POLIT.KG
Информационно-аналитический портал
  часы   Среда, 21 ноября 2018
RSS

О ситуации в Кыргызстане

07.11.2018 14:26
Президент Сооронбай Жээнбеков: Глубоко прочувствуем многовековую великую историю нашей страны, свято сохраним национальное достоинство!

Президент Кыргызской Республики Сооронбай Жээнбеков  7 ноября, в связи с Днем истории и памяти предков посетил мемориальный комплекс «Ата-Бейит», где прочитал молитву в память о предках и покоящихся там соотечественниках, возложил венки к памятникам и сделал обращение к народу Кыргызстана.

"Непростые годы в составе российской империи, национально-освободительная борьба 1916 года и великий исход — Уркун принесли нашему народу большие испытания.После победы февральской, затем Октябрьской социалистической революци 1917 года в России произошел резкий поворот в судьбе кыргызского народа. В 1924 году была образована автономная область, затем создана Кыргызская Советская Социалистическая Республика"


Погода в Кыргызстане

Курс валют

Есть ли в Кыргызстане ЭЛИТА? Если есть, где она?

17.09.2013 12:36 - Polit.kg

Как разрешать конфликтные ситуации, возникающие у нас в стране с настораживающей периодичностью? Об этом говорится все чаще, и не только потому, что хватает прецедентов, но и в силу необходимости признания очевидного факта - эффективного регулятивного механизма в вопросах взаимодействия власти и конфликтующих сторон до сих пор нет. Есть попытки упреждения, более или менее удачные, попытки договориться в разгар баталий и найти виновных, но не система отношений внутри общества, располагающая к цивилизованному диалогу. Нет и четкой позиции по вопросу о том, кто в конечном итоге должен отвечать за формирование благоприятных для такого диалога условий: абстрактно власть, госорганы или специалисты-конфликтологи? Эксперты настаивают на том, что это обязанность политической элиты страны, а, значит, в первую очередь, стоит задуматься о ее качествах и личном составе.         

 

«Существует несколько теорий об элитах и конфликтах, о роли тех, кто в силу обстоятельств оказался у источников властных и распорядительных ресурсов, - рассказывает эксперт по государственному управлению Шерадил Бактыгулов, - говоря о конфликтах, мы понимаем те насильственные акции, которые затрагивают и гражданское население, и экологические и социально-экономические факторы в целом. Конфликты, как правило, тесно связаны со спорами вокруг территорий, ресурсов или действий власти. Мы придерживаемся, судя по реакции на наиболее резонансные события, модели переговоров, поиска причин и виновных. Причиной конфликта чаще всего представляется жажда власти и денег. Подобные ситуации у нас складывались неоднократно, начиная с 2002 года, после каждой конфликтной ситуации давались примерно те же объяснения, какие мы слышим и теперь. С точки зрения управления это означает, что тот инструментарий, который у нас имеется для предупреждения конфликтов, недостаточен. А раз недостаточен, значит, наше общество ожидает конфликтов в любой момент и любой продолжительности.

Конфликты происходили и будут происходить по двум причинам: первая – недостаточная медиация, т.к. переговоры и поиск виновных не решают проблемы. Суть медиации – это посредничество между конфликтующими сторонами. Однако у нас медиаторы не обладают авторитетом, поэтому на ранних этапах конфликта оказываются бесполезными. Методы в принципе соответствуют применяемым в мировой практике, но есть у нас и конкретная проблемная зона: толкование и применение законов, у нас оно все-таки зависит от личных интересов элитных групп. Поиск причин конфликта ограничивается кругом социально-экономических проблем, мы говорим, что люди бедные, уровень жизни низкий и т.п., но если рассмотреть ситуацию глубже, конфликты инициируются далеко не бедными людьми. И лидеры конфликтующих групп, как правило, оказываются зажиточными даже по сравнению просто с соседями.

Вторая причина в том, что конфликт есть инструмент достижения целей элиты. Элиты в Кыргызстане можно классифицировать по масштабам влияния (страна, область, район, населенный пункт), по возрастному, половому признаку, по профессиональной принадлежности и по сферам интересов. У нас на сегодняшний день существует только одна модель поведения элиты – модель воина. Это не модель военачальника, но основана она на принципах противодействия и победы над оппонентами, контроля информации, использования «своих» людей, принципа «цель оправдывает средства», выбора места и времени схватки и использования молодежи, женщин или других групп населения в качестве посредников и буфера. В части управления конфликтами специалисты отмечают, что рядовые участники конфликта не в состоянии разработать способ его урегулирования. Участники разрознены, находятся в плену разных идеологических установок и собственных ожиданий, в составе больших групп они подпадают под влияние активных участников и лидеров и не знают, как вести себя в разных ситуациях, при тех или иных вариантах развития событий. В то же время выделяется четыре основных конфликтных мотива элит. Первый – это внешняя угроза или опасность, которая грозит развалом элитной группе. Второй – возможное воздействие последствий конфликта на благосостояние участников группы. Третий – получение или удержание власти и влияния. И четвертый – уклонение от возможных для себя осложнений.

В Кыргызстане существует ряд общих проблем, с которыми сталкиваются элиты. В первую очередь, это злоупотребление властью. Если у людей возникает подозрение, что власть используется не в общих целях, а в личных интересах, конфликт может стать затяжным. Вторая проблема – это собственно устройство партии или группы, кроме того, работа лидера группы с жителями своего района или населенного пункта. Авторитет лидера среди членов своей группы не означает, что другие люди, проживающие на этой территории, поддерживают его ценности. Четвертая проблема - это отношение с собственными сторонниками. И, наконец, существует серьезная проблема сотрудничества с государственными и муниципальными служащими. Любое решение, принятое в ходе конфликта должно исполняться госструктурами, у нас же о чем-то договориться не обязательно означает исполнение сказанного».

Невольно возникает вопрос: а можно ли с такими характеристиками назвать какую бы то ни было группу людей «элитой»? Не в общеупотребительном смысле, а именно по существу всех политологических определений этого понятия. Формально возможно, за неимением альтернатив, как если бы в племени, где нет вождя, какой-то антрополог выделил в качестве лидера того, кто чаще берет на себя руководящие функции. Но проблемы отсутствия полновесного управляющего органа это не отменяет. Президент Центра перспективных исследований Сергей Масаулов считает более верным, учитывая сложившуюся в стране ситуацию, определение «псевдоэлита»:«К псевдоэлите я отношу правящий класс страны, т.к. они совершенно не артикулируют национальные интересы, и сформировавшийся класс нуворишей. К сожалению, в псевдоэлиту у нас попала и интеллигенция, никаких общих дискуссий она не производит, а участвует только в обсуждении неправильности действий власти. Понятно, что за последнее время к псевдоэлите можно отнести и экспертов-профессионалов. А ведь страна становится конкурентоспособной, только когда в ней появляется настоящая элита, и главный вопрос для нас – где, на какой площадке и за счет каких институций выработать ценности и цели, в которых возникнет элита?

Проблема с элитой вообще начинается с того, как строить отношения между властными инстанциями и народом. Пока неясно, как в нашей стране будет осуществляться формирование идей, мобилизующих народ. Посылать людей на свержение прогнившего режима мы умеем, и лучше других. А вот как мобилизовать на выработку перспективы, непонятно. Как будет осуществляться перенос установок власти на общество? И, наконец, через кого будет осуществляться это общение? В теории понятно – через политические партии и т.п., но результата почему-то нет. Нет того общества, которое бы строило свои действия в соответствии с каким-то общим курсом власти. Анализируя монархические сообщества, можно сказать, что там за такие функции отвечал сам монарх. В таких же странах, как Советская Россия, за это отвечала партия, она выполняла роль своеобразной школы, где формировалась элита. А где у нас институт формирования элиты? При республиканском строе элита прежде всего – это аристократия. У нас в 90-е годы была попытка найти такой слой. В демократическом обществе должна быть какая-то институция для ее формирования, но у нас это до сих пор нерешенный вопрос. Элита – это те, кто формулирует базовые ценности и цели данного народа, те, кто артикулирует национальные идеи страны. Мы часто замечаем, что элитой у нас называют успешных людей, нуворишей. Вот, мол, деньги есть, значит, он – элита. В сельской местности вообще просто: даже аксакала может снести тот, у кого деньги. Далее, элитой считаются чиновники, доминирующие манапы, с ними все чаще приходится встречаться, и, наконец, бомонд в виде представителей гражданского общества и героев нигилистической тусовки.

Что же касается медиаторов и их роли, тут все традиционно - набирают хороших людей, обучают, но проблема работы в ходе реального конфликта не сводится к тому, чтобы применить какие-то знания. Там уже работает комплексная модель, в которой необходимо пошаговое прогнозирование. Так, например, в том, что связано с разнообразными животрепещущими проблемами, у нас чаще всего упоминается юг страны, в то время как Чуйская область с точки зрения конфликтного потенциала опасней, и количество конфликтов здесь больше. Сама схема конфликтов в стране за последние пять лет показывает, что эпицентр их находится на севере. Возникает вопрос, что с этим делать – то ли обучать чему-то экспертов, то ли проектировать модели развития событий? Стоит подумать и вот над чем: когда разворачивается какой-то конфликт, что делать системе управления? Или, другими словами, можно ли управлять конфликтом и какими-то общественными процессами до его возникновения, а, кроме того, как сгладить его результат? Это принципиальные вопросы, для которых пока нет общего теоретического плана реагирования.

Принципиально важно понимать, на каком этапе находится конфликт (а их всего десять), потому что на каждом этапе средства применяются разные. Тем более, есть, скажем, четвертый этап, на котором работать могут только специально подготовленные люди. И это не только наша проблема, за все двадцать два года конфликты на пространстве СНГ, начиная с производственных и заканчивая межнациональными, упирались в такую потребность в специалистах. И тут возникает вопрос: с одной стороны нужно готовить конфликтологов, с другой - нужно выстраивать систему государственных органов не как систему реагирования на разворачивающиеся угрозы, а как упреждающую схему работы госорганов. Почему это с трудом у нас получается - вопрос к элите. Во-первых, невозможно проектировать ничего, если ты не знаешь, в чем проблема. С причинами можно работать, но проблема всегда прячется за поверхностными явлениями. Люди должны быть облечены не только полномочиями, но и уметь подумать и найти эту причину. Есть у нас и особые упования на экспертное сообщество, от них все время ожидают каких-то умных мыслей. Да так оно и происходит: эксперты высказываются, а их делят на «своих» и «не своих», прислушиваются, естественно, к мнению «своих» и потом расхлебывают последствия. Здесь нужна принципиально другая схема. Если мы обратим внимание на деятельность элиты и свое понимание демократии, выясняется, что мы двадцать два года неправильно понимаем этот термин. Демократия – это не власть народа, это власть, в которой народ участвует. Это очень важный момент, потому что необходимо понимание того, как, за счет каких действий народ может участвовать в управлении, где эти инстанции. Во всех странах СНГ и, в том числе, у нас возникает очень важное противоречие – повисает в воздухе легитимность власти, постоянно какие-то представители народа начинают сомневаться в ее правомерности. Более того, могут появиться люди, которые говорят, вот какие они там плохие, а вот мы – народ и сами будем все решать. И что ты будешь делать с этими пятью-семью сотнями человек? А потом придет новый «народ», который опять будет недоволен».

 

Мнение POLIT.kg

Попытки сформировать элиту у нас действительно предпринимались и предпринимаются сейчас, и есть понимание необходимости ее присутствия в жизни страны. Почему не получается? Не потому ли, что условий для ее становления как не было, так и нет, по крайней мере, пока. И стоит задаться вопросом, а возможно ли вообще искусственно сформировать элиту, или этот процесс запустится только тогда, когда прекратятся попытки создать себе упомянутых «карманных» экспертов, своих молодежных лидеров, ангажированных и готовых на все кетсинщиков. Даже на уровне официальных ведомств критерии отбора тех, кто должен отстаивать государственные интересы, зачастую оказываются странными. К примеру, недавно Минэконом совместно с Антикоррупционным Деловым Советом КР объявили о формировании базы данных экспертов, специализирующихся в области противодействия коррупции с целью создания экспертно-методологического совета по противодействию коррупции. И вот каков список квалификационных требований:

 

- высшее образование в области юриспруденции, экономики, государственного управления и смежных дисциплин;

- наличие ученой степени, звания (предпочтительно);

- прохождение специальных курсов, либо обучающих семинаров по вопросам противодействия коррупции;

- опыт проведения исследований и подготовки аналитических материалов по указанной тематике;

- опыт реализации проектов по противодействию коррупции;

- опыт проведения антикоррупционной экспертизы;

- опыт подготовки презентаций;

- участие в работе конференций, семинаров по указанной тематике;

- опыт работы в области противодействия коррупции;

- опыт работы с госорганами и институтами гражданского общества по вопросам противодействия коррупции;

- опыт проведения антикоррупционной информационной деятельности;

- знание английского языка (предпочтительно).       

 

Значит ли это, что соискатель действительно разбирается в коррупционных механизмах, знаком с ситуацией и имеет необходимый опыт? Совсем необязательно. Здесь скорее подойдет ученый-теоретик, чем практик, не имеющий высшего образования или степени, но, к примеру, отслуживший в органах и видевший не одну дачу взятки своими глазами. Примерно по таким же принципам отбирают у нас и других кандидатов в «элиту», экспертную или любую другую. И ключевое слово здесь «отбирают» - с удобством для себя и с оглядкой на то, чтобы ни в коем случае не уступить собственных полномочий и выгод от них. 

 

Евг. Николаева, спец.корр. POLIT.KG

 

Версия для печати   |   Просмотров: 1621   |   Все статьи

Мы и мир

23.03.2018 19:20
Учебники по истории должны отражать неразрывную связь  Крыма с Россией

Член Совета Федерации от Республики Крым Сергей Цеков принял участие в заседании «круглого стола» Российского исторического общества, посвящённого четвёртой годовщине воссоединения Крыма с  Россией и  презентации двухтомника «История Крыма», созданного Институтом российской истории РАН.           

Открыл мероприятие председатель Российского исторического общества Сергей Нарышкин. В работе «круглого стола» приняли участие директор Института российской истории РАН Юрий Петров, председатель Комитета Государственной Думы по международным делам Леонид Слуцкий, председатель Законодательного Собрания города Севастополя, председатель Совета отделения Российского исторического общества в Севастополе Екатерина Алтабаева, директор Центрального музея Тавриды,

Опрос



Главная