POLIT.KG
Информационно-аналитический портал
  часы   Среда, 21 ноября 2018
RSS

О ситуации в Кыргызстане

07.11.2018 14:26
Президент Сооронбай Жээнбеков: Глубоко прочувствуем многовековую великую историю нашей страны, свято сохраним национальное достоинство!

Президент Кыргызской Республики Сооронбай Жээнбеков  7 ноября, в связи с Днем истории и памяти предков посетил мемориальный комплекс «Ата-Бейит», где прочитал молитву в память о предках и покоящихся там соотечественниках, возложил венки к памятникам и сделал обращение к народу Кыргызстана.

"Непростые годы в составе российской империи, национально-освободительная борьба 1916 года и великий исход — Уркун принесли нашему народу большие испытания.После победы февральской, затем Октябрьской социалистической революци 1917 года в России произошел резкий поворот в судьбе кыргызского народа. В 1924 году была образована автономная область, затем создана Кыргызская Советская Социалистическая Республика"


Погода в Кыргызстане

Курс валют

Как отразится на деятельности НПО применение закона о противодействии легализации преступных доходов?

13.06.2013 18:33 - Polit.kg
Как отразится на деятельности НПО применение закона о противодействии легализации преступных доходов?

Вот уже больше месяца не утихает спор между правительством и гражданским сектором: будут ли все же представители неправительственного сектора раскрывать коммерческие тайны своих меценатов? Почему представители НПО столь яро выступают против нововведения, ведь все они, по их словам, работают честно и прозрачно, и на благо страны? Все «за» и «против» нового законопроекта в этом  материале.

 

Камень преткновения

Инициатором нововведения стал член фракции «Ар-Намыс» Турсунбай Бакир уулу. Он давно выступает с инициативой сократить количество НПО в стране. По его словам, Государственная служба финансовой разведки должна проверить все НПО, отследить источники их финансирования. «С какой целью они тут находятся? Что за идеи пропагандируют? Может, их террористы спонсируют. Их члены получают по несколько тысяч долларов наличными, причем не через банки, кое-кого вызывают в Посольство США и там дают деньги», - сказал он и призвал финразведку обратить внимание «на редакции западных СМИ, аккредитованные  в Кыргызстане.

В свою очередь, представители Государственной службы финансовой разведки попросили нардепов поддержать законопроект «О противодействии легализации (отмыванию) преступных доходов», как рекомендует Международная организация мониторинга (FATF), иначе республике грозит попасть в «черный список». Сейчас Кыргызстан занимает низкие рейтинги по 33 позициям FATF и находится в темно-сером списке.

 

Справка: ФАТФ — The Financial Action Task Force (FATF) была создана в 1989 г. по решению стран «Большой семерки» и является основным международным институтом, занимающимся разработкой и имплементацией международных стандартов в сфере противодействия отмыванию денег и финансированию терроризма. Членами ФАТФ являются 35 стран и 2 организации, наблюдателями – 20 организаций и 1 страна.

Инициативу тут же подхватила Госслужба финансовой разведки. Заведующий отделом ГСФР, разработчик законопроекта Чынгыз Кененбаев сразу отметил, что их цель – не получать от НПО сообщения.

«Мы хотим им помочь, чтобы статус НПО не использовался для отмывания денег и финансирования терроризма», — поясняет он.

По словам Кененбаева, проект пришлось разработать из-за рекомендаций ФАТФ межправительственной организации, вырабатывающей мировые стандарты в сфере противодействия отмыванию преступных доходов и финансированию терроризма.

В принципе, в гражданском секторе забеспокоились не по поводу законопроекта в целом, а по статье 12, где говорится о «превентивных мерах для некоммерческих организаций». Именно в этой статье, по мнению гражданских активистов, содержатся дискриминационные для НКО нормы.

К примеру, в указанной статье содержались следующие пункты:

- орган финансовой разведки осуществляет ежегодный сбор и анализ информации о деятельности НКО, действующих на территории Кыргызстана, а также проведение в установленном порядке оценки рисков, имеющихся в НКО, с участием представителей НКО.

- опубликовывать ежегодные финансовые отчеты, подробно описывающие доходы и расходы, которые проверяются надлежащим образом на предмет расходования всех средств согласно заявленным целям и задачам некоммерческой организации;

- принимать меры для идентификации и документального фиксирования личных данных своих доноров, а также для подтверждения полномочий и положительной репутации их бенефициарных собственников и партнерских некоммерческих организаций (в том числе международных);

- представлять органу финансовой разведки, органу национальной безопасности и правоохранительным органам информацию, указанную в вышеупомянутых пунктах.

 

Чтоб понять наглядно, о чем идет речь в законопроекте, процитирую один абзац из упомянутой ранее статьи: «…концепт проекта закона фактически направлен против международных организаций, не подконтрольных никому, кроме своего начальства в головном офисе, находящемся за пределами Кыргызстана. Если не удается напрямую воздействовать на них, то это вполне возможно сделать косвенно, через влияние на их конечные результаты...» (конец цитаты).

То есть, получается для НПО, которые имеют иностранное финансирование (а это почти все НПО в Кыргызстане, международные проекты, международные организации), если будет принят данный законопроект, - будут отчитываться минимум в три  государственных органа!

Представители гражданского сектора реагируют на ситуацию двояко: первый «лагерь» считает, что НПОшников пытаются загнать в тесные рамки. Они эту статью расценивают, как дискриминационную норму и предлагают вообще удалить статью 12 из законопроекта.

Руководитель Общественного фонда «Наше право» Калича Умуралиева:

«Страна угодила в списки ФАТФ из-за невыполнения финразведкой своих функций. Во время правления президента Курманбека Бакиева ряд банков были захвачены рейдерами, а потом 5 крупных банков занимались отмыванием денег. Некоторые банки продолжают заниматься этим. А Служба финразведки, вместо того, чтобы продолжить свою работу, бросает взгляды на НКО (некоммерческие организации), которые и так находятся под чутким контролем»,- рассказывает Умуралиева.

По ее словам, в Кыргызстане не было ни одного случая, чтобы НКО переводили денежные средства в оффшоры.

«Неправительственные организации во время выплаты соответствующих налогов в Соцфонд сдают туда и свои отчеты. Если народным избранникам интересна такого рода информация, то они могут обратиться в тот же Соцфонд, или в Налоговую инспекцию или же в Министерство юстиции, чтобы получить все необходимые документы, начиная от устава до регистрационных документов. Нам бояться нечего. Кроме этого, им могут предоставить источники финансирования и потоки денежных средств. Во-вторых, все международные организации в Кыргызстане работают по приглашению нашего правительства, все они зарегистрированы здесь».

Представитель Международного центра некоммерческого права в Кыргызстане Ноокат Идрисов:

«НКО безосновательно выделены в категорию подозреваемых. Кроме этого, если закон будет принят, НКО будут вынуждены тратить время и силы на дополнительную отчетность для финразведки, ГКНБ и МВД, в то время как они уже отчитываются в налоговую инспекцию и социальный фонд».

Далее он предположил, что произошла ошибка в переводе с английского языка на русский рекомендаций ФАТФ. Например, он засомневался в правильном переводе пункта «НКО должны публиковать ежегодно отчеты». По мнению Идрисова, имелось в виду не публиковать в СМИ, а «издавать»,  издавать и хранить можно у себя, и показывать интересующимся сторонам. «Слово «мониторинг» перевели как «контроль», а это жесткая мера, — сказал Идрисов. А словосочетание «сделать доступным» неправильно перевели как «представить», — считает он.

«Кто-то намеренно или не намеренно перевел рекомендации не в пользу НКО, ужесточив некоторые нормы», — заявил Идрисов.

Он сказал, что международные эксперты отмечают факт, что борьба с терроризмом и отмыванием денег стала в некоторых тоталитарных странах инструментом борьбы с инакомыслием и подавлением критики.

«Складывается впечатление, что статья 12 законопроекта скопирована из закона тоталитарной страны, где боятся «цветных революций, и где установлен жесткий контроль над НКО. Но в применении для нашей страны это не имеет почвы. Следует также отметить, что в законопроекте Государственная служба финансовой разведки при Правительстве КР предлагает нереальные механизмы относительно НКО. Если даже представить, что законопроект будет принят, то после его принятия несколько тысяч НКО (по разным данным их насчитывается в Кыргзстане примерно 15500, - Прим.Авт.) начнут сдавать свои отчеты в органы финансовой разведки,  национальной безопасности и правоохранительные органы. Даже только для того, чтобы просто прочитать эти отчеты, нужно будет существенно увеличить штат сотрудников данных государственных органов. Сколько бюджетных денег будет потрачено на это впустую? Особенно учитывая то, что за все годы независимости Кыргызстана даже отдельных случаев использования НКО террористами и экстремистами не было», -считает Идрисов.

Валерий Улеев, президент Джалал-Абадской ассоциации «Славянская диаспора»:

«Если НПО (НКО) не фантом и действительно работает, а её деятельность приносит реальную пользу целевой группе данной организации, то ей в принципе нечего боятся проверок со стороны государства своей финансовой деятельности, в том числе и источников поступления средств. И ежу понятно, что коррупция тут не причём. Это защитная реакция государства от «иностранных агентов», которые за деньги дяди Сэма проплачивают многочисленные митинги и беспорядки. Рекрутов очередных революций пруд пруди, готовых за деньги на всё».

Руководитель правовой клиники «Адилет» Чолпон Джакупова предположила, что НКО «хотят отдать на растерзание ГКНБ».

Представитель Ассоциации центров поддержки гражданского общества Эркина Убышева также согласилась, что законопроект имеет элементы контроля за инакомыслием и предложила полностью убрать из него статью 12. Еще она заметила непродуманную финансовую часть статьи. По ее мнению, принятие закона может вызвать сворачивание НПО, а это занятость 100 тыс. человек, а также они дают 2,2% внутреннего валового продукта, что сравнимо со всей структурой здравоохранения или прибылью грузового транспорта.

Муратбек Иманалиев, президент Института общественной политики, экс-глава МИД:

- Я отношусь к этому (законопроекту, - Прим.авт.) вполне нормально. Потому, что нужно понимать, что зарубежное финансирование не всегда бывает полезным для страны. И я согласен с парламентарием в том, что могут финансироваться и террористические или экстремистские организации под видом НПО. Не дай Бог, чтоб в Кыргызстане это развивалось, конечно.

Но я думаю, что контроль над финансами НПО и так осуществляется, и негласный надзор всегда был. Этим законопроектом правительство пытается придать этому легальный вид, вогнать в русло законодательства. Другой вопрос, что все это должно было быть согласовано с «главными героями» постановки – непосредственно с неправительственными организациями. Понятное дело, что исходя из определенных интересов, силовые либо иные структуры смогут, не разбираясь ни в чем, просто закрывать те или иные НПО, газеты, издания…

- Ну, газеты и сайты мы пока не можем отнести к числу НПО…

- У нас могут подогнать все под одну «катушку».

- А почему ряд НПО так всполошились на этот счет? Собрали рабочую группу, комиссию, оспаривают этот законопроект,  в частности 12 статью. Если все они работают честно, то чего они опасаются?

- Разработка таких серьезных нововведений должна рассматриваться не месяц-два, а гораздо больше. Нужно вынести это на обсуждение общественности, независимые специалисты и эксперты должны дать какие-то свои рекомендации. Поэтому работать с такими законами нужно предельно аккуратно. Я бы хотел, чтоб с НПО все-таки советовались, прежде чем применять какие-то новые меры в отношении них. Есть и другая сторона: финансовые проблемы. Есть организации, которые пытаются избегать налогообложения, не платят отчисления. Есть и проблема учета трудовых ресурсов - правительство хочет знать, сколько человек обеспечено работой в рамках работы НПО. Известно и другое, что под контролем финансовой деятельности или отчетности НПО иногда камуфлируют политический или административный надзор за деятельностью НПО со стороны правительства.

 Шерадил Бактыгулов, эксперт по государственному управлению.

«Международные организации будут воспринимать статью 12 как норму, направленную против них. Так, кыргызстанские НКО будут принимать (цитирую) «…меры для идентификации и документального фиксирования идентификационных данных своих доноров, а также для подтверждения полномочий и положительной репутации их бенефициарных собственников и партнерских некоммерческих организаций (в том числе международных)» (конец цитаты). Видимо, НКО придется обращаться за справками в ЦРУ или в Службу внешней разведки РФ или ФСБ России, с последующим их предоставлением в ГКНБ КР, МВД КР или Финразведку. Весьма спорно, что какая – либо организация в мире владеет базой данных по всем нынешним или будущим бенефициарным собственникам или партнерским организациям кыргызстанских НКО. Но даже если и владеет, то всегда, если стоит цель «отмыть» деньги или профинансировать что-то незаконное, злоумышленник может создать НКО- однодневку для этих целей или купить «неработающее» НКО. Норма статьи 12 - это неработающая норма, которая увеличивает объем работы не только для сотрудников кыргызстанских НКО, но и международных организаций, выдающих гранты. Именно так это и будет восприниматься международными организациями. Есть еще одно большое но. Напомню, что каждое посольство (США, России, Китая, Германии и т.д.) выдает гранты на различные цели, например, строительство мостов, обучение, проведение «круглых» столов и так далее. Согласно Венским конвенциям посольства и представительства обладают дипломатической неприкосновенностью. Значит, они не обязаны отчитываться перед ГКНБ, МВД или Финразведкой, и уж тем более выдавать справки кыргызстанским НКО о своей благонадежности. Далее, в дипломатической практике действует принцип «паритета». Это значит, что иностранные дипломаты могут предпринять подобные действия для осложнения жизни кыргызстанскому правительству и загранучреждениям Кыргызской Республики. Этот пример показывает, что в статье 12 законопроекта не учтены международные последствия, которые наступят для Кыргызстана после принятия этого законопроекта».[1]

Но не все представители НПО держатся одной стаей: многие из опрошенных нами делегатов даже не знают о существовании данного законопроекта. В основном, на письма, разосланные по почте представителям неправительственного сектора в областях (в большинстве своем, в Ошской области) республики, мы так и не получили ответа. Либо отклик был следующего характера:

«Высказывания (обывательского уровня) Т.Бакир уулу по данному вопросу мы знаем, их масса - и обращать внимание на них, как на правовой акт не имеет смысла.

Комментарий эксперта АДС Алымкулова Ш.С., что «предлагаемые  законопроекты носят «редакторский» характер, кардинальных новшеств не предусматривает. Следовательно: особых продвижений в политике преследования коррупционных доходов не предвидится и др.» мы согласны.

Поэтому паниковать и связывать 2 первых пункта не кажется нам логичным.

Примечания: Наши операции по грантам, получаемые от доноров, открыты к доступу, мы отчитываемся перед донорами и ничего страшного, чтобы показать их госструктурам мы не видим (кстати, ничего «наличкой» от Посольства США мы не получаем). А тех, кто получает их  (если получает), то сколько не проверяй - то и ничего не докажешь...». Такое мнение высказал сотрудник общественного фонда «Позитив Хелп» Азим Отамбеков.

Остальные участники, оставшиеся стоять по ту сторону баррикады, считают, что об угрозе данного законопроекта для НКО и международных организаций мало кто знает, потому, что авторы законопроекта пока  не спешат его афишировать.

Турсунбай Бакир уулу, депутат Жогорку Кенеша:

«Многие неправительственные организации на иностранные гранты занимаются очернительством страны. Я в течение последних лет поднимаю этот вопрос. Дело в том, что как ученый и политик, занимающийся исследованием причин многих конфликтных ситуаций в стране, я понимаю, что гражданский сектор используется как орудие в таких случаях. Поэтому я поднял вопрос об открытости источников финансирования неправительственных организаций.

Мы должны получить ответы на следующие вопросы: кто их финансирует и какие цели они преследуют? Поэтому считаю политику российских властей в этом направлении правильной».

 

В России НПО заклеймили агентами

Меньше года назад Госдума РФ приняла поправки к закону «О некоммерческих организациях»[2].  В соответствии с этим законом российские НКО получили статус иностранного агента. Новый закон определяет любую общественную активность как политическую, и требует, чтобы независимые НПО,  живущие на  деньги из-за границы, были и определены как «иностранные агенты». Согласно закону, иностранные агенты должны зарегистрироваться как таковые в Министерстве юстиции и указывать свой статус во всех публикациях в СМИ и в Интернете. При этом им приписаны и другие ограничения. Причем, исключения, прописанные в законе, не помешали прокуратуре направлять требования о признании себя иностранным агентом даже благотворительным (или псевдоблаготворительным) и общественным организациям. Не будем отвлекать ваше внимание на название этих организаций, отметим лишь тот факт, что агентами названы даже НПО, занимающиеся охраной даурских и японских журавлей и дальневосточных аистов в заказниках.

Конечно, противоречий эта поправка в закон вызвала массу[3]. Оппоненты российского президента Владимира Путина утверждают, что главная цель этого закона – заставить замолчать инакомыслящих после целого ряда акций протеста, прокатившихся по России после декабря 2011 года. Критики этого закона считают, что он приведет к ограничению независимости неправительственных организаций, которые финансируются из-за рубежа.

Специальный советник представительства Freedom House в КыргызстанеАлмаз Эсенгелдиев тоже считает 12 статью дискриминирующей: «Такие изменения создадут предпосылки для незаконных проверок гражданских организаций, как это уже происходит в России. Разумеется, мы обеспокоены такой тенденцией и опасностью того, что Кыргызстан может пойти на российскому пути. Одной из основных целей двух последних народных волнений в стране было как раз недопущение такого рода преследований представителей гражданского сектора. Поэтому мы выражаем свою обеспокоенность, чтобы Кыргызстан не повторял чужих ошибок в этом вопросе».

Армения усиливает власть над НПО не столь активно, как Россия, а плавно. Власти Армении заявили, что намерены способствовать росту и развитию гражданского общества, но многие неправительственные организации подозревают, что новая план-стратегия предназначена для того, чтобы усилить контроль над ними.

Уж больно схожий с нашим закон в отношении НПО был принят 4 года назад в Туркменистане[4]. Власть ввела жесткое финансовое регулирование для НПО - новые правила, введенные с целью предотвращения легализации доходов. Парламент этого  государства принял закон о противодействии легализации доходов и финансированию терроризма. Это значительно осложнило жизнь и сократило и без того небольшое количество неправительственных организаций, работающих в Туркменистане.

В Германии же все наоборот. Там  контролем за работой чиновников успешно занимаются зарубежные НПО, и никто не называет их «иностранными агентами». Выходит, речь целесообразно вести не только о положениях нового законопроекта, а в целом о системе правоприменения. Ведь не новые положения сами по себе беспокоят гражданских активистов,  а возможность применения этих механизмов контроля в коррупционных целях. Но это, согласимся,  уже другая тема. Коррупция как и политические преследования существовали и существуют в любых правовых условиях. А законы типа предлагаемого выступают чаще НЕ как вспомогательное средство для осуществления преследований или ограничения деятельности, а как индикатор готовности общества противодействовать диктатуре, тоталитаризму, коррупции.    

 

Анна Мягчилова, спецкорр POLIT.KG



[1]http://ipp.kg/ru/news/2599/

[2]http://ru.wikipedia.org/wiki/Иностранный_агент

[3]http://www.golos-ameriki.ru/content/russia-economists/1671206.html

[4]http://iwpr.net/ru/report-news/жесткое-финансовое-регулирование-для-нпо-в-туркменистане

 

 

Версия для печати   |   Просмотров: 174   |   Все статьи

Мы и мир

23.03.2018 19:20
Учебники по истории должны отражать неразрывную связь  Крыма с Россией

Член Совета Федерации от Республики Крым Сергей Цеков принял участие в заседании «круглого стола» Российского исторического общества, посвящённого четвёртой годовщине воссоединения Крыма с  Россией и  презентации двухтомника «История Крыма», созданного Институтом российской истории РАН.           

Открыл мероприятие председатель Российского исторического общества Сергей Нарышкин. В работе «круглого стола» приняли участие директор Института российской истории РАН Юрий Петров, председатель Комитета Государственной Думы по международным делам Леонид Слуцкий, председатель Законодательного Собрания города Севастополя, председатель Совета отделения Российского исторического общества в Севастополе Екатерина Алтабаева, директор Центрального музея Тавриды,

Опрос



Главная