. Вместо этого мы видим бойню «элит», которую  западные эксперты почему-то принимают за признаки демократии. На деле это, конечно, совсем не так. Поскольку войны отнимают много времени, никто из «элитариев» не в состоянии оглядеться вокруг и посмотреть, что же на самом деле творится на ближних и дальних подступах. А если бы они оглянулись, то увидели бы вот что: после распада СССР, Чехословакии и Югославии, а позднее уничтожения государств в Африке, стало очевидно: никакие международные гарантии территориальной целостности государств не работают. Организация Объединённых Наций перестала выполнять свои сдерживающие функции и превратилась в простого наблюдателя. Поэтому очевидно, что сейчас единственными гарантиями дальнейшего существования любого государства являются иммунитет к внешнему влиянию и внутренняя крепость. Но здесь возникает вопрос: а как быть маленьким государствам вроде Кыргызстана или Таджикистана? Вообще, принято считать, что ни одна из республик бывшего Советского Союза не сумела воспользоваться суверенитетом в полной мере. Но главная причина этого называется редко. А она состоит в том, что исторически для маленьких государств суверенитет невозможен в принципе. Конечно, какое-то время они могут поиграть в независимость, но рано или поздно перед ними встают три возможных варианта будущего: 1) распад и исчезновение, 2) иностранная оккупация, 3) интеграция. Чтобы не быть голословным, приведу пример из европейской истории. В середине XIXвека император Франции Наполеон IIIстал претендовать на южногерманские княжества, полагаясь на то, что исторически те тяготели к Франции. Канцлер Пруссии Отто Бисмарк выслушал эти требования от французских послов, а потом попросил изложить всё на бумаге. Французы, что самое смешное, так и сделали. Тогда Бисмарк пригласил к себе представителей княжеств и показал им французскую бумагу: мол, смотрите, какие у французов планы на ваш счёт. После этого эти княжества заключили с Пруссией военный союз, который, в конце концов, закончился образованием единой мощной Германии.

Предпосылки к объединению народов бывшего СССР в одно целое – те же самые, что были испокон веков: собственная безопасность и выживание в своих национальных границах. Поэтому именно безопасность должна стать первой составной частью будущего евразийского союза. Давно из области конспирологии в область фактов перешёл следующий тезис: если победит англо-саксонский проект глобализации, то ни Кыргызстана, ни Таджикистана, ни России просто не будет.

Очевидно, что экономика никогда не была основой интеграции государств. Торговать могут все и со всеми при любых условиях, но неизбежно у кого-то возникает вопрос: а зачем покупать то, что можно отнять? Это ещё более актуально для нашего времени, удивительно смахивающего на средневековье. Возникает резонный вопрос: на каких условиях, по какой модели жить будем? Каждый в меру своей испорченности предлагает разные варианты. Между тем, такая модель существует с самой ранней истории человечества. Она называется просто и незатейливо: здоровая и справедливая семья. Совершенно не важно, сколько зарабатывает каждый из её членов, потому что он всё равно работает на общее благо. Считается, что богатой России придётся кормить бедный Кыргызстан. Семейный вариант снимает эту проблему. Понятно, что все решения в семье принимаются сообща – через консенсус. К слову, именно таков сейчас принцип функционирования Таможенного союза.

В заключение хочется сказать несколько слов о государственном строе будущего Евразийского союза. С подачи первой части противников интеграции, принято считать, что Россия собирается строить новую империю. Расчёт делается на то, что Империя оставила в национальных республиках недобрую память. Этот посыл местами срабатывает. Вторая часть противников считает, что Россия тянет нас назад в СССР, имея в виду его хрущёвско-брежневскую версию. Вывод ясен: чтобы не доставлять удовольствие ни тем, ни другим, надо, чтобы Евразийский союз был лучше, чем СССР. То есть, сильным и по-настоящему справедливым.

Минус во всём этом видится только один: национальные элиты за 22 года суверенитета прекрасно освоили такой вид бизнеса, как торговля независимостью собственных стран. Суверенитет для них – возможность зарабатывать на распродаже страны оптом и в розницу, не отвечая за это ни перед кем. Они понимают, что в новом Союзе уже не смогут торговать странами, потому что это будут уже не их страны. И делают всё, чтобы эта интеграция не состоялась. Интересы внутренних «элит» и внешних противников интеграции на этом отрезке совпали. Поэтому вывод ясен: никакой евразийской идеологии «сверху» лучше не ждать. Это значит, что надо создавать её «снизу», независимо от того, кто мы: россияне, казахстанцы, кыргызстанцы. Всё возможно не только в теории. Не надо придумывать пропагандистские и политтехнологические комбинации. Достаточно просто говорить народам правду о том, что нас ждёт в ближайшем будущем и что надо делать, чтобы этого  избежать. В странах, которые я перечислил в самом начале, тоже думали, что геополитический эгоизм – это самое оптимальное решение всех проблем.

Алексей Зенько, руководитель «Россотрудничества» в Кыргызстане:

Не являясь специалистом в области геополитики и геостратегии, хотел бы сказать: не знаю, есть ли более важная тема для обсуждения сегодня, чем интеграция стран евразийского пространства. Существует тенденция к глобализации. Она, как ни странно, порождает и противодействующую тенденцию к сепарации, росту националистических настроений. И сегодня очевидно, что даже самая сильная государственность не способна существовать и отстаивать свои интересы в одиночку. Постоянно создаются блоки по тем или иным признакам. Посмотрите хотя бы на НАТО, насколько безудержно он расширяется. Разве Турция относится к североатлантическому региону? Безусловно, нет. Тем не менее, она и ряд других подобных стран в этот блок входят. Это, к слову, одно из нарушений послевоенных принципов ООН, а именно того, что политические блоки могут создаваться только по региональному принципу. Это пример того, что ведущие страны мира идут по пути объединения в самых различных формах. А значит, нет никакого противоречия здравому смыслу и в проекте евразийской интеграции. Евразия – единый материк, который условно делится на Европу и Азию. Это единое пространство: вспомнить хотя бы, как его от края до края проходили тюрки и монголы. То, что современный проект евразийской интеграции связывают с Россией, не отменяет того, что изначально сформулирована и артикулирована она была всё-таки           Казахстаном. Все мы нуждаемся в союзниках по самым разным направлениям. И нет ничего удивительного в том, что эти союзники ищутся прежде всего среди стран-соседей и тех, кто вместе с нами входил в Советский Союз. Однако, «тот, кто не жалеет о распаде Советского Союза, не имеет сердца, а кто мечтает о его восстановлении, не имеет головы». Действительно, восстановление СССР уже и невозможно, и не нужно. Речь идёт о совершенно новом формате объединения, которое было бы выгодно всем его участникам.

Такие структуры, как БРИКС, ШОС, евразийский проект призваны создать многополярные условия для существования мира. Это та самая конкуренция в политической сфере, за которую ратуют современные демократы.

Вопрос, на который мы ищем ответ сегодня, предполагает длительные экспертные обсуждения. Идеология должна быть понятна каждому участнику и строиться на взаимной выгоде.  Этот принцип должен быть основным.

Население наших стран очень болезненно пережило уход советской идеологии и с тех пор идеологический вакуум ощущался очень сильно. Время от времени в адрес властей раздавались рассерженные голоса: почему до сих пор нет новой идеологии? Сейчас мы эту детскую болезнь пережили. Пришло понимание, что никакая идеология, спущенная «сверху», работать не будет. Каждый из нас, имеющий какие-то мысли по этому поводу, может сделать больше, чем всякие государственные стратеги.

Евгений Коротовских, член Ассоциации политических и экономических наук (Академия государственного управления при Президенте КР):

В современных условиях, когда страны Центральной Азии начинают проявлять интерес к процессу интеграции, встаёт вопрос о перспективности этого направления.

Исток евразийства следует искать ещё в XIXвеке. Евразийцы изначально придерживались мнения, что существует связь между географической территорией, спецификой развития культуры и народами, проживающими на данной территории. Основным тезисом было то, что Россия – это не Европа или Азия, что есть части, которые лежат к западу и к востоку от Урала и Енисея. В перспективе, как считает российский политолог Панарин, евразийская территория может протянуться от Лиссабона до Новой Зеландии. Евразия, по замыслу евразийцев, представляет собой структурную целостность, объясняемую через саму эту целостность. Также подразумевается  противопоставление Суши и Моря. Морское пространство ассоциируется с парламентскими демократиями, а континентальное – с автократическими режимами.

Что касается «второго дыхания» евразийства, то здесь нельзя забывать о проекте, предложенном академиком Сахаровым («Конституция Советских республик Европы и Азии», 1989 г.). Второе направление артикулировал в 1994 г. Нурсултан Назарбаев. Ну и третье – это, конечно, программная статья Владимира Путина «Новый интеграционный проект для Евразии — будущее, которое рождается сегодня» от 3 октября 2011 года, опубликованная в газете «Известия». Единое экономическое пространство, которое представляет собой рынок в 165 млн. потребителей, - отправная точка нового путинского проекта. В 2012 году начал работать суд ЕврАзЭС для расследования фактов дискриминации и нарушения равных условий для ведения бизнеса. До 1 января 2015 года будет сформирована база для его полноценной работы. Принципиальная особенность проекта – наличие надгосударственных структур, минимизация бюрократических процедур и направленность на реальные интересы граждан.

На западе термин «евразийский» тоже используется. С большим удивлением узнал о существовании «Евразийской организации экономического сотрудничества», офисы которой  разбросаны от Гамбурга до Киева. Конечно, нельзя смешивать эти направления и проект Путина, но, тем не менее, это повод отметить распространение евразийства не только у нас.

Фундамент евразийской интеграции – равноправное сотрудничество всех государства в общих интересах. Перспективным направлением является концепция Назарбаева, выделявшего несколько черт Евразийского союза: 1) создание Евразийского союза как изначально конкурентоспособного экономического объединения, 2) формирование его как прочного звена, сцепляющего евроатлантический и азиатский ареалы развития, 3) самодостаточность будущего регионального объединения, 4) эволюционный путь геоэкономического возмужания. Особенно хочется выделить тот тезис президента Казахстана, что всё это возможно только при наличии широкой общественной поддержки. Действительно, государственная воля, наличие поддержки гражданского общества, комплекс мероприятий, направленных на пропаганду идей евразийства, - всё это крайне необходимо. Если не создавать определённые медиапродукты, интернет-блоги, мы можем проиграть информационную войну. В то же время, формирование единых ценностей не должно исключать гарантию суверенитета всех участников объединения и партнёрство с другими союзами, такими как АТЭС, АСЕАН, НАФТА, Европейский союз.

Создание информационного пространства евразийской идеологии требует вовлечения представителей широкого круга профессий: здесь и журналисты, и историки, и люди, снимающие кино. В сфере бизнеса возможно развитие совместных старт-ап проектов. Уже есть российское Сколково и развивающийся парк информационных технологий в Белоруссии. Объединяющую функцию берёт на себя и Центр  высоких технологий ЕврАзЭС.

В русле евразийства действуют движение «Молодая Евразия» во главе с Юрием Кофнером и Евразийский Союз Молодёжи Александра Дугина. Кофнер – фигура неоднозначная, но некоторые его идеи можно озвучить. Во-первых, это создание мягкой демотической федерации с наличием надгосударственных органов, с общей Конституцией, цивилизационным суверенитетом и системой обеспечения безопасности. Глава государства будет выбираться прямым электронным голосованием. Предлагается создать общество всеобщего солидарного труда и ввести функциональное владение на землю. В основе  - народный капитализм с безвозмездным наделением работников предприятий правом голоса. В идеологическом плане это духовность, традиции, национальная самоидентичность на основе трёх религий: православия, буддизма и ислама. В основе концепции – развитие инновационных технологий.  Не скажу, что всё здесь замечательно, но некоторые черты иметь в виду можно.

 

Денис Бердаков, координатор молодежных проектов фонда «Евразийцы – новая волна»:

Евразийской идеологии сейчас нет. Есть различные мысли, которые закладывались начиная с XIXвека. Все они сейчас либо нерелевантны, потому что социально-политическая реальность сегодня другая. Требуется новое понимание евразийства, которое будет очень практично, выгодно для всех участников. Оно не должно «двигать массы», но должно быть таким, чтобы массы его выбрали сами. На повестке дня не абстрактная идеология, а очень простые принципы, которые существуют объективно и на основе которых нам всем (имею в виду территорию СНГ как минимум) можно вывести какую-то идеологию. С одной стороны, это очень просто, а с другой, есть ряд стран, которым невыгодно создание такой идеологии: там считают, что лучше иметь маленькую «полянку», но свою. Под «полянкой» имеется в виду суверенитет, который можно выгодно и регулярно продавать. Вхождение в состав чего-то большего -  помеха ворам и коррупционерам.

Итак, образ будущего сегодня есть буквально у 5-6 стран мира. У большинства – программа «выжить здесь и сейчас». Если мы серьёзно решили что-то построить (а это выгодно нам, потому что так мы получаем больше возможностей для образования, карьерного роста и т.д.), то должны опираться на конкретику. Например, железная дорога Россия-Казахстан-Кыргызстан-Таджикистан может дать сильный стимул для развития наших экономик. Есть подобные проекты, которые нужно обобщить и представить на рассмотрение гражданских обществ всех стран. Тогда и начнётся общественный диалог. Пока же его нет.

 

Станислав Епифанцев, сопредседатель партии «Замандаш-Современник»:

Сегодня все слишком заморачиваются придумыванием каких-то оболочек и обёрток. Миром всегда правили интересы. Вовлекать в выработку идеологии широкие слои населения, на мой взгляд, неправильно. Это всё равно, что доказывать законы Ньютона методом голосования. Люди, живущие в разных странах и регионах, мыслят разными категориями, но все хотят быть счастливыми, жить в мире и дружбе, радоваться семейному счастью, детям. Это то, что понятно на любом языке и ради чего люди только и готовы что-то делать.

Процессам евразийской интеграции на сегодня альтернативы нет. Если мы готовы работать над тем, чтобы наши сограждане получили то, о чём я сказал ранее, сюда подключатся вопросы безопасности, экономики и так далее. Это естественно. Но придумывать идеологию не надо. Гораздо разумнее использовать настроение людей, опираясь на нашу общую историю и постепенно переходя в формат размышлений над общим будущим.

Давайте смотреть, какие проекты могут «связать» интересы двух или трёх соседних стран. Именно здесь мы можем стать полезным связующим звеном. Нужно больше практических шагов, а мотивация в людях уже присутствует. И даже миграционные процессы только усиливают её.

Иногда сложно дать определение тому, что ты делаешь, но лучше уж так, чем ограничивать себя каким-то форматом. Идёт естественный процесс, которому надо просто придать динамику. И здесь не обязательно определять некие границы.

Все попытки переписать нашу историю, предпринимаемые в последние десятилетия, работают на нас, ведь параллельно становится всё больше людей, для которых эта ложь очевидна. Нам противостоят силы, которые несут лишь разрушение. Наиболее деструктивную роль играет национализм. Но любое действие порождает противодействие. Круг разумных людей, понимающих, что в одиночку у нас ничего не получится, растёт. В Европе в своё время было целое движение неприсоединения – и кто о нём вспомнит сегодня?

Идёт постоянная война за умы и сердца людей. Это как раз то, что определяет картину завтрашнего мира. Наша главная задача – не растерять то, что мы ещё носим в себе.

 

Зульфия Марат, эксперт Бюро по правам человека и соблюдению законности:

Последние социологические опросы улавливают 15% противников евразийской интеграции у нас в стране. Это довольно высокий протестный потенциал. Это объяснимо: нынешнее поколение сорокалетних – последнее из имеющих живой опыт бытия в едином государстве, Советском союзе.

Сама концепция евразийства лежит пока в сфере идеального. Сам проект, хоть и не реализован, имеет богатую интеллектуальную историю. Российский академик Григорьев считает, что если данный проект и имел под собой какие-то реальные основания, то проиграл более чёткому проекту мирового коммунизма и сегодня представляет собой не более чем теоретическое упражнение в геополитике. Нам необходимо умение  своевременно что-то менять, не ставя под сомнение саму идею.

В России сейчас идёт становление сложной «северной» этики национального поведения: запрещать делать другим в свой адрес то, чего сам не делаешь. Это ориентирует на предвидение возможного зла со стороны окружающих и создание условий, ограничивающих возможность его совершения. Я подумала, насколько это комплиментарно этике поведения кыргызов. Смычка состоялась на базе идеала социальной справедливости. По-моему, это и есть главная ценность: жить в достойном обществе, гордиться своей страной, - вот и всё.

В России роль координаторов интеграционной идеологии выполняют не те люди. Не те идеи претворяются в управлении государством. Но создалась устойчивая группа созидателей, определяющих идейные основы интеграции. И так как у нас самостоятельного интеллектуального продукта нет, мы можем ретранслировать идеи этой группы, предлагая конкретные «преломления» в нашей стране.

У нас в республике богатая история гражданских неформальных организаций. Всё начиналось с дискуссионных клубов. Люди, заявившие о себе там, разошлись кто в демократический лагерь, кто в националистический, а кто-то оказался в НПО-секторе, возникшем по предложенному лекалу защиты универсальных прав и свобод человека. Некоторая часть пошла в бизнес. Впрочем,  согласно учению Карла Поппера, бизнес также является частью гражданского общества. С 1995 года начался «проектный период»: создание НПО в форме общественных учреждений. Были созданы внутренние и внешние центры поддержки НПО, имевшие обоюдную связь.

Термин «гражданское общество» был впервые использован английским мыслителем Гоббсом, который принимал его как результат перехода общества из естественного состояния в государственное на основе общественного договора. Основа для его развития – частная собственность. Соответственно, и установившаяся у нас система НПО обслуживает интересы частного собственника в экономическом, политическом, социальном и духовно-идейном планах. И «родовой травмой» нашего гражданского общества было то, что сразу проявилось деление на «продонорские», «проправительственные», «мафиозные» НПО. Видимо, для того, чтобы сгладить этот острый угол, вместо «неправительственная организация» сейчас принято говорить «организация гражданского общества».

Я считаю, что у нас в стране довольно сильное гражданское общество. Оно достаточно хорошо структурировано, у него есть кадры, поле для работы, связи с бизнесом, властью, местными сообществами. У нас есть общественно-наблюдательные советы, разнообразные «инициативы прозрачности». Слабые стороны – это существование на гранты международных доноров, которые имеют свою повестку, которым присуща узколобость в проектном мышлении и краткосрочность в действиях.

Так уж сложилось, что главная интеграционная идея в Кыргызстане – это защита прав человека. Она носит либо активный, либо сугубо просветительский характер. В этом поле действует и фонд «Евразийцы – новая волна». К сожалению, пока нет никого, кто бы перешёл от слова к поступкам. Если нашим идеалом является достижение социальной справедливости, то мы должны использовать поворот НПО от защиты гражданско-политических прав к защите социально-экономических, а прежде всего – права на развитие. Соблюдение последних требует инфраструктуры, однажды разрушив которую, защиту осуществлять очень сложно. Право на образование, доступное жилье, - это всё оттуда. А вместо того, чтобы сосредоточиться на этом, нам сейчас предлагают концентрироваться на свободе выбора, перемещения. Тема евразийства актуализировалась в преддверии глобального кризиса. И институты гражданского общества должны помочь нам его пережить. Вопрос в том, сможем ли мы состыковать евразийскую идею с идеей защиты прав человека? Будет ли происходить взаимообогащение? Сейчас евразийство всё больше вульгаризируется, появляются его интернет-симулякры. Мы регистрируем организованное противодействие практическому преломлению идей евразийства. На мой взгляд, это происходит и в ценностно-правовом поле.

Что я хочу сказать: не обязательно использовать приставку «евразийского», чтобы быть евразийцами по сути. Но пока люди, которые бы олицетворяли идею уже сами по себе,  отсутствуют. Нужны молодые интеллектуалы, прекрасно разговаривающие на кыргызском языке, чтобы спорить с такими нашими оппонентами, как «Азаттык». Искреннее желание помочь своей стране должно помочь нам завоевать информационное пространство.

POLIT.KG

Версия для печати   |   Просмотров: 1521   |   Все статьи

Мы и мир

23.03.2018 19:20
Учебники по истории должны отражать неразрывную связь  Крыма с Россией

Член Совета Федерации от Республики Крым Сергей Цеков принял участие в заседании «круглого стола» Российского исторического общества, посвящённого четвёртой годовщине воссоединения Крыма с  Россией и  презентации двухтомника «История Крыма», созданного Институтом российской истории РАН.           

Открыл мероприятие председатель Российского исторического общества Сергей Нарышкин. В работе «круглого стола» приняли участие директор Института российской истории РАН Юрий Петров, председатель Комитета Государственной Думы по международным делам Леонид Слуцкий, председатель Законодательного Собрания города Севастополя, председатель Совета отделения Российского исторического общества в Севастополе Екатерина Алтабаева, директор Центрального музея Тавриды,

Опрос



Главная