POLIT.KG
Информационно-аналитический портал
  часы   Суббота, 17 ноября 2018
RSS

О ситуации в Кыргызстане

07.11.2018 14:26
Президент Сооронбай Жээнбеков: Глубоко прочувствуем многовековую великую историю нашей страны, свято сохраним национальное достоинство!

Президент Кыргызской Республики Сооронбай Жээнбеков  7 ноября, в связи с Днем истории и памяти предков посетил мемориальный комплекс «Ата-Бейит», где прочитал молитву в память о предках и покоящихся там соотечественниках, возложил венки к памятникам и сделал обращение к народу Кыргызстана.

"Непростые годы в составе российской империи, национально-освободительная борьба 1916 года и великий исход — Уркун принесли нашему народу большие испытания.После победы февральской, затем Октябрьской социалистической революци 1917 года в России произошел резкий поворот в судьбе кыргызского народа. В 1924 году была образована автономная область, затем создана Кыргызская Советская Социалистическая Республика"


Погода в Кыргызстане

Курс валют

Государство и НПО: прочная связка или конфликт интересов?

20.06.2011 16:09 - Polit.kg

Интересной особенностью последнего времени стала декларация подчёркнуто трепетного отношения власти к неправительственному сектору. Искусственно, в общем-то, сформированный, этот последний стал слишком крупным и острым камешком в глазу у государственной верхушки. Глаз моргает – это выражается в бесчисленных «походах навстречу» и «призывах к сотрудничеству». Какой КПД имеет такая кооперация – один из ключевых вопросов внутренней политики любого демократического государства.

Попытки создать видимость сближения власти и НПО предпринимались ещё при Бакиеве. В мае 2009 года, например, было даже подписано открытое Соглашение о взаимодействии власти и гражданских объединений страны. Инициатором стал сам второй президент КР. Вряд ли он предполагал тогда выход за пределы формального... Но представители сразу нескольких НПО соглашение тогда всё же подписали: политическая обстановка в нестабильном государстве учит хвататься за любую возможность.

«Это преступление – приближать кормящихся от зарубежных фондов даже к малому участию в политике Кыргызстана!», - отметит иной наш читатель. Возразить ему будет очень легко:  представьте, как выглядела наша страна вообще без какой-либо альтернативы горе-управленцам, заполонившим государственные органы? А тут всё же – разнообразие…

Власть знает: бюджетных средств для прямой государственной мобилизации неправительственного сектора в ближайшее время не предвидится. Но ведь не всё в этом мире строится на деньгах. И, несомненно, какой-то вразумительный формат взаимодействия власти и «третьего сектора», как его называют сами НПО-шники, должен существовать.

 

Взаимодействие как оно есть

Своим видением пост-тюльпанового периода сотрудничества власти и НПО с нами поделились видные активисты гражданского сектора. Программный директор Ассоциации Центров поддержки гражданского общества Аида Курбановасчитает, что одной из самых прогрессивных в этом смысле идей 2010 года, выдвинутой ещё до апрельских событий, были планы проведения ежегодного национального доклада о состоянии взаимодействия государства с неправительственными организациями: «Появилась возможность озвучивать и ставить на повестку дня разного рода вопросы и предложение». А настрой нынешней власти, по её мнению, во многом высветлило создание общественных наблюдательных советов. Представитель третьего сектора, однако отмечает: «Мы не знаем, во что выльется эта инициатива в конечном итоге: это зависит от компетентности людей, которые вступают в общественные советы и от того, насколько жёстко они будут отстаивать свою позицию. Меньше всего хотелось бы, чтобы это был очередной праздный орган».

Регламент Жогорку Кенеша – так же «дореволюционный» – предполагает наличие пяти обязательных видов общественной экспертизы: гендерной, правозащитной, правовой, антикоррупционной, экологической. Предполагается, что депутаты должны прибегать к ним при инициировании всех законопроектов. «Та же схема действует и сейчас, после революции. Но сказать, что именно после революции взаимодействие власти и третьего сектора стало более эффективным, было бы преувеличением», - констатирует Аида Курбанова. В то же время конституционная реформа, согласно оценке АЦПГО, проводилась весьма открыто: «Конституционное совещание включало в себя представителей разных блоков гражданского общества, а также политических партий. Все могли предоставлять свои резюме по каждой статье Конституции».

В пост-тюльпановый период третий сектор в нашей стране пошёл в рост: возникло много новых НПО, причём, активность в регистрации наблюдается и по сегодняшний день.  «Но если несколько лет назад, когда НПО организовывались, шла ощутимая институциональная поддержка (люди обучались, узнавали для начала, что такое НПО, в чём их общественная польза), то сейчас этого нет. Нет планомерного, институционального наращивания. И, конечно, это влияет на качество работы. С новообразованными НПО сегодня надо ещё работать и работать – для того, чтобы поднять их общественную значимость», - отмечает Аида Курбанова. Несмотря ни на что, она оценивает процесс численного роста скорее положительно: «Это показатель, что в обществе начинают включаться процессы саморегулирования, самоуправления. Люди хотят решать какие-то проблемы сообща, потому и объединяются, продвигают те или иные интересы». АЦПГО не делит НПО на «правильные» и «неправильные» и руководствуется, скорее, известным лозунгом «пусть расцветают все цветы!»: «Как человек растёт, так и НПО должны поэтапно развиваться и усиливать свой потенциал. Причём, это проблема не только для государства, но также и для донорских организаций, которые их поддерживают: последним важно, чтобы организация была устойчивым и  надёжным партнёром».

Далее Аида Курбанова проводит беглый обзор уровня взаимодействия с НПО отдельных ведомств: «Сколько ни ругают Фонд Обязательного Медицинского Страхования, он остается одной из самых открытых структур. То же можно сказать и о Министерстве социальной защиты: у них есть такой формат, как государственный социальный заказ. Министерство труда, миграции и занятости – у них тоже используется такой формат, когда государство отдаёт неправительственным организациям на аутсорсинг какие-то свои услуги». «Гражданское общество в нашей стране сегодня очень активно, и мало что ускользает от его внимания. Но вопрос о результативности – сложный и неоднозначный», - заключает программный директор АЦПГО.

Динара Ошурахунова, руководитель общественного объединения «Коалиция за демократию и гражданское общество», вспоминает, что в период , когда премьер-министром был Николай Танаев, разрабатывалась отдельная концепция взаимодействия власти и гражданского общества: «Концепция так и осталась на бумаге – впрочем, даже по тексту нельзя было определить, что же власть хочет сделать, чтобы нормально взаимодействовать с гражданским обществом». Далее правозащитница поясняет свою позицию: «Мы за правовую основу берём закон «О доступе к информации», а поэтому считаем, что если власть будет давать нам соответствующую информацию – это и есть то самое взаимодействие. Плюс к этому наши законопроекты должны попадать на парламентские слушания. Ещё  обязательный момент – встречи с представителями государственной власти.  Если говорить о ситуации за последние два года, то при открытости, которую демонстрируют власти, ситуация существенно не изменилась: трудности в организации тех же встреч как были, так и остались. Мы не знаем, кому именно надо звонить, с кем договариваться – налицо полная неразбериха. Мы писали письмо премьер-министру, хотели получить от него план деятельности нового правительства. В администрации правительства вообще отказываются называть телефоны отделов, фамилии сотрудников, с которыми можно было бы связаться. Говорят: бросайте своё письмо в почтовый ящик. Мы так и сделали, а через два месяца нам честно признались, что никакого письма не видели и предложили написать ещё одно. Мы так и сделали, но на сей раз решили его зарегистрировать  - в этом нам было отказано. Пришлось опять просто опустить его в ящик. И снова приходится ждать»

По мнению руководителя общественного объединения, существует необходимость создания строгого регламента взаимодействия: «В начале деятельности второго созыва в Жогорку Кенеше спикер Ахматбек Кельдибеков провёл встречу с представителями гражданского общества и сам выдвинул предложение – «давайте встречаться каждую неделю». Мы, конечно, отнеслись к этому критически и сказали, что достаточно будет и раз в месяц. И вот прошло уже… пять месяцев, а новых приглашений не было! Президент более открыта, но тут отсутствует реальная возможность инициировать встречу с нашей стороны – это очень сложно. Очень плохо, когда для того, чтобы добиться встречи с представителями государственной власти, приходится задействовать какие-то личные связи. Это говорит об отсутствии нормальных законных механизмов – когда ты можешь позвонить в приёмную, записаться, пойти и быть уверенным, что никто тебе в последние десять минут не скажет, что встреча отменяется».

Динара Ошурахунова сетует, что очень сильно мешают работе переназначения глав министерств и ведомств: «Когда стоит под вопросом долгосрочность нашего взаимодействия с конкретным человеком, представляющим то или иное министерство, работать очень сложно».

Что касается вопроса о всплеске гражданской активности, то лидер «Коалиции за демократию и гражданское общество» отмечает, что каждая волна конфликтов в Кыргызстане провоцировало нечто подобное: «Образуется множество движений. Половина из них регистрируется – и  исчезает. Другая половина пытается набить очки, прибегая к шантажу, необоснованной критике при полном незнании законов КР. Но в конечном итоге происходит внутренний раскол по причине личных амбиций членов. Кто-то добивается своих целей и получает вознаграждение за молчание, большинство же просто уходит вникуда». «НПО – это, в первую очередь, определённая ценность, которую и планируется развивать, а также люди, которые будут молча, на общественных началах это НПО продвигать», - заключает она.

Как оказалось, наиболее тесное сотрудничество государства и НПО наблюдается сегодня в социальной сфере. Говорит президент общественного объединения «Ресурсный Центр для Пожилых» Светлана Баштовенко: «Когда мы вышли на национальный уровень, началось сотрудничество с профильным министерством – Министерством труда и социальной защиты, которое позже стало Государственным агентством социального обеспечения, а сейчас – по настоянию НПО – называется Министерством социальной защиты. На момент начала сотрудничества как таковой защиты не было: в нашем «социальном» государстве не было социальной политики с концепцией и стратегией. Всё, что имело место – краткосрочные программы поддержки отдельных частей уязвимого населения. Сегодня ситуация меняется в лучшую сторону. Создана межправительственная группа, куда вошла и наша организация, создаются общественные наблюдательные советы. Однако пока эти площадки малодейственны, и мы ожидаем перехода к следующему шагу – конкретным предложениям, составлению планов, постановке большой – не «заплаточной» - задачи».

Уже апробированой схемой взаимодействия власти и неправительственного сектора является система социального заказа. Рамочный закон о государственном социальном заказе закрепляет возможность для всех министерств при решении определённых проблем обращаться к профильным НПО с их негосударственным потенциалом. Так получилось, что пока этой возможностью активно пользуется только Министерство социальной защиты: в 2010 году были разработаны и осуществлены заказы для НПО по поддержке детей, а в 2011-ом был проведён конкурс по поддержке пожилых и людей с ограниченными возможностями. По мнению Светланы Баштовенко, это очень перспективное направление сотрудничества, дающее куда более ощутимый результат, чем всевозможные декларации.

Определённых взглядов руководитель «Ресурсного центра для пожилых» придерживается в отношении общественных наблюдательных советов: «От других механизмов, которые в своё время призывались обеспечить взаимодействие государства и гражданского сектора, идею ОНС  отличает системность. К общественным наблюдательным советам прислушивается Президент КР.  Люди, которые входят туда, могут позволить себе сказать то, о чём промолчит чиновник. В идеале ОНС – это орган, который обязан быть всё время настороже и в случае чего докладывать общественности. Я считаю, что важно  не упустить этот момент с самого начала. В указе Президента о создании ОНС было написано, что одна из целей новой политики – «разработать методику обязательного измерения «индекса доверия населения» к результатам деятельности государственных органов». Это ведь как раз то, что всем нужно – знать, куда идут деньги. Мне кажется, этой строчкой указ можно было закончить, дав нам возможность работать конкретно в этом направлении. Я считаю, что многое зависит от людей, которые будут избраны председателями советов. Надеюсь, что люди пришли в ОНС  не для галочки – учитывая, что всё происходит на общественных началах».

Мы приходим к выводу, что именно громадный потенциал идеи общественно-наблюдательных советов даёт властям карт-бланш для установления гармонии в обществе. Если уж выбран путь открытости – то следует быть последовательными до конца. В конечном счёте, это может помочь преодолеть недопонимание между государством и третьим сектором.

 

Если гора не идёт к Магомету…

Ещё одной приметой пост-тюльпанового периода в нашей стране стала тенденция перехода целого ряда НПО-шников в политические структуры, под крыло той или иной политической партии. Можно воспринимать это и как отчаянный порыв разочаровавшихся в системе идти действовать напрямую, и как элементарный шаг в личном продвижении наверх. Посмотрим, как видят этот процесс ещё наши герои, не собирающиеся оставлять гражданскую деятельность ради политической (хотя грань между первой и второй под определённым углом зрения кажется весьма  тонкой).

Аида Курбанова, Программный директор Ассоциации Центров поддержки гражданского общества, считает эту проблему во многом надуманной:«Когда член того или иного НПО становится депутатом Жогорку Кенеша, он автоматически выбывает из конкретной неправительственной организации. Вот пример: когда Гульнара Дербишева, будучи директором общественного фонда «Инсан-Лейлек», баллотировалась в депутаты ЖК, она вышла из состава своего общественного фонда и сложила с себя функции руководителя. В противном случае, на НПО легло бы подозрение, что отныне неправительственная организация не очень нейтрально будет относиться к той или иной политической силе. В остальном, представители НПО – такие же люди, которые могут быть избраны в соответствующие структуры. Кроме того, когда они перестают быть депутатами, то могут по своему желанию вернуться к деятельности в неправительственном секторе». Представитель АЦПГО продолжает:«Очень важно, чтобы неправительственными организациями соблюдался следующий принцип:  НПО должна нейтрально относиться ко всем политическим партиям, чтобы исключить возможность лоббирования интересов той или иной партии. Всё это жёстко осуждается в самом третьем секторе. Если тот или иной лидер или простой член НПО имеет взаимоотношения с политическими партиями, мы всегда просим определиться: «от чьего имени вы говорите сейчас – НПО или партии?» Такие вопросы решаются на уровне коалиций, союзов, альянсов. Мы сразу говорим о своих ценностях, принципах работы, чтобы они не дискредитировали нашу деятельность и нас не путали с теми или иными партиями». Аида Курбанова считает, что можно только порадоваться за тех выходцев из гражданского сектора, которые сейчас работают во властных структурах. «Среди них много неплохих экспертов, которые только обогатят опыт госуправления», - считает она.

«В нашей организации состоит более 1500 членов, и все они имеют право придерживаться разных политических взглядов, - отвечает на аналогичный вопрос лидер «Коалиции за демократию и гражданское общество» Динара Ошурахунова, - Мы не боимся, что они являются членами каких-то партий. Но когда речь идёт о мониторинге избирательного процесса, мы их в него не вовлекаем. Что касается вопроса о переходе в политические структуры лидеров НПО, то все его обсуждения перетекают в конфликт. Есть мнение, что деятель неправительственного сектора не должен вообще входить в какую-то политическую партию. Но, по-моему, задумываться над этим пока ещё рано – в силу того, что сами  политические партии у нас ещё не проявили себя как реальные политические движения. И во многих случаях, когда мы говорим об активистах третьего сектора в составе той или иной партии, речь идёт о людях, которые значатся там номинально – будучи привлечёнными как заметные и видные личности. В этих случаях конфликт интересов исключён».  

Как можно заметить, в вопросе взаимодействия власти и неправительственного сектора не всё так гладко. Чем больше ожидания, тем глубже возможные разочарования. Все мы свидетели тому, что происходит с наблюдательным советом при ОТРК. 9 июня на пленарном заседании парламента депутаты ЖК одобрили законопроект о создании нового наблюдательного совета – вопреки тому, что срок работы действующего ещё не закончился. Представители НС надеются, что Президент наложит на этот закон вето и всячески противятся роспуску. Параллельно этому, на прошлой неделе руководство общественного телевидения было вынуждено заявить, что на него оказывается давление со стороны «отдельных представителей законодательной ветви власти». Совпадение, согласитесь, не случайное. Что это – временный сбой в продвижении линии открытости или первые всходы политики двойных стандартов?  – покажет время.

Илларион ЗВЯГИНЦЕВ


Версия для печати   |   Просмотров: 2440   |   Все статьи

Мы и мир

23.03.2018 19:20
Учебники по истории должны отражать неразрывную связь  Крыма с Россией

Член Совета Федерации от Республики Крым Сергей Цеков принял участие в заседании «круглого стола» Российского исторического общества, посвящённого четвёртой годовщине воссоединения Крыма с  Россией и  презентации двухтомника «История Крыма», созданного Институтом российской истории РАН.           

Открыл мероприятие председатель Российского исторического общества Сергей Нарышкин. В работе «круглого стола» приняли участие директор Института российской истории РАН Юрий Петров, председатель Комитета Государственной Думы по международным делам Леонид Слуцкий, председатель Законодательного Собрания города Севастополя, председатель Совета отделения Российского исторического общества в Севастополе Екатерина Алтабаева, директор Центрального музея Тавриды,

Опрос



Главная