POLIT.KG
Информационно-аналитический портал
  часы   Среда, 21 ноября 2018
RSS

О ситуации в Кыргызстане

07.11.2018 14:26
Президент Сооронбай Жээнбеков: Глубоко прочувствуем многовековую великую историю нашей страны, свято сохраним национальное достоинство!

Президент Кыргызской Республики Сооронбай Жээнбеков  7 ноября, в связи с Днем истории и памяти предков посетил мемориальный комплекс «Ата-Бейит», где прочитал молитву в память о предках и покоящихся там соотечественниках, возложил венки к памятникам и сделал обращение к народу Кыргызстана.

"Непростые годы в составе российской империи, национально-освободительная борьба 1916 года и великий исход — Уркун принесли нашему народу большие испытания.После победы февральской, затем Октябрьской социалистической революци 1917 года в России произошел резкий поворот в судьбе кыргызского народа. В 1924 году была образована автономная область, затем создана Кыргызская Советская Социалистическая Республика"


Погода в Кыргызстане

Курс валют

Джон Керри: в Центральную Азию с закрытыми глазами

08.11.2015 17:04 - Polit.kg
Джон Керри: в Центральную Азию с закрытыми глазами

Завершившееся недавно центральноазиатское турне госсекретаря США Джона Керри наводит на мысль о реанимации неоднозначного американского проекта «Партнёрство по сотрудничеству и развитию Большой Центральной Азии» (ПБЦА). Ровно десять лет назад суть последнего раскрыл в своей статье «Партнерство для Центральной Азии» глава Института ЦА и Кавказа при Высшей школе международных исследований им. Пола Нитце в Университете Джонса Хопкинса Фредерик Старр. Этот материал был опубликован в авторитетном журнале Foreign Affairs, что намекает на ценность представленных там выводов для правящих кругов Соединённых Штатов Америки. Сегодня, в свете визита Джона Керри, особенно полезно обратиться к этому ключевому тексту, который и помогает понять, чего же Америка хочет от нашего региона и как она его вообще воспринимает?



США нужны не партнёры, а вассалы

Десять лет — срок, за который может поменяться многое. Но, разумеется, есть и константы. Коснёмся одной из них. Труд Фредерика Старра демонстрирует нам, что главная задача США в Центральной Азии — сделать так, чтобы «политическое видение» у стран региона унифицировалось, причём в проамериканском ключе. Отсюда и тяга к многостороннему формату взаимодействия. Раньше американцы немного завидовали японскому формату «Центральная Азия + Япония», а сейчас практически один в один его повторили, назвав «C5+1». Эксперты, кстати, уже успели окрестить эти цифры «формулой возвращения США в Центральную Азию».Но вернёмся к «единому видению»... О нём хорошо высказался недавно в эфире «Радио Sputnik» обозреватель Михаил Шейнкман: «Джон Керри, наконец, сможет лично убедиться в том, что «Кырзахстана» не существует. Хотя, похоже, он для того и затеял свой первый вояж в Центральную Азию, чтобы его создать. […] За эти несколько лет Керри, конечно, подучил географию постсоветского Востока, но смысла в его разделении на страны, видимо, так и не понял. По крайней мере, в этот, как назвали его в Госдепе, «исторический визит» (еще ни один госсекретарь не посещал все республики Средней Азии сразу) он отправился, чтобы связать ее воедино. С Америкой»1. Журналист в данном случае обыгрывает факт реального случая, когда в 2013 году, выступая перед студенческой аудиторией Виргинского университета, только что назначенный на должность госсекретаря Керри с гордостью сообщил о «смелых сотрудниках Госдепартамента США, которые поддерживают демократические преобразования в Кырзахстане и Грузии». Впрочем, оставим в стороне курьёзы американской дипломатии и перейдём к дальнейшему анализу текста десятилетней давности.


Фредерик Старр выделяет стратегические цели американской политики в регионе Центральной Азии:

  • создание замкнутых на США инфраструктур безопасности;

  • стимулирование демократических политических систем, способных служить образцом для других стран с многочисленным мусульманским населением.

И того, и другого в новейшей истории региона было немало. Под соусом «содействия в борьбе с международным терроризмом», в Кыргызстане, в непосредственной близости от столицы республики, больше десятилетия базировалась база ВВС США. «Стимулирование» же политических систем обернулось здесь двумя государственными переворотами, злое эхо которых ощущается до сих пор. Попытки провернуть нечто по сценарию «восстания масс» имели место также в Узбекистане (Андижан), Казахстане (Жанаозен) и в других странах Центральной Азии, где все эти очаги своевременно гасились.

Американцы никогда не скрывали (даже наоборот — делали упор) на то, что сотрудничество с ними возможно только в условиях продвижения по линии одобренных «вашингтонским обкомом» государственных реформ. Фредерик Старр писал об этом в таких выражениях: «Соединённые Штаты должны поставить перед каждым правительством задачу принять участие по крайней мере в одном из двусторонних проектов судебной реформы или гражданских прав. Кроме того, Вашингтону следует уделить особое внимание реформе министерств внутренних дел»2.Он же делал упор на необходимость осуществления особых «программ по государственному управлению» в рамках «Партнёрства по сотрудничеству и развитию Большой Центральной Азии»:«Программы по государственному управлению ПБЦА должны воспроизводить те успешные программы реформ гражданской службы и полиции, которые в настоящее время действуют в Афганистане».

Здесь мы сталкиваемся с ещё одной особенностью американского политического мышления: подход к странам Центральной Азии у США с самого начала предполагалось попросту скопировать с подхода к Афганистану. По большому счёту это то, о чём президент Российской Федерации Владимир Путин высказался следующим образом: «[Соединённым Штатам] нужны скорее не союзники, а вассалы»3. Сам проект ПБЦА основан на таком видении региона ЦА, где ядром притяжения оказывается именно Афганистан, последние 14 лет довольствующийся почти на 100% марионеточным правительством. Фредерик Старр так и пишет: «...воссоздать Большую Центральную Азию как значительную экономическую зону с центром в Афганистане».

Американцы стремятся действовать как хозяева положения, а своих слуг на местах воспринимают исключительно как «квалифицированный персонал». Как о таком вот «квалифицированном персонале» Старр говорит о выпускниках западных университетов родом из Центральной Азии. И это — ещё одна линия в американской активности в регионе. Не секрет, что уже более двадцати лет в Бишкеке действует частный, но поддерживаемый Государственным департаментом США вуз, ныне именуемыйАмериканским университетом в Центральной Азии. Джон Керри, посетив на прошлой неделе столицу Кыргызстана, участвовал среди прочего и в открытия нового кампуса АУЦА. Как отметил высокий гость в своей речи на открытии объекта, данный частный вуз должен собрать в своих стенах лучшие умы Центральной Азии и Афганистана. Нынешних же студентов Керри предупредил: «Вы должны будете хорошенько потрудиться для утверждения демократии в своих странах». Запуск обновлённого Американского университета — своего рода компенсация для США тех неудач, которые они в последнее время терпят в Кыргызстане. Последних — немало: в первую очередь, речь о свёртывании военной авиабазы в «Манасе», во вторую — односторонний разрыв Кыргызстаном уже, казалось бы, аксиоматичного соглашения о сотрудничестве с США от 1993 года.

Так уж вышло, что только в 2015-ом году широкой общественности здесь стало известно, что уже более двадцати лет у нас в стране гражданские и военные специалисты из США фактически пользовались дипломатическим статусом. Заметим, в Афганистане даже подконтрольный американцам президент Хамид Карзай больше года тянул с предоставлением американским военнослужащим судебного иммунитета. А мы соблюдали такое условие уже тогда, когда только начали взаимодействовать со Штатами в качестве независимого государства.

В общем, военное взаимодействие с США для Кыргызстана уже в прошлом. Но не будем забывать о том, что Фредерик Стар определял как «надёжное средство оказания помощи в области безопасности»: речь шла о заключении неких соглашений «о стратегическом партнёрстве», которое бы подразумевало возможность ротационного военного присутствия во всех странах региона, возможность поддерживать долгосрочное или краткосрочное развёртывание войск США, а также право осуществлять «небольшие передовые оперативные позиции, дающие возможность нанесения быстрого удара по другим территориям». И всё это — при неотступно расширяющемся присутствии структур Североатлантического альянса! Такая вот «американская мечта»...

А ведь действительно многое изменилось в регионе с 2005 года. Кыргызстан тут — можно сказать, лакмусовая бумажка. Представьте, если бы лет двенадцать назад президент КР начал прямо говорить о том, что Америка занимается разжиганием в нашей стране межнациональной розни! Тогда это стало бы сенсацией, а сейчас воспринимается вполне обыденно. Удивление (искреннее или нет) выказал недавно, пожалуй, только прилетавший в Бишкек в июле этого года помощник госсекретаря США Ричард Хоугланд (в тот же период, кстати, он вместе с начальником Центрального командования армии США обсуждал в Ташкенте условия оказания военное помощи). Главный редактор интернет-журнала «Однако» Виктор Мараховский, ознакомившись с текстом разорванного соглашения, назвал последнее «договором о признании США высшей цивилизацией, а их персонала - сверхлюдьми, и о полной покорности государства Киргизия»4. А мы во всём этом жили! Понятное дело, американцам сложно свыкнуться с новыми реалиями. Но — надо.


Изменяющаяся реальность

В 2005 году Фредерик Старр писал, что «Евразийское экономическое сообщество остановилось в своем развитии». А надо ли теперь кому-то напоминать, какой путь ЕврАзЭС прошёл за последние десять лет? Преодолены уже две важнейшие ступени в развитии интеграционного процесса: Таможенный союз и Единое экономическое пространство. Евразийский экономический союз расширяется, его активность как магнит притягивает взоры потенциальных партнёров со всего мира. Очевидна сегодня также неоправданность другого старровского утверждения: «Отсутствуют и общерегиональные структуры для содействия безопасности и развитию Большой Центральной Азии». Ныне, когда масштабнейшие учения в регионе проводят Шанхайская организация сотрудничества и Организация Договора о коллективной безопасности, тезис маститого американского аналитика уж точно выглядит безвозвратно устаревшим. Тот же Афганистан является сегодня наблюдателем при ШОС и даже принимает участие в заседаниях секретариата Совбеза данной организации. Коллективные силы оперативного реагирования ОДКБ в любой момент готовы поддержать таджикских военных в противостоянии любому вражескому вторжению. В мае этого года проводилась внезапная проверка готовности КСОР: в Таджикистан было переброшено 2,5 тыс солдат и 200 единиц техники. Усиление готовности к любым форс-мажорным ситуациям имеет огромное значение именно сегодня, когда у самых границ Таджикистана и Туркменистана усиливается влияние так называемых «талибов», под вывеской которых действуют многочисленные этнические группировки исламистов и даже — от этого факта уже никуда не деться — представители одиозного «Исламского государства». Традиционные талибы планов вторжения в страны Центральной Азии никогда не вынашивали, а вот их сегодняшние партнёры-игиловцы в этом плане непредсказуемы. «Перелив» в Центральную Азию неизбежен, тем более, для этого есть уже все основания. Созданы два плацдарма в Афганистане: один на границе с Таджикистаном, другой – с Туркменией. Там сосредоточены достаточно крупные силы. На, скажем так, таджикском плацдарме сосредоточились 4-5 тысяч боевиков. На плацдарме напротив границы с Туркменией – 2,5 тысячи боевиков. Развёрнуты лагеря по подготовке боевиков на двухмесячных курсах. Нам известно о трех таких лагерях, возможно, их больше. Они готовят по пятьдесят человек каждый выпуск. То есть, если взять хотя бы те три лагеря, о которых нам известно, это по 150 боевиков каждые два месяца. Что интересно, это в основном выходцы из Центральной Азии», - утверждал ещё год назад спецпредставитель президента РФ по Афганистану, директор Второго департамента Азии МИД РФ Замир Кабулов5. С тех пор динамика процесса только ухудшилась. «Талибы» захватывают на севере Афганистана уже не только отдельные уезды, но даже целые районы с городами, население которых составляет сотни тысяч людей. Правительственным войскам приходится идти на сделки с талибами, делить с ними зоны влияния. Даже удачное завершение операций уже не радует Кабул.


Афганские вериги для Центральной Азии

В подписанной главами внешнеполитических ведомств всех стран Центральной Азиисамаркандской декларации «C5+1» говорится о «поддержке Афганистана и его развитии как независимого и мирного государства». Там же – о необходимости расширения партнерства по предотвращению угроз на границах и таких вызовов, как терроризм, распространение оружия массового уничтожения, незаконные поставки наркотиков. «Могут ли американцы на деле посодействовать безопасности в республиках, с которыми так стремятся сотрудничать? Хорошо известно, как они обеспечивали безопасность своих стратегических партнеров - Египта, Ливии и Афганистана, подставив их под удары радикальных исламистов», - задаётся вопросом интернет-портал «Русская планета»6. А между тем есть основания полагать, что афганский крен в стратегии американцев по отношению к нашему региону будет только усиливаться. «Суть предлагаемого Старром Партнёрства по сотрудничеству и развитию Большой Центральной Азии (ПБЦА) сводится к объединению государств Средней и Южной Азии под управлением США, но без участия России, Китая и Ирана. Создание ПБЦА позволит Вашингтону не только вырвать центральноазиатские государства из «объятий России и Китая», окончательно закрепиться в Центральной Азии, но и превратить регион в свой протекторат, а Афганистан – в своего рода сухопутный мегаавианосец», - писал о разбираемом нами сегодня материале Foreign Affairs уже в 2011 году обозреватель французского издания Piclizible Мустафа Омар7. В целом же вся хитрость данной стратегии состоит в том, чтобы на фоне «вывода» американских войск из Афганистана перевалить проблемы этой многострадальной страны на республики Центральной Азии. Это позволит американцам не ударить лицом в грязь. Более того, если военное присутствие США будет равномерно распределено хотя бы по некоторым странам региона, то разветвлённость американской военной структуры в Афганистане уже не будет бросаться в глаза. Может, у кого-то даже возникнет иллюзия, будто американцы вообще намерены свести военное присутствие в этой стране к минимуму.

Между тем, есть основания полагать, что в Афганистане в самое ближайшее время события будут развиваться по иракскому сценарию. Вот как об этом пишет обозреватель газеты «Правда» Сергей Кожемякин: «...точно так же, как появление «ИГ» в Ираке используется Вашингтоном для усиления военного присутствия в этой стране, так и проникновение исламистов в Афганистан — отличный повод сохранить здесь многотысячный контингент»8. Он напоминает: «Обещание о полном выводе войск из Афганистана в 2014 году, данное Обамой ещё в период его борьбы за президентское кресло, обещанием и осталось. Более 12 тысяч военнослужащих стран НАТО, включая десять с лишним тысяч американцев, остаются в стране в рамках новой миссии «Решительная поддержка». Формально миссия не носит военного характера. В действительности, согласно просочившемуся в прессу указу Обамы, контингент имеет право участвовать в боевых операциях, в том числе с участием авиации». Другие авторы отмечают, что появление в Афганистане «Исламского государства» выставляет бесперспективной тактику переговоров нынешних афганских властей с «Талибаном». Афганистан останется раздробленным, а его северные провинции превратятся со временем в никем не контролируемый плацдарм, на котором можно будет выращивать гомункула «ИГ» с целью шантажа и нервирования республик Центральной Азии, а также, разумеется, Китая и России.

Год тому назад газета «Ведомости» процитировала исследователей Института мировой экономики и международных отношений Российской Академии Наук: «О том, что функции американских военнослужащих вряд ли сведутся только к официальным целям, говорит намерение США сохранить за собой военные базы в Баграме, Шиндане и Кандагаре: они могут использоваться для наблюдения за стратегическими конкурентами — Россией и Китаем — и сдерживания их по мере необходимости»,— отмечается в комментариях ИМЭМО РАН. По их мнению, цель США — сохранение контроля над Афганистаном и переориентация структур безопасности государств Центральной Азии с постсоветских на американские. «Тем не менее американцы не будут готовы принять на себя риски в случае обострения ситуации или предоставить гарантии безопасности»,— подчёркивают аналитики ИМЭМО»9. «Старые базы оставим, новые — откроем, а риски разделим поровну», - примерно так, стало быть, звучит предложение США своим центральноазиатским «партнёрам».

Известный афганист и востоковед Александр Князевпредполагает, что силы НАТО останутся на территории Афганистана ещё минимум десять лет. «Передислокация военных сил в Афганистане может стать лишь поводом для усиления военного присутствия США в регионе, что повлечет за собой усиление напряженности в российско-американских отношениях уже на центральноазиатском пространстве, особенно в связи с известными событиями вокруг Сирии и Украины», - таков прогноз эксперта на ближайшие годы10. Как тут не вспомнить одно место из статьи Фредерика Старра: «Партнёрствопо сотрудничеству и развитию Большой Центральной Азии не будет представлять угрозу законной деятельности России или Китая в регионе, однако понятно, что Москва и Пекин могут возражать против его создания. Обе страны будут воспринимать ПБЦА как символ долгосрочных интересов и присутствия США в регионе и как подрыв их устремлений».Вот уж поистине злая ирония...

«Несмотря на заверения американцев о непримиримой борьбе с мировым терроризмом и радикал-исламистами, известно, что долгие годы верными союзниками США в регионе были боевики Гульбеддина Хекматияра и «Талибан». А ИДУ и их киргизские сторонники тесно связаны с ними», - пишет уже упоминавшийся здесь Мустафа Омар. Оправданность данного вывода станет для нас очевидной, если мы посмотрим, как США проявляют себя по отношению к исламистам в Сирии: на деле это — полная поддержка, хотя на словах может быть что угодно. Очень многие эксперты отмечают, что цель террористических исламистских группировок и США в Евразии совпадают — и суть не что иное, как создание дуги напряжённости вокруг России и Китая. Помимо террористов воду на ту же мельницу льют режиссёры «цветных революций», разжигатели межнациональных конфликтов и прочие «хорошие люди».

Есть ещё один момент. Сейчас США и другие страны НАТО вынуждены оказывать Афганистану помощь в размере до 20 млрд долларов ежегодно. Естественно, это серьёзнейшая нагрузка. Способ избавиться от этой афганской обузы для США один — переложить её на соседей Афганистана. Отсюда и поддержка, которую американцы оказывают всем инфраструктурным проектам, связывающим Афганистан с Центральной Азией. Будущность идей типа CASA-1000 довольно туманна, но само это название всё продолжает звучать в беседах президента Таджикистана Эмомали Рахмона и с афганским премьером, и с американцем Керри. Суть проекта — в транспортировке электроэнергии из Кыргызстана и Таджикистана по высоковольтной линии в Афганистан и Пакистан. Общая стоимость — 1,2 миллиарда долларов США. Керри в свой последний визит в Душанбе пообещал Рахмону, что всё будет реализовано в течение пяти лет — и в результате Таджикистан станет энергонезависимым экспортёром электроэнергии. Звучит, конечно, заманчиво, но выйдет ли CASA-1000 за рамки грёз? Тот же Китай инвестирует в регион пока намного больше США, и нет никаких оснований предполагать, что в будущем это соотношение изменится. Тем более, что помогая с экспортом электроэнергии Таджикистану и Кыргызстану, американцы обречены испортить отношения с Узбекистаном, для которого соседские проекты в области гидроэнергетики как кость в горле. Нет, США понимают, что Узбекистан в регионе — объективно приоритетный партнёр.

Немного другая ситуация с другим масштабным инфраструктурным проектом, апеллирующим к ПБЦА. Речь идёт о газопроводеТуркменистан–Афганистан–Пакистан–Индия (ТАПИ). Пока туркменские пограничники гибнут от набегов афганских «талибов», руководство Туркменистана запускает строительство линейной части трубопровода на своей территории. Ожидаемый срок запуска гигантского объекта — ближайшие два года. Ашхабад уже много лет ведёт переговоры как с официальными, там и неофициальными властями в Афганистане относительно обеспечения безопасности проекта. В том же отношении выгоден ТАПИ и американцам: его строительство — прекрасное обоснование, обращённое ко всем геополитическим игрокам, для базирования авиабазы США в только что отремонтированном туркменском аэродроме Мары-2. США уже взялись за охрану строительства с воздуха и руководство Туркменистана этого даже не скрывает.

«Переориентации Ташкента и Ашхабада на Россию, ЕАЭС и ОДКБ в обозримой перспективе ждать не стоит. Слишком далеко разошлись внешне- политические и экономические курсы Узбекистана и Туркмении с республиками, выбравшими в качестве главного ориентира евразийскую интеграцию»,- комментирует ситуацию в регионе портал Столетие. RU11. Своего рода противовесом этому утверждению смотрится высказывание эксперта Российского института стратегических исследований Аждара Куртова: «Сейчас расклад не в пользу Америки: Россия и Китай, в отличие от 90-х, существенно окрепли и совершенствуют свои региональные структуры, куда входят центральноазиатские страны - речь о ШОС, ОДКБ и ЕАЭС. Но США всеми силами стремятся свести на нет усилия Москвы и Пекина и всячески разобщить эти структуры»12.


Горе-декларация

Может быть, сейчас Америка выстраивает свою политику в регионе всё-таки несколько более тонко, чем раньше? Некоторые эксперты отмечают, например, что в тоне Керри во время прошедшего турне сквозило стремление уважать региональные интересы ЦА. Но что стоит за этим на самом деле? Эксперт Александр Князевнапоминает: «Средняя Азия и Закавказье интересны США как ресурсные или важные геостратегически регионы. Это политика даже не двойных, а куда более многочисленных стандартов. Спустя двадцать лет этой политики, уповать на стремление помочь кому-либо как цель американской внешней политики могут только люди или очень глупые, или слишком инфантильно-наивные»13.Стало быть, нет оснований полагать, что стратегия в отношении Центральной Азии серьёзно изменилась. Нет, просто сейчас она заворачивается в красивый фантик из обещаний «стать безопасным торговым партнёром», содействовать стабильности в странах региона и т.п.

Так называемые «дорожные карты», на создание которых Керри вдохновлял последнюю неделю центральноазиатские государства, - пустой звук. Судя по всему, госсекретарь США ожидал большое количество встречных предложений на местах, а их не последовало: просить чего-то особенного у богатой, но далёкой (во всех смыслах этого слова) Америки никто не стал. У самой же Америки предложить что-то сверх того, что уже давно было обозначено в проекте ПБЦА, ума не хватило. «В документе объемом в одну страницу нет и намека на перспективы сотрудничества США и среднеазиатской пятерки в сфере международных отношений или совместного участия в решении ключевых региональных проблем безопасности. Речь идет о региональной торговле, улучшении делового климата, транспорте, связи, экологии, борьбе с изменением климата, гуманитарной сфере»,- отметил, изучив итоговую декларацию самаркандского «C5+1», сотрудник Центра военно-политических исследований Института США и Канады РАН Николай Бобкин14. Как пишет этот исследователь в материале, подготовленном для «Фонда стратегической культуры», единственное, на что осмелился Керри в Самарканде — так это на расплывчатое утверждение «…должно быть ясно, что дружба с одной страной, по крайней мере, не должна ограничивать возможности дружбы с другой страной». Вот и всё. «Керри выбрал неудачное время, чтобы вбивать клин в отношения государств Центральной Азии с Россией», - констатирует Бобкин, напоминая о том, что в высказывании Керри нет ничего противоречащего официальной позиции российского руководство — и вся разница лишь в том, что Москва действительно избегает двойных стандартов, а вот Вашингтон бесконечно далёк от соблюдения этого фундаментального принципа: «Везде и всегда Америка выдвигает свои условия, если не удается договориться о сделке, то в ход идет запугивание, затем санкции, «смена режима».

В общем, надо отметить, что у той же Японии многосторонний формат общения со странами Центральной Азии реализуется пока намного эффективнее, чем у США. Японский премьер-министрСиндзо Абэтоже совсем недавно совершал вояж по странам региона, но уехал отсюда не с пустой декларацией о «расширении сотрудничества в таких областях как региональная торговля, транспорт и коммуникация, энергетика и транзит», а с реальным пакетом подписанных межправительственных соглашений на общую сумму 16,6 млрд. долларов.

Что будет представлять собой «новая глава» в отношениях США и Кыргызстана, о которой говорилось на встрече Керри с министром иностранных дел КР? Неизвестно. Ранее посольство США в Бишкеке утверждало, будто денонсация договора 1993 года ставит под угрозу финансируемые в нашей стране США программы. Превысит ли ожидаемый поток грантов прежнюю отметку в 100 млн. долларов ежегодно? Вряд ли. Но даже если так, то в наших ли интересах будет производиться эта помощь? Скорее всего, нет. Вашингтону нужен более податливый, предсказуемый Бишкек. И, во всяком случае, не сознающий, что итогом американской помощи последних десятилетий для него стало лишь усиление зависимости от иностранного капитала и большая подверженность манипуляциям извне.

Афганистану правительство США выделило уже более 100 млрд. долларов только на развитие экономики и социальной сферы. И где сейчас Афганистан? «Со временем третий мир стал понимать, что ускоренное внедрение американских ценностей по сути означает утрату национального суверенитета в пользу Соединённых Штатов, использующих свое культурно-идеологическое превосходство не для помощи в развитии, а для навязывания другим странам своих интересов. После того, как внедрение этих ценностей в добровольном порядке затормозилось, США начали процесс их внедрения в принудительном (концепции Большого Ближнего Востока, а также серия цветных революций на постсоветском пространстве с замахом на изменение российского режима). И проблема даже не в том, что это внедрение нарушало и разрушало международный миропорядок - ни один из американских экспериментов по внедрению не закончился успехом. Страны, в которые США приносили демократию, либо откатывались в экономическом развитии, либо переживали гражданскую войну, либо вообще разваливались», - этот отрывок из статьи в интернет-журнале «Expert Online»15актуален для всей Центральной Азии. Там же очень метко говорится о том, что США не прошли тест на лидерство: «Взяв на себя функции мирового управляющего, Соединенные Штаты и Европа не только не смогли урегулировать глобальные и региональные кризисы, но и зачастую создавали новые. Самый серьезный вызов для Ближнего Востока - ИГ - возник отчасти из-за крайне непродуманной и даже в какой-то степени непоследовательной политики Запада в регионе, когда при помощи США была разбалансирована худо-бедно работающая региональная система. При этом ни Европа, ни Соединённые Штаты не берут за себя ответственность за происходящее и не предпринимают должных усилий для решения ими же созданной проблемы». Таковы реалии — и они свидетельствуют о том, что эпоха доминирования исторического Запада, продолжавшаяся сотни лет, как отметил в августе этого года глава российского МИД Сергей Лавров, заканчивается. Так стоит ли полагаться на тех, в ком разочаровался уже весь мир? На тех, для кого единственный формат взаимодействия с другими государствами — это вассалитет? На тех, кто не замечает перемен, происходящих с нами, и не желает нам мира с нашими могучими соседями? «Мы отказываемся учиться на своих ошибках. По существу, решения принимаются людьми, не знающими истории», - признаёт неспособность американцев учиться на собственных ошибках даже их собственный кумир, экс-госсекретарь и экс-советник по национальной безопасности США Генри Киссинджер16. Так стоит ли обманываться и строить иллюзии нам, уже отведавшим хвалёного «американского пирога»?


Иосиф Илларионович, обозреватель Polit.KG

1http://ria.ru/radio_brief/20151029/1310202438.html

2Здесь и далее: http://inosmi.ru/world/20050902/221953.html

3http://ria.ru/world/20150416/1058940507.html

4http://www.odnako.org/blogs/ssha-obyavlyayut-grazhdanskuyu-voynu-kirgizii-ta-v-otvet-rastorgaet-kolonialniy-dogovor/

5http://www.interfax.ru/interview/416048

6http://rusplt.ru/world/ssha-stavyat-na-tsentralnuyu-aziyu-19525.html

7http://www.polit.kg/news/70

8http://gazeta-pravda.ru/index.php/1805-внешним-силам-нужен-хаос

9http://www.vedomosti.ru/politics/articles/2014/10/02/zaderzhalis-v-afganistane

10http://www.ng.ru/dipkurer/2014-03-17/11_scenario.html

11http://www.stoletie.ru/geopolitika/srednaja_azija_delitsa_nadvoje_940.htm

12http://rusplt.ru/world/ssha-stavyat-na-tsentralnuyu-aziyu-19525.html

13http://minval.az/news/26518

14http://www.fondsk.ru/news/2015/11/03/v-samarkande-gossekretar-ssha-zanimalsja-ne-svoim-delom-36494.html

15http://expert.ru/2015/08/26/smena-mirovogo-karaula/

16http://www.rg.ru/2015/08/19/kissinger-site-anons.html

Версия для печати   |   Просмотров: 2974   |   Все статьи

Мы и мир

23.03.2018 19:20
Учебники по истории должны отражать неразрывную связь  Крыма с Россией

Член Совета Федерации от Республики Крым Сергей Цеков принял участие в заседании «круглого стола» Российского исторического общества, посвящённого четвёртой годовщине воссоединения Крыма с  Россией и  презентации двухтомника «История Крыма», созданного Институтом российской истории РАН.           

Открыл мероприятие председатель Российского исторического общества Сергей Нарышкин. В работе «круглого стола» приняли участие директор Института российской истории РАН Юрий Петров, председатель Комитета Государственной Думы по международным делам Леонид Слуцкий, председатель Законодательного Собрания города Севастополя, председатель Совета отделения Российского исторического общества в Севастополе Екатерина Алтабаева, директор Центрального музея Тавриды,

Опрос



Главная