POLIT.KG
Информационно-аналитический портал
  часы   Суббота, 17 ноября 2018
RSS

О ситуации в Кыргызстане

07.11.2018 14:26
Президент Сооронбай Жээнбеков: Глубоко прочувствуем многовековую великую историю нашей страны, свято сохраним национальное достоинство!

Президент Кыргызской Республики Сооронбай Жээнбеков  7 ноября, в связи с Днем истории и памяти предков посетил мемориальный комплекс «Ата-Бейит», где прочитал молитву в память о предках и покоящихся там соотечественниках, возложил венки к памятникам и сделал обращение к народу Кыргызстана.

"Непростые годы в составе российской империи, национально-освободительная борьба 1916 года и великий исход — Уркун принесли нашему народу большие испытания.После победы февральской, затем Октябрьской социалистической революци 1917 года в России произошел резкий поворот в судьбе кыргызского народа. В 1924 году была образована автономная область, затем создана Кыргызская Советская Социалистическая Республика"


Погода в Кыргызстане

Курс валют

Горнодобывающая отрасль: лечить или пусть живёт?

18.10.2013 17:37 - Polit.kg

17 октября в Бишкеке состоялся очередной круглый стол по проблемам горнодобывающей отрасли – из серии тех, что были открыты в начале прошлого года вице-премьером Оторбаевым[1]. Тогда, напомним, речь шла о подготовке нового закона «О недрах», где административные рычаги давления на инвесторов, не желающих осваивать отданные им по лицензии объекты, были заменены на экономические. Закон вскоре был принят, и уже в текущем году за удержание лицензий собрано 270 млн. сомов. Это даже не половина из того, что должно поступить в местные бюджеты: далеко не все компании захотели «раскошелиться» по первому зову государства. Оно и понятно: многие из них спят и видят, как бы без ущерба для собственного кармана избавиться от взваленных на свои плечи объектов. Причина в том, что горнодобытчики в Кыргызстане – излюбленная мишень рэкетиров всех мастей: от «народных» до правительственных. Особенно отчётливо эта тенденция просматривается сегодня, во время очередного «кумторского обострения». «Есть правовая сторона проблемы: у юристов есть правило, идущее со времен Древнего Рима: действующие договоры должны соблюдаться. Поэтому во всем мире, и в России в том числе, бизнес плохо относиться к тем, кто пренебрегает принятыми на себя обязательствами. Это не просто признак дурного тона, это важнейший показатель инвестиционной привлекательности. Когда же давление на иностранного инвестора переходит в практику прямого рэкета, это дискредитирует все государство», - комментирует ситуацию эксперт Российского института стратегических исследований Аждар Куртов. Наш портал неоднократно поднимал ту же тему[2], и вот что мы можем констатировать: с течением времени прессинг инвестора в КР приобретает всё более дикие формы, а реакция правоохранительных органов вместе с тем остаётся такой же вялой. Один президент Атамбаев, имиджа ради, рвёт и мечет, уверяя, что «каждый за всё ответит». На самом деле, хулиганам, захватчикам и вымогателям, действующим «в интересах народа» и «кыргызской земли» всё и всегда просто сходит с рук. Рассуждать в этих условиях о том, как вывести горнодобывающую отрасль из кризиса – это все равно, что затеять повсеместное строительство театров в разгар гражданской войны. Тем не менее, новое[3]руководство Государственного агентства по геологии и минеральным ресурсам при Правительстве КР всерьёз, похоже, задумалось о том, чтобы расшириться и потом, как водится, совершить эпохальный прорыв. «На данный момент мы прорабатываем вопрос улучшения эффективности регулирования отрасли: одно государственное ведомство возьмёт на себя все полномочия и одновременно будет нести полную ответственность за управление горнодобывающей промышленностью», - заявляет глава ведомства Дуйшенбек Зилалиев, бывший заместитель секретаря Совета обороны Кыргызстана. К слову, вовсе не геолог. О том, какова конкретика зилалиевских планов и что о них думают эксперты, - ниже.

 

Улан Рыскулов, начальник управления информационных ресурсов Госагентства по геологии и минеральным ресурсам:

Горнодобывающая отрасль – один из главных бюджетообразующих секторов в экономике КР. Доля во внутреннем валовом продукте составляет 14%, а в объёме промышленного производства достигает 58%. Освоение минеральных ресурсов является необходимым условием для успешного развития экономики. На государственном балансе находится большое количество запасов полезных ископаемых, но мы вынуждены констатировать, что в настоящее время пополнения минерально-сырьевой базы практически не происходит. Мы живём за счёт МСБ, разведанной в советское время: за все годы независимости открытия новых месторождений составляли единичные случаи.  Если при СССР горнодобывающая отрасль находилась на очень высоком уровне развития, то её современное состояние характеризуется отсутствием значительных капитальных вложений, ухудшением горно-геологических и горно-технических условий разработки месторождений, несовершенством применяемых технологий добычи и переработки сырья, а также моральным устареванием основного и вспомогательного оборудования.

Анализ работы горнодобывающей отрасли страны показывает, что степень освоения полезных ископаемых находится на очень низком уровне. Одним из основных факторов, оказывающих влияние, является противостояние местного населения, создающего препятствия в работе горнодобывающих компаний. Другими причинами низкого уровня освоения являются низкий институциональный, технический и кадровый потенциал как отраслевого ведомства, так и предприятий. В конечном счёте это приводит к увеличению потерь полезных ископаемых, большой энергоёмкости отечественной продукции, низкой производительности труда и высокой доле материальных затрат в себестоимости.

Отсутствие комплексной государственной стратегии развития отрасли привело к тому, что наша горнодобывающая промышленность имеет экспортно-сырьевую направленность, которая ставит республику в полную зависимость от спроса мировых рынков на минеральное сырьё. Поэтому одним из приоритетных направлений необходимо обозначить комплексное использование ресурсов и создание конечных продуктов их переработки, обеспечивающих выход к высокой товарной готовности. Для достижения этой цели необходима постепенная переориентация экономики на получение экспортоориентированной и импортозамещающей готовой продукции. В противном случае сохраняется реальная угроза превращения республики в сырьевой придаток развитых стран.

В настоящее время у мировой экономики резко возросли потребности по целому ряду минералов. Однако, несмотря на наличие таких положительных предпосылок, из республики уходят многие горнодобывающие компании с мировым именем. В результате отрасль, имеющая стратегическое значение для экономики страны, в данный момент находится в состоянии стагнации.

Анализ нормативно-правовых актов, регулирующих вопросы лицензирования недропользования, а также полномочия и функции регулирующих органов, свидетельствует о неэффективности государственного регулирования, которое направлено на соблюдение баланса интересов недропользователя, государства и местного сообщества. Разрозненность функций контроля и надроза между государственными органами привела к тому, что разработка политики уже не опирается на опыт её реализации. Разные ведомства исходят из своих узких интересов. Единого подхода к решению вопросов, связанных с недропользованием, нет. Отсутствие контрольно-надзорных функций у отраслевого ведомства приводит к недобросовестному исполнению недропользователями проектных решений условий лицензионных соглашений. Агентство превратилось в обыкновенного статиста, который вынужден слепо доверять представленным недропользователем отчётам, не имея права проверить достоверность данных. Такое состояние дел логично привело к недоверию местного населения в отношении государственных органов. По мнению народа, чиновники не ведают о реальном положении дел, сидя у себя в кабинетах. Это приводит к росту конфликтного потенциала в регионах. 

Одним из путей решения указанных проблем является создание государственного органа с передачей ему в целях обеспечения координации управления горнодобывающей отраслью функций других министерств и ведомств. От Министерства экономики мы предлагаем передать функцию разработки государственной политики по регулированию отношений в области использования минеральных ресурсов. От Государственного агентства по охране окружающей среды и лесного хозяйства – функцию по разработке госполитики в области охране окружающей среды при пользовании недрами и функцию проведения экспертизы проектной документации в  части экологической безопасности объектов. От Государственной инспекции по экологической и технической безопасности – функцию государственного надзора в соответствующих сферах.

Серьёзную проблему представляет неинформированность населения о шагах, предпринимаемых при предоставлении кому-либо прав на пользование недрами: особенно в том, что касается экономических преимуществ для самого населения. Государственная экспертиза уже не является в глазах населения документом, подтверждающим безопасность ведения разработки. Отсюда перекрытия дорог, захват техники и тому подобное. Для решения проблемы предлагается исключить проведение прямых переговоров при лицензировании недропользователей и выдавать лицензии только по итогам аукционов и конкурсов с обязательным участием представителей местного самоуправления. Уполномоченный орган должен ежегодно публиковать перечень объектов и график проведения аукционов, полномочия на проведение которых передаются органам МСУ, по всей республике. Также в условия аукционов предлагается включить обязательный социальный пакет (который, к тому же, будет утверждаться на заседаниях местных кенешей): сейчас он обязателен к предоставлению только при проведении конкурсов.

Отсутствие государственного заказа на поиск месторождений полезных ископаемых – ещё одна насущная проблема, грозящая полным истощением минерально-сырьевой базы. На сегодняшний день все месторождения свинца, цинка, урана и сурьмы практически отработаны. Проекты по разработке месторождений золота являются краткосрочными и ограничиваются 10-15 годами эксплуатации рудника. Даже «Кумтор» предполагается отрабатывать лишь до 2028 года (если не снизятся мировые цены на золото). При этом действующие геологические экспедиции имеют крайне низкое финансирование, что уже привело к отсталости материально-технической базы и массовому оттоку квалифицированных кадров. На государство работают в основном сотрудники пенсионного и предпенсионного возраста. С учётом этого, скоро мы потеряем геологическую службу как таковую. Вот предлагаемые нами пути решения этой проблемы. Во-первых, это ежегодное формирование государственного заказа на поиск новых месторождений с увеличением бюджета поисковых работ. Для постановки открытых месторождений на государственный баланс предполагается открытие госпредприятия «Кыргызгеология». Предлагаем выделить для него разовый беспроцентный кредит. В условия аукционов надо законодательно внести обязательный пункт привлечения сотрудников «Кыргызгеологии» для ведения поисковых и разведочных работ, а также предусмотреть преференции для недропользователей, пользующихся услугами госпредприятия.

Низкий кадровый потенциал Госагентства приводит к несвоевременному рассмотрению заявок недропользователей. Мы считаем, что это вызвано крайне низкой заработной платой сотрудников ведомства, которая составляет от 4 до 10 тысяч сомов (последнее – в случае руководства). В управлении отраслью до сих пор преобладают кадры советского образца, а молодёжь, которая приходит им на смену, не имеет достаточно опыта. С целью исключить коррупционную составляющую мы предлагаем переход на электронное делопроизводство без личного контакта госслужащих с субъектом предпринимательства. Параллельно заработные платы должны быть доведены до уровня Министерства экономики. Должны быть введены понятные правила по всем направлениям работы уполномоченного органа, в том числе и по срокам рассмотрения документов. Ответственность за необоснованное нарушение этих сроков ужесточается.

Положение с кадрами характеризует отсутствие заказа на специалистов горнодобывающей отрасли и отсутствие у выпускников вузов практических навыков по приобретённым теоретическим знаниям, а также справедливое нежелание частных компаний принимать на работу лиц, не имеющих опыта работы.  Для решения этой проблемы предлагается организовать Государственную Горную академию с двойным подчинением и Госгеолагентству, и Министерству образования. Необходим ежегодный целевой набор студентов из районов со строящимися и действующими горными предприятиями. Выплата стипендий – за счёт ведомства.

 

Бакыт Омурзаков, председатель комитета по недропользованию Международного делового совета.        

Я далёк от того, чтобы постоянно винить в упадке отрасли наше государство и местные сообщества. Есть много сопутствующих моментов – таких, как цены на добываемые металлы. Падают цены на золото на мировом рынке – от нас уходят золотодобывающие компании.

Наличествует конфликт ожиданий: все участники процесса ожидают что-то друг от друга. Любой уважающий себя инвестор, например, хочет гарантий и адекватного отношения к себе. Но у государства, зачастую, никаких гарантий нет. Сейчас активно работает межведомственная группа по внесению изменений и дополнений в закон «Об инвестициях» и другие нормативно-правовые акты. Таким образом, ищутся способы влиять на ситуацию. Механизм взаимодействия горнодобывающей отрасли и местных властей нуждается в скорейшей доработке: уровень ответственности МСУ далёк от идеала. Никто не думает о том, чтобы на законодательном уровне закрепить стабилизационные нормы для предприятий.

Механизмы правового регулирования часто не работают. Много хороших идей было у Минэконома, но среди них немало сырых. Инвесторам приходится с этим сталкиваться. Впрочем, департамент по управлению недропользованием Министерства открыт конструктивной критике и уже начинает учитывать мнение бизнес-сообщества. Я верю, что в новом пакете изменений и дополнений последуют уточнения относительно вопросов рекультивации и лицензионных платежей. Давайте посмотрим на проблему в корне. Есть значительное количество пробелов. Давайте разрабатывать Горный кодекс, учитывать концептуально новые предложения. Есть страны третьего мира, которые в этой сфере ушли далеко вперёд.

Новая система лицензирования пока не очень понятна бизнес-сообществу. Почему, например, функция экспертизы по геологической безопасности передана Госагентству по охране окружающей среды и лесному хозяйству? Мы всё время говорим о «едином окне», а на деле себе противоречим. До сих пор механизмы выдачи лицензий очень нечёткие. Получая её, компания должна быть уверена в том, что теперь сможет нормально работать и законы не будут иметь обратной силы. У нас же всё наоборот.

 

Акрамжан Мадумаров, аким Кадамжайского района Баткенской области:

Обеспокоенность общественности сегодня вызывает происходящее вокруг золотодобывающих предприятий по всей стране. Имею в виду открытые разногласия между компаниями и местным населением. Наш регион – не исключение. Особая напряжённость – вокруг проекта «Шамбы-Сай», по которому инвестор уже начал вести геологоразведочные работы[4]. Местное население обвиняет золоторудную компанию в неправомерных действиях при прохождении процедуры лицензирования, а также в угрозе экологической безопасности. Учитывая широкую вовлечённость сельского населения, а также неблагоприятный социально-экономический фон, такие протестные настроения будут присутствовать всегда. Проблема обостряется тем, что отдельные органы государственной власти просто дистанцируются от неё. Не выражая чёткую позицию и проявляя инертность, они вместо проведения эффективной информационной политики  способствуют ещё большему муссированию вопросов проблемных месторождений. Частая смена руководителей всех уровней только усугубляет ситуацию.

Наша позиция заключается в том, что для дальнейшего развития регионов инвестор нужен в любом случае. Но если есть нарушения со стороны компаний, никто устраняться не должен. Местные органы власти, в свою очередь, должны обеспечивать им нормальную работу. В установлении диалога между конфликтующими сторонами должно участвовать гражданское общество.

Правоохранительные органы сегодня работают крайне неэффективно. Они должны пресекать любые попытки выхода за рамки правового поля и привлекать к ответственности тех, кто идёт этим путём.

В последней версии закона «О недрах» интересы местного самоуправления и госадминистрации на местах защищены. Мы надеемся на дальнейшую помощь в разрешении проблемы «Шамбы-Сая».  

На сегодняшний день в нашем перспективном районе выдана 51 лицензия. Около двадцати – только золотодобывающим компаниям. Но, проведя инвентаризацию, мы установили, что более половины компаний плату за удержание лицензий ещё не внесли. Неплательщикам мы уже направили письменное предупреждение о том, что если налоги не будут уплачены, лицензии у них отзовут.

 

Орозбек Дуйшеев, Председатель Ассоциации горнопромышленников и геологов КР:

В результате проводимой последние 20 лет экономической политики мы находимся в тяжёлом положении. Единственное, что может «вытащить» страну – это горнодобывающая отрасль. Машиностроение и лёгкая промышленность, уничтоженные или загнанные в тупик, восстановлению не подлежат. На продукты же горной добычи в мире спрос пока есть. Однако положение самой отрасли оценивается как кризисное. Довели её до такого состояния мы сами: государственная политика по её развитию просто отсутствует. Даже высшие органы власти не имеют единой точки зрения. Поэтому до сих пор нет решения по «Джерую». «Кумтор» показал всему миру нашу исключительную несерьёзность. Руководство отрасли меняется каждые полгода. В структуре управления полная анархия. Госгеолагентство оказалось на «побегушках» у Министерства экономики. Можно ли нормально работать в таких условиях? Конечно, нет.  

Как бы то ни было, введение новых правил даёт свой результат. С 1997 по 2003 гг. в бюджет от отрасли поступало ежегодно всего 11,7 млн. долларов, а последний год дал 108 миллионов. Это говорит о том, что налицо улучшение положения. Тем не менее, шумиха продолжается, создаются всевозможные комиссии.

Считаю, что надо как можно скорее разрабатывать концепцию развития горнодобывающей отрасли. Следует создать группу людей, которые бы ездили по стране, анализировали опыт других стран.  В структуру управления отраслью должно по конкурсу отбираться только самые опытные специалисты, владеющие соответствующими знаниями.

А пока наш народ все предложения и нововведения воспринимает в штыки. Отдельные же политики этим пользуются. Садыр Жапаров заявил, что 260 тонн золота «Кумтора» просто вывезено из страны. А на самом деле, эти тонны продаются «Кыргызалтыном». Тот же самый Жапаров теперь сам себе противоречит, заявляя, что из поступивших от продажи 10 млрд. долларов  ничего в Кыргызстане не осталось. Значит, не всё вывезли, раз было что продавать? К слову, за последние пятнадцать лет от продажи золота в бюджет страны всего поступило 4 млрд. 300 млн. долларов. Но люди слушают Жапарова и думают: «Грабёж!» Это только один пример, указывающий на отсутствие воспитательно-разъяснительной работы со стороны власти. Все проблемные вопросы можно решать быстро и без особых усилий. Людей пугают сотнями тонн цианида, накопленного на «Кумторе», а химики говорят о том, что за двое суток нахождения в водной среде это вещество превращается в другое, абсолютно безопасное. Мы должны разъяснить населению, что без горнодобывающей отрасли экономика развиваться не будет. И роль местных органов власти здесь очень значительна.

За первое полугодие 2013 года Госгеолагентство поступило 143 запроса от разных регулирующих органов, в том числе и 39 от ГКНБ, 75 от Генерального прокурора. Были и от Финансовой полиции. Сотрудники, которых в агентстве всего полсотни, уходят оттуда, потому что ежедневные допросы выдержит не каждый. Руководство страны должно дать этому соответствующую оценку. Нужно создать дееспособный орган, наделённый полномочиями и несущий прямую ответственность.

 

Вячеслав Исаев, Гильдия горнопромышленников:

Если уж намечать какие-то меры, то делать это надо совместно. «Никто кроме нас», как говорят десантники. Здесь собрались представители бизнеса, которые в данный момент доступа к минеральным ресурсам не имеют. Три года назад незабвенной памяти министр своим указом от 1 января отменил геологию и стал отбирать лицензии. Его самого давно уже нет, но обстановка, прямо скажем, не улучшается. 20 сентября я встречался с новым директором Госгеолагентства, и он заверил меня, что в ближайшие два месяца все заявки будут удовлетворены. А их общее число на сегодняшний день – 840. Более благополучные – заявки на продление, менее – новые, которые лежат по году и больше. Есть внутренние инвесторы, которые хотят открыть/расширить/перепрофилировать своё производство в сфере горной добычи. И пока они ждут решения, тысячи людей сидят без работы или едут на чужбину. Так вот, на вопрос, как будет удовлетворяться заявки, ответ один: «по очереди». В законодательстве же понятия очерединет, есть сроки рассмотрения заявок. Права заявителей прошлых лет нарушены, а сейчас создаётся некая видимость справедливости и тем самым нарушаются права уже новых заявителей: ведь пока рассматриваются прежние заявки, им придётся ждать. Раньше Госгеология искала полезные ископаемые, а сейчас – коррупцию. Давайте всё же вернёмся к функциональным обязанностям! Госгеология и так стала уже засекреченным агентом: туда невозможно войти, невозможно получить ответ на письмо, невозможно просто позвонить и проконсультироваться. Раньше на лицензионных комиссиях обязательно присутствовал сам заявитель, то есть была открытость, прозрачность. А сейчас даже протоколы заседаний не публикуются. Как вообще можно работать в таком информационном вакууме?

Если не решать вопрос с заявками, никакой поддержки от инвесторов отрасль не получит.

 

Гани Асаналиев, Ассоциация горнопромышленников КР:

Ничего нового в презентации госагентства я сегодня не услышал. Понимаю желание преобразоваться в министерство: оно будет поддержано и нами. Отрасль, формирующая 50% ВВП, вправе на это рассчитывать. Но что это будет за министерство? Уровня Эсенаманова?[5]Если вы не специалисты, то надо для начала проконсультироваться.

46 лицензий выдано в КР на добычу золота. Из 49 компаний только 21 компания сдала отчёт по производственным показателям. Если поднять цифры 2012 года, то даже «Кумтор» не вышел на уровень плановых показателей. В «Кыргызалтыне» такой же производственный потенциал, к слову, как и там, но золота и вовсе производится почему-то в десятки раз меньше. Если мы национализируем «Кумтор», как это предлагают сегодня с пеной у рта отдельные «эксперты», мы похороним и его. Если нет видения, если нет кадров, то это надо признать. Весной прошлого года мы с Ассоциацией дали более тридцати замечаний и предложений по новому закону «О недрах», но они не были учтены. А Международный деловой совет, с чьей помощью, видимо, и идёт либерализация этого закона, тогда молчал. Мне бы хотелось знать, кто его финансирует и чьи интересы он «проталкивает» на территории Кыргызстана? Тогда Оторбаеву так «запудрили мозги», что он заявил: через 2-3 года после принятия этого закона горная промышленность поднимется и мы выйдем на мировой уровень. А сегодня мы вносим туда очередные поправки. Так под эгидой USAID «грантоедами» отрабатываются очередные заявки.

 

Валентин Богдецкий, Горная Ассоциация:

Основным мотивом нового закона «О недрах» был переход от административных регуляторов к экономическим. Но в результате, хотя какие-то экономические меры всё-таки были введены, административная нагрузка только усилилась. В самом законе много ошибок. По этому поводу я писал и в правительство, и в парламент. Официальный ответ заключался в том, что идеальных законов не бывает и, вообще-то, «О недрах» ещё будет дорабатываться. Так этот процесс и тянется, что совсем не хорошо.

В презентации Госгеолагентства прозвучала мысль о том, что Кыргызстан может стать сырьевым придатком – правда, без уточнения, чьим. Так вот,разве мы экспортируем какое-то сырьё?И ещё, для сведения: самым крупным экспортёром сырья сегодня являются Соединённые Штаты Америки. Так что ничего обидного в этом нет. Думать о повышении качества собственной продукции – не прерогатива геологов. О чём сейчас стоит поразмыслить – так это о гарантиях инвесторам. Они уже давно заморозили свои инвестиции и предпочитают платить за удержание лицензий, не продолжая работу. Многие ищут, кому продать. А покупатель фактически один – это Китай. Нужно срочно принимать меры по защите инвестиций.

Далее по презентации. Поиски и разведка – это высокорисковый бизнес, которым не должно заниматься государство. К тому же, если требовать повышение зарплат сотрудникам, то где тот бездонный источник, который оплатит ещё и разведывательные работы? Зачем создавать такую проблему, а потом ещё нарушать все принятые нормы, навязывая бизнесу услуги госпредприятия как обязательный пункт сотрудничества? В республике действует уже три десятка частных разведочных компаний. Их услугами сейчас, в отличие от былых времён, когда специально везли геологов из Австралии, пользуются. Так что теперь, полностью похоронить конкуренцию в этой сфере? Не лучше ли работать над результативностью поисков, поднимая геологическую инфраструктуру? В России и Казахстане этот процесс уже давно завершён, а у нас застрял где-то на 30%. Назову ещё одну цифру. За последние десять лет в Кыргызстане за счёт частных инвестиций  на поиски и разведку полезных ископаемых было потрачено около полумиллиарда долларов, а найден один «Шамбы-Сай» с шестью тоннами золотых запасов. Такова эффективность современных поисков. Справедливости ради стоит отметить и то, что у нас достаточно высокая плотность поисков в сравнении с остальным миром: по официальным данным, расходы составляют всего 300 долларов на 1 квадратный километр. Но риск потерять отрасль очень высок, тем более, что примерно с 2023-14 года мир ожидает резкое падение добычи полезных ископаемых.

 

ОктябринСадыров, Stewart Assay and Environment laboratories Ltd:

В Казахстане есть чёткое понятие «казахского содержания». В первую очередь, это выражается в создании рабочих мест для местного населения. Теперь пример. В своё время в Кыргызстане действовал завод по производству ацетилена. Пришли китайцы и закрыли его. Сейчас мы покупаем ацетилен и аргон за границей. Позиция властей такова: это частный бизнес, и они в него вмешиваться не собираются. Но ведь есть стратегическое производство! У китайских компаний, работающих здесь, практически нет «киргизского содержания». Даже все геологические пробы они вывозят в Китай. А ведь в КР действует целых четыре лаборатории для проведения таких анализов! Три из них – международного уровня. Не надо говорить, что у нас нет специалистов. Бывшие кыргызстанцы работают по всему миру – только я знаю около пятидесяти.

 

POLIT.KG



[1]http://www.polit.kg/conference/1/103

[2]http://polit.kg/conference/3/219

[3]http://www.knews.kg/econom/35088_duyshenbek_zilaliev_stal_glavnyim_geologom_stranyi/

[4]http://www.kginform.com/ru/news/20130426/16695.html

[5]http://rus.azattyk.org/archive/ky_news_in_russian_ru/20130416/4795/4795.html?id=24958861

Версия для печати   |   Просмотров: 1472   |   Все статьи

Мы и мир

23.03.2018 19:20
Учебники по истории должны отражать неразрывную связь  Крыма с Россией

Член Совета Федерации от Республики Крым Сергей Цеков принял участие в заседании «круглого стола» Российского исторического общества, посвящённого четвёртой годовщине воссоединения Крыма с  Россией и  презентации двухтомника «История Крыма», созданного Институтом российской истории РАН.           

Открыл мероприятие председатель Российского исторического общества Сергей Нарышкин. В работе «круглого стола» приняли участие директор Института российской истории РАН Юрий Петров, председатель Комитета Государственной Думы по международным делам Леонид Слуцкий, председатель Законодательного Собрания города Севастополя, председатель Совета отделения Российского исторического общества в Севастополе Екатерина Алтабаева, директор Центрального музея Тавриды,

Опрос



Главная