POLIT.KG
Информационно-аналитический портал
  часы   Суббота, 17 ноября 2018
RSS

О ситуации в Кыргызстане

07.11.2018 14:26
Президент Сооронбай Жээнбеков: Глубоко прочувствуем многовековую великую историю нашей страны, свято сохраним национальное достоинство!

Президент Кыргызской Республики Сооронбай Жээнбеков  7 ноября, в связи с Днем истории и памяти предков посетил мемориальный комплекс «Ата-Бейит», где прочитал молитву в память о предках и покоящихся там соотечественниках, возложил венки к памятникам и сделал обращение к народу Кыргызстана.

"Непростые годы в составе российской империи, национально-освободительная борьба 1916 года и великий исход — Уркун принесли нашему народу большие испытания.После победы февральской, затем Октябрьской социалистической революци 1917 года в России произошел резкий поворот в судьбе кыргызского народа. В 1924 году была образована автономная область, затем создана Кыргызская Советская Социалистическая Республика"


Погода в Кыргызстане

Курс валют

Сценарии развития Кыргызстана. Выбирать будет народ!

05.08.2011 17:20 - Polit.kg

 

 

2 августа на круглом столе «Кыргызстан-2015: проект будущего» отечественный эксперт, руководитель аналитического консорциума «Перспектива» Валентин Богатырёв представил несколько политических сценариев будущего Кыргызстана. Вот каким он  видит будущее республики: (стенограмма выступления)

 

 

Переходное политическое конструирование, которое было запущено референдумом прошлого года, при всех своих проблемах и очевидной непродуманности, имеет один позитивный результат: оно показало, что представляет собой на практике протоплазма кыргызской политической жизни. Первый вывод состоит в том, что вместо того, чтобы получить политику как инструмент управления, мы получили политику как средство тотальной деструкции – вследствие того, что политические субъекты являются имитационными, импульс управления, задаваемого такими субъектами, не отражает реальных потребностей нашей общественной системы. Собственно, управляющая структура – государство – теряет свою управленческую природу. Я бы сравнил это с тем, как если бы в кабину самолёта сели несколько человек, желающих лететь в разных направлениях и каждый из них управлял бы той или иной системой самолёта. Исход понятен: это катастрофа.

  Но проблема не только в том, что нарушена прежняя и никак не получается создать новую систему управления – снова формируется то, что было, только в ухудшенной версии. Проблема в другом. Если до 2010 года то, что называлось политикой, сохраняло ещё хоть видимость приличий (хотя на самом деле власть просто прикрывала свою реальную природу разными «комплексными основами», «новыми курсами»), то сегодня все приличия отброшены. В Кыргызстане складывается самая циничная политическая форма, смысл которой не в обеспечении интересов общества и даже не в обеспечении интересов отдельных его групп, а в прямом использовании власти в личных интересах. Если Бакиев ещё создавал ЦАРИИ для прикрытия семейной приватизации власти, то сейчас все за редким исключением проводят только личные интересы. Редкое исключение состоит в том, что иногда в качестве интересов выступает не собственное материальное благополучие (как у большинства), а, скажем, политические и профессиональные амбиции, историческое тщеславие и т.д. При этом политическая конструкция в виде нынешних партий, парламента, способов формирования правительства, судейского корпуса является эффективной формой раздела государства и общественных активов во временную частную собственность. Таким образом, мы проходим сейчас вторую фазу приватизации: если на первой приватизировалось имущество, то сейчас – власть. Формальными субъектами приватизации выступают открытые, а большей частью закрытые акционерные общества, которые называются политическими партиями. Эти акционерные общества, используя данные им Конституцией возможности, считают своей собственностью государственные органы, властные посты, судейские и чиновничьи должности и, я думаю, что очень скоро всё это будет передаваться по наследству или продаваться на политическом рынке.

Поэтому я совершенно серьёзно предлагаю на площади вместо памятника Ленину поставить памятник Омурбеку Текебаеву как основоположнику новой – после Великого Кыргызского каганата – политической системы. (Хотя, почему-то, от смены памятников ни богатства, ни счастья, ни свободы не прибавляется...) К сожалению её автора и к несчастью для народа, подобная политическая система не решает, а только усугубляет проблемы и делает экономическую, социальную, политическую, нравственную ситуацию в стране всё более неприемлемой для граждан.

 Но, как говорят китайцы, «чем хуже – тем лучше»: это означает, что в ближайшее время нас ожидают серьёзные политические перемены. Я скажу сразу, что они не связаны с фактом президентских выборов: те волнуют сегодня разве что Президента Отунбаеву, которая хочет как можно более прилично передать свой пакет властных полномочий, и, наверное, её аппарат, которому придётся через четыре месяца искать себе работу. Суета вокруг президентских выборов связана с другим обстоятельством: они могут быть и, вероятно, будут включены в предстоящий этап политической трансформации, поскольку могут сформировать стартовую диспозицию этого нового этапа, а значит, повлиять на стратегию и линию развития событий до 2015 года. Согласитесь, что у нас есть три разных варианта развития событий в зависимости от того, станет ли Президентом Адахан Мадумаров или Алмазбек Атамбаев, или какая-нибудь нейтральная фигура, которая, впрочем, в таком качестве ещё не предъявлена (однако время для этого ещё есть).

В интересах сохранения системы (в данном случае: народа, страны, государства) необходимо проделать три вещи. Первая: восстановить целеполагание как общественную и государственную функцию. Вторая: восстановить управление – общественное, государственное и местное. Третье: обеспечить способность общественного организма к решительному и целесообразному изменению. Если несколько подробнее и предметнее, то в первом случае речь идёт о том, что нужны политические субъекты, обладающие реальными общественными целями. В нашем нынешнем состоянии существует пять идей, способных стать основой политической субъектности:

1) идея национализма;

 

 

2) идея регионализма;

 

 

3) идея социализма;

 

 

4) идея «открытого общества»;

 

 

5) идея плутократизма, или присвоения общественных богатств отдельными личностями или группами.

 

 

То есть, если бы жизнь совпадала с теорией, в чистом виде у нас должно было быть десять партий. Так, конечно, не будет, но для нормального функционирования и развития страны и общества необходимо, чтобы сторонники всех этих идей были представлены во власти. Поэтому, хотим мы или не хотим, но мы будем кто свидетелями, а кто участниками (сознательными или вынужденными) трансформации политического пространства в сторону оформления этих идей в политические субъекты. Часть этих идей вроде бы представлена нынешними политическими партиями, но проблема в том, что они скрываются за идеологическими масками. Один из сценариев состоит в том, что нам предстоит увидеть сценарий сброса этих масок. Он, собственно говоря, уже идёт полным ходом и в итоге мы можем получить, например, объединение трёх партий (коммунистической, социал-демократической и социалистической) под идеей социализма, двух партий («Ата Журт» и «Республика, например) под идеей регионализма и т.д. В противовес этому возникнут объединённые либеральные партии и партии единства Кыргызстана. Это один сценарий. Другой сценарий политического переформатирования связан не с теми или иными идеологическими подходами, а с самой идеей государственности и общенационального консенсуса. Здесь речь идёт о создании новой крупной партии или укрупнения за счёт объединения нескольких существующих и, в итоге, образования своего рода общенационального пула из двух-трёх партий, которые могут преодолеть нынешний политический распад и деградацию, контролировать страну в реальном, а не квазипарламентском формате. Время таких трансформаций – до следующих парламентских выборов, то есть около 1,5 – 2 лет. А сказать конкретно, как будет протекать этот процесс, очень сложно, хотя по некоторым фигурам, группам и кланам это видно уже сегодня. Это будет очень трудно, потому что сам политический процесс очень сложен: политически, технологически, психологически. 

Второй момент связан с восстановлением управляемости страной. Насколько мне известно, число сторонников проведения конституционных изменений в интересах восстановления управляемости существенно возросло. В их число входят уже практически все ключевые фигуры кыргызской политики, включая Президента и премьер-министра. Прочих только три группы: 1) авторы нынешней конституции, 2) депутаты нынешнего Жогорку Кенеша, 3) внешние игроки, являющиеся сторонниками западной демократии. Для автора вопрос, как мне кажется, решён: он лично пойдёт защищать Конституцию на президентских выборах. Выборы и покажут, какова доля сторонников этой Конституции. С депутатами вопрос обстоит по-другому: они будут готовы на изменения (для вынесения такого вопроса на референдум необходимо две трети депутатских голосов),  если получат гарантии, что их статус-кво сохранится. Для большинства депутатов такие гарантии найдутся. Сложнее будет сохранить пост спикера: не оттого, хорош или плох Ахматбек Кельдибеков, а скорее потому, что в моноконструкции у спикера будет совершенно иной статус, да и спикер будет не один: я так думаю, что уж если строить парламентаризм, то без начальников. Что касается позиции внешних сил, то здесь нет особых противоречий и проблем: существуют вполне реализуемые способы сохранения парламентского правления при одновременном укреплении управления страной. Для этого вовсе не потребуется возвращать президентскую республику. Можно провести только некоторую коррекцию полномочий и более жёстко определить их границы, а также ввести ответственность парламента за принимаемые решения. С президентом вопрос решается вообще легко: он просто не нужен. Институт президентства, введённый в первые годы независимости как подражание и как статусно привлекательная конструкция, стал причиной всех наших управленческих бед, потому что он, переведённый на «советский язык», закрепил схему «хозяина», «отца народа», тогда как, скажем, в США Президент – это совершенно иная фигура.

Вариантов очень много, но важно одно: надо заниматься не новыми схемами распределения полномочий при сохранении двоевластия в исполнительной части, а полностью ликвидировать это двоевластие. Такое изменение Конституции в сторону повышения управляемости позволит произвести существенное изменение идеологии государственного управления, структуры и размеров государственного аппарата, его стоимости для страны. Практически и по срокам всё будет выглядеть таким образом, что в следующем году – скорее всего, осенью, - должен состояться референдум по конституционным изменениям. Затем, естественно, пойдёт процесс формирования тех органов власти, которые будут в следующей конструкции. К 2013 году мы должны пройти эту фазу политических реформ, а к 2015-ому уже пожинать плоды этой работы.

Третье поле работы я пометил как обеспечение способности общественного организма к рефлексии и целесообразному изменению. Это достаточно разноплановый комплекс мер, которые необходимо будет осуществить, чтобы общество и государство могли решать возникающие проблемы, не доводя дело до переворотов, революций и т.д. Нужно, собственно, две вещи:

1) заставить власть думать;

2) нам всем научиться критически относиться к заявлениям политиков, аналитиков, СМИ и внешних сил;

(Мы, к сожалению, такое доверчивое общество, что привыкли всему верить и обращать всё в фетиш. Поэтому в эпоху информационного трайбализма мы всё время оказываемся в плену разных «демонов». Наша икона – это телевизор,  наши средства массовой информации – это «ушактар» (кырг. «сплетни», - прим. ред.), наши мудрецы – это иностранцы. Статистики говорят «дефляция» -мы верим, даже видя, что цены выросли в 1,5 - 2 раза. Фотография с Путиным нам дороже, чем 10 миллионов долларов, которые он обещал дать и не дал. В общем, обществу нужно выработать мощный критический потенциал и механизмы воздействия на власть имущих).  

Теперь о сценариях, по которым могут проходить эти изменения. Их три.

Первый я условно назвал «Отунбаева-2»: на президентский пост приходит один из членов бывшего Временного правительства или их сторонник. Базовая цель у этих людей – не допустить ревизии событий 7 апреля и привлечения к ответственности по событиям июня тех, кто был в то время у власти. Изменения в Конституции будут инициированы – но, скорее, не Президентом, а другими фигурами: не парламентом и не партиями – может быть, премьер-министром. Президент, если это будет не Текебаев, их поддержит. Если этим президентом будет не сам Атамбаев, то произойдёт усиление премьер-министра и попытка переформатирования Правительства коалиции в сторону большего влияния на неё премьера. Возможно, это случится ещё до президентских выборов и будет использовано как в интересах Атамбаева (что более вероятно), так и в интересах его конкурентов. В случае, если Президентом станет Атамбаев, многое будет зависеть от кандидатуры премьер-министра. В любом случае, кроме варианта «технического премьера», это серьёзно ослабит влияние Алмазбека Атамбаева на ситуацию в стране. Понятно, что в этом и состоит одна из причин его нынешних раздумий и нерешительности. При этом сценарии следует ожидать нарастания противоречий между политическими группами и обострения политической борьбы после выборов, так как объём политических обязательств выбранного президента не будет позволять ему проводить активную политику, а политические ресурсы, потраченные на его избрание, ослабят нынешнюю коалицию и Правительство. Кроме того, приход к власти сторонников Временного правительства обострит региональную неудовлетворённость и оставит нерешённой проблему ответственности за погибших. Одним словом, это будет такая же ситуация, как сейчас: без стабилизации, без решения проблем. Она не повысит уровень доверия инвесторов, и все обещания, отложенные на послевыборный период, так и останутся нереализованными.

Второй сценарий я условно назвал «Назад через «Бутун»: на президентский пост приходит ярый противник действующей власти, считающий её незаконной и требующий привлечения всех виновных, начиная с самозванки-президента, к ответственности как за гибель людей 7 апреля, так и за июньские жертвы, а также коррупционные скандалы двух предшествовавших правительств. В этом случае, силы спеслужб и прокуратуры будут направлены на выяснение виновников всех этих событий и привлечение их к ответственности. Тема наказания виновных – включая не только «временщиков», но и тех, кто был до них – будет в числе основных. А президентство будет строиться на идее возврата к истинным народным ценностям, проверенным временем внешнеполитическим партнёрам. Существенно снизится региональное противостояние и, может быть, мы узнаем правду по июньским событиям. Ключевыми темами будет возврат к Конституции с меньшими полномочиями парламента и большими – правительства и главы государства. Президентом будет активно продвигаться референдум по Конституции. Судебные события по прошлогодним событиям в этом сценарии тоже будут, но сменятся обвиняемые.

Третий вариант условно назовём «Путь компромисса»: на президентский пост приходит человек, не связанный с революциями, июньскими событиями, коррупционными скандалами, чья кандидатура устраивает и Север, и Юг – пусть даже не в силу симпатий к этому человеку, а от антипатии к другим кандидатам. Основная направленность политики в этом случае – это снятие проблемы ответственности любой прежней власти с актуальной повестки и переориентация на развитие и консолидацию. В этом случае будет лоббироваться конституционная реформа. Возможно частичная реабилитация по июньским событиям за счёт обоюдного амнистирования. Этот президент будет активно заниматься партийным пространством в целях создания крупной уверенной партии, способной обеспечить стабильность и управляемость в парламенте. Такая переориентация на внутренние компромиссы позволит добиться большей стабилизации и повышения уровня доверия внешнеполитических партнёров и инвесторов.

 В заключение я хочу сказать, что в любом случае до проведения следующего этапа политических реформ управляемость в стране восстановлена не будет. Выбор сценария мы, конечно, оставим обществу.  

 

 

 

Версия для печати   |   Просмотров: 3211   |   Все статьи

Мы и мир

23.03.2018 19:20
Учебники по истории должны отражать неразрывную связь  Крыма с Россией

Член Совета Федерации от Республики Крым Сергей Цеков принял участие в заседании «круглого стола» Российского исторического общества, посвящённого четвёртой годовщине воссоединения Крыма с  Россией и  презентации двухтомника «История Крыма», созданного Институтом российской истории РАН.           

Открыл мероприятие председатель Российского исторического общества Сергей Нарышкин. В работе «круглого стола» приняли участие директор Института российской истории РАН Юрий Петров, председатель Комитета Государственной Думы по международным делам Леонид Слуцкий, председатель Законодательного Собрания города Севастополя, председатель Совета отделения Российского исторического общества в Севастополе Екатерина Алтабаева, директор Центрального музея Тавриды,

Опрос



Главная