POLIT.KG
Информационно-аналитический портал
  часы   Среда, 21 ноября 2018
RSS

О ситуации в Кыргызстане

07.11.2018 14:26
Президент Сооронбай Жээнбеков: Глубоко прочувствуем многовековую великую историю нашей страны, свято сохраним национальное достоинство!

Президент Кыргызской Республики Сооронбай Жээнбеков  7 ноября, в связи с Днем истории и памяти предков посетил мемориальный комплекс «Ата-Бейит», где прочитал молитву в память о предках и покоящихся там соотечественниках, возложил венки к памятникам и сделал обращение к народу Кыргызстана.

"Непростые годы в составе российской империи, национально-освободительная борьба 1916 года и великий исход — Уркун принесли нашему народу большие испытания.После победы февральской, затем Октябрьской социалистической революци 1917 года в России произошел резкий поворот в судьбе кыргызского народа. В 1924 году была образована автономная область, затем создана Кыргызская Советская Социалистическая Республика"


Погода в Кыргызстане

Курс валют

Национальная комиссия – Международная комиссия: точки соприкосновения и отталкивания (часть 2)

18.05.2011 20:30 - Polit.kg

Куда «силу» девать?

Вопрос, какую роль сыграли в июне 2010 года военные и силовые структуры вообще, рассматривается только Международной независимой комиссией. Для отечественных экспертов обсуждение действий силовиков – очередное табу. Посему в следующих абзацах будет цитироваться в основном отчёт ИКК. Вот, например, одна из таких характерных цитат: "Армия и Внутренние войска, действовавшие в июне в Оше и Джалал-Абаде, не имели надлежащего оборудования и подготовки. Ни те, ни другие не имели снаряжения для того, чтобы справиться с беспорядками, избежав смертельных случаев. Они не были обучены действиям в случаях беспорядков с применением насилия. Правила принятия мер либо не существовали, либо ограничивались приказом полиции или милиции стрелять в воздух, чтобы разогнать толпу. Единственное обучение контролю над толпой осуществила ОБСЕ в рамках программы по обучению кыргызской милиции. Число участников обучения было слишком малым, чтобы они могли сыграть какую-то роль в событиях июня 2010 г."

Вскользь говорится об "очевидном предубеждении против узбекского этнического меньшинства на юге Кыргызстана, к которым часто относились не как к гражданам, а как к иностранцам". ИКК связывает это с тем, что военные ожидали вторжения из Узбекистана.

ИКК отмечает: "Есть свидетельства, что командиры, по-видимому, пытались договориться с толпой, однако во всех случаях, кроме одного, силовые структуры отдавали оружие без сопротивления". Также международные эксперты утверждают, что в нападениях на узбекские махалли в Оше участвовали некоторые военные. Другая сторона преступления - "наблюдали за насилием, не вмешиваясь". Ещё один интересный факт: "не все подразделения в Оше подчинялись законному командованию". Сам собой напрашивается представленный далее по тексту вывод: "ИКК считает, что неспособность сотрудников силовых структур защищать оборудование поднимает вопрос о прямом или косвенном соучастии в событиях".

Что касается внутреннего расследования в Министерстве обороны, то Международная комиссия констатирует, что «министр не смог провести надлежащее расследование».

С разных сторон рассматриваются действия милиции – как во время, так и после июньских событий. ИКК констатирует: "По мере развития событий, милиция не вмешивалась, когда вспыхнули кровопролитные столкновения". Отечественные эксперты как бы оправдывают родную милицию, сетуя на малочисленность милицейских подразделений, работавших в Оше, и подробно перечисляет жертвы среди милиционеров.

Международной независимой комиссией отмечается негативная роль, которую милиция играла в "зачистках" (следует сразу оговориться: ИКК указывает, что они проводились преимущественно среди узбеков и использовались для вымогательства денег), а также факты использования пыток. В отчёте Нацкомиссии ни о каких "зачистках" речи не идёт. То же самое касается и использования пыток. Весь этот грязный сор из избы комиссия выносить, видимо, не сочла целесообразным. А вот Международная комиссия покопалась в избушке основательно: "ИКК полагает, что зачистки 21-23 июня, направленные против узбекских общин, в частности, общин поселка Нариман, Черемушек и Шаит-Tебэ, содержали в себе серьезные нарушения международного права и законов Кыргызстана". Превышение силы, избиения, произвольные аресты, незаконные обыски, незаконный отбор документов и личных вещей,  некорректная регистрация арестов, вымогательство денег у родственников арестованных - всё это сопровождало т.н. "зачистки" и более мелкие операции сил безопасности в соответствии с данными отчёта ИКК.

Вот ещё одна любопытная цитата: "Свидетельства, полученные ИКК, показывают, что плохое обращение с заключенными в первом месте заключения, было распространено практически повсеместно, независимо от конкретного места заключения. Целью пыток в большинстве случаев было получить признание или дать показания против других лиц перед получением санкции на арест и содержание под стражей от судьи". Виды пыток подробно описываются.

Отмечает международная комиссия и другие правонарушения, допускаемые сотрудникам сил безопасности: "Большинству заключенных разрешали доступ к адвокату только после того, как было получено признание, и даже тогда им не разрешали советоваться с адвокатом наедине" (239).

Что интересно, отношение международных экспертов к негосударственным и несанкционированным группам, берущим на себя заботу о безопасности граждан, то оно крайне негативное. Дружинников и ветеранов Афганистана, объединяющихся в вооружённые группы для противодействия беспорядкам ИКК ставит в один ряд с криминальными группировками. А вот Нацкомиссия, наоборот, весьма позитивно оценивает их вклад в разрешение конфликта.

 

Международное право и наш балаганчик

Маленькому - в один абзац - параграфу "Международные последствия" в отчёте Нацкомиссии можно противопоставить 17-страничный раздел в отчёте ИКК "ЮРИДИЧЕСКАЯ КЛАССИФИКАЦИЯ АКТОВ НАСИЛИЯ ПО МЕЖДУНАРОДНОМУ ПРАВУ", где эксперты из-за рубежа последовательно, «на глазах у читателя», совершают попытки втиснуть события на юге Кыргызстана в понятия "военное преступление", "геноцид", но останавливаются на "преступлениях против человечности". Надо отметить, что подступают к этому вопросу они осторожно, пользуясь такими вот обтекаемыми формулировками: "В свете вышеописанных обнаруженных фактов ИКК полагает, что если бы свидетельства о вышеуказанных деяниях, совершенных при нападениях на махалли, подтвердились с достаточной степенью вероятности в компетентном суде, суд бы пришел к заключению, что они представляют собой преступления против человечности. Поэтому ИКК полагает, что эти деяния следует квалифицировать как преступления против человечности"

Нацкомиссия квалифицирует события на юге как "крупный межнациональный конфликт между кыргызами и узбеками, спровоцированный некоторыми лидерами узбекской общины и кланом Бакиевых". Ключевые слова тут: "лидеры узбекской общины" (пусть и "некоторые") и "клан Бакиевых", прямых доказательств вмешательства которого ни одна, ни другая комиссия не предоставили. Налицо переведение вопроса о квалификации преступлений на риторические рельсы. Другой чисто риторический момент - вывод Нацкомиссии №2, который указывает на "исторические и политические корни конфликта, обусловленные тяжелым наследием советской эпохи, когда любые противоречия и конфликты в сфере межнациональных отношений замалчивались или загонялись вглубь в силовом порядке".

Международная комиссия ничего не пишет, об "информационной войне", развязанной, согласно выводам Национальной комиссии "объявленной в первые дни некоторыми СМИ иностранных государств".

Доклад Национальной комиссии время от времени возвращается к главному мотиву и определённо находят в лице религиозного экстремизма универсального врага. "Серьёзным упущением Временного Правительства" называет Нацкомиссия "освобождение всех осужденных участников Ноокатских событий без разбирательства" и уверяет, что это "усилило позиции религиозных экстремистских группировок".

 

К ответу, начальники!

Наконец, мы подошли к вопросу об ответственности за июньские события высших должностных лиц. Далее по тексту не раз будет упомянуто и Временное Правительство. С него и начнём.

Нацкомиссия, в искусстве подбирать эвфемизмы превосходящая даже ИКК, указывает на то, что в мае и июне у Временного Правительства были "притуплены чувства". ИКК считает, что "Временное правительство либо не заметило, либо недооценило ухудшение межэтнических отношений на юге Кыргызстана", однако подчёркивает, что "аргументы, выдвинутые Президентом переходного периода Отунбаевой, о том, что вспышка насилия приобрела такой размах, что Временному правительству трудно было его сдержать, не освобождает правительство от его основной ответственности – ответственности за защиту населения". Международная независимая комиссия пишет: "Временное Правительство должно было на всякий случай разработать запасной план, чтобы в случае насилия сдерживать его". В то же время, зарубежные эксперты, как выясняется, признают, что «быстрота, с которой было объявлено чрезвычайное положение в Оше в 2 часа ночи 11 июня, заслуживает всяческой похвалы».

В докладе Национальной комиссии всё сводится к следующему: "...в произошедшей трагедии, несомненно, есть и вина Временного правительства, кураторов и руководителей его силового блока А.Беканазарова, И. Исакова, Б. Шерниязова, К. Душебаева, губернаторов, мэров и акимов двух южных областей, городов, районов, где имели место межнациональные столкновения. Они не смогли предотвратить начало и эскалацию событий, хотя и имели информацию заранее. Отсутствие чёткости и слаженности, взаимной координации и ответственности в работе, растерянность и деморализация - эти факторы были характерны для деятельности центральных и местных органов власти, силовых и правоохранительных структур".

ИКК с большой долей недоверия отзывается о Комиссии по поддержанию безопасности, закона и порядка, возглавляемой А. Атамбаевым, отмечая, что она "не посещала Южный Кыргызстан ни до, ни после событий" и не поддерживала связей с мэром г. Ош М. Мырзакматовым.

Если Нацкомиссия перечисляет мэра г. Ош Мырзакматова среди тех, в отношении кого Президент, Жогорку Кенеш и Правительство КР должны рассмотреть "меру политической ответственности ... за допущение и несвоевременное предотвращение межэтнического конфликта на юге страны", то сам Мырзакматов в интервью ИКК упоминает о том, что "писал Президенту переходного периода, выражая свою озабоченность по поводу растущего межэтнического напряжения на юге". Создаётся впечатление, что руками Национальной комиссии бывшие члены ВП, занимающие сейчас первые посты в государстве, "прессуют" мэра с тем, чтобы перекинуть на него часть ответственности за сбой в системе (искусственно вызванный или неожиданный). Подчеркнём, что предположение о «прессинге» Мырзакматова не касается никого лично, а вытекает из наблюдения за тем, как система вполне естественным образом стремится себя сохранить, а потому так или иначе директивными методами и сознательным применением определённых тактик избавляется от чуждых ей элементов, одним из которых является и Мелис Мырзакматов, заявлявший ещё в августе 2010 года, что "«приказы Временного правительства не имеют законной силы на юге».

Претензии к Мырзакматову со стороны ИКК сводятся к националистическим наклонностям мэра, чего тот никогда и не скрывал. Как недоказанные в отчёте ИКК упоминаются «утверждения об участии мэра в мобилизации сельских кыргызов и в раздаче оружия во время июньских событий».

А вот спецпредставителя ВП И. Исакова Международная независимая комиссия обвиняет в бездействии: "ИКК считает, что отказ применить силу, чтобы захватить обратно БТРы или разогнать толпу, из боязни подвергнуть опасности жизни гражданских лиц, не является адекватным объяснением бездействия Исакова".

Коменданта Оша и области Алымбекова ИКК уличает в незаконной передачи части своих полномочий Исакову. А вот в отношении коменданта Джалал-Абада Байболова ИКК отмечает, что "не существует никаких свидетельств того, что комендант Байболов принял какие-то меры для прекращения насилия" и считает, что "комендант Джалал-Абада не использовал всех мер, имевшихся в его распоряжении, чтобы предотвратить насилие в Джалал-Абаде".  Что интересно, отечественные эксперты открытых претензий к Алымбекову и Байболову не предъявляют. В свою очередь, у ИКК нет никаких замечаний к губернатору Ошской области Жээнбекову, который среди прочих входит в обвинительный список Нацкомиссии. Члены ВП Б.Шерниязов и К.Дуйшебаев, мэры г. Джалал-Абад и г. Майлуу-Суу, а также акимы пяти районов, обвинения которым предъявляет Нацкомиссия, в отчёте Международной независимой комиссии вообще не упоминаются.

Национальная комиссия возлагает "особую ответственность" на органы национальной безопасности, внутренних дел и прокуратуры.

 

Полезные советы: хозяйке на заметку

Напоследок мы хотели бы рассмотреть рекомендации, на которые обе комиссии не поскупились. Сразу отметим, что среди них есть и пересекающиеся.

Конечно, Нацкомиссия всех немало позабавила, предложив объявить 2011 год "Годом согласия и толерантности", но что поделаешь – такая уж у нас в стране есть традиция. ИКК, к слову, тоже за толерантное и открытое общество – правда, с «верховенством закона»…

Вот другие рекомендации Нацкомиссии, подобных которым у ИКК нет:

* ГКНБ, МВД, Министерству образования и науки, Госкомиссии по делам религии усилить разъяснительную работу по деятельности партии "Хизб ут-Тахрир", исламских радикальных групп "Ахмадия", "Салафия" и т.д.

(Наш универсальный враг)

* Министерствам финансов, чрезвычайных ситуаций, иностранных дел, здравоохранения и другим ведомствам представить Жогорку Кенешу и Правительству КР в кратчайшие сроки полный отчёт по кредитным и грантовым средствам, гуманитарной помощи, полученным из-за рубежа во время и после июньских событий

(Кто видел эти отчёты, отзовитесь!)

* Министерству образования и науки проанализировать профессорско-преподавательский состав и студенческий контингент высших и средних учебных заведений по этническому признаку для оптимизации кадровой политики в сфере образования и науки"

(А вот тут возможно двоякое понимание: то ли выбросить всех инородцев для «оптимизации», то ли, наоборот, привлечь…)

* Министерствам культуры и информации, юстиции, иностранных дел, Генпрокуратуре провести соответствующую разъяснительную работу с руководителями печатных и электронных СМИ по недопустимости публикации материалов националистического и экстремистского характера. Обратить особое внимание на информационное поле юга, укрепив его материально-техническую базу и расширив коммуникационные возможности.

(Тоже довольно размытая формулировка – ничего определённого)

* Национальной Академии наук, Министерству образования и науки, Институту стратегических исследований при Президенте КР, Академии Управления при Президенте КР особое внимание уделить исследованию межэтнических отношений и выработке рекомендаций, мониторингу межэтнических противоречий и этноконфликтологии, изучению путей формирования гражданской идентификации кыргызстанцев.

(Вопрос: где взять специалистов, да ещё и не задетых вирусом национализма?)

* В целях консолидации и интеграции народов Кыргызстана Госкомиссии по государственному языку подготовить рекомендации Правительству КР по усилению мотивации освоения государственного языка представителям этнических меньшинств.

(Можно придумать сильнейшую мотивацию: отказ в гражданстве за незнание языка!)

* Местным госадминистрациям и органам самоуправления, Госагентству архитектуры и строительства при Правительстве КР при составлении генпланов городов и населенных пунктов с многонациональным населением учитывать потребности консолидации и интеграции народа Кыргызстана.

Отдельным пунктом Национальная комиссия предлагает, опять же – по старой доброй традиции – переписать старые законы. Логика нам известна: зачем придумывать как будут работать старые, если можно придумать новые и забыть о волнениях? Приводим список законодательных актов, в которые необходимо, по мнению отечественных экспертов, срочно внести изменения:

- "О чрезвычайном положении". Чётко определить и по пунктам обозначить полномочия и функции коменданта: формирование структуры его аппарата, взаимоотношения с центральными, региональными и местными органами власти и.т.д.

- "О религиозных организациях". Конкретно определить их статус и взаимоотношения с государственными органами власти

- "О средствах массовой информации". Необходимо предусмотреть нормы по усилению административной и уголовной ответственности за опубликование и распространение недостоверных сведений, разжигающих межнациональную и межрелигиозную вражду

- "О неправительственных организациях", "О физической культуре и спорте", "Об оружии". Установить меры усиления административной и уголовной ответственности спортклубов, охотобществ, частных охранных предприятий за действия, выходящие за рамки утвержденных их уставов

- "О вооружённых силах Кыргызской Республики". Ввести нормы по изменению принципов призыва на действительную военную службу

- "О статусе города Ош" с тем, чтобы обеспечить эффективное взаимодействие органов, руководителей города, области и республики в условиях чрезвычайных обстоятельств.

- Разработать и принять закон "Об Ассамблее народа Кыргызстана", в котором четко определить статус, права и обязанности Ассамблеи, входящих в неё этнических общин, их национально-культурных центров

Справедливости ради, отметим, что и некоторые рекомендации ИКК можно смело записывать в курьёзы. Вот, например, Рекомендация 2: «Государству следует вернуть название «Республика Кыргызстан» как лучше соответствующее гражданской основе национального строительства, чем название «Кыргызская Республика». Как резонно отметил в своей недавней публикации Мурат Суюнбаев, это предлагают нам эксперты из Финляндской Республики (шведы составляют 6% населения), Эстонской Республики (русские составляют 26% населения) и Турецкой Республики (курды составляют 28% населения)!

В то время, как Нацкомиссия советует государству быть с НПО настороже, ИКК в Рекомендации 2 подчёркивает, что «государству следует сотрудничать с НПО, разрабатывающими стратегии повышения осведомленности общества о межэтническом диалоге и интеграции, и поддерживать эти НПО».

А вот Рекомендация 4 («Государству следует воспользоваться возможностью присоединиться к Европейской хартии региональных языков и языков национальных меньшинств»), видимо, подразумевает, что мы тут все европейцы до мозга костей.

ИКК, в отличие от Нацкомиссии, делает особый акцент на языковом вопросе, отмечая как негативные, так и позитивные аспекты бытования узбекского языка на юге республики, а в итоге приходит к следующему выводу (Р. 5): «Узбекскому языку следует предоставить в южном Кыргызстане специальный статус на муниципальном и региональном уровнях, включая доступность официальных бланков, объявлений, образования, культурных возможностей и юридических услуг». В свою очередь Нацкомиссия, судя по всему, языковой вопрос рассматривает только в перспективе постепенного перехода всех граждан на кыргызский.

Дельные рекомендации даёт ИКК в разделе «О языке, культуре и образовании». Одна, но очень детальная рекомендация в отчёте Международной независимой комиссии касается того, как сделать более эффективной работу по защите прав женщин и гендерного равенства

Нацкомиссия особое внимание обращает на необходимость после принятия Концепции и программы по этнической политике создать государственный уполномоченный орган по их реализации. ИКК предлагает другой вариант – менее грандиозный, но более привязанный к  месту (Р. 14): «Аппаратам Мэра и Губернатора Оша следует с помощью Управления Верховного комиссара ОБСЕ по делам национальных меньшинств учредить у себя пост советника по межэтническим отношениям».

Вслед за Рекомендацией ИКК № 16 («Р. 16: СМИ должны принять кодекс поведения, отражающий культурное и этническое многообразие Кыргызстана для пропаганды толерантности»), которая вполне соотносится с формулировками Нацкомиссии, идёт пункт, куда менее близкий отечественным экспертам (Р. 17): «Программы национального радио и телевидения должны быть доступны как минимум на кыргызском, русском и узбекском языках».

Теперь давайте поближе приглядимся к Рекомендации ИКК № 19:

Правительству следует:

· обеспечить, чтобы состав сил безопасности отражал этническое многообразие общества;

· проводить политику региональной ротации состава сил безопасности;

· улучшить шкалу заработной платы работников сил безопасности;

· осуществлять более целенаправленные и долгосрочные меры против преступных банд;

· в срочном порядке обеспечить обучение и снаряжение сил безопасности для того, чтобы они могли действовать в условиях гражданских беспорядков, не нарушая прав человека.

Нельзя не заметить, что эта многоэтажная рекомендация перекликается с рекомендацией Нацкомиссии №8 ("Правительству, Жогорку Кенешу и Правительству КР в кратчайшие сроки рассмотреть вопросы количественного и качественного изменения личного состава Вооруженных Сил и органов ГКНБ, Пограничных войск ГКНБ, МВД, Прокуратуры, укрепления их материально-технической базы"), однако нельзя не отметить заметную абстрактность последней по сравнению с первой.

Две другие рекомендации ИКК:

Р. 21: Правительству следует организовать результативную кампанию по разоружению, чтобы обеспечить сдачу оружия, незаконно хранимого в Кыргызстане. Кампания должна включать в себя применение уголовных санкций, связанных с нелегальным хранением оружия.

Р. 22: Закон о хранении оружия от 4 августа 2001 г. должен быть проведен в жизнь.

...перекликаются с 9-ой и 10-й у Нацкомиссии:

- Правительству КР, руководителям силовых структур привлечь к строгой ответственности тех должностных и гражданских лиц, которые допустили захват оружия, боеприпасов и боевую технику Министерства обороны Кыргызской Республики, Пограничных войск ГКНБ, МВД и принять неотложные меры по возвращению их в соответствующие органы

- МВД Кыргызской Республики произвести строгий переучёт имеющегося на руках у населения оружия

Воплощение следующих двух рекомендаций (третьей ИКК советует обратиться к международной помощи) стало бы  для Кыргызстана гигантским прорывом на пути к правовому государству:

Р. 23: Государству следует провести тщательное, независимое и беспристрастное расследование преступлений независимо от этничности преступников, обеспечив при этом соответствие судебных преследований международным стандартам справедливого суда.

Р. 24: Прокуратуре и суду следует добиться, чтобы суд получил и рассмотрел все относящиеся к делу доказательства и чтобы приговоры основывались на признаниях обвиняемых только тогда, когда может быть доказано честное и беспристрастное соблюдение надлежащей процедуры.

Так же важна и Рекомендация ИКК №26 («Правительству следует [...] наказать в судебном порядке или, в соответствующих случаях, в дисциплинарном порядке лиц, замеченных в совершении преступлений против воинской или полицейской дисциплины как действием, так и бездействием в течение этих событий») – её осуществление могло бы дать шанс на выявление негативного вклада силовиков. К сожалению, для реализации Р. 26 нужны сферические следователи, прокуроры и судьи в вакууме.

Вот ещё немного «Европы» (конечно, от Международной комиссии):

Р. 29: Правительству следует признать, что насилие против женщин представляет собой серьезное преступление, создать подход, обеспечивающий лучший учет гендерного фактора при реакции правоохранительных органов, и обеспечить судебное наказание для лиц, совершивших сексуальные насилия и насилия на гендерной почве в южном Кыргызстане.

Р. 30: Правительству следует обеспечить финансовую и другие формы помощи жертвам насилия на гендерной почве, включая гарантию доступа к адекватной медицинской и психологической помощи.

Р. 31: Правительству следует:

· незамедлительно остановить все произвольные аресты, пытки в местах заключения и другие нарушения прав, гарантируемых законом;

· незамедлительно публично осудить случаи применения пыток и другого плохого обращения и гарантировать быстрое, беспристрастное и всестороннее расследование подобных жалоб и судебное преследование любого представителя власти, подозреваемого в нарушении закона;

· присоединиться к Европейской конвенции по предупреждению пыток и бесчеловечного или унижающего достоинство обращения или наказания;

· гарантировать, что никакие показания, полученные с применением пыток или другого плохого обращения, не будут рассматриваться как доказательства в судебном процессе;

· гарантировать, что все люди, лишенные свободы, будут незамедлительно проинформированы о причине их содержания под стражей и любых выдвинутых против них обвинениях, а также иметь быстрый и регулярный доступ к помощи выбранного ими юриста, и гарантировать таким юристам возможность осуществлять свои функции, не подвергаясь запугиванию, угрозам или нападениям.

 Вышеизложенное выглядит как инструкция к претворению в жизнь 11-ой рекомендации Национальной комиссии, что гласит: "Генеральной прокуратуре необходимо вести эффективное расследование тех фактов и сведений, которые содержатся в отчётах межнациональных и международных правозащитных организаций относительно незаконного задержания правоохранительными органами отдельных лиц в связи с июньскими событиями, их вымогательства и пыток" (всё-таки Нацкомиссия прокололась - на протяжении всего доклада ни слова про пытки вымогательства, а тут - пожалуйста. Правда, со ссылкой на "международных". Ну да, им же виднее...)

И, наконец, осуществление следующего пункта из рекомендательного списка ИКК…

Р. 37: Правительству следует обратиться к Управлению Верховного комиссара ООН по правам человека, имеющему представительство в Кыргызстане, с просьбой дать оценку достигнутого прогресса в претворении в жизнь рекомендаций данного доклада, а также остающихся трудностей. Процесс оценки должен начаться через шесть месяцев после окончательной публикации данного доклада; в нем могут участвовать также Верховный комиссар ОБСЕ по национальным меньшинствам и другие релевантные организации.

… зависит от того, будет ли прогресс. А так - гостям мы всегда рады. Это подтверждает сам факт того, что наше правительство не отказалось от сотрудничества с ИКК – а именно поэтому мы имели возможность совершить такой глубокий сравнительный анализ.

 

Краткое резюме

Отчёт ИКК выглядит  более объективным. Но давайте разберёмся, почему. Думается, всё просто: его авторы не заботились об охране какой бы то ни было системы - будь то существующий политический строй или государство Кыргызстан как целостное образование. Таким как мы, - как бы рассуждает многомудрое «международное сообщество», можно рекомендовать и смену названия, и тесное сотрудничество по принципу «у нас большой опыт – примите это к сведению» с международными организациями. Не хотелось бы оправдывать  Национальную комиссию, в докладе которой, как мы могли убедиться, немало перегибов и умолчаний, но её логика более ответственна: Нацкомиссия работает на оправдание и охрану системы. Какой бы  последняя ни была, но она, пусть со скрипом, но работает. Международная комиссия своим отчётом делает попытку залезть «со своим уставом в чужой монастырь», не ведая что "Восток - дело тонкое". Задумайтесь: если чётко следовать всем её рекомендациям, можно легко и успешно…  потерять государственность. Прислушаемся к российскому эксперту Аркадию Дубнову, давшему такую характеристику исследованию ИКК: «Отчет комиссии Кильюнена действительно выглядит чересчур объективистским, а потому не всегда объективным». В этом определении – всё. С точки зрения некой абстрактной справедливости у Международной комиссии комар носа не подточит. Линия, которую ИКК проводит между узбеками и кыргызами состоит в том, что действия первых нельзя, а вторых можно охарактеризовать как преступления против человечности. Тезис аргументируется ссылками на Римский правовой статут, который Кыргызстану рекомендуется ратифицировать. Это та справедливость, которая юстиция. А есть простая человеческая справедливость – несовершенная, но позволяющая многим народам сосуществовать на определённой территории веками. И её в рамки международных правовых актов не втиснешь. Обращение в Международный уголовный суд (другая рекомендация ИКК) может вылиться во что угодно (помните, что случилось с Югославией?). С другой стороны, эта мера – единственная возможность наказать высокопоставленных чиновников. Вот какой комментарий по этому вопросу дал нашему порталу Омбудсмен КР Турсунбек Акун: «Преступления против человечности должны быть наказаны. Если мы принимаем все международные конвенции, соглашения, то мы должны принять и Римский правовой статут Международного уголовного суда. Но до его ратификации надо дойти. Для этого требуются консультации, переговоры. Должна быть проведена большая дипломатическая работа. Также нам пойдёт на пользу, если мы введём в Уголовный кодекс статью «Преступления против человечности». Кардинально другой вариант предлагает Национальная комиссия: по сути, отечественные эксперты отдают бывших членов Временного Правительства на суд… таких же бывших членов, только ныне более высокопоставленных – ведь серьёзных изменений в структуре политической элиты Кыргызстана с июня 2010 г. не наблюдалось. Судите сами, гарантирует ли такой подход справедливое разбирательство…

События июня 2010 года поставили под сомнение возможность национальной элиты  управлять  страной. А невозможность сегодня – это, как правило, неспособность в период предшествовавший катастрофе. В глобальном мире немало сил, умеющих этой неспособностью пользоваться. Что мы имеем все 20 лет независимости – реальную самостоятельность или по умолчанию обслуживание чьих-то чужих интересов? Так называемые «патриоты», активизировавшиеся сейчас – чуть ли не единственные, кто улавливает эту проблематику, пусть и на  бессознательном уровне: их не устраивает ни одна из модификаций госвласти, апробированная в Кыргызстане. Это показатель того, что самоценность «независимости» для народных масс совсем не очевидна. Такая дезориентация может вылиться и в крайний национализм, и в экстремизм религиозного толка. В отчаянии человек может ухватиться за что угодно. Так что не удивляйтесь, если получится как в знаменитом высказывании Троцкого: «Обыватель мирно спал и не знал, что в это время одна власть сменялась другой». Наши игры в революцию – это, если так можно выразиться, «кыргызская рулетка». Пока стране везёт – пуля всё ещё в барабане, система как таковая продолжает если не жить, то существовать: Чуйская и Ферганская долины ещё не видели виселичных верениц и массовых расстрелов. А в следующий раз может и не пронести…

Илларион ЗВЯГИНЦЕВ

Версия для печати   |   Просмотров: 2010   |   Все статьи

Мы и мир

23.03.2018 19:20
Учебники по истории должны отражать неразрывную связь  Крыма с Россией

Член Совета Федерации от Республики Крым Сергей Цеков принял участие в заседании «круглого стола» Российского исторического общества, посвящённого четвёртой годовщине воссоединения Крыма с  Россией и  презентации двухтомника «История Крыма», созданного Институтом российской истории РАН.           

Открыл мероприятие председатель Российского исторического общества Сергей Нарышкин. В работе «круглого стола» приняли участие директор Института российской истории РАН Юрий Петров, председатель Комитета Государственной Думы по международным делам Леонид Слуцкий, председатель Законодательного Собрания города Севастополя, председатель Совета отделения Российского исторического общества в Севастополе Екатерина Алтабаева, директор Центрального музея Тавриды,

Опрос



Главная