POLIT.KG
Информационно-аналитический портал
  часы   Четверг, 24 января 2019
RSS

О ситуации в Кыргызстане

07.11.2018 14:26
Президент Сооронбай Жээнбеков: Глубоко прочувствуем многовековую великую историю нашей страны, свято сохраним национальное достоинство!

Президент Кыргызской Республики Сооронбай Жээнбеков  7 ноября, в связи с Днем истории и памяти предков посетил мемориальный комплекс «Ата-Бейит», где прочитал молитву в память о предках и покоящихся там соотечественниках, возложил венки к памятникам и сделал обращение к народу Кыргызстана.

"Непростые годы в составе российской империи, национально-освободительная борьба 1916 года и великий исход — Уркун принесли нашему народу большие испытания.После победы февральской, затем Октябрьской социалистической революци 1917 года в России произошел резкий поворот в судьбе кыргызского народа. В 1924 году была образована автономная область, затем создана Кыргызская Советская Социалистическая Республика"


Погода в Кыргызстане

Курс валют

Судебно-правовая реформа в Кыргызстане

10.03.2011 17:26 - Polit.kg
Судебно-правовая  реформа в Кыргызстане

Редакция газеты«Слово Кыргызстана» и администрация сайта «POLIT.KG»провели на прошлой неделе «круглый стол» по обсуждению Судебно-правовой реформы в Кыргызстане.



В обсуждении вопросов судебно-правовой  реформы приняли участие:

Токтаим Уметалиева, политический деятель

Марат Торобеков, эксперт Управления ГКНБ КР

Перизат Абакирова, судья Верховного суда КР

Камиль Осмоналиев, судья Верховного суда КР

Жумгал Омуралиев, редактор интернет-издания «Кыргыз Ньюс»

Аркадий Гладилов, редактор сайта «POLIT.KG»,модератор «круглого стола»


Гладилов: Благодарю всех собравшихся за участие  в обсуждении этой злободневной темы, надеюсь на конструктивные предложения, обоснованную критику и объективные оценки.

Омуралиев: Я  хотел бы  вернуть сообщество к  сути предложений, которые три года назад (в августе 2007 года) отправлялись «электронкой» на имя старой власти (дублирование было на сайте «Кыргыз Ньюс» по адресу: www.kyrgyznews.com).  После смены власти в апреле 2010 г. и образования нового парламента эти предложения  остаются  актуальными. Суть их такова: в Бишкеке, -  а именно в «Доме правительства», - учреждается «Дом правосудия»,  или«Юридический центр».  Дома правительства больше нет, а есть «Дворец правосудия». Опыт периода первого президента А. Акаева и революция 2005 давали только эту «рекомендацию», которую стране нужно было освоить как залог   неповторения прецедента,  установление возможности передачи власти из рук в руки мирным путем.  Мотивы:  чтобы революций больше не было;  чтобы люди,  независимо положения во власти или в обществе,   жили в гармонии с правом и с законами.

Вторым пунктом, столь важным тогда и сегодня, является идея ликвидации системы МВД вообще как министерства и трансформирование  ее в муниципальную структуру: в Агентство, в Департамент, и так далее.Первое предложение со вторым взаимосвязано, потому, что эти структуры  все время были  опорой  власти. Но  времена меняются.

Создание «Дворца правосудия»  - это  фактическое утверждение суда  как отдельной  ветви власти, о которой люди давно мечтали. Это значит, что независимая и самостоятельная система в зародыше гасит все потенциальные революции по «захвату власти» в верхах. А в низах «растворяет» все потенциальные  риски  «всплеска недовольства» людей. Судебная система  всех уравновешивает,  одинаково всех «разрешает». Она становится арбитром всему и вся. 

Прекращается и так называемая «приватизированная справедливость». Это когда каждая новая группа людей приводит свою «систему правосудия», с ней устраивает «суды» по предыдущим, не зависимо от того, были те «правы» или на самом деле «преступны». И, соответственно, «выгоняет» очередную порцию людей за границу. 

Далее происходят  интересные вещи:  начинает раскручиваться  т.н. «культ Закона» и формироваться правосознание людей. Ибо с пустого места, «парламентских дебатов» и слов ничто не может развиваться,  нужен «первый толчок». Важнее,  не просто толчок, а  с «правового поля». Если раскручивать «культ Закона» с парламента или с колхозного поля, то там будет «урожай» другой: «культ политики», или «культ вечного спора». Отсутствие «арбитра»   означает, что  в обществе всегда будут атмосфера «половинчатого правосудия» и элемент «оспаривания». Следовательно,  «культа Закона»  не видать. А то правосудие, которое будет  вершиться,  всегда будет «политическим правосудием».

Открытие «Дворца правосудия»  - это как «электрошок» в руках кардиолога, возвращающий пациенту жизнь. В нашей ситуации, когда есть «тотальное коррупционное мышление» в обществе,– это последний предел. И я бы сказал, последняя возможность. После такой ситуации по «классике» должны быть либо хаос, либо диктатура, либо «революция рабочих и крестьян» по подобию России в 1917 году.

Главное, происходит переоценка ценностей в обществе с «культа власти» на «культ Закона». Следовательно, неписанная «идеология власти» прекращает развращать народ и начинает работать новая  «идеология Закона».

Гладилов: Нужен ли такой Дворец правосудия? Каково мнение судей?

Абакирова: Конечно, нужно было бы создать такой Дворец правосудия.

Гладилов: А что мешало его созданию в прежние годы?

Абакирова: Этот вопрос стали поднимать с прошлого года. Что мешало? Материальную базу формирует не сам судебный корпус. Этими вопросами занимается судебный департамент, который в свою очередь тоже зависим от правительства, от Аппарата президента. Наверное, и необходимости  такой не было. Всегда были более насущные вопросы. С административными зданиями  особых проблем не  было. И Жогорку Кенеш, и Аппарат президента  располагаются в зданиях, построенных еще в советское время.

Гладилов: Устраивает ли судебную систему республики ее нынешнее состояние? Может, и менять ничего не нужно?

Абакирова:  Реформа судебной системы у нас идет уже 15 лет. Естественно, мы хотим приблизиться к мировым стандартам. Поэтому реформы необходимы. В первую очередь нужно укреплять независимость судей. Это основное условие – чтобы никто в деятельность судов не вмешивался. И конституция закрепляет это положение. И второе – повышать ответственность судей, чтобы они выносили обоснованные, законные решения.

Осмоналиев: О Дворце правосудия. Мы видим в фильмах, какие здания правосудия существуют в других странах. Нам завидно. Здание суда – это храм правосудия. Здесь человек должен поклоняться его величеству Закону.

Мы говорим о демократических преобразованиях в нашем государстве. Так вот, без преобразований в экономике, без преобразований правовой системы, без преобразований сознания людей мы ничего не добьемся. Любой инвестор, прежде чем разворачивать свой бизнес в стране, изучает обстановку, смотрит, как работают суды. Всегда присутствуют риски, и инвестор должен быть защищен.

Я считаю, что судебная реформа должна быть нацелена прежде всего на защиту прав человека! Часто слышим: законы несовершенны. Но как бы то ни было, и плохой закон необходимо исполнять. И в этом ключе мы должны прежде всего менять правосознание людей. Каким образом? Критика звучит не только в адрес судебных, но и других государственных органов. И эта критика в основном оправдана. Мне кажется, что каждый должен начинать с себя, каждый человек должен требовать с самого себя исполнения закона. Даже тогда исполнять, когда никто за тобой не наблюдает, никто тебя не контролирует.

Абакирова:  Правосознание нужно воспитывать с младенчества. В школе, в вузах должно формироваться уважение к закону. Вы знаете, что в любом судебном процессе одна из сторон обязательно остается неудовлетворенной – это неизбежно. Если человек понимает, что требования закона для всех одинаковы, что перед законом все равны, то даже в случае проигрыша процесса человек принимает свое поражение. У нас же свое недовольство люди выражают  организацией митингов, пикетов, через СМИ…

Гладилов: Наверное, если бы суды всегда выносили  законные и справедливые решения, то недовольных было бы меньше, и меньше было бы поводов митинговать, и не было бы революций…

Абакирова: Еще с подачи первого президента Кыргызстана сложилось мнение, что 80 процентов людей не верят судебной системе.  Я считаю, что это утверждение далеко от истины. Я не буду далеко ходить за доказательствами. В прошлом году судебной  системой страны были рассмотрены 107850 дел. В это число входят и гражданские, и уголовные, и экономические, и административные дела. Из них было обжаловано всего 14 процентов. 85 процентов судебных решений остались не обжалованы. Значит, процент доверия суду – 85 процентов.

Гладилов: Тем не менее, надавно в интернете появились данные еще одного опроса общественного мнения в странах Центральной Азии, и снова результаты говорят, что уровень доверия судам очень низок.

Абакирова: Мне всегда в таких опросах интересует один момент – а в какой части населения проводились исследования? Кого опрашивали?  Мы – судьи Верховного суда – часто бываем в регионах и изучаем дела, которые были рассмотрены судами первой-второй инстанций. Мы поднимали те дела, которые были не обжалованы. Это были серьезные дела, связанные с правами человека. И люди считают решения судов справедливыми. Почему бы не спросить о деятельности судов тех граждан, кто участвовали в процессах?  Естественно, 15 процентов дел доходят до Верховного суда, и конечно, половина из этого числа тоже будет не довольная решениями суда.


Уметалиева: Опыт Запада надо брать на вооружение, но это не означает, что мы обязаны строго следовать этим нормам и принципам.  Но самые общие демократические нормы и принципы у нас не работают. Почему? Потому что создана и работает противоречивая и коррупционная «наказательная система», и судам выгодно иметь противоречивую законодательную, нормативно-правовую базу. У нас еще действуют многие нормативные документы советского времени, во многих ведомствах не упразднены подзаконные нормативные акты.

Сегодня мы что наблюдаем?  Все берут на вооружение флаг демократии. И он уже настолько потрепан и грязен, что  не похож на истинную демократию. В продвижении демократических ценностей  большая заслуга неправительственного сектора. Но власть снова оказалась в руках тех лиц, которые просто спекулируют этими ценностями.

Гладилов: Демократия и судопроизводство – взаимосвязанные понятия?

Уметалиева: Они должны быть взаимосвязанными. Во главе угла должны стоять права человека. Демократия – это мнение большинства.  Но в данной ситуации мы не имеем мнения большинства. Мы сегодня имеем подлог Конституции. Великий демократ господин Текебаев откровенно подложил нам Конституцию, и все демократы молчат, чиновники молчат, парламент молчит. Эта Конституция имеет массу противоречий. Нет гаранта Конституции, уничтожена судебная ветвь власти. Исчезла целая ветвь власти,  и мы молчим!  Никто не гарантирует нам свободы.  Нам подсунули этот хромой вариант Конституции и говорят, что мы за него проголосовали. Но мы за него не голосовали – мы голосовали за альтернативный вариант. Сегодня народ, парламент должны проявить политическую волю и принять тот второй вариант Конституции – обсужденный и утвержденный Конституционным совещанием и международными комиссиями.  И все нормативные документы должно привести в соответствие с нормами Конституции. Сегодня парламент  в первую очередь должен привести к соответствию всю нормативную правовую базу.

С другой стороны, у нас получился какой-то смешанный вид права, в котором намешаны принципы прецедентного права и  романо-германского. У нас еще живет «карманное право» - это «право силы».  Посмотрите, те судьи, которые работали при Акаеве, работали при Бакиеве, продолжат работать по сей день. Судьи, которые выносили противоречивые решения, продолжают выносить те же решения!

Я также считаю, что нужно реформировать силовой блок власти.  Он не может быть подотчетен судебной ветви власти, или какой другой.  Он входит в состав исполнительной ветви власти.  К примеру, ГКНБ. Здесь пришли новые кадры, которые порой не знают самих принципов работы своей системы.  Это говорит о падении профессионализма в этих рядах. Я считаю, что сегодня нам нужно как в России вывести в отдельную структуру Следственный комитет, в дела которого никто не имеет права вмешиваться. Нам нужно четко определить функции и полномочия всех структур, и  привлекать в эту систему  профессиональные кадры.

Гладилов: Хорошо бы. Только где их взять? Юристов готовят много, а вот профессионалов не хватает…

Уметалиева:   Профессионалы есть, но они почему-то остались на улице. У нас сегодня в качестве членов ОПГ  ловят «продавцов семечек»,  шпану и прочих мелких хулиганов.  Примеров много привести могу.  Это профессиональная работа?

Когда мне понадобилась охрана, я дала объявление в газету и получила огромное количество предложений от настоящих профессионалов, которые ушли в отставку. Самому старому отставнику было 45 лет! Мы не имеем права выбрасывать на улицу такой потенциал.  Эти работники и должны учить молодежь!

И пока не будут уничтожены коррупционные схемы, порожденные пробелами в нормативно-правовой базе, система несовершенного правосудия останется. И до тех, пока власть не найдет в себе политической воли отказаться от использования судей в качестве инструмента защиты своих интересов! И конечно, люди, работающие в государственных структурах, должны отойти от бизнеса. От того, что в систему государственного управления приходят бывшие барыги, все и превращается в куплю-продажу.

В систему правосудия нужно также внести еще одно существенное изменение. К сожалению, адвокатура стала системой «купли-продажи», системой передачи средств – кто даст больше?  Необходимо расширить понятие «защитник». Неправительственный сектор полностью готов к защитной деятельности. Нужно только четко расписать, кто такой «адвокат», кто «защитник».  И нет системы ответственности самого судьи.  Нам необходимо в законе закрепить, что судьей может быть выбран только тот специалист, который отработал в смежных сферах (прокуратура, адвокатура, следственные органы) не менее 12 лет.

Гладилов: Как вы сами оцениваете компетентность состава Верховного  суда?

Абакирова: Я считаю, что мои коллеги все компетентны. Все-таки человек проходит очень долгий путь, прежде чем быть избранным в Верховный суд.

Гладилов: А судьи первой инстанции?

Абакирова: В  суды первой инстанции,  не смотря на тщательный отбор, все-таки попадают  неподготовленные кадры. Кто-то работал в системе внутренних дел, кто-то в нотариате, или еще где.  Что я могу сказать? Даже подготовить профессионального токаря, нужно и время, и материальная база, и хорошие наставники. Чтобы работать судьей нужно очень хорошо знать законы, нужно пройти все ступени, предшествующие судопроизводству. Это очень ответственная работа, ведь мы решаем судьбы человеческие.  

Осмоналиев: В судебной системе должны работать профессионалы.  Я, например, начал работать с должности секретаря судебного заседания в 1988 году. Тогда областные суды рассматривали очень громкие дела. Я помню атмосферу суда того времени и отношение судей к своей работе. Судьи боялись допустить ошибку, особенно в делах, связанные с лишением свободы. Поэтому судьи очень осторожно и внимательно  подходили к рассмотрению всех обстоятельств дела, и выносили решения только на основании закона.  И на юридические факультеты университетов абитуриентов   принимали только при наличии практики, и конкурс на 1 место был – 14 человек! Это было очень престижно учиться на юридическом! Потом была школа следователей, юстиция была кузницей кадров работников судебной системы, потом Судебный департамент, и только потом – суды. Поэтому я смею утверждать, что в Верховном суде работают достойные люди, которые работают не на страх, а на совесть.

Считаю, что нам всем нужно еще учиться правовой культуре. Да, критика в адрес судебной системы не беспочвенна. Но и критика должна быть объективной и конструктивной.

 
Продолжение
Версия для печати   |   Просмотров: 2481   |   Все статьи

Мы и мир

Опрос



Главная