POLIT.KG
Информационно-аналитический портал
  часы   Среда, 21 ноября 2018
RSS

О ситуации в Кыргызстане

07.11.2018 14:26
Президент Сооронбай Жээнбеков: Глубоко прочувствуем многовековую великую историю нашей страны, свято сохраним национальное достоинство!

Президент Кыргызской Республики Сооронбай Жээнбеков  7 ноября, в связи с Днем истории и памяти предков посетил мемориальный комплекс «Ата-Бейит», где прочитал молитву в память о предках и покоящихся там соотечественниках, возложил венки к памятникам и сделал обращение к народу Кыргызстана.

"Непростые годы в составе российской империи, национально-освободительная борьба 1916 года и великий исход — Уркун принесли нашему народу большие испытания.После победы февральской, затем Октябрьской социалистической революци 1917 года в России произошел резкий поворот в судьбе кыргызского народа. В 1924 году была образована автономная область, затем создана Кыргызская Советская Социалистическая Республика"


Погода в Кыргызстане

Курс валют

Место Кыргызстана в ОДКБ и противодействие угрозам регионального и глобального характера: веер военных рисков внутри страны и за её пределами.

09.03.2015 14:17 - Polit.kg
Место Кыргызстана в ОДКБ и противодействие угрозам регионального и глобального характера: веер военных рисков внутри страны и за её пределами.

5 марта в Бишкеке под эгидой аналитического ресурса «Вести.kg», Клуба региональных экспертов Кыргызстана и Фонда «Евразийцы — новая волна» состоялся круглый стол «Военно-техническое сотрудничество Кыргызстана как основа безопасности государства». Отправной точкой обсуждения стало подтверждённое известие о выделении силовым структурам КР техники и вооружений из Российской Федерации на сумму более 1 млрд. долларов — всё по линии ОДКБ (напомним: о том, что такая помощь планируется, ещё ровно два года тому назад говорил генсек ОДКБ Николай Бордюжа). Кроме того, большое внимание было уделено ситуации в Афганистане как стране, оказывающей непосредственное влияние на весь центральноазиатский регион, а также роли Кыргызстана в структуре ОДКБ.    

 

Никита Мендкович, эксперт Центра изучения современного Афганистана (Москва) осветил афганскую тематику:

- Общеизвестно, что в Афганистане на протяжении многих лет идёт тяжёлая гражданская война. Но в какой степени это представляет угрозу для нас? Проправительственные силы там хотя и не контролируют некоторые сельские районы, но крупные города, важнейшие промышленные и транспортные узлы всё-таки держат. Вопрос о реставрации «Талибана» как таковой не стоит. Правительство поддерживают не только коалиционные войска, но и местные вооружённые формирования, создаваемые некоторыми командирами на местах, - им предоставлен статус местной полиции, а их официальная численность на середину прошлого года составляла 30 тыс. человек. Считается, что арбаки (так называют их в самом Афганистане) — основное средство решения конфликта. Тем более, что добиться содействия тех же племенных вождей, оказывается, вполне возможно.

Численность вооружённой оппозиции в Афганистане по данным западных разведок на 2010 год — 35-40 тысяч. В 2014-ом, по оценкам нашего Центра, эта цифра составила 20-25 тысяч (отмечу, что это без учёта тех, кто базируется сейчас на территории Пакистана или на Ближнем Востоке). Они несут довольно крупные потери: в прошлом году,  по нашим оценкам, было убито примерно 5400 человек. Число пленных неизвестно: в предыдущие годы этот показатель составлял 9-10 тыс., однако после вывода большей части иностранных войск характер войны очень изменился. Во-первых, наблюдается ожесточение в духе «здесь пленных не берут и не сдаются в плен», а во-вторых, есть проблема коррупции — и многих полевых командиров просто выкупают за взятку. Не скажу, что практику не брать пленных следует поддержать, но она существует — и мотивирована в том числе и вторым фактором. Есть надежда, что в течение следующих десяти лет встанет вопрос об исчерпании сил вооружённой оппозиции внутри Афганистана. Но силовые структуры тоже теряют всё больше людей (хотя и меньше в процентном отношении, чем боевики) — и потери эти для них самих очень чувствительны. Страдает, конечно, и мирное население.

Линии фронта в этой войне нет, речь идёт о контроле за отдельными сёлами. Тут сложно определиться даже с методикой подсчёта. Основная зона активности боевиков — это юго-восток страны, районы, граничащие с Пакистаном. В то же время за последние пять лет участились случаи их проникновения в северные районы страны. На сегодняшний день вооружённые банды активно действуют в Бадахшане, Кундузе, Фарьябе и Герате. На территории провинции Кундуз, по нашим оценкам, сейчас действует от 400 до 800 боевиков. Частично они контролируют два из трёх приграничных уездов. В Бадахшане находится более тысячи, причём, это не только талибы. Многие подчиняются Талибану лишь формально, а сами занимаются обычным наркобизнесом. В программу самого Талибана ещё с 1998 года официально входит вторжение на территорию Центральной Азии, а с Россией он и вовсе находится — по крайней мере, формально — в состоянии войны (с 2000-ого года). Тем не менее, их вторжение на территорию постсоветских стран пока маловероятно — уж слишком они заняты борьбой с официальным Кабулом, в которой отнюдь не выигрывают. Однако отсюда, из наших стран, всё ещё не иссякает поток добровольцев, желающих воевать в Афганистане или Сирии. Объектом вербовки на территории СНГ чаще всего становится молодёжь с неполным средним образованием — в основном, безработная. Первоначальную вербовку осуществляют «Хизб-ут-Тахрир» и «Джамаат Таблиг». В вооружённом конфликте на территории Афганистана они напрямую не участвуют, но активно убеждают молодых людей в том, что их единомышленниками являются в том числе и талибы. Далее в случае с завербованными оформляется якобы образовательная поездка в Пакистан. Обычно их поселяют при нигде не зарегистрированных медресе, которых в Пакистане сейчас около двух сотен. Там они проходят курс молодого бойца, первичную идеологическую накачку, а дальше отправляются уже в Зону племён Пакистана и Афганистана, где и начинают свой боевой путь. Есть те, кто потом перетекает в Северный Афганистан и используется там талибами в качестве идеологического прикрытия перед местным населением. Дело в том, что талибы, преимущественно пуштуны, традиционно находятся в конфликте с национальными меньшинствами Афганистана, а на севере страны больше всего узбеков и таджиков. Вот и создаются такие прокси-организации, включающие выходцев из центральноазиатских республик. Параллельно, надо отметить, из СНГ идёт поток желающих воевать в Сирию. Почему не в Афганистан? Потому что именно в Сирии боевики контролируют достаточно большую территорию, а в Афганистане они находятся всё-таки в жёстком подполье: многие из отправившихся туда жалуются, что до выхода на операцию им приходится месяцами прятаться по подвалам. Это утомляет, а потому многие самовольно переезжают в Сирию, аргументируя такой шаг среди прочего и тем, что те места упоминаются в Коране.

Перечень наиболее известных организаций, действующих на территории Афганистана, в пользу которых как раз и вербуются люди на территории СНГ, выглядит так:

-        ИДТ (Исламское движение Туркестана)

-        Ансар аль-Асир

-        Союз «Исламский Джихад»

-        Джунд аль-Халифат

-        Имарат Кавказ

-        Джамаат Булгар

-        Джундаллах

Работа с угрозами, исходящими из Афганистана, - прежде всего вопрос превентивных действий. ОДКБ, конечно, может оказывать содействие афганским властям и даже помогать им бомбардировочной авиацией, но это явно не вопрос ближайшего времени. Поэтому концентрироваться нам нужно на полицейском контроле приграничной полосы. В том же Таджикистане в этом плане ситуация крайне сложна. Приграничье с Афганистаном там - вотчина бандитов, которые занимаются чем угодно: от похищения людей и вторжений в заповедники с целью браконьерства до всевозможной контрабанды. Я считаю, что пора создавать некие коллективные силы охраны границы на базе ОДКБ. Это не угроза чьему-либо суверенитету, а борьба с угрозой на дальних подступах. Кроме того, надо заняться обнаружением и уничтожением баз вербовки на территории наших стран.Здесь важна не только антиэкстремистская пропаганда и ликвидация социально-экономических предпосылок, но и собственно полицейская работа.

Далее, нужна общая картотека угроз. Зачастую представители наших силовых структур представляют Афганистан как единый клубок проблем, вообще не разбираясь, кто там составляет вооружённую оппозицию, чем вооружены эти отряды и т. д. Это проблему нужно решать — в том числе через создание коллективных экспертных центров. 

 

Время для подготовки к возможным вторжениям в Центральную Азию есть. Нынешние угрозы не носят собственно военный характер. Тем больше у нас возможностей для «тренировки кулаков». Недавно я участвовал в экспертном круглом столе в Ереване — там обсуждалось расширение сотрудничества в сфере разведки и безопасности по линии ОДКБ. В первую очередь, речь шла об активизации процесса обмена информацией в рамках противодействия терроризму. Это очень актуально, так как только мне известно сразу несколько случаев, когда экстремисты из Казахстана переправлялись в Афганистан через Россию.

Часто приходится слышать о некоей «виртуальности» ОДКБ. Если на то пошло, в той же мере можно говорить и о виртуальности других подобных структур -  например, НАТО. Собственно натовские структуры в том же Афганистане были задействованы крайне слабо. Из попыток США передавать командование коалиционными войсками своим партнёрам по НАТО ничего хорошего не выходило. Практика показывает: действуют отдельные страны, а не организация неким единым фронтом. Говорит ли это о неэффективности НАТО? Разумеется, нет. Это по-прежнему крупнейший военно-политический блок в мире. Так что и к ОДКБ не надо предъявлять завышенных требований. ОДКБ — не СССР и работает над отражением угроз в меру своих возможностей. Где-то это получается лучше, где-то — хуже. Главное, мы этому вместе учимся и будем учиться дальше.

 

Марат Кенжесариев, заместитель начальника  Генерального штаба Вооруженных сил КР поведал о перспективах сотрудничества по линии ОДКБ:

Система обеспечения безопасности КР подразумевает два основных направления. Первое - собственно внутренние меры, осуществляемые нашими Вооружёнными силами. 12 марта прошлого года решением Главнокомандующего ВС Алмазбека Атамбаева был создан Генеральный штаб, центральный орган военного управления. Это было сделано для того, чтобы с большим успехом провести реформу вооружённых сил и укрепить обороноспособность страны с опорой на уже имеющиеся ресурсы: где-то их перегруппировать, где-то — правильно сориентировать. Второе направление, которое будет только развиваться, - это система коллективной безопасности в рамках ОДКБ. Мы участвуем практически во всех мероприятиях этой организации. В прошлом году мы провели ряд учений и в рамках ОДКБ, и в рамках ШОС. В последнем случае контингент из Кыргызстана был даже вторым по численности. Отсюда и плоды: хорошая тактическая, стратегическая и оперативная выучка войск. Генеральный штаб считает развитие сотрудничества по линии ОДКБ одним из главных приоритетов. Не первый год проводится активная работа в плане военно-технического сотрудничества, которое является одной из основ боеспособности наших частей.

Страны ОДКБ, в частности Российская Федерация и Республика Армения, первыми откликнулись на нашу просьбу о помощи в 1999 году, во время Баткенской войны. От России потом мы получали в 2004 году стрелковое вооружение, в том числе снайперские винтовки, а также приборы ночного видения, средства связи. Тогда же был организован ремонт авиационной техники на соответствующих предприятиях РФ. Основным направлением нынешней реформы ВС КР также является техническое оснащение войск. В этой связи в 2013 году между президентами РФ и КР была достигнута договорённость о поставке в Кыргызстан новых партий военно-технической помощи. Кроме того, мы используем возможность сотрудничества оборонных предприятий двух стран.Буквально несколько дней назад состоялся Кыргызско-татарский бизнес форум — и с Министерством промышленности Татарстана, а также представителями Казанского вертолётного завода, завода КамАЗ, пороховых заводов были проведены переговоры по формированию Дорожной карты специализированного партнёрства. Это предполагает прямые контакты наших оборонных ведомств с этими предприятиями. Вчера состоялась встреча с представителем российского концерна ПВО «Алмаз-Антей», с которым мы обсудили возможность модернизации системы противовоздушной обороны Кыргызстана. Это очень важно для нас, потому что до этого особых успехов даже в рамках общей системы ПВО тут не наблюдалось. В целом, сотрудничество осуществляется в плановом порядке.

Подготовка наших военных кадров осуществляется в том числе и в военных вузах России и Казахстана, находится на высоком уровне. У нас действует Институт вооружённых сил, где ведётся в том числе и техническое обучение. Да и распределение бюджетных средств осуществляется у нас таким образом, что мы всегда можем поддерживать любую технику в исправном состоянии, поэтому я возражаю против того мнения, что мы не готовы осваивать военно-техническую помощь из России.

 

Искандер Мамбеталиев, заместитель председателя Государственной пограничной службы КР рассказал о достижениях и сложностях в оснащении отечественных погранвойск техническими средствами:

В последние годы мы подготовили свою карту по вступлению в Таможенный союз. Среди прочего запланировано и оснащение пограничной службы современной техникой: техническими средствами охраны государственной границы, техническими средствами пограничного контроля и техническими средствами для обустройства пограничной инфраструктуры. Всё это — отдельно от программы Генерального штаба, от которого мы тоже должны впоследствии получать помощь.

Надо сказать, что с 2012 года мы начали ощущать значительную поддержку в военно-техническом плане. С горем пополам, но всё освоили. Не соглашусь с тем утверждением, что в плане кадров у нас всё хорошо. Образовательный уровень, по крайней мере, в пограничной службе, - ниже плинтуса. Контрактники у нас долго не задерживаются — а чего ещё ждать при денежном содержании в 10 тысяч сомов? Проходит полгода — они уходят. Каждый год сменяют друг друга рядовые. Мы не успеваем никого учить. А ведь техника сейчас очень сложная — не каждый выпускник военного вуза ещё с ней справится! Мы тут в Бишкеке сейчас в режиме реального времени получаем съёмки с самых дальних застав. В своё время, когда мы, за недостатком финансирования, были вынуждены охранять границу буквально с автоматом и биноклем, была утрачена система подготовки офицеров технических специальностей. Эту подготовку мы вот только начали — наши люди учатся, например, в Калининградском пограничном институте ФСБ РФ. В год выпускается 2-3 человека — а это мизер. Ещё хуже дело обстоит с сервисными центрами.  Остаётся только нарабатывать упущенные ранее моменты в усиленном режиме.

В данное время с визитов в КР находятся представители координационной службы Совета командования пограничными войсками ОДКБ, мы совместно ведём мониторинг государственной границы. В скором времени подготовим заявку — и между Россией и Кыргызстаном будет подписано отдельное финансовое соглашение по инженерному обустройству государственной границы, оснащению пунктов пропуска.Переговоры идут очень интенсивно, и, я надеюсь, со вступлением в ТС и ЕАЭС к нам поступит значительное количество техники.

Уточню, что появление на наших рубежах пограничников из других стран впоследствии не предвидится. Внешнюю границу Таможенного союза на кыргызстанском участке будут охранять исключительно пограничники КР.

 

Александр Зеличенко, директор Центральноазиатского центра по наркополитике, повернул афганскую тему под углом наркоэкспансии:

Наркотики, контрабанда оружия, незаконная миграция, религиозный экстремизм, - всё это один тугой узел, развязать который очень сложно. Что касается исследований Центральноазиатского центра наркополитики, мы уже давно изучаем проблему наркотрафика из Афганистана. Когда-то мы говорили о том, что наркотрафик будет интенсифицироваться, а наркопроизводство в Афганистане будет расти. Многие, причём очень солидные люди говорили тогда: «Не надо нас пугать, рынок всё расставит по местам». Но, так или иначе, наш прогноз сейчас оправдывается. Вывод коалиционных войск из Афганистана привёл к тому, что исчез фактор, сдерживающий  вооружённую оппозицию.Долгое время ей для того, чтобы проникнуть из Вазиристана в Центральную Азию, требовалось пересечь весь Афганистан и не раз столкнуться с иностранными военными. Поэтому многие просто отсиживались тогда в лагерях. Сейчас экспансия будет становиться более интенсивной. Во всеуслышание боевики заявляют о претензиях на территории в Туркмении и Таджикистане. Наркотики — естественная подпитка их активности. И, по данным ООН прошлый год был в плане наркопроизводства самым продуктивным за последние 7-8 лет. Как мы и предупреждали, наблюдается рост посевов. По северному маршруту, то есть через страны Центральной Азии, идёт уже примерно 30% смертельного груза. С Россией уже давно ведётся необъявленная война — 90 тысяч смертей российских граждан от наркотиков в год (из них 30 тысяч — от передозировок).

Конечно, нам удалось мобилизовать силовые структуры КР. Они стали более подвижными, стали более эффективно друг с другом коммуницировать. Начали проводить антикоррупционные мероприятия: стало больше изыматься т. н. «красного героина».Государство доказывает, что пресечение наркокоррупции для него — генеральная линия. Оно не хочет, чтобы Кыргызстан так и продолжали называть «страной наркобаронов». Последние совместные операции ГСКН, пограничной и таможенной служб способствовали пресечению многих серьёзных каналов наркотрафика.

Тем не менее, к великому сожалению, изымать адекватное количество наркотиков всё-таки ещё не удаётся.  Сейчас в год изымается до 200 кг. опиатов, а этого явно недостаточно. Я давно советую нашим силовикам в связи с этим переключиться на борьбу с основным потоком наркотиков. Может быть, стоит даже забыть на время о проблемах, связанных с местным рынком, с какой-нибудь марихуаной, дабы переключить все русурсы на международный наркотрафик и, в первую очередь, сотрудничество с Российской Федерацией. Ту же дорожную карту по вступлению в Таможенный союз и Евразийский экономический союз можно и нужно  использовать в том числе и для укрепления нашей государственной границы. Беспилотники, сигнализации, - это очень дорогие, но необходимые вещи, на закупку которых Кыргызстан ещё не скоро решится сам. Нам нужна помощь — и этот вопрос ещё не поздно поднять по ходу вступления в Таможенный союз.

 

 

Военный эксперт Токтогул Какчекеев оценил потенциал кыргызстанской армии и с оптимизмом взглянул на сотрудничество КР и РФ в военно-технической сфере:

Нам нужны подготовленные кадры, большая работа в сфере патриотического воспитания молодёжи. Сегодня у нас постепенно забывают, что есть такая профессия — Родину защищать. В армии остались одни её «фанатики». Помимо них активны разве что ветеранские движения. Не было такого случая, чтобы наши «патриоты», «герои апреля» шли с большим желанием служить в те же пограничные войска и даже просто в армию. Имитация патриотизма охватила всех и вся.

Тем не менее, вооружённые силы КР до сих пор ещё готовы уничтожить, случись что,  бандформирования любого формата. Во время прошлогодних учений стран ШОС во Внутренней Монголии наши военные продемонстрировали отличную выучку и заняли третье место после России и Китая. Это говорит о том, что с обычными угрозами мы справиться можем.

Президент РФ Владимир Владимирович Путин недавно заявил, что Россия будет оказывать своим союзникам всемерную поддержку в укреплении их обороноспособности. Исходя из этого мы и получаем сейчас один миллиард, а, исходя из слов министра обороны РФ Сергея Кужугетовича Шойгу, мы можем рассчитывать и на 2 миллиарда в виде разного рода вооружений.Россия готова предоставлять места для подготовки офицеров и курсантов в своих военных вузах — наши граждане будут учиться там наравне с гражданами России. Это говорит о том, что Кыргызстан обретает сегодня возможность создания высокомобильных вооружённых сил. Мы извлекли уроки из многого, что происходило на нашей территории. Наш Генштаб сегодня подробно изучает причины кризиса на Украине. Значит, государство выполняет свои обязанности в сфере защиты своих национальных интересов. Зная, чем пахнет конфликт, организуемый инсургентами религиозного и иного толка, скажу: надо помнить, что в 1999 году многие силы, которые были «приватизированы» различными силовыми структурами, работали вразрез друг с другом. В итоге наши полковники и генералы попадали в плен к боевикам, чистили им ботинки. Следует сделать выводы и обустроить наши вооружённые силы так, чтобы этого даже не могло повториться.

Надеюсь, что в будущем в рамках ОДКБ будет создан комитет по ядерному планированию — и это, а также многое другое положительно скажется на устройстве наших вооружённых сил, их способности отразить любую возможную агрессию.

 

Военный эксперт, полковник Государственной пограничной службы КР Кубанычбек Сарыбаев внёс в обсуждение долю скептицизма:

На безопасность страны не может не влиять то, что два больших участка государственной границы (с Таджикистаном и Узбекистаном) до сих пор не имеют правового статуса. Если бы не это, программу мер государственного регулирования границы (в числе, её инженерных заграждений, прокладки дорог, кабелей связи и т.д.) можно было бы реализовать, что называется, «в полный рост». Полноценное обустройство позволило бы заблаговременно выявлять проникающих в республику террористов и контрабандистов. А пока мы не можем обеспечить там ни твёрдый режим охраны, ни режим хозяйственной деятельности для местного населения.

Что касается военно-технической помощи, главный вопрос тут такой: а готовы ли мы сами её освоить? Есть ли у нас ресурсы и квалифицированные кадры для того, чтобы не просто её принять, но и поддерживать в рабочем состоянии? Та плотность войсковой охраны границы, которая сейчас имеется (1 человек на 1 км. границы), явно недостаточна. Можно запрашивать сколько угодно  дорожной техники и транспорта, но если нет солярки и бензина (а их на погранзаставах часто нет), вся эта помощь будет стоять. У нас уже были примеры получения инженерных средств, которые впоследствии эффективно по разным причинам не применялись.

Блоком из четырёх видов внутристрановых угроз, включая сепаратизм, у нас в стране призваны заниматься сотрудники МВД, чья численность с советского времени только сокращалась — при том, что население Кыргызстана увеличилось почти в два раза. Это от того, что сотрудники эти стали суперпрофессионалами, интеллектуалами с несколькими языками и теологическим образованием? Вовсе нет. Уровень профессионализма, может, даже снизился, а работы становится всё больше и больше. А мы хотим эффективной борьбы с внутренними угрозами! То же самое, собственно, и с органами национальной безопасности.

 

Глава общественного наблюдательного совета при Министерстве обороны КР Рыспай Асанакунов указал на то, что приоритетом в распределении российское помощи должна стать помощь ГПС КР :

Хотелось бы обратиться к представителям Генерального штаба с тем, чтобы помощь, поступающая из России, распределялась у нас справедливо. Большая доля предоставляемой помощи, несомненно, должна пойти на охрану границы. Не должно быть того, чтобы пограничную службу снабжали по остаточному принципу, как это было в 90-е годы. Пограничники принимают бой первыми и нельзя оставлять их с одним пулемётом.

Было бы хорошо, если бы общественность тоже подключилась к контролю за распределением военно-технической помощи. К сожалению, пока такого общественного контроля над действиями Генштаба у нас нет.

Я не первый год занимаюсь защитой прав военнослужащих и их семей. Должен сказать, что сейчас в вооружённые силы приходят профессионалы. Все кадры у нас подготовленные, обучались в военных вузах.  Осталось только дать им соответствующие социальные права: жильё, хорошую зарплату, обмундирование. Сейчас на руководящих должностях — именно те люди, которые нужны: опытные, прошедшие все ступени, начиная с командиров взводов и начальников застав. Они знают, что, где и кому требуется. Поэтому не надо ждать содействия извне, надо начинать решение накипевших проблем самостоятельно и уже сейчас. Иначе потом может быть поздно.

 

Своим опытным взглядом оценил всё и председатель Совета ветеранов пограничных войск Сталбек Асакеев:

Действительно, кадры — это самая больная тема. Не секрет, что самая современная техника — те же беспилотники — лежит у нас сейчас на складах и извлекается оттуда только на время учений, в рамках демонстрации. А нужно научиться использовать её в реальной практике — для быстрого реагирования на приграничные угрозы.

Как вертолётчик, скажу: пограничной службе нужны свои вертолёты. Дело в том, что Министерство обороны взяло в своё время авиацию под свой контроль, пообещав выдавать её только при особой нужде. Кроме пограничников, от этого страдает также МЧС. В отсутствии собственной авиации погранслужба и выпускает из поля зрения многих пересекающих границу.

Кроме того, нам необходимо выработать концепцию идеологического противостояния актуальным угрозам. Противостоять тому же исламскому радикализму можно только при соответствующей подготовке.

 

На новые угрозы безопасности КР, не всегда носящие военный характер, обратил внимание собравшихся эксперт-политолог Марс Сариев, как всегда отличившийся глубиной анализа:

Для современности характерны совершенно новые вызовы, проявления которых мы наблюдаем сегодня в Сирии, на Украине. В первую очередь, это гибридные войны. Такие вызовы требуют, разумеется, и новых подходов в деле их нейтрализации. Может быть, стоит подумать о новой военной доктрине. Если раньше войска «затачивались» исключительно под внешнюю угрозу, то сейчас надо уделить первоочередное внимание войскам внутренним. Гибридные войны — это войны внутри страны. Мы видим, как наработанная в прежнюю эпоху танковая мощь может разрушать сегодня мирные города. Инфраструктура Сирии, я уверен, будет отброшена в результате этого минимум на сто лет назад. Поэтому на вопрос военной безопасности нужно взглянуть шире. Кыргызстану угрожает скорее не вторжение извне. Посмотрите,наши же граждане, выезжающие в Сирию,  Афганистан буквально меняют свою идентичность: для них перестают существовать государственные границы, понятие государства перестаёт быть ценностью. В исламе изначально признавалось только наличие «земли Ислама», «земли неверных» и «земли войны». Так что мы с доктринальной точки зрения фанатиков — уже «территория войны». И это тревожно, учитывая, какой мощный ресурс (в том числе медийный и военный) задействован сегодня в мире для перекраивания границ. На стороне того же ИГИЛ — профессиональные военные, выпускники Академии Генштаба СССР. Как показывает практика, гибридные войны — следующий этап за внутренней дестабилизацией, вызванной борьбой элит. Так что самая главная угроза сегодня — разжигание противостояния на элитном уровне. Для стран Центральной Азии, где вот-вот уже должны покинуть политическую арену такие мощные лидеры, как Нурсултан Назарбаев и Ислам Каримов, это очень актуально.

Как говорил Мао Цзэдун, «бей по голове — остальное само развалится». В России 90-х годов во власть был внедрён Борис Березовский, ставший секретарём Совета безопасности. Заняв эту должность, он провёл следующую технологическую операцию, напрямую соотносимую с современными методами ведения войн: взял советского офицера генерала Джохара Дудаева, который руководил дивизией в Прибалтике, - и переправил его в Чечню, где тот стал ярым националистом. Получилось так, что Советский Союз, десятилетиями готовившийся к противостоянию с внешними силами, получил в пределах своих границ — уже после распада, в России — внутреннего врага на Кавказе. Дудаев воспользовался тем, что в Чечню при СССР поставлялось огромное количество вооружений для отражения возможных угроз со стороны НАТО (под боком — Турция), - и обратил все эти танки, автоматы и многое другое против России. Так что военные могут готовиться сколько угодно — и я думаю, они свою работу делают добросовестно — но решить всё может какой-нибудь единственный внутренний наскок.

 

Сейчас наблюдается очень опасная смычка религиозного экстремизма и криминала. Оказываясь в тюрьмах, ваххабиты быстро делают из «чёрных» таких же религиозных фанатиков. И ещё не известно, сколько мечетей с ваххабитским уклоном строит здесь сегодня Саудовская Аравия...

 

POLIT.KG

Версия для печати   |   Просмотров: 1038   |   Все статьи

Мы и мир

23.03.2018 19:20
Учебники по истории должны отражать неразрывную связь  Крыма с Россией

Член Совета Федерации от Республики Крым Сергей Цеков принял участие в заседании «круглого стола» Российского исторического общества, посвящённого четвёртой годовщине воссоединения Крыма с  Россией и  презентации двухтомника «История Крыма», созданного Институтом российской истории РАН.           

Открыл мероприятие председатель Российского исторического общества Сергей Нарышкин. В работе «круглого стола» приняли участие директор Института российской истории РАН Юрий Петров, председатель Комитета Государственной Думы по международным делам Леонид Слуцкий, председатель Законодательного Собрания города Севастополя, председатель Совета отделения Российского исторического общества в Севастополе Екатерина Алтабаева, директор Центрального музея Тавриды,

Опрос



Главная