POLIT.KG
Информационно-аналитический портал
  часы   Четверг, 15 ноября 2018
RSS

О ситуации в Кыргызстане

07.11.2018 14:26
Президент Сооронбай Жээнбеков: Глубоко прочувствуем многовековую великую историю нашей страны, свято сохраним национальное достоинство!

Президент Кыргызской Республики Сооронбай Жээнбеков  7 ноября, в связи с Днем истории и памяти предков посетил мемориальный комплекс «Ата-Бейит», где прочитал молитву в память о предках и покоящихся там соотечественниках, возложил венки к памятникам и сделал обращение к народу Кыргызстана.

"Непростые годы в составе российской империи, национально-освободительная борьба 1916 года и великий исход — Уркун принесли нашему народу большие испытания.После победы февральской, затем Октябрьской социалистической революци 1917 года в России произошел резкий поворот в судьбе кыргызского народа. В 1924 году была образована автономная область, затем создана Кыргызская Советская Социалистическая Республика"


Погода в Кыргызстане

Курс валют

Кого представляют Национальные центры?

21.09.2014 13:30 - Polit.kg

Вроде надуманный вопрос: конечно же, все многообразие народов и этносов! Вот здесь-то и «зарыта собака», потому как эти национально-культурные, социально ориентированные, политически озабоченные и прочие центры и объединения, общества и сообщества представляют в лучшем случае узкий круг предприимчивых и активных, не всегда патриотов той территории или государства, в котором они прописаны, но всегда решительных и предприимчивых людей. Как правило, это успешные бизнесмены или опытные управленцы, политики и общественные деятели, которые ставят перед собой  и обществом вполне определенные цели и задачи.  Причем, нередко декларируются одни цели, а реализуются совершенно другие…

 

Национальный вопрос всегда стоит ребром

Он никуда не делся, просто приобрел другие формы и использует иные  методы борьбы. Честно говоря, раньше для меня этот вопрос был вообще не актуален, но он стал заостряться после развала СССР и довольно болезненного обретения национальными республиками  собственной идентичности.  В 90-х годах прошлого столетия национальный вопрос разрешался или миграционными процессами, или военными конфликтами, если общего языка найти не удавалось. Да и начало нового тысячелетия тоже было отмечено стычками на национальной почве. Политологи справедливо называют межнациональные отношения одним из самых серьезных «разломов», на котором заинтересованные в дестабилизации силы выстраивают и конфликты, и целые войны.

Мне довелось быть свидетелем исторического референдума в Крыму, где познакомился с очень интересными людьми, наблюдал порой удивительные ситуации  и не переставал удивляться разнообразию приемов и методов политической борьбы. Чтобы осмыслить все, с чем пришлось столкнуться в Крыму, нужно время, но и оно бессильно в объяснении многих процессов.  Так, к примеру, мне было трудно понять, чем объясняется «особая» позиция крымско-татарского народа в вопросе самоопределения Крыма. Почему крымские татары отвергали даже сам референдум о выборе пути.  Возможно, в этом решающую роль сыграл как раз их «национальный центр» -   Меджли́с крымскотата́рского наро́да. На эту тему исписаны уже тысячи страниц в интернете:  вспомнили и историю изгнания крымских татар из Крыма  в годы войны, и роль лидеров Меджлиса со всеми черными пятнами их биографии, и трудную дорогу возвращения крымских татар  на родину со всей массой бытовых и социальных проблем обустройства. Но не нашел я ответа на простой вопрос: чем пребывание  Крыма в составе Украины для крымских татар радикально отличается от его нахождения в составе России?  Откуда у людей такой скепсис по поводу своего будущего под российским триколором?

Если сравнивать обустройство крымских татар в местах их компактного проживания в Крыму с кыргызскими элитными поселками «Ала-Арча-1»,  «Ала-Арча-2», «Царское село», и даже с московской «Рублевкой»,  то еще не известно, в чью пользу будет сравнение.  Добротные красивые дома, порой настоящие дворцы с бассейнами и павлинами, великолепные сады, роскошное убранство комнат, больше похожих на царские палаты. Видно по всему, что люди любят создавать красоту и комфорт, умеют украшать свою жизнь. Поэтому как-то не вяжется со всем этим богатством сетования на притеснения и гонения.  Села русских или украинцев, которых никто не притеснял и не изгонял, выглядят на фоне крымско-татарских жилмассивов просто  трущобами.

- И тем не менее я считаю, что в поселках компактного проживания крымских татар еще много предстоит сделать, - говорит  известный в Крыму предприниматель и меценат Рустем Ниметуллаев. -   Нет нормальных дорог, нет газификации, нет спортивных комплексов. Молодежь предоставлена сама себе.  И конечно, актуальны задачи возрождения крымско-татарской культуры, языка. В Крыму даже не было школ с крымско-татарским языком обучения.    

- Но большинство проблем актуальны не только для крымских татар…

- Совершенно верно, они в целом характерны для полуострова. Не хватает дошкольных учреждений. Конечно, необходимо в первую очередь решать экономические задачи. В бытность Крыма в составе Украины он не имел возможностей для развития. Крым – самодостаточный регион и он может сам себя обеспечивать. Мы видим, как развиваются в составе Российской Федерации Татарстан, Чечня – и это является для нас хорошим наглядным примером.

 

Я встречался со многими замечательными людьми в Симферополе, Бахчисарае и должен признаться, что не почувствовал ни отчуждения, ни пренебрежения, ни даже настороженности. Люди охотно общаются с журналистами, но не до конца откровенны. Возможно, этому их жизнь научила. У крымских татар, которые испытали  не просто лишения, но куда более тяжелое наказание ярлыком  «неблагонадежный народ»,  остался на душе осадок, осталась боль. Наверное, еще и поэтому они так борются за жизнь, за справедливость. Поэтому так легко клюют на всевозможные провокации.

Помню, остановились мы у одного дома на окраине Бахчисарая, познакомились с его хозяином. Я спрашиваю: «Неужели вы на самом деле верите во всю эту … (я не мог подобрать достаточно емкого слова для описания всей той информации, которую Меджлис распространял накануне референдума  через своих активистов в среде татар – что, мол, крымских татар снова выгонят из Крыма, что казаки планируют устроить массовую резню, и т.д.)?»  Хозяин дома уклончиво ответил: «Не то, что не верю. Все возможно. Мы не верим слухам и сплетням. Но мы верим своей интуиции. А  она мне подсказывает, что за все в наше время нужно платить. И за независимость, и за свободу, и за возможность жить в мире. Боюсь, что впереди у нас еще немало испытаний…»

Тогда я не придал особого значения его словам, просто подумал, что крымских татар хорошо обработали. Сегодня же, на фоне братоубийственной войны в Донецке и Луганске,  я понимаю все опасения крымских татар. У них уже в генах сидит предчувствие войны. И этим вызвано их особое отношение ко всему окружающему. И именно на  этих струнах играют политики, сея в душах людей страх и неверие.

Другой момент: я ни от кого не слышал о том, что крымские татары обладают какими-то особыми правами в силу того, что являются «коренным народом» на полуострове. Этот аргумент во всевозможных политических баталиях  используют те силы, которые далеки от истинной озабоченности правами татар. Не услышал я ни одного внятного объяснения: в чем же конкретно заключаются нарушения прав и законных интересов крымских татар? Ведь проблемы, с которыми сталкиваются татары, присущи и всем остальным жителям Крыма, следовательно, они не являются исключительными национальными проблемами крымских татар.  

И еще одна отличительная особенность национального вопроса в Крыму: мне показалось, что крымские татары рассчитывают только на свои силы в решении своих проблем. За годы суверенитета Украины крымские татары худо-бедно научились выстраивать отношения с киевской властью, поэтому можно понять их опасения, что не удастся на тех же принципах и по тем же правилам работать с Москвой.

Когда я встречался с отцом Рустема – известным в Крыму хозяйственником, крупным бизнесменом Сейтумером Ниметуллаевым, он еще был председателем Генической райгосадминистрации Украины. Но был отправлен в отставку на следующий же день после того, как его сын призвал крымских татар не игнорировать референдум. Сегодня Ниметуллаев является  руководителем  им же созданной региональной общественной организации  «Къырым бирлиги»,  основная цель которой  - объединение крымских татар не просто для защиты своих прав, но для самоутверждения и развития, используя возможности, которые дает вхождение Крыма в состав Российской Федерации.

- К национальному вопросу нужно подходить очень тонко, -  говорит Сейтумер. -  Нельзя у людей отнимать язык, веру. Это касается не только крымских татар, но народов всего мира. Когда нарушаются эти права людей, тогда все народы встают на защиту своих прав. Это касается не только языка, но и религии. И здесь дело даже не в том, что ты родился в семье православных или мусульман. Вот у меня трое детей, и зятья – русские, и мы никогда не говорили, что  кто-то должен веру свою менять: ни зятья, ни мои дочки. Мы уважаем все религии…

- Что бы вы пожелали своим соотечественникам – крымским татарам – которые еще остались в Средней Азии, в других странах?

- Я буду делать все для того, чтобы все мои соотечественники, которые живут за пределами Крыма, имели возможность вернуться на свою историческую родину. Мы будем обращаться в правительства тех стран, где они живут, с просьбой устранить те барьеры – таможенные, налоговые и прочие – которые препятствуют людям на этом пути.

И опять я тогда не обратил внимания на  саму постановку вопроса: собственно говоря, почему этими  вопросами должна  заниматься общественная организация, а не органы государственной власти? Почему национальные центры должны подсказывать  ведомствам и правительству что делать? Не идет ли подмена понятий, когда  общественные организации берут на себя функции власти? Может, здесь и лежит ответ на вопрос: почему Меджли́с крымскотата́рского наро́да взял на себя  парламентские полномочия представлять народ в отношениях с другими ветвями власти? Не потому ли, что власть сама эти полномочия отдала, чтобы облегчить себе жизнь? Или потому, что не знает, как решать национальные и другие проблемы? 

 

Кого представляет Меджли́с крымскотата́рского наро́да?

Ответив на этот вопрос, мы получим полную ясность на главный вопрос: могут ли общественные организации решать все жизненно важные вопросы,  брать на себя функции органов государственной власти? К слову, эта организация пока не зарегистрирована должным образом в Российской Федерации. Но берет на себя очень многое.

Во-первых, Меджлис является исполнительным органом национального съезда (парламента) крымских татар — Курултая крымскотатарского народа, избираемого каждые 5 лет на всеобщих выборах.  Как записано в его Положении «Меджлис крымскотатарского народа  является в период между сессиями Курултая единым высшим полномочным представительным органом крымскотатарского народа, избираемым Курултаем из числа его делегатов».  Таким образом, сама организация построена по типу парламента, но на чисто национальной основе.  При этом   не ясен ни механизм выдвижения делегатов на Курултай, ни процедуры работы этого органа, не известны нормы представительства, не понятны функции и полномочия самого Меджлиса.  В сущности, любая другая общественная организация или «национальный центр» с таким же успехом могут  провести масштабное мероприятие (нынче собрать людей на масштабный форум не сложно – главное найти средства на организацию), заручившись поддержкой сотен и тысяч его участников, создать руководящий и направляющий орган, и от его имени делать заявления, требовать чего-то от власти, устраивать акции протеста и т.д.

Во-вторых, важно выбрать цели, для реализации которых люди не пожалеют ни средств, ни сил. А каковы цели  организации Меджлиса? «Основной целью Меджлиса является ликвидация последствий геноцида, совершенного советским государством в отношении крымских татар, восстановление национальных и политических прав крымскотатарского народа и реализация его права на свободное национально-государственное самоопределение на своей национальной территории».  Уже этот абзац порождает ряд серьезных вопросов. К примеру, что понимать под «национальной территорией»? И разве статус «автономной республики» не является свидетельством того, что национально-государственное самоопределение уже давно состоялось? Но вот как быть с  «геноцидом»?  Разве другие народы советского государства меньше пострадали от политических репрессий и социальных экспериментов большевиков? Ведь известно, что только в годы коллективизации были разорены и погибли миллионы русских и украинцев. А репрессии 30-х годов уничтожили в лагерях практически всю научную и творческую элиту того же русского народа. Да, впрочем, карательная машина не делала различий между народами.       

 Дальше – больше! «Положение» в числе вполне цивилизованных и благородных определяет и особые задачи: «добивается принятия специальной программы, предусматривающей механизм защиты экономических прав и интересов крымскотатарского народа при проведении экономических реформ, формы и размеры компенсации морального и материального ущерба, нанесенного крымскотатарскому народу в ходе преступной депортации 1944 года».  Кому намеревается предъявлять счет Меджлис? Конечно же, России, как правопреемнице Советского Союза – больше некому.  А как можно этот счет предъявлять, если Крым будет в составе России? Вот потому-то Меджлис всеми силами пытался сорвать и сам референдум по воссоединению Крыма с Россией, и по сей день стремится  обособить крымских татар, хотя бы организационно вырвать это национальное сообщество из семьи крымских народов. И в этом ему очень славно помогают не только украинские власти, которые никак не хотят примириться с потерей Крыма, но и зарубежные спонсоры политической нестабильности, конфликтов и братоубийственных войн.

Не  могу утверждать, что мой небольшой опрос крымских татар накануне и в день референдума отражает полную картину взаимоотношений между народом и его представителем в лице Меджлиса. Я задавал очень простой вопрос: лично вы принимали участие в работе Курултая, выбирали лидеров Меджлиса? Лично вы давали полномочия этим людям представлять ваши интересы и делать заявления от вашего имени? Большинство просто пожимали плечами, не понимая даже сути вопросов, или делали вид, что не понимают. Иные говорили, что не принимали и не давали, но в целом согласны и поддерживают. Лишь незначительная часть татар критически оценивает деятельность Меджлиса, но и они вынуждены считаться с настроениями, царящими в диаспоре. Нужно понимать тот особый жизненный уклад и систему взаимоотношений в среде крымских татар, которые очень чтят общественный договор, национальные традиции консолидации народа и очень боятся стать изгоями в своей среде,  откровенно излагая свои взгляды, или демонстрируя свое несогласие с большинством сородичей. Такие же точно отношения царят и у других азиатских народов, особенно ярко выражаются в жизни кыргызов и казахов, узбеков и дунган, таджиков и туркмен. В этой среде европейскому индивидуализму мало места, но зато очень сильны родоплеменные связи и взаимопомощь. Здесь сильны консервативные настроения и революционные порывы. Люди в таких сообществах легко управляемы, ими не сложно манипулировать, но трудно переубедить, если по тем или иным вопросам у них сформировалось определенное мнение. Они не восприимчивы к аргументам и готовы отстаивать свою точку зрения, даже убедившись в том, что она ошибочна. И со всем этим нужно считаться!

 

Национальные центры – рудименты советской эпохи

Конечно, ни один лидер национального центра или объединения не признается в том, что его организация – фикция, а деятельность – имитация работы по защите чего-то от кого-то. Я долго искал такого лидера, который приоткроет занавес и расскажет об истинном характере работы национальных  центров. И нашел такого человека. Это Александр Иванов, глава Русского  объединительного  союза  соотечественников в Киргизии:

 

- Если судить чисто по уставной деятельности, мы можем заниматься чем угодно – от национальных традиций, песен и плясок по политических акций. Не все национальные центры созданы как «культурные центры».  У нас в Кыргызстане все национальные центры в период своего рождения ставили главную – культурную составляющую своей деятельности. А потом стали происходить расколы в самих диаспорах, стали рождаться новые объединения, которые декларировали и новые цели, они не стали привязывать себя только к культуре, как и наше объединение.

- А есть ли какое-нибудь ограничение, своего рода «табу», чем  национальные центры не имеют права заниматься?

- Даже вопросы политики не исключаются из направлений деятельности центров. Даже в выборах национальные центры имеют право участвовать, предлагая партиям своих кандидатов или участвуя в агитации за те или иные политические партии, отдельных кандидатов, работать в участковых  избирательных комиссиях и т.д. Грань очень условная между тем, что можно, а что нельзя. Естественно, законы о политических партиях и общественных объединениях  четко регламентируют полномочия тех и других.

- Если партия формирует свои ряды из сторонников определенной политической концепции, и к слову, формирование партий  по национальному или религиозному принципу у нас законом не допускается, то национальные центры формируют свои ряды по национальному признаку…

- Да, это так. Но надо признать, что у нас ни один национальный центр не имеет списков своих членов. Конечно, и многие партии в Кыргызстане не имеют таких списков, начинают проявлять активность  и привлекать сторонников только накануне выборов, в лучшем случае работает небольшая группа активистов, и то проплаченных.  Но это уже издержки партийной системы.   В национальных центрах учет членов вообще никто не ведет. Лишь как только появляется какая-то альтернативная организация, претендующая на представление интересов того же народа, начинается борьба уже между самими организациями и тогда каждая заявляет, что  она представляет интересы как можно большего числа граждан.

- А откуда берутся цифры численности сторонников той или иной общественной организации? С потолка?

- Зачастую, да! Ситуация такая же, как в политических партиях. Вот организовывают митинг. Приходит пять – десять человек. Где ваши сторонники? Вы же заявляли, что у вас в этом регионе столько-то тысяч членов партии! Все это фикция!

- Тогда как же собираются все эти курултаи, партийные съезды? Как обеспечивается массовость?

- За счет проплаты.  Актив формируется из числа родственников, друзей, подчиненных и т.д.

- А как же тогда с нормами представительства, с выборами делегатов на эти форумы?

- Все формируется спонтанно. Все зависит от вместимости зала. Ставится задача заполнить зал, и не важно, кого ты приведешь.

- В таком случае, цена всех решений и постановлений этих форумов – стоимость аренды зала, не более. И тогда получается, что все, или большинство национальных центров, союзов, объединений представляют из себя небольшую кучку общественных или политических деятелей, в окружении небольшой группы сторонников или проплаченных функционеров?

- Да. Поэтому любое объединение, национальный центр не могут говорить от лица всей диаспоры! Они могут представлять интересы только своей группы. Пресса зачастую не правильно представляет их заявления и акции, когда сообщает, что та или иная диаспора в крае выступает с тем или иным заявлением. Выступает не диаспора, а та организация, которая только претендует на представление интересов диаспоры. Но чтобы претендовать на такую роль, нужно иметь хотя бы списки своих членов, картотеку, документы тех же курултаев или общих собраний, в которых зафиксированы результаты выборов и голосований по основным вопросам, которые и определяют полномочия лидеров таких организаций. Но ничего подобного и в помине нет.

- Но если эти национальные центры фактически не представляют диаспоры, тогда какое они имеют моральное и юридическое право в рамках Ассамблеи народов Кыргызстана представлять народ страны?

- Да в том-то и дело, что как таковой Ассамблеи народов Кыргызстана уже не существует – она реорганизована в иные структуры. Ассамблея последние годы существовала только за счет бесплатно предоставленного государством здания в центре города… 

 

Подведем итоги

Когда мы говорим о системе формирования государственных органов власти, тут важна каждая мелочь.  Выборы хоть в местные органы исполнительной власти, хоть в высший законодательный орган регламентированы и за ними осуществляется жесткий контроль. Потому что власть выбирает народ. Весь народ!

А вот процесс формирования всевозможных общественных объединений, национальных центров и прочих организаций, которые говорят от имени пусть даже небольшой части народа фактически бесконтролен.  Любая группа лиц может объявить себя представителями либо диаспоры, либо народа той или иной территории и делать заявления, проводить любые  политические акции, иными способами диктовать свою волю государственной власти (напомню, избранной всем народом). Не есть ли это нарушение основополагающих принципов демократии? Не является ли это основой сепаратизма? Где грань дозволенного?  Хорошо, если подобные организации занимают конструктивную позицию и искренне заботятся о развитии своей диаспоры, не противопоставляя ее другим народам страны, не отрывая ее от жизни государства. Многое, если не все зависит от лидеров подобных организаций.

Мы должны понимать, что процесс формирования и последующей деятельности подобных общественных организаций – великолепный механизм и для развертывания провокаций и создания конфликтных зон. Можно весьма эффективно использовать эти «демократические институты»  для разворачивания масштабных протестных акций, революций, а затем для защиты «демократии» и «борьбы с терроризмом» развязывать войны, бомбить города и села. Разве пример насильственной ликвидации Югославии не показателен в этом плане? А ведь тоже все начиналось с безобидных на первый взгляд размежеваний по национальному признаку.

Я специально взял примеры из разных регионов, сравнивая ситуацию в Крыму с положением в Кыргызстане.  Это географически мы далеки друг от друга, но процессы в общественном развитии идут одни и те же. И угрозы для безопасности что Кыргызстана, что России, что других  государств очень схожи, как и источники конфликтов.  И одна из «мин замедленного действия» - это пресловутый национальный вопрос. 

 

Аркадий Гладилов, редактор POLIT.KG

Версия для печати   |   Просмотров: 1085   |   Все статьи

Мы и мир

23.03.2018 19:20
Учебники по истории должны отражать неразрывную связь  Крыма с Россией

Член Совета Федерации от Республики Крым Сергей Цеков принял участие в заседании «круглого стола» Российского исторического общества, посвящённого четвёртой годовщине воссоединения Крыма с  Россией и  презентации двухтомника «История Крыма», созданного Институтом российской истории РАН.           

Открыл мероприятие председатель Российского исторического общества Сергей Нарышкин. В работе «круглого стола» приняли участие директор Института российской истории РАН Юрий Петров, председатель Комитета Государственной Думы по международным делам Леонид Слуцкий, председатель Законодательного Собрания города Севастополя, председатель Совета отделения Российского исторического общества в Севастополе Екатерина Алтабаева, директор Центрального музея Тавриды,

Опрос



Главная