POLIT.KG
Информационно-аналитический портал
  часы   Среда, 21 ноября 2018
RSS

О ситуации в Кыргызстане

07.11.2018 14:26
Президент Сооронбай Жээнбеков: Глубоко прочувствуем многовековую великую историю нашей страны, свято сохраним национальное достоинство!

Президент Кыргызской Республики Сооронбай Жээнбеков  7 ноября, в связи с Днем истории и памяти предков посетил мемориальный комплекс «Ата-Бейит», где прочитал молитву в память о предках и покоящихся там соотечественниках, возложил венки к памятникам и сделал обращение к народу Кыргызстана.

"Непростые годы в составе российской империи, национально-освободительная борьба 1916 года и великий исход — Уркун принесли нашему народу большие испытания.После победы февральской, затем Октябрьской социалистической революци 1917 года в России произошел резкий поворот в судьбе кыргызского народа. В 1924 году была образована автономная область, затем создана Кыргызская Советская Социалистическая Республика"


Погода в Кыргызстане

Курс валют

Экономика Кыргызстана на пороге глобальных перемен

21.10.2014 18:41 - Polit.kg

В конце минувшей недели в Бишкеке состоялось сразу два мероприятия, целью которых было уточнить положение Кыргызстана на экономической системе координат.  В Кыргызско-Российском Славянском университете состоялась межвузовская научно-практическая конференция «Инвестиции в Кыргызской Республике: состояние и перспективы развития». Большое число  участников — в том числе и из Министерства экономики КР — позволило оценить текущие вызовы  с разных точек зрения. А  следом Национальный институт стратегических исследований КР совместно с  Центральноазиатским институтом свободного рынка (CAFMI) провёл довольно  масштабный экономический форум, предложивший для экономики страны чисто либеральный путь решения её проблем. Ценности свободного рынка приехали продвигать убеждённые либералы из Грузии и Монголии — все с опытом реформаторской деятельности и обязательной «историей успеха».

Мы предлагаем вам ознакомиться с ключевыми докладами  этих конференций и попытаться разобраться в том, каково будущее кыргызстанской экономики, исходя из того, куда она движется и куда её двигают.

Итак, начнём с конференции в КРСУ, организованной кафедрой «Национальная экономика и региональное развитие».

 

Неутоляемый инвестиционный голод

 

Насирдин Шамшиев, начальник управления макроэкономической политики при Министерстве экономики КР:

Инвестиции играют огромную роль в росте экономики. Динамика ВВП и прямых инвестиций с 2005 года такова, что самый большой приток у нас был в 2008 году. Что мы видим? С падением прямых иностранных инвестиций падает и ВВП. А соотношение первых к последнему с 2009 году снизилось с 15,8% до 9,3%. По данным за первое полугодие 2014 года отток инвестиций оказался больше, чем приток — это впервые за многие годы! В первую очередь, это обусловлено сокращением инвестиций из Канады и Китая.

В прошлом году завершилось строительство нефтеперерабатывающего завода «Джунда». Завершено строительство «Датка-Кемин». Это в основном китайские инвестиции. Сейчас мы ежегодно выплачиваем за транзит собственной электроэнергии по территории Казахстана и Узбекистана 8-9 млн. долларов. Если линия «Датка-Кемин» войдёт в эксплуатацию мы будем уже более энергонезависимы.

На средства российских инвесторов скоро начнётся строительство Верхненарынского каскада ГЭС, который даст первый электрический ток к концу 2016 года (стоимость — 730 млн. долларов). Окончание строительства другого проекта с превалирующим российским участием, Камбаратинской ГЭС-1, - 2024 год (стоимость — 3 млрд. 400 млн. долларов).

Структура инвестиций очень неоднородная и плохая: доля внешних инвестиций ещё ни разу с 2005 года по 2013-ый не достигала 40%. Это не очень хорошо, потому что внутренние инвестиции не такие большие: их основную часть составляют средства населения. Кредиты банков, вклады местных и государственного бюджетов незначительны. Это позволяет говорить о том, что банковская система у нас крайне не развита.

К сожалению, самые большие инвестиции поступают в Бишкек и Чуйскую область. Иссык-Куль живёт за счёт Кумтора. В остальные регионы поступления мизерные. По городу Ош они не дотягивают и до 1 млн. долларов.

До сих пор не решён вопрос с Кумтором. Недавно было сообщение, что наши акции вообще арестованы. Ситуацию усугубляет то, что до сих пор не начнёт работу второе по величине месторождение золота — Джеруй.

После событий 2010 года с помощью казахстанского правительства и по предложению Нурсултана Назарбаева была предложена антикризисная программа для нас. Четыре человека из КР, в том числе и я, ездили в Астану, чтобы вместе с коллегами из РК написать эту программу. Суть её состояла в выделении на три года 1 млрд. 100 млн. долларов инвестиций для более-менее устойчивого развития. И хотя все доноры согласились, этим планам не было суждено осуществиться. 

Горький риторический вопрос Насирдина Шамшиева «Как быть, если правительство не имеет никакого влияния на местное население?» сам он сопроводил недавним примером, когда  в Джалалабадской области «населенцы» запретили компании-инвестору строить дорогу к месторождению Бозунчак, мотивировав сие просто - «это наша земля». А ведь сколько таких случаев по всей стране — и не сосчитать уже! Власти же ограничиваются тем, что отчитываются о проведённой «разъяснительной работе», потому как боятся вводить какие-либо санкции — наверное, в виду крайней рев-воспламеняемости кыргызстанцев.

Кстати, интересный факт. На Бишкекском экономическом форуме — том самом втором мероприятии, о котором мы упомянули вначале — окончательно выяснилось, что главный преимущество той же Монголии перед Кыргызстаном — в политической стабильности.

Об этом и о другом -  представитель Монгольской фондовой биржи Мунхзориг Сэсээр:

Монголия стала демократической страной десять лет назад. До 1999-2000 гг. практически никто не интересовался Монголией в плане инвестиций. Но приехал джентельмен из США, которого звали Роберт Фридланд (основатель Ivanhoe Mines) — и открыл у нас очень большое месторождение меди и золота. С этого момента наше сырьё начало дорожать, а все горнодобывающие компании мира начали смотреть на нас другими глазами. В «час пик» 40%   территории Монголии было лицензировано под разработку полезных ископаемых. К слову, сейчас этот показатель составляет примерно 10%. Отдельного внимания заслуживает то, как эти лицензии получались: их просто выдавали всем желающим инвесторам. В Кыргызстане, я слышал, такие вопросы решаются сейчас путём проведения аукциона — и это, я скажу, более правильный, справедливый путь.

У Монголии очень привлекательное местоположение: всего 200-300 км. от крупных центров Китая, таких как Пекин. Такое соседство с самым большим сырьевым потребителем в мире отражается в низкой стоимости всего цикла добычи и доставки минералов туда. Плюс - очень низкие налоги (всего 10%) и стабильное правительство: почти не бывает революций и массовых беспорядков на религиозной или этнической почве.

Из других преимуществ Монголии тот же Сэсээр вкупе с другим его коллегой выделил глубокую интегрированность в мировую экономику и эффективную информационную политику (есть, например, целый англоязычный канал, информирующий западную аудиторию о плюсах ведения бизнеса в Монголии, издаются красочные, наполненные актуальной информацией справочники, правительство Монголии давно позаботилось о том, чтобы страна обзавелась суверенным кредитным рейтингом, а 40 монгольских компаний представлены на зарубежных фондовых биржах вроде Нью-Йоркской и Лондонской).

Имя второго монгольского гостя Бишкекского экономического форума - Алтай Хангай, почётный президент Монгольско-Британской торговой палаты, директор Монгольской фондовой биржи, советник премьер-министра Монголии и директор компании NSSteel:

Бум горнодобывающей отрасли в Монголии пришёлся на 2004-2006 гг. В 2007 г. был утверждён первый закон «О недрах». Это был довольно либеральный закон, который позволил зарубежным горнодобывающим компаниям войти в Монголию. Среди первых вошедших была и Centerra, имеющая в Кыргызстане операцию «Кумтор». За последнее десятилетие Монголия получила от иностранных инвесторов примерно 15 миллиардов долларов. Скоро начнёт также разрабатываться одно из самых больших медных месторождений. Начиная с 2004 г. примерно 40 наших компаний, особенно из сферы геологоразведки, вышли на мировые фондовые рынки — такие, как Нью-Йоркская и Лондонская фондовые биржи. В связи с этим выходом мы задумались о развитии собственной биржи, инициировали новый законопроект «О ценных бумагах», облегчивший хождение наших ценных бумаг на зарубежных фондовых биржах. Параллельно возникла договорённость о стратегическом партнёрстве с Лондонской фондовой биржей. В конце 2012 г. был утверждён закон «Об инвестициях», объединивший ряд нормативных актов действовавших ранее. Закон этот гарантирует стабильный налоговый режим компаниям-инвесторам на 10 лет и некоторые налоговые льготы.

В мае 2012 года был утверждён закон «Об инвестициях в стратегический сектор». Он оказался, скажем так, не очень практичным. Из-за этого пострадала экономика. Там была норма, согласно которой вопросы об инвестициях свыше 1 млрд. долларов должны проходить через парламент, много других бюрократических нововведений. На практике это привело к возникновению у государства проблем с инвесторами. Через год закон этот был изменён. В этом случае государство прислушалось к бизнес-сообществу. Когда возникают моменты «нестыковки», государство старается менять всё в лучшую сторону.

После своего избрания в 2009 году наш новый президент объявил мораторий на выдачу лицензий. Это было сделано по той причине, что шла неконтролируемая торговля лицензиями как ценными бумагами. Сейчас ведутся споры о том, не возобновить ли выдачу лицензий снова. Моя позиция заключается в том, что надо быть как можно более либеральными в этом плане: инвесторы берут на себя огромный риск, вкладываясь в геологическую разведку — и это не дешёвые вещи.

Для сравнения... Вот как на том же форуме обрисовал ситуацию в Кыргызстане Актилек Тунгатаров, исполнительный директор «Международного делового совета»:

Мне по работе приходится очень сильно критиковать наше правительство. Проблемы Кыргызстана — это высокий уровень коррупции, восприятие коррупции (все думают, что в Кыргызстане без взяток ничего не решается, и это приносит даже больше вреда, чем сама коррупция), непоследовательно в принятии решений, судебные разбирательства между крупными компаниями и нашим правительством. Если Монголию в мире многие знают по её истории (Чингисхан) и текущим достижениям, то Кыргызстан известен только благодаря тяжбам вокруг «Кумтора». Наверное, выставлять такие вещи на обозрение всего общества — это нехорошо. Буквально 3 дня назад заморозили 60% от доли наших, киргизских акций по иску «Кутесай майнинг» (месторождение редкоземельных элементов) — и таких случаев становится всё больше и больше. За последние четыре года в Кыргызстан приехала работать только одна компания, а ушло гораздо больше: та же GoldFields, бывшие в тройке самых крупных золотодобывающих компаний мира, та же австралийская KentorGold... И проблема не только в том, что они уходят, но и в том, что все эти истории расширяют пропасть недоверия между гражданами КР и властью. Многие люди думают, что компании приходят, дают взятки министрам и другим чиновникам, выкачивают золото и приносят вред. В 2012 году мы так же, как в Монголии приняли неплохой закон «О недрах». Были большие изменения в налоговое законодательство. Так же рассматриваются изменения в закон «Об инвестициях». В Налоговый кодекс планируется ввести изменения по части  стабилизационного режима, что бы гарантировало компании-инвестору право выбора налогового режима и сохранения его в течение десяти лет. Есть идея функцию по сбору социальных отчислений передать от Соцфонда в Налоговую службу. К сожалению, законы у нас меняются часто и получаются при этом сырыми и некачественными.

Что у нас развивается — так это микрофинансовый сектор. Ещё радует развитие строительной отрасли. Но если текущие проблемы тут не решать, то ситуация  может оказаться примерно такой же, как и в горной добыче.

Мы не должны спешить с привлечением инвестиций. Нужно решать проблемы с действующими инвесторами. Если действовать таким образом, то  поймём, что лучшая реклама — встреча действующего инвестора, который имеет позитивный опыт в стране, с потенциальным инвестором.

 Мы даём людям очень много негативной информации, многое позитивное просто не доходит.  Надо об этом позаботиться. Я как-то ужинал с немецким парламентарием, членом Бундестага  Михаэлем Глосом (с 2005 по 2009 гг. возглавлял Министерство экономики и технологии ФРГ), и он мне рассказал, что после воссоединения Германии на востоке огромное количество объектов было приватизировано с нарушением законодательства. Очень много было коррупции. В итоге правительство Германии решило просто закрыть на всё это глаза, рассудив, что поднятый шум скажется ещё более негативным образом, повлияв на имидж Германии. Нам тоже стоило бы оценить эти риски: стоит ли идти, например, в международный арбитраж, если выиграть там мы не можем?

 

Производство или добыча? А может, всё и сразу?!

Но вернёмся на межвузовскую конференцию в КРСУ. Вот доклад Мирлана Дженалиева,  главного специалиста месяц тому назад созданного при Министерстве экономики КР Агентства по продвижению инвестиций(многие на это агентство возлагают сейчас, к слову, большие надежды):

Действующая система регулирования вопросов инвестиционной политики имеет серьёзные недостатки. Функции и полномочия резделены между различными государственными институтами, министерствами и ведомствами. Общая координация при этом не налажена. Так и не определены направления инвестиционной политики. Для улучшения инвестиционного климата требуется внесение значительных изменений в законодательство. Необходимо построить систему выработки рекомендаций и проведения мониторинга.

В 2012 году был принять закон «О государственно-частном партнёрстве», но механизм гибкой регуляторной политики до сих пор не разработан. 

За последние 4 года в целях улучше правительством КР были предприняты следующие шаги:

1)      на 20% сокращён государственный аппарат; из 14 госинспекций остались только две; из 2 тыс. государственных услуг осталось только 500; из более полутысячи разрешений и лицензий — только 101;

2)      Министерством экономики разработан законопроект по изменениям в Закон КР «Об инвестициях»: смысл изменений в том, что инвестор сможет сам выбирать для себя наиболее благоприятный режим; 

3)      проводится разъяснительная работа с населением, цель которой — указать гражданам КР на выгоды, которые влечёт за собой привлечение внешних инвестиций.

 

Наши главные проблемы — это политическая нестабильность в стране, недопонимание со стороны местного  населения по всей стране, незаконодательные препятствия для ведения бизнеса (часто — криминального характера).

Ещё один значимый доклад на той межвузовской конференции сделал доцент кафедры «Национальная экономика и региональное развитие» КРСУ Токтогул Джумадилов. В своём  выступлении он сделал акцент на том, что важно не только умение привлечь инвестиции, но и умение их эффективно использовать:

Нам нужны инвестиции для развития реального сектора, потому что только на основе последнего мы сможет наращивать экспорт. Для того, чтобы делать это эффективно, нужна экономическая разведка. Не стоит полагаться на «спонтанное действие рынка»: крупные компании всегда занимались планированием и прогнозированием. В Китае 2 миллиона промышленных шпионов. Там это считается почётнейшим занятием, а у нас вообще не развито.

В 2005 году мы направили в Астану «караван» фруктов и овощей. Из-за того, что никто не счёл нужным просчитать соотношение спроса и предложения, все, кто ездил туда, обанкротились. Как итог — пикет перед Домом правительства.

Не следует путать экономическую разведку с финансовой.

При Бакиеве Россия дала нам 450 млн. долларов на развитие производства. И сразу выяснилось, что мы даже не знаем, какие именно производства развивать. В итоге через ЦАРИИ российские деньги были вложены в российские же предприятия. Так же не пойдёт! Надо знать, что нам выгодно производить и продавать.

Какие структуры необходимы? Во Франции экономической разведкой занимается Торгово-промышленная палата, Дирекция по внешнеэкономическим связям, Французский центр внешней торговли, Агентство по распространению технологической информации, Ассоциация по распространению научно-технической и экономической информации, Национальный институт промышленной собственности. Германия имеет 117 внешних торговых палат в 80 странах мира.

В Советском Союзе экономической деятельностью занимался целый ряд институтов. У нас тоже раньше был Институт научно-технической информации, но его упразднили. Аналогов не возникло. Минфин, Минэкономики, Минсельхоз, НИСИ, НАН КР ничем подобным не занимаются. Вот поэтому мы экономически дезориентированы.  При этом тот же Китай сейчас знает о нас всё — до мельчайших деталей. Мы у него «под колпаком». Вот как надо работать!

Тезис Джумадилова, о том, что все силы сейчас надо бросать на развитие реального сектора (читаем: собственной перерабатывающей промышленности), трудоёмких производств вызвал целую дискуссию. В ходе последней тот же Мирлан Дженалиев заявил, что только развитие горнодобывающей отрасли (а никак не развитие собственного производства!) — толчок к быстрому развитию экономики Кыргызстана. На втором месте в списке перечисленных Дженалиевым приоритетов оказалось сельское хозяйство. В перерабатывающей промышленности, отметил он, страна особых перспектив не имеет. В качестве примера главный специалист Агентства по продвижению инвестиций указал на построенный китайцами нефтеперерабатывающий завод «Джунда». Введению в эксплуатацию предприятия, способного в перспективе покрывать больше половины всей потребности Кыргызстана в бензине, указал Мирлан Дженалиев, сейчас препятствуют «определённые люди». Естественно, это утверждение сразу встретилось с возражением в виде факта о выявленных 118  нарушениях технического регламента, на что уже упоминавшийся ранее Насирдин Шамшиев ответил следующим образом: ««Это недостатки технического характера. Они выявляются при тестировании каждого промышленного предприятия. Реальная проблема «Джунды» - в непроработанности вопроса о поставке сырья. Вполне возможно, что в этой связи цена на джундинский бензин окажется выше, чем цена, по которой его сюда поставляет сейчас «Газпром».

Интересно, что на следующий день монгольский экономист-практик Мунхзориг Сэсээр рассказал — в его стране ведётся точно такой же спор, касающийся отраслевых приоритетов, что и в Кыргызстане — отличаются только масштабы: «Многие наши политики поддерживают идею строительства некоего «индустриального города» (производство сталей, кокса) в пустыне Гоби, но немало и тех, кто говорит, что это бесполезная трата денег, так как мы  всё равно не сможем конкурировать с нашим южным соседом». Ещё подробнее проблему приоритетов раскрыл его коллега Хангай: «Конечно, горная добыча — наш главный приоритет. Но ещё Монголия может стать инфраструктурным коридором между Россией и Китаем, так как в связи с санкциями первая больше смотрит на Восток. И Москва, и Пекин предлагают провести трубопровод именно через нашу территорию. Также нашим приоритетом остаются сельское хозяйство и туризм. Кроме того, уже много лет в Монголии разведкой нефти занимается китайская компания Sinopec. Если в восточной части страны действительно найдутся большие залежи нефти, то нефтедобывающая отрасль может стать второй по значению после горнодобывающей». В общем, не только у нас в стране реальный сектор пребывает в запустении, пока правительство гоняется за богатыми инвесторами из сектора горной добычи!

 

Грузия научит ласковому обращению с бизнесом

Естественно, там, где идёт речь об инвестициях, непременно всплывёт вопрос об условиях, которые государство создаёт для ведения бизнеса. На Бишкекском экономическом форуме  понятие «предпринимательская экосистема», непосредственно относящееся к этой теме,  раскрыл Азиз Солтобаев, учредитель самого успешного в Кыргызстане сервиса онлайн-продаж. «Предпринимательская экосистема — это те условия, которые государство создаёт для того, чтобы развивалась предпринимательская среда, чтобы бизнес делать было легко», - сообщил он и, прежде чем представить грузинского гостя бишкекского форума, привёл для сравнения несколько цифр, характеризующих предпринимательскую экосистему в Грузии и у нас: «В Кыргызстане ВВП на душу населения составляет сегодня 1300 долларов США, а в Грузии - уже 5500, хотя десять лет назад мы стартовали с примерно равных показателей. В Грузии более 80% документации (таможенные отчёты, декларации и пр.) сдаётся в электронной форме, у нас же электронное делопроизводство внедряется пока только на правах пилотного проекта в отдельных столичных районах».

Подробнее о грузинских достижениях рассказал приехавший оттуда практик-реформатор Гиорги Цхакая, в прошлом — заместитель министра юстиции (2012), заместитель министра финансов (2009-2011), заместитель мэра г. Тбилиси (2011-2012), заместитель министра экономики Грузии (2008-2009):

Мы изменили сам подход к налоговой и таможенной сфере и сказали: «Давайте перейдём на сервис, сделаем так, чтобы налогоплательщик не страдал, чтобы всё было очень просто». В первую очередь, мы начали очень жёсткую борьбу с коррупцией. Когда я был главой объединённой налоговой и таможенной службы Грузии (назначили меня в 2009 году), 200 человек там ежегодно ловили и сажали в тюрьму. После определённых технических изменений это число дошло до семи человек. Польза тут не только в том, что всё упрощается, но и в том, что человек просто не может брать деньги, а значит снижается его риск встретиться с какими-то санкциями. Итак, всё начал решать компьютер.

Примерно один год после объединения налоговой и таможенной служб это объединение существовало только на бумаге. Но потихоньку дошло до того, что всё заработало. Теперь я во всех странах, где меня спрашивают об опыте грузинских реформ, советую сделать то же самое. Дело в том, что после объединения человека, который раньше скрывал налоги на таможне, стало возможно быстро найти — и наоборот.

Нашим ноу-хау стало создание «зоны оформления грузов»: оформление грузов в «зелёном коридоре» зоны (сюда заходит 90% всех декларантов) занимает максимум 15 минут, в красной — за редчайшим исключением — 1 час. Чтобы достичь этого, пришлось от многого отказаться, применить ряд жёстких мер. Если какой-то сервис-центр не успевал, ко мне на мобильный приходило сообщение. И потом ответственный человек прежде чем умереть, делал своё дело как надо. Изначально мы взяли нестандартные подходы, пошли на риск. К тем сотрудникам, кто не верил, что поставленные цели достижимы, мы применяли такую схему: либо научить, либо уволить. 100% грузов, проходящих через таможню, контролировать невозможно. Наоборот, когда есть подобная установка, получается коррупция и возникает ещё больше проблем. Весь мир уже перешёл на рисковую систему контроля, и мы взяли за основу именно её.

Конечно, так же, как и у вас, у нас пока не получилось внедрить кассовые аппараты на рынках. Каждый год правительство грозится это осуществить, но пока до этого не доходит. Вместо этого мы пока создали целую категорию «микропредприятий», которым и не надо пользоваться кассовыми аппаратами. Все же остальные оснащены специальными gps-аппаратами, которые позволяют нам оперативно реагировать на  неестественную статистику продаж. Вначале мы сделали так, что если оборот у малого или среднего предприятия до 30 тысяч лари (примерно 17 тысяч долларов), то оно вообще никому ничего не платило. То есть мы просто официализировали то, что было и до этого: таксист как раньше ничего не платил, так и сейчас не платит. Потом мы ввели ступенчатую систему: если ты просто держишь все документы, нужные для налогообложения, то платишь 3% с оборота, если же тебе лень — просто бей по кнопкам кассового аппарата и плати 5%. Оговорюсь, что большого увеличения  доходов государства от микробизнеса мы тем самым не добились.

Людей, которые ничего не делают, надо увольнять. Это меньшее число, чем когда они работают. Большая проблема — когда у человека нет дела, и он его для себя придумывает.

 

С кыргызстанской стороны ситуацию обрисовала  Гульнара Ускенбаева, президент Ассоциации поставщиков КР:

У нас таможенное оформление занимает часто 10 дней, а может тянуться и до месяца. «Зелёный коридор» на бумаге существует, но все товары идут по «красному».

Согласно постановлению правительства при импорте у нас должны брать лишь 6 документов, а реально таможня требует все 18. В аппарате правительства удивляются, узнавая об этом.

Спасибо, что хоть на экспорт у нас сейчас 3 документа.

То, что правила на таможне меняются слишком часто, плохо сказывается на ведении бизнеса. Оповещение идёт очень тяжело.

Разработанный недавно таможенниками законопроект «О таможенных процедурах» производит такое впечатление, что, если он будет одобрен, внешнеэкономическая деятельность у нас просто прекратится.   

У нас, к сожалению, начальников «снимают» не за плохое администрирование, а за невыполнение плана. Никого не интересует, как живёт налогоплательщик.

Единственное, чего мы сумели добиться, - так это принятия отчётов через единое окно. Правда, это касается только Бишкека — и то лишь частично: в Свердловском районе, например, надо ещё много кабинетов оббегать, чтобы в это «единое» окно попасть. Как пилотный проект, единое окно внедрено также в Нарыне и Токмаке.

Большой прорыв — недавнее постановление правительства о сокращении числа отчётов для малого и среднего бизнеса. Отныне мы будем сдавать отчёты не ежемесячно, а ежеквартально.

 

...и исполнительный директор «Бишкекского делового клуба» Улук Кыдырбаев, сосредоточившийся на бедах малого и среднего бизнеса:

Только в этом году наше правительство ввело чёткие критерии для понятий «малый» и «средний» бизнес. Выживать и действовать нам всегда приходилось, исходя из существующей конъюнктуры. У государства так и не сложилось понимание, что бизнес надо лелеять, создавать для него все условия. Вместо этого у нас сейчас ходят по офисам и цехам, отрубая электричество в рамках кампании против трёхфазного ввода. Доходит до глупости. В Оше, где я был недавно, ходят по офисам и опечатывают кондиционеры, чтобы ими нельзя было пользоваться. Получается, что энергетическая политика у нас находится в стороне от всякой экономики. Попробуйте поработать при вырубленном электричестве!

По таможенному законодательству существует пять видов оформления грузов. Самое большое пространство для злоупотребления создавало оформление по весу: дорогой генератор можно оформить как 100 кг. металла. Другой пример: один бизнесмен много лет завозил в республику гранит по инвойсу (счёт-фактура), а недавно ему на таможне сказали, что оформление возможно только по весу. Страшно то, что власть непредсказуема: они могут менять многое как им угодно.

У нас однозначно очень либеральное налоговое законодательство с НДС, корпоративным и подходным налогами ниже, чем в Грузии. Однако есть и «ложка дёгтя» для всякого бизнеса — это социальный фонд в 27-35%. В связи с этим бизнес сегодня на 90% скрывает заработные платы, а директор может зарабатывать иногда всего 200 долларов. Ещё со времён, когда Жапаров был министром финансов, мы привыкли озвучивать к цифре 52%, когда речь шла о теневом секторе рынка. На самом же деле стоит говорить о всех 90%. Очень много ходит наличных денег. В каком-нибудь селе у человека могут украсть 100 тысяч долларов.

 

В заключение Кыдырбаевзаявил, что существующая в Кыргызстане система социального налогообложения просто несправедлива: «У нас сегодня условная накопительная система. То есть всё, что мы платим,  идёт действующим пенсионерам, а вам идёт тот минимум, который государство просто обязано платить — вне зависимости от того, какую сумму вы отдаёте в соцфонд. Поэтому доверия этой системе быть не может. Вопрос в том, реформировать ли её полностью или частично. Вот Грузия сделала просто: обязательства по выплате тем, кто работал в Советском Союзе, переложила на госбюджет, а всем остальным сказала «копите, готовьтесь к старости». Гиорги Цхакая подтвердил правильность последнего утверждения и заверил власти Кыргызстана, что отказавшись от государственной пенсионной системы, они не только не навлекут на себя неприятности, но и окажутся в выигрыше: «То, что мы убрали социальный налог, обернулось резким ростом дохода для бизнеса и для государства. И это не только наш опыт: так же было, например, и в Египте». В общем, такой вот подход — всё для бизнеса! Кто знает, может таким оно и окажется — будущее Кыргызстана.

POLIT.KG

СПРАВКА: Кыргызстан до сих пор не перешёл рубеж внешних инвестиций в 1 млрд. долларов. Страна занимает 68-е место по мировому рейтингу лёгкость ведения бизнеса DoingBusiness (это неплохой показатель, указывающий на либерализм нашего законодательства, а также на низкие налоги) и лишь 127-е место из 144 в индексе глобальной конкурентоспособности. Есть данные (их приводит член правления горной ассоциации КР Валентин Богдецкий) института Фрейзера, который провёл опрос среди руководителей горно-разведочных компании всего мира из 112 опрошенных — и по его результатам Кыргызстан вообще попали на последнее место по уровню инвестиционной привлекательности. Главным внешним инвестором для республики является Китай, главным внутренним — собственное население.

Версия для печати   |   Просмотров: 1155   |   Все статьи

Мы и мир

23.03.2018 19:20
Учебники по истории должны отражать неразрывную связь  Крыма с Россией

Член Совета Федерации от Республики Крым Сергей Цеков принял участие в заседании «круглого стола» Российского исторического общества, посвящённого четвёртой годовщине воссоединения Крыма с  Россией и  презентации двухтомника «История Крыма», созданного Институтом российской истории РАН.           

Открыл мероприятие председатель Российского исторического общества Сергей Нарышкин. В работе «круглого стола» приняли участие директор Института российской истории РАН Юрий Петров, председатель Комитета Государственной Думы по международным делам Леонид Слуцкий, председатель Законодательного Собрания города Севастополя, председатель Совета отделения Российского исторического общества в Севастополе Екатерина Алтабаева, директор Центрального музея Тавриды,

Опрос



Главная