POLIT.KG
Информационно-аналитический портал
  часы   Понедельник, 19 ноября 2018
RSS

О ситуации в Кыргызстане

07.11.2018 14:26
Президент Сооронбай Жээнбеков: Глубоко прочувствуем многовековую великую историю нашей страны, свято сохраним национальное достоинство!

Президент Кыргызской Республики Сооронбай Жээнбеков  7 ноября, в связи с Днем истории и памяти предков посетил мемориальный комплекс «Ата-Бейит», где прочитал молитву в память о предках и покоящихся там соотечественниках, возложил венки к памятникам и сделал обращение к народу Кыргызстана.

"Непростые годы в составе российской империи, национально-освободительная борьба 1916 года и великий исход — Уркун принесли нашему народу большие испытания.После победы февральской, затем Октябрьской социалистической революци 1917 года в России произошел резкий поворот в судьбе кыргызского народа. В 1924 году была образована автономная область, затем создана Кыргызская Советская Социалистическая Республика"


Погода в Кыргызстане

Курс валют

Адил Тойганбаев: «Интеграция с Россией станет возможной тогда, когда мы будем жить по единым принципам»

13.03.2012 20:16 - Polit.kg

В ближайшие годы значение президентского поста девальвируется, считает лидер Национального конгресса Казахстана Адил Тойганбаев. Именно в этом он видит интригу прошедших в России президентских  выборов и того, что за ними должно последовать. «Мы не будем забывать о наших кыргызских братьях, которых в России больше миллиона. Если их собственное правительство не способно защитить их интересы, это будет задачей для казахского правительства», - заявил экс-«зять кыргызского народа»  

 

- Адил, в России прошли президентские выборы. Чем они способны нас удивить? Какое влияние окажут они на ситуацию у нас?

- Значение этих выборов очень большое. И примечательны они не фамилией победителя, которая вообще не была предметом интриги.  Дело не в президентстве Путина, а в том, президентом чего именно будет Путин. Политическая система подверглась значительной эрозии и трансформации, сильному давлению стихийно сложившегося гражданского общества. И система изменилась, утрачивая элементы застоя и авторитаризма, она становится динамичнее и прозрачнее. Это связано не только с внутренней ситуацией.

- Но с чем тогда это связано?

-  С ролью, на которую российские элиты претендуют в мире. Если в Киеве в 2004 году революция свелась к смене первых лиц, но не гарантировала окончательного спасения от всего советского, не создала гарантий незыблемости демократии, то в Москве 2012 года все сложилось по-другому. Путин остается вне личной конкуренции, но политическая система изменилась. Все идет к тому, что в ближайшие годы значение президентского поста девальвируется. В этом интрига этих выборов и того, что за ними.

Практически никакого массового резонанса не получила информация о согласовании всеми системными оппозиционными партиями Конституционного совещания. Но  изменения в Основной закон касаются расширения управляющих функций парламента за счет полномочий президента. Единая Россия вынуждена согласиться по меньшей мере с самой идеей такого совещания, находясь в обозе меняющейся политической жизни.

Другое дело, что не очень понятно, зачем, имея такие стратегические цели, оппозиция разменивалась на предвыборных дискуссиях на второстепенные темы. Имея такую площадку, ею следовало воспользоваться для стопроцентной пропаганды идеи парламентской республики, забыв обо всем остальном.

Так что главная тема - не кто возглавил страну, а как меняется страна.

- Но чем это важно для нас?

- У нас очень много общего с Россией, у нас единое историческое и информационное пространство. И если российские сценарии стабильности во многом влияли на наш застой, то и смена курса у соседа неизбежно добавит нам динамизма. Хотя первой реакцией нашего политического класса станет попытка отстраниться и не замечать перемен.

- Почему?

- У казахстанских политиков просто нет адекватного ответа.

- А в чем конкретный позитив  перемен, происходящих сегодня в России?

- Люди начинают говорить по существу. Не ругать коррупцию, не признавать необходимость улучшить систему здравоохранения, не рассуждать о необходимости поднятия прожиточного минимума. Перестают говорить одинаковые правильные, но бессмысленные слова. Вот парламентская или президентская республика - это конкретно и внятно.

- Какая из них нужна нам?

- Парламентская, потому что она дает больше возможностей для проявления гражданской активности, создает более ответственную власть. А также потому, что она является правовой нормой практически всех развитых государств.

- Наша президентская модель ошибочна, по вашему мнению?

- Она просто исторически исчерпана. В 1991 это было единственно правильное решение. Парламент складывается из партий, которых на тот момент у нас не было и не могло быть. Общество было совершенно неподготовленным для того, чтобы жить и управлять независимым государством. Президентская республика была лучшим выбором для Казахстана. Но ведь часто бывает, что какое-то верное историческое решение, если его считать за вечную панацею, на каком-то этапе уже создает больше проблем, чем решает.

- У нас и сейчас фактически нет партий, если сравнивать нашу ситуацию с развитыми демократиями…

- У нас формируется средний класс, городской образованный класс, есть гражданские группы, способные к преобразованию в партии, как только увидят в этом реальный интерес. В сегодняшних играх интереса нет, избраться в парламент - не означает влиять на положение дел в стране. В процессе переходного периода, учитывающего интересы всех групп населения, мы можем изменить систему в первый момент на парламентско-президентскую.

- Не слишком ли сложно для понимания: президентская, парламентско-президентская, президентско-парламентская?

- Это вариации выбора между двумя центрами власти, и ничего сложного в них нет. Парламентско-президентская форма, или наоборот, означает, что оба центра власти имеют сильные полномочия, но у одного из них есть качественный приоритет, оттого он и стоит на первом месте. Качественный приоритет - это кто формирует правительство и кому оно подотчетно. В развитых демократиях правительство имеет одного начальника - парламент. Президенты и короли только формально предлагают отдельным парламентским лидерам возглавить исполнительную власть.

Россия, если  она хочет найти внутреннюю устойчивость, выработать практики социального компромисса, будет двигаться по этому пути:  кабинет министров, подотчетный Государственной думе. И для нас это лучший вариант. Мы должны приблизить людей к управлению государством. Качественно приблизить.

Какая модель исторически уместнее, из самой истории и видно. Почти все реформаторы были премьер-министрами, зато практически все диктаторы - президентами. В стопроцентно парламентской республике президент выбирается самими депутатами  и в случае своего служебного несоответствия может быть простым голосованием отправлен в отставку, как произошло недавно в Германии. Технической процедурой, что совсем не драматично.

 

- Часто ли оказывался ли для нас значимым российский политический опыт? И должен ли он вообще быть таким?

- Целый ряд типичных организационных мер по консолидации провластных партий и выводу из игры партий оппозиционных, я считаю, плагиат с российских первоисточников. Копирование российского опыта приостановилось с момента введения технического президента, наше чиновничество к такому эксперименту было не готово. И сейчас, происходящее в Москве вызывает недоумение у придворных.

Российский опыт становится сложнее и неоднозначнее: тем тяжелее для желающих его повторять. Одно дело - скопировать рогатку, другое - баллистическую машину. Так проходит соблазн простых решений. В принципе, в соотнесении своих политических решений с опытом близких тебе стран нет ничего плохого. Если власть в свое время перенимала такой опыт, то сегодня и нашей оппозиции есть что воспринять у российской оппозиции.

 - Вы говорите так, словно не разделяете страхов националистов в отношении сближения с Россией: им кажется, оно ослабит наш суверенитет...

- Так я действительно их не разделяю.

- Они говорят, что присоединение к Евразийскому союзу сводит на нет наши преимущества, ставит в зависимое положение.

- Это мнение людей, которые предпочитают бояться просто потому, что сами не умеют пугать. На самом деле надо не бояться и не пугать, а строить честную политику, честные отношения с партнерами на основе паритета и взаимного уважения.

Присоединение к какому-либо межгосударственному союзу само по себе не хорошо и не плохо. Это просто бюрократическая формальность. Главное - осознавать, для чего это делается. Вот в зависимости от этого такое вступление может быть и на пользу, и во вред для Казахстана.

 - Простой пример: официальное двуязычие, с которым предлагают бороться лидеры националистов. Ведь в случае интеграции с Россией оно еще больше станет нормой.

- Я вообще не разделяю убеждение, что быть патриотом - значит не знать иностранных языков. У меня к двуязычию совершенно спокойное отношение. Если занимать последовательную национальную позицию, мы должны сделать двуязычие на данном этапе обязательным требованием и законодательной нормой.

- И это вы называете национальной позицией? Почему?

- Казахи массово и в совершенстве владеют русским, и это делает их только образованнее. Это сложившийся факт. Двуязычие будет у нас тогда, когда неказахское население полноценно овладеет казахским. Мы свою часть этого пути прошли. 

Полноценное владение казахским должно стать нормой -  приличия для начала. Мерой рукоподаваемости. Тогда возможно будет достойное сосуществование, сотрудничество казахов и других общин в нашем государстве.  Такой подход покажет, кто хочет двуязычия, а кто - просто подводит демагогию под нежелание учить язык своей страны. Но тогда это двуличие, а не двуязычие.

Надо брать правильные лозунги себе по праву, а не отдавать их мошенникам и демагогам. А что касается языков - я за то, чтобы и английский массово преподавался бы у нас с первого класса и при государственной поддержке.

- Однако политика России открыто состоит в поддержке соотечественников, и сами московские политики не скрывают, что для них Евразийский союз - способ укрепления положения русскоязычных общин Казахстана.

- У русских в Казахстане должны быть такие же права, как у казахов в России. Если в Москве хотят качественно поднять статус соотечественников в Казахстане, то это обсуждаемо, но в таком случае это  внутриполитическая проблема России.

- Но количество русских у нас и казахов там настолько несопоставимо, что делает такую постановку вопроса нереалистичной. Что на это скажете?

- Скажу, что мы не будем забывать о наших кыргызских братьях, которых в России больше миллиона. Если их собственное правительство не способно защитить их интересы, это будет задачей для казахского правительства, и формат Евразийского союза уместен для такой постановки вопроса. Это паритетный подход: ведь в числе соотечественников в Казахстане, о которых говорят в России, не только русские, но и украинцы, и белорусы, и не только.

Наш интерес в подобных переговорах не должен страдать. А наш интерес - это выражение воли всех народов Центральной Азии. Не защитив их, как мы можем претендовать на региональное лидерство?

- То есть Вы допускаете уступки России в вопросе положения "соотечественников"? До каких пределов? Может ли русский стать у нас вторым государственным?

- Может, но мы должны быть последовательны в принципе, что наличие второго государственного языка никого не освобождает от полноценного владения первым. И, во-вторых, такие меры реализуются на паритетных началах. Второй язык в России - не обязательно казахский. Правильнее остановиться на каком-нибудь наиболее распространенном там тюркском наречии.

Мне импонирует позиция Путина по защите русского языка и культуры. Он ставит вопрос честно и однозначно: мы открыты всем народам, но в нашей стране они будут жить не обособленными меньшинствами, а единым народом, лояльным "русской культурной доминанте". Это ровно то самое, что необходимо в Казахстане, и если уж и говорить о нашей отсталости от России, то только в том, что наши политики не говорят о национальном интересе настолько откровенно, внятно и однозначно.

- Выходит, вероятность Евразийского союза или других форм интеграции с Россией все-таки существует?

- Интеграция с Россией станет возможной тогда, когда мы будем жить по единым с Россией принципам. При этом с их стороны все правильно - только нам осталось определиться.

 

Айгуль ОМАРОВА

 

Версия для печати   |   Просмотров: 2335   |   Все статьи

Мы и мир

23.03.2018 19:20
Учебники по истории должны отражать неразрывную связь  Крыма с Россией

Член Совета Федерации от Республики Крым Сергей Цеков принял участие в заседании «круглого стола» Российского исторического общества, посвящённого четвёртой годовщине воссоединения Крыма с  Россией и  презентации двухтомника «История Крыма», созданного Институтом российской истории РАН.           

Открыл мероприятие председатель Российского исторического общества Сергей Нарышкин. В работе «круглого стола» приняли участие директор Института российской истории РАН Юрий Петров, председатель Комитета Государственной Думы по международным делам Леонид Слуцкий, председатель Законодательного Собрания города Севастополя, председатель Совета отделения Российского исторического общества в Севастополе Екатерина Алтабаева, директор Центрального музея Тавриды,

Опрос



Главная