POLIT.KG
Информационно-аналитический портал
  часы   Понедельник, 19 ноября 2018
RSS

О ситуации в Кыргызстане

07.11.2018 14:26
Президент Сооронбай Жээнбеков: Глубоко прочувствуем многовековую великую историю нашей страны, свято сохраним национальное достоинство!

Президент Кыргызской Республики Сооронбай Жээнбеков  7 ноября, в связи с Днем истории и памяти предков посетил мемориальный комплекс «Ата-Бейит», где прочитал молитву в память о предках и покоящихся там соотечественниках, возложил венки к памятникам и сделал обращение к народу Кыргызстана.

"Непростые годы в составе российской империи, национально-освободительная борьба 1916 года и великий исход — Уркун принесли нашему народу большие испытания.После победы февральской, затем Октябрьской социалистической революци 1917 года в России произошел резкий поворот в судьбе кыргызского народа. В 1924 году была образована автономная область, затем создана Кыргызская Советская Социалистическая Республика"


Погода в Кыргызстане

Курс валют

Уроки парламентаризма

26.09.2013 18:00 - Polit.kg
Уроки парламентаризма

Круглый стол с таким названием прошёл 24 сентября в пресс-центре 24.kg. В формате, располагающем к жарким дискуссиям, депутаты ЖК и эксперты встречаются, прямо скажем, нечасто. А тут – отличнейший повод: на носу трёхлетняя годовщина первых парламентских выборов по новой Конституции. Тогда, в 2010-ом, о парламентской республике говорили уже как о свершившемся факте. В 2012-ом, правда, с той же уверенностью констатировали наличие в «основном законе» и стране президентско-парламентской формы правления. Кто знает, может быть, ещё через год вторая часть в этом составном определении так же неожиданно отпадёт вовсе. Кыргызстанцы к этому уже готовы.

Жумакадыр Акенеев, Президент Ассоциации нефтетрейдеров Кыргызстана и по совместительству эксперт-политолог приводит результаты опроса среди шести сотен наших соотечественников. 72% опрошенных считают, что Кыргызстан как парламентская республика не состоялся и лишь 22% полагают, что опыт парламентаризма удался. 64% смело отвечают, что в КР президентская форма правления, при этом существование (заметьте, вот тут речь уже не о симпатиях!) парламентской констатирует лишь 23%. Но это простой народ. Посмотрим же, что говорят люди более образованные (и более обусловленные).

«Олигархический парламент никогда не будет решать проблемы простых людей»

Зайнидин Курманов, политолог, экс-спикер Жогорку Кенеша:

- Путь Кыргызстана к парламентаризму будет тернист и труден. И первые трудности мы уже испытываем. Но если строить его не на основе эмоций, а на основе конкретных знаний, всё получится.

Самое распространённое определение парламентаризма – это «политическая система с доминирующей ролью парламента». Когда шла работа над действующей Конституцией, дискуссия о том, что такое парламентаризм для нас, так и не завершилась. А ведь есть много разных моделей, в том числе и таких, которые могут принести нам вред! В классической форме имеет место доминирование премьера и правительства (не спикера и депутатов, а уж тем более президента:  в парламентской республике власть президента носит чисто церемониальный характер). У нас же не то президентализм, не то парламентаризм, а в этой паре одно исключает другое. В Конституции КР у президента очень сильные властные полномочия, в том числе и по отправке правительства в отставку (один раз он может его спасти). Получается, речь идёт о гибридной форме, которую я бы назвалпремьер-президентской. И это одна из форм президентской власти. Есть, однако, маятник: когда президент обладает большинством в парламенте, он становится сильной фигурой, а когда поддержки у него нет, он превращается в «английскую королеву». По сути, это французская модель.

У нас нет достаточной ясности в понимании каждой ветвью власти своей миссии. Разделение есть, но баланс не выстроен. Поэтому начинается то же, что и при прошлых президентах.

Но есть и определённые успехи. За двадцать лет мы прошли путь, равный тысячелетию. При поддержке внешних факторов мы сумели создать основу. Сразу хотелось бы развенчать несколько мифов:

1) Вопреки распространённому мнению, кыргызы никогда не жили при парламентаризме. Была жёсткая власть ханов, каганов при номинальной роли совета старейшин. Иначе невозможно было бы стать империей. К парламентаризму мы перешли вынужденно, в связи с тем, что в XIIIвеке наша элита была вырезана монголами и пришлось выстраивать аристократию с нуля. Кыргызский парламентаризм – это только представительство. Курултай за века так и не превратился в законодательный орган. Традиционный «парламентаризм», к тому же, развивался не в сторону прав человека, так как всегда стоял на страже родоплеменной знати.

В советские годы мы получили представительный орган, который также не обладал законодательными функциями. И двадцать с лишним лет назад всё пришлось начинать с нуля. Начало нормальной работе парламента положил четвёртый созыв Жогорку Кенеша. В некоторых вопросах мы сходу превзошли своих соседей. Были быстро разделены обсуждения и голосования, что до сих пор, например, не сделано в Государственной Думе РФ. Очень важное событие произошло в этом году: была принята стратегия развития Жогорку Кенеша на краткосрочную перспективу. Если эта стратегия будет финансироваться и выполняться, в ближайшие пять лет мы получим шикарный парламент. И тогда надо будет подумать только о системе сдержек и противовесов, а также о качественном составе депутатов. Уже сейчас введены гендерный, национальный, возрастной цензы. Но в целом состав парламента продолжает оставаться олигархическим. Естественно, те, кто только по декларации о доходах зарабатывает в год десятки миллионов, и в стенах парламента продолжают заниматься бизнесом. В России таких депутатов выгоняют. Всё это противоречит целям и задачам, которые перед ЖК ставятся правительством. Олигархический парламент никогда не будет решать проблемы простых людей.

Сожалений достойна и фракционная структура парламента. Фракции как таковые обсуждением и формированием политики у нас в ЖК не занимаются. Вместо этого они дублируют деятельность комитетов. Лидеры фракции, которые по своему положению выше, чем вице-спикер, сидят как простые члены в комитетах. А ведь именно с ними должны постоянно консультироваться премьер-министр и президент. 

Сейчас у нас доминирует скорее итальянская модель парламентаризма. Там всё вертится вокруг коалиций, а потому так часто случаются кризисы, так быстро сменяются премьер-министры (кроме Берлсускони больше года никто не сидел). Такая же модель, кстати, в своё время действовала во Франции. Но потом генерал де Голль всё-таки попытался укрепить распадающуюся империю, введя полупрезидентскую форму правления.

Так что, проблема не в парламентаризме, а выборе его адекватной модели, которая бы отвечала нашим сегодняшним вызовам и потребностям.

«Мы восстановили старую советскую систему, только введя конкуренцию»

 Омурбек Текебаев, лидер парламентской фракции «Ата-Мекен»:

Согласно второму закону термодинамики, если тепло равномерно распределится по всей Вселенной, наступит её тепловая смерть. Так могло случиться, но есть некая Высшая сила, Бог. Время от времени он выводит мир из равновесия. В государстве, если власть монополизирована и концентрируется в одних руках, наступает застой. И кто-то должен эту систему выводить из равновесия. Мы выбрали такую модель правления, которая основана на многопартийности и где главный элемент системы – это конкуренция. Ни одна партия сейчас не может формально получить больше половины голосов. Это нормальное ограничение – такое же, как антимонопольная политика в экономике. Изначально подразумевалось, что именно парламент будет формировать исполнительные органы и контролировать их деятельность. Тем самым, мы восстановили старую советскую систему, только введя конкуренцию.

Прошли выборы в местные кенеши, появились новые лидеры, некоторые из которых открыто бросают вызов центральной власти. То есть, мы быстро получили тот результат, которого в других странах добиваются десятилетиями. Новая система позволяет без всяких родственных связей заявить о себе и через ту или иную партию «просочиться вверх». Мы создали политический лифт. Билеты туда «продаются» уже не «Семьёй», а народом. Новые лидеры знают себе цену и не торопятся выбрать ту или иную партию. Пока всё достаточно примитивно, но я думаю, что качественных изменений можно ожидать уже в ближайшее время. Для определённой системы нужна соответствующая политическая культура. Поэтому наша задача – формировать «нового человека». Это трудно. Но процесс можно ускорить. Действующая система формирует амбициозных лидеров. Любые договорённости между ними носят временный характер. Но именно таким образом формируется новая элита. Богатырёв или другой какой-нибудь умный человек не может формировать элиту – она формируется только в борьбе. Сейчас идут бесконечные митинги, человек-гражданин чувствует себя очень значительным, думает, что может изменить мир. Российские исследователи проводили у нас опрос, и по его результатом 60% наших граждан чувствуют в себе силу менять ситуацию в стране. Этот морально-психологический ресурс нашего общества должен быть использован должным образом. Кто должен выступать, скажем так, «агентом Бога»? Политические партии и их лидеры. Именно они аккумулируют интересы людей. Именно благодаря им система чувствует постоянные толчки в стену.

Движения маятника, о котором говорил Зайнидин Курманов, должны быть ограничены коридором национальных интересов.  

«Все сейчас являются заложниками этой ситуации»

Чолпон Джакупова, директор правовой клиники «Адилет»:

- Я каждый день сталкиваюсь с нуждами конкретных, реальных людей, для которых конституционное право – это нечто надуманное. Сама же я прекрасно понимаю, что это не так: тот гибрид, который сейчас установлен, имеет самую неудачную форму и напрямую сказывается на положении простых людей.

Хотелось бы остановиться на нескольких вопросах. Первый: может ли в отсутствии права, при посягательствах на принципы права со стороны власти, вообще существовать парламентская система? Существует принцип верховенства закона, но Жогорку Кенеш так до сих пор и не придал законность целому ряду декретов Временного правительства. Тем не менее, «благодаря» этим декретам нарушаются права многих и многих людей. В стране доходит до того, что создаются комитеты по защите прав судей. Это говорит о том, что судебную систему добили. Политизация правоохранительной системы дошла до неприличия. Жаныш Салиевич просто отдыхает! Генпрокурор может санкционировать конфискацию имущества, мотивируя это тем, что «хотя и нет нормы, разрешающей это, нет и той, которая бы это запрещала». А Жогорку Кенеш, где сидят образованные грамотные юристы, молчит. Все комитеты и фракции там, внутри – это, получается, мышиная возня, формальность. Посмотреть хотя бы на нынешних оппозиционеров. При президентской форме правления тот же Омурбек Чиркешович, даже не представляя системную оппозицию, действовал намного эффективнее, чем нынешняя системная оппозиция. У них есть полномочия громить вас на каждом шагу, но они этого не делают. Это потому, что нынешняя система очень удобна для лидеров фракций. Все министерства и госагентства давно разобраны. В ЖК сидят торгаши, которые не могут быть оппозиционерами по определению.

Когда нынешний парламент формировался, вроде бы для всех были созданы формальные условия. Но люди, которые были владельцами партий, входящих во временное правительство, сделали всё, чтобы в ЖК прошла только одна партия со стороны – и то по региональному признаку. Реальной политической конкуренции на последних выборах не было. И сейчас, разумеется, стоит такая сверхзадача, как формирование новой политической элиты – с новой культурой, соответствующей провозглашённой форме правления. На повестке дня преодоление абсолютного недоверия людей к политике как таковой и политикам вообще. Последние демонстрируют абсолютное неуважение к положениям Конституции КР. К тому же решение самых важных вопросов для страны находится в зависшем состоянии. Три года длится суд по событиям 7 апреля. Вы просто страусы! Вы боитесь принимать решения, потому что сами много натворили во время того самого декретотворчества. В результате все сейчас являются заложниками этой ситуации.

«Президент не должен быть главой акционерного общества, которое называется «Кыргызстан»

Равшан Жеенбеков, депутат Жогорку Кенеша КР, в марте 2012 года исключённый из партии «Ата-Мекен»:

- Я бы хотел остановиться на трёх вещах. Во-первых, роль политической системы в жизни нашей страны. Во-вторых, наша реальность и, в-третьих, наше будущее.

Первое. Когда мы говорим о нерешённых социально-политических проблемах, то всегда имеем в виду то, что страна ещё не готова. Мы слишком долго жили при другой системе. Но мы забываем одно. После 1945-ого года было создано две Германии. ФРГ, где сразу был установлен  парламентаризм и проведена полная децентрализация, дожила до наших дней. ГДР, где была установлена авторитарная система, уже нет. Итак, политическая система важнее человека, важнее традиций и опыта. Та политическая система, которая выведет нас вперёд, решит наши проблемы – это парламентаризм. А в Кыргызстане сейчас снова устанавливается президентская власть.

Второе. У нас определённо есть задатки парламентаризма. Это потому, что у нас отсутствуют сильные демократические институты, мешает наш менталитет, в памяти жив опыт проживания внутри авторитарных систем. Хотим или не хотим, мы снова приходим к сильной президентской власти. В соответствии с Конституцией, Президенту сегодня даны полномочия формировать правоохранительный блок, иметь свою партию, формировать судебную ветвь власти. Он уже вмешивается в экономические и социальные вопросы, хотя по Конституции не имеет на это права. Все правоохранительные органы стали для него сегодня инструментом борьбы с оппонентами. Джекшенкулов уже «стал» террористом, завтра та же участь постигнет меня. Получается, что текущий вектор – это опять тупик. Президент не должен быть главой акционерного общества, которое называется «Кыргызстан».

А теперь посмотрим на Монголию. Там три партии у власти. Они создают коалицию. Глава одной является президентом, другой – премьер-министром, третий – спикером парламента. У нас же премьер и спикер – ставленники президента. Это настоящая монополия власти.При этом мы даём нашему президенту возможность быть как бы в стороне и ни за что не отвечать. В том числе и за карманные парламент с правительством.

Третье. Я верю, что ход истории ни одному нашему президенту не удастся повернуть назад. Хотим мы того или нет, демократическая страна будет построена. Именно в сторону демократизации идёт мировой процесс. Все наиболее развитые, цивилизованные страны – парламентские республики. И мы не дадим Атамбаеву восстановить ту власть, которую три года назад только выгнали.

«Президент не берёт на себя ничего сверх того, что ему отводит Конституция»

Талайбек Койчуманов, руководитель Совета по развитию бизнеса и инвестициям при Правительстве Кыргызской Республики:

Слова типа «гибрид», которые звучали сегодня, очень хорошо характеризуют ситуацию, в которой вынужден выживать сегодня наш бизнес. Ведь что для него важно? Диктатура закона, наличие в стране дееспособных институтов государственной власти. А у нас сейчас очень большой разрыв между хорошими, может быть, законами и их исполнением.

Что получается? Правящая коалиция назначает правительство. Для него готовятся рекомендации, нормативно-правовые акты. Правительство идёт навстречу нашим инициативам. А парламент их просто блокирует. Оттуда выходят инициативы, направленные против бизнеса. И тогда мы вынуждены писать президенту. Только в этом году мы уже десять раз просили его наложить вето на те или иные законопроекты. Если такое будет продолжаться, мы просто всех инвесторов потеряем.

 

Галина Скрипкина, депутат Жогорку Кенеша КР от фракции СДПК («президентская» Социал-демократическая партия Кыргызстана):

Бытует мнение, что СДПК узурпирует власть в парламенте. Это досужее мнение, и я считаю, что ответственность надо делить между всеми пятью фракциями, входящими в парламент. То же самое касается и реплик в сторону президента. Он не берёт на себя ничего сверх того, что ему отводит Конституция.

У нас есть Генеральная прокуратура, которая должна следить за точным и единообразным применением закона. Не срабатывает. Что делать? Давайте вместе искать ответ на этот вечный вопрос. Почему никто не предлагает своего решения, а только пеняет на Президента? Хотелось бы, чтобы оппозиция была более конструктивной.

Мы только нарабатываем ошибки и пытаемся на них учиться. Все знают, кто в парламенте работоспособный, а кто продвигает там свои меркантильные интересы. Но ведь даже этих депутатов избирает народ. Почему он голосует за бизнесменов? Всё понятно: они дают мешок сахара или муки – и люди идут голосовать, не понимая, что тот же бизнесмен в ЖК десять раз отработает затраты на подкуп избирателей. К сожалению, у нас нет закона, который бы запрещал бизнесменам приходить в парламент или правительство.

Парламентарии вынуждены подчас решать проблемы, которые должны решать органы местного самоуправления. Мы работаем как пожарная машина – и не самая плохая. Конечно, это ненормально: на заседаниях комитетов рассматривать то, что должен был рассмотреть аким Панфиловского или Кеминского района. Но мы вынуждены этим заниматься, ведь люди приходят к нам, а значит они доверяют парламенту. Эта степень доверия уже сама по себе обязывает ко многому.

 

Закир Чотаев, эксперт-политолог:

Я бы хотел выделить основные положительные и отрицательные тенденции опыта парламентской формы правления в Кыргызстане.

Итак, сильные стороны нашего парламентаризма:

1) Сравнительная стабилизация системы взаимодействия ЖК с гражданским обществом;

2) Сохранение условий для плюрализма мнений, сравнительно либеральная среда для работы средств массовой информации;

3) Первая за двадцать лет попытка формирования независимой судебной власти;

4) Активизация борьбы с коррупцией.

И слабые:

1) Слабость власти;

2) «Скатывание» к президентской форме правления;

3) Продавливание экономических и политических интересов со стороны правящих политических сил, попытки давления на оппозиционеров;

4) Выборочность и двойные стандарты в борьбе с коррупцией.

«Распределение правительственных секторов между разными политическими партиями есть везде. Но это не должно порождать примитивный торг.  Глава Госкомитета национальной  безопасности и министр обороны не должны быть предметами торга вообще, поэтому их сейчас предлагает президент. В соседних странах стержнем государства являются военные. Но у нас нет, фактически, ни армии, ни Генштаба. И поэтому, мы считаем, этот институт должен находиться в ведении Президента, который у нас избирается на один срок и никаких планов не строит», - неожиданно вступился за Атамбаева Омурбек Текебаев. «В нормальной парламентской стране фракции несут ответственность за деятельность министров, которых они продвигают. И отвечать мандатами, а не только результатами выборов», - парировала его первое утверждение Чолпон Джакупова. «Люди избирают те кандидатуры, которые предлагаются политсоветами партий. Так что корень всех проблем – отсутствие эффективного партийного строительства. Съезды проводятся у нас исключительно перед выборами. А сколько скандалов уже было внутри партий! В советский период за чистоту рядов все отвечали своими партбилетами! … Почему Путин за какое-то ЧП или изнасилование на черкизовском рынке «снимает головы» силовикам, а наш президент, видя, что творит Генпрокуратура и как отпускают на волю особо опасных преступников, молчит? Получается, его не беспокоит безопасность собственных граждан? Граждане хотят видеть хоть за что-то отвечающего президента и хоть за что-то отвечающий парламент», - развила она критическую линию круглого стола. Такие «козыри» остальным участникам крыть было уже нечем. Присутствовавшие российские эксперты из Башкортостана, Радик Мурзагалеев и Дмитрий Михайличенко, ограничились кратким и поверхностным выступлением и за всем происходящим наблюдали с большим удивлением. Всё-таки, уж в чём-чем, а в скуке наш доморощенный «парламентаризм» не обвинишь.

POLIT.KG

Версия для печати   |   Просмотров: 1563   |   Все статьи

Мы и мир

23.03.2018 19:20
Учебники по истории должны отражать неразрывную связь  Крыма с Россией

Член Совета Федерации от Республики Крым Сергей Цеков принял участие в заседании «круглого стола» Российского исторического общества, посвящённого четвёртой годовщине воссоединения Крыма с  Россией и  презентации двухтомника «История Крыма», созданного Институтом российской истории РАН.           

Открыл мероприятие председатель Российского исторического общества Сергей Нарышкин. В работе «круглого стола» приняли участие директор Института российской истории РАН Юрий Петров, председатель Комитета Государственной Думы по международным делам Леонид Слуцкий, председатель Законодательного Собрания города Севастополя, председатель Совета отделения Российского исторического общества в Севастополе Екатерина Алтабаева, директор Центрального музея Тавриды,

Опрос



Главная