POLIT.KG
Информационно-аналитический портал
  часы   Вторник, 13 ноября 2018
RSS

О ситуации в Кыргызстане

07.11.2018 14:26
Президент Сооронбай Жээнбеков: Глубоко прочувствуем многовековую великую историю нашей страны, свято сохраним национальное достоинство!

Президент Кыргызской Республики Сооронбай Жээнбеков  7 ноября, в связи с Днем истории и памяти предков посетил мемориальный комплекс «Ата-Бейит», где прочитал молитву в память о предках и покоящихся там соотечественниках, возложил венки к памятникам и сделал обращение к народу Кыргызстана.

"Непростые годы в составе российской империи, национально-освободительная борьба 1916 года и великий исход — Уркун принесли нашему народу большие испытания.После победы февральской, затем Октябрьской социалистической революци 1917 года в России произошел резкий поворот в судьбе кыргызского народа. В 1924 году была образована автономная область, затем создана Кыргызская Советская Социалистическая Республика"


Погода в Кыргызстане

Курс валют

Чем закончится Афганская военная кампания для Кыргызстана? Зачем нужны ОДКБ и новые ГЭС? Что кыргызам светит в Таможенном союзе? И кто защитит президента Атамбаева?

27.03.2013 15:00 - Polit.kg
Чем закончится Афганская военная кампания для Кыргызстана? Зачем нужны ОДКБ и новые ГЭС? Что  кыргызам  светит в Таможенном союзе? И кто защитит президента Атамбаева?

Сразу целый ряд глобальных проблем, связанных не только с Кыргызстаном и его положением, но и всего ЦАР  в ходе своей пресс-конференции в медиа-центре «Россия»  затронул  Александр Князев, доктор исторических наук, эксперт института востоковедения РАН.  

 

Сценария два, а результат один…

«Существуют два мнения, по поводу того, какие последствия повлекут за собой для нашего региона изменение ситуации в Афганистане.

Первое мнение – это точка зрения Муратбека Иманалиева, экс-министра иностранных дел и бывшего генсека ШОС и ряда других экспертов. Они считают, что ничего особенного не произойдет, в Афганистане американцы оставят относительный мир, или, в крайнем случае, если конфликт и разрастётся в Афганистане, он никак не повлияет на ситуацию в нашем регионе.

Другая точка зрения, которой придерживаюсь я, состоит в следующем: во-первых, американцы в Афганистане, не уходя до конца, оставляют за собой  хаотическое пространство, которое будет конфликтным, и гораздо более сильным, чем оно было на протяжении практически всех 30 лет на этой территории. Сейчас реализуется проект по разделу Афганистана, по этническому признаку. В основном, американские силы будут сосредоточены на севере, прежде всего, в районе Мазари-Шарифа. Направлять северо-восточное афганское направление в провинцию, которая граничит с Таджикистаном, а далее, Таджикистан с Кыргызстаном, соответственно, не будут. Это направление отдано под контроль британских спецслужб, буквально сейчас идут переговоры между правительством Таджикистана и Великобритании о транзите военных грузов из Афганистана через территорию Таджикистана. Соответственно, следом идет территория Киргизии.

Существует постановление, которое на днях передано в парламент о транзите военных грузов через территорию Кыргызстана. И вот там есть любопытные моменты, на которые я бы хотел обратить внимание с точки зрения интересов нашей республики.

В приложениях к этим постановлениям обозначены пункты пропуска, через которые грузы НАТО будут пересекать таджикско-кыргызскую, а затем и кыргызско- казахскую границы. Географический анализ этих маршрутов оставляет много вопросов: зачем оттуда, где есть шикарнейшая автотрасса – Кабул - Мазари-Шариф – преимущественно по равнинной местности, (есть только один перевал Саланг, который полностью контролируется и для НАТОвских войск достаточно безопасен), где дальше идет совершенно новая железная дорога, что позволит дальше грузам продвигаться по ЖД-пути, -  зачем эту тяжелую технику тащить на Памир, в горы, по бездорожью, а затем везти его в географические пункты, которые удивительным образом совпадают с бывшими советскими военными объектами, расположенными в стратегических пунктах, непосредственно от китайской границы. Ну, например, Сары-Таш, Таджикский Мургаб, и так далее, их очень много.

Все это означает наличие плана по созданию новых американских и натовских британских объектов. Называться они будут по-разному, это могут быть антитеррористические центры, узлы связи, пункты хранения техники и вооружений, кстати, есть там такое понятие, как ответственное хранение. Это подразумевает, что военная техника, боеприпасы и вооружение остаются на хранение, но обслуживаются они при этом американским или британским военным персоналом. Это можно назвать словом «база» или «военный объект», но факт в том, что на территории республики и всего региона планируется создать мощную, огромную мелкодробленную сеть военных объектов, которые будут контролировать это пространство.

Не факт, что это состоится. Это проект, который только-только начинает реализовываться. Что может произойти в ином случае?

Находящиеся на территории Афганистана не афганские, а интернациональные международные  группировки, такие как  Исламское движение Узбекистана (ИДУ) или Исламский джихад, полностью контролируются и управляются спецслужбами Великобритании и США.

В случае, если проект не удается, эти группировки могут стать инструментом для оказания давления на правительства центральноазиатских стран – в первую очередь, Таджикистана, Киргизии, Узбекистана и Казахстана. Есть масса фактов, которые эту версию подтверждают.

О том, как возрастет наркотрафик, можно даже не говорить – он может только возрасти.

Как повлияют на нашу республику и на регион в целом вывод и передислокация американских и натовских войск в Афганистане?Вывод – пессимистический. Это, в любом случае, либо размещение на территории региона новых объектов (при этом вопрос о выводе американской авиабазы автоматически не обсуждается – все останется по-старому) и это, конечно, вызовет конфликтность с Россией и Китаем, что не есть хорошо.  Либо правительство стран будет сопротивляться этому проекту, что влечет за собой команду террористических группировок, активных в регионе. Что тоже, плохо».

 

О роли ОДКБ в предотвращении и ликвидации возможных конфликтов

«Сейчас проходит «круглый стол», посвященный новой структуре, созданной при ОДКБ, которая включает в себя государственные структуры, существующие при правительстве стран-членов ОДКБ. Я в этом не участвую, поскольку не верю в то, что эксперты из киргизского НИСИ, российского РИСИ, казахстанского КИСИ и другие институты стратегических исследований, способны откровенно и до конца честно обсуждать ту проблематику, которая существует в этом пространстве. Каждый из них сейчас сидит и выступает с оглядкой на свои собственные национальные интересы, что, в принципе, естественно, и с оглядкой на свое начальство, дабы не сказать лишнего, что совершенно противоестественно. Я предпочитаю иной формат, который и хочу вам представить.  Это материал, размещенный на российских информпространствах. Он называется «Новая шоковая терапия. Вступление Киргизии в Таможенный союз». Это закрытый ситуационный анализ, проведенный на базе Центра перспективных исследований в Бишкеке. Он проводился  Кубатом Рахимовым (учредитель и директор ОсОО Smart business solutions Central Asia - эксперт по транспортной инфраструктуре. – прим. авт), Мелисом Джунушалиев, бывшим до недавнего времени директором НИСИ (ныне независимый эксперт. – прим.авт), казахстанским экспертом Маратом Шибутовым (представитель Ассоциации приграничного сотрудничества в Казахстане – прим. авт), Михаилом Паком (шеф-редактор Восточного бюро ИА REGNUM (Алма-Ата). – прим.авт) и рядом бишкекских экспертов, которые связаны с госструктурами, они пожелали сохранить анонимность, также в отчете использованы материалы из Белоруссии по теме Таможенного  союза. Это уже второй такой анализ, он был вывешен сегодня ночью в агентстве «Регнум».

По итогам этого анализа мы пришли к тем выводам, которые я вам сейчас изложил. Хочу добавить, что ОДКБ – абсолютно неготовая организация, чтобы выполнять вопросы безопасности в нашем регионе. Существуют ряд структурно-организационных недостатков, которые необходимо решить: вот сейчас случись какие-то события, на подобии Баткенских, в том же Баткенском, условно говоря, регионе. Для того, чтобы войска ОДКБ приняли участие в нейтрализации этого конфликта, необходимо решение глав всех членов ОДКБ. Как вы думаете, легко такое решение принять или нет?

При этом, Александр Лукашенко подумает, и не один день: а согласиться ему или поиметь какие-то свои дивиденды на этом? Или Армения, которой, простите, вообще до лампочки. Если они не знают, где находится Баткен, как они могут что-то решать? И так каждый. У Казахстана, Узбекистана свои интересы.  Поэтому, скажу вам – в таком формате дела не решаются.

Существует структура, которую не грех позаимствовать – это структура НАТО. Эта организация показала свою дееспособность на протяжении многих десятилетий. Генеральный секретарь НАТО правомочен сам принимать подобного рода решения. Конечно, он согласовывает их с политическим руководством ключевых стран-участниц, но это гораздо более быстрый и эффективный результат.

ОДКБ существует с 2002 года. Назовите мне хотя бы один пример ее эффективности. Таких примеров нет. Во время южных событий нам помогали Россия, Белоруссия, Казахстан. Но это была односторонняя или двусторонняя помощь, но никак не от ОДКБ. Я уже не говорю о ситуациях, когда она проявила себя не очень внятно. В 2010 году Роза Отунбаева обратилась за помощью к России. Она попросила Дмитрия Медведева ввести войска в Ош. Я был противником этого решения, со стороны Розы Исаковны это была провокация по втягиванию России в такого рода конфликт. Но бывают ситуации, когда это  нужно на самом деле, и такие ситуации приближаются.

Я очень сочувствую Николаю Николаевичу Бордюже, который при таких документах, которые существуют в ОДКБ, при  таких принципах организации, вынужден выполнять роль свадебного генерала. Вы спрашиваете меня,  какой эффект будет от этой организации? Я отвечаю: эффекта не будет никакого. Регион находится между тремя территориями – Китаем, Россией и Ираном, которые являются конкурентами США. Что такое конфликты в Центральной Азии для Российской Федерации? Это менее контролируемые потоки миграции, беженцы. Конфликт – это способ консервации интеграционных проектов».

 

Нужна ли вообще  Камбаратинская ГЭС?

«Стратегия развития гидроэнергетики в нашем регионе никак не соответствует реалиям и интересам стран. Сейчас, когда произносится понятие гидроэнергетика в Центральной Азии, сразу возникает два названия «Рогун» и «Камбар-Ата». В Норвегии не существует ни одной большой ГЭС. Только малые и средние, высотой плотины не достигают и 6 метров. И эта страна является вторым в мире производителем алюминия на чужом сырье. А в производстве этого металла стоимость электроэнергии доходит до 90% от себестоимости продукции. То есть, выгодно привозить сырье из Южной Африки, если есть дешевая электроэнергия. И на малых и средних ГЭС норвежцы это делают. При этом они не портят экологию, не наносят ущерба земельным угодьям, не несут техногенных опасностей, в отличие от гигантских ГЭС. И это вызывает и в Киргизии, и в Таджикистане конфликты политического характера, тем более, что Рогунская и Камбаратинскя проблемы достигли высокой степени политизированности.

Та неторопливость, с которой Россия сегодня подходит к вопросу о Камбар-Ате, говорит о том, что руководство России всю эту ситуацию понимает. Повторю, совсем не факт, что Камбаратинская ГЭС когда-нибудь будет вообще построена, и совсем не факт, что это плохо. Ее судьба тормозится сомнением в ее необходимости.

Политика России в Киргизии: я бы сказал так: в нашем регионе она сегодня  лучше, чем вчера. Сравнивать с провальными ельцинскими 90-тыми я не вижу смысла. Политика России сейчас даже более эффективна и позитивна,  чем в году прошлом. Но поводов, чтобы бить в фанфары, я не вижу. Расскажу вам одну историю: в сентябре прошлого года, когда президент Владимир Путин был с визитом в  Бишкеке, меня попросило  прокомментировать итоги визита одно из крупнейших информационных агентств России. Я написал достаточно неоптимистический материал – моя точка зрения того, что я увидел. Но материал у меня не приняли. Как это так, все вокруг не нарадуются, все договоры подписаны, все хорошо и прекрасно. Мой отчет восприняли с недоразумением, и я ответил руководству агентства, что история покажет, кто был прав. И что, на дворе у нас уже конец марта. В сентябре это выглядело так, что в следующем месяце уже начнется строительство. Но его не будет. Не будет этого строительства и в 2013 году, и, скорее всего, не будет и в 2014. Вообще, вся эта стратегия должна пересматриваться. Существуют альтернативные проекты, один из них – это верхненарынский каскад, Сарыджазский. Они наиболее выгодны и эффективны.

Куда будет Киргизия девать энергию объемом 1,9 гигаватта в год? Эта энергия никому не нужна. И куда ее потом девать? А ведь Киргизия сама настаивала на этом. Электроэнергия – это не нефть и не газ, она не приносит быстрых прибылей. И цены для населения, которые социально  опосредованы, таковы, что на них не заработаешь денег. Из этих 1.9 гигаватт в год сколько максимально может потреблять Киргизия, если есть еще и другие ГЭС и источники? Куда девать половину энергии?

Проект КАСА-1000, в котором участвуют несколько стран - это миф. Его не будет. Китаю наша электроэнергия практически  не нужна. У них в проекте заложено построить 69 атомных электростанций. У них на это есть деньги и воля. А пока они вполне обходятся своими тепловыми станциями. Только в одном Урумчи 9 ТЭЦ, из них 4 построены за пару лет.

Так что выход один – тратить неиспользованную энергию на энергоемкое производство, которое будет оправдывать инвестиции и приносить прибыль. Таковым является производство алюминия. Это еще сможет как-то оправдать гигантоманию и строительство ГЭС. Но у нас же все политизируется – президент Атамбаев выходит на площадь, говорит: «Строим Камбар-Ату!» и все кричат «Ура!». При этом не принципиальна фамилия президента. Мы уже привыкли, что у нас так может вести себя любой.

 

Шансы на стабильность внутриполитической ситуации

Ситуацию в Киргизии я могу оценить как двоякую, вероятность дестабилизации и обострения политической ситуации в республике – примерно 50 на 50.

На протяжении двух-трех месяцев соотношение изменится либо в пользу действующей власти, либо все обрушится. Митинги, связанные с Кумтором и арестом трех депутатов парламента – это всего лишь разминка. С 2005 года в Киргизской Республике существует отработанный механизм насильственного свержения любой власти. И ситуация ухудшается с каждой новой персоналией. Социальная поддержка прежде была лучше, чем сейчас. Всем сегодня просто хочется стабильности, и каждый гражданин выживает сам по себе. Государство у нас живет отдельно, политики отдельно, люди отдельно.

Кто сегодня готов защищать власть и лично президента Атамбаева? Министерство обороны? Нет! Министерство внутренних дел? Тоже нет. Спецназ? Аналогично. На фоне суда над офицерами «Альфы» любой уважающий себя офицер просто развернется и уйдет. Более того, прецедентов, когда во всем остаются крайними военные, у нас полно, взять хотя бы аксыйские события. У Атамбаева будет альтернативный выход – опереться на криминальные структуры, однако нет уверенности в том, что и они справятся с ситуацией. Сегодня люди просто терпят все происходящее, они закрыли глаза и выживают, кто как может. А будут убирать президента или нет, большинству, по большому счету, до лампочки.

Атамбаев в сложной ситуации. Если он все же решится полностью убрать военные компоненты из аэропорта «Манас», то есть пойдет по пути Аскара Акаева, то повторится революция 2005 года, организованная на тот момент послом США в Кыргызстане Стивеном Янгом. Куча политиков во власти сейчас готовы пойти против президента. Объединиться против Атамбаева не составит для них труда. Вопрос лишь в стоимости. С одной стороны, на него будут давить НПО, с другой — клановые региональные объединения, как это было в 2005 году.

Если же Кыргызстан от ЦТП не избавится, выбрав проамериканский вектор развития, это не понравится России. В таком случае Кыргызстан лишится экономических преференций со стороны России. Экономическая ситуация будет постепенно ухудшаться, и повторится судьба Курманбека Бакиева.

Хотя  Бакиев обладал куда большей социальной поддержкой, нежели сегодня Атамбаев».

 

POLIT.KG: -Александр, Вы бывали на американской базе «Манас»? Что там есть, кроме военной составляющей?

- Нет, не бывал. Кто меня туда пустит?  Кроме военной составляющей?  Там есть еще  криминальная составляющая. Злые языки в Кабуле рассказывают о том, что из Кабула проходит поток нелегального наркотрафика. Хотя, это даже отдельная тема. В Афганистане сотни тысяч людей, которые хотели бы покинуть свою страну навсегда, не видя в ней перспектив, и имеют при этом финансовый ресурс. Они загружаются в самолет по 20-30 человек, одеваются в военную форму без знаков различия, платят от 30 до 40 тысяч долларов за человека и летят через «Манас» в Канаду. Афганские силы безопасности не имеют права контролировать этот процесс. В Канаде их высаживают при условии, что дальше они легализуются сами. Они не теряясь, идут в миграционные службы с какими-то историями и  размещаются там уже надолго. Такой поток существует уже не один год. И я не думаю, что это политика  Вашингтона или Пентагона в целом. Я думаю, что это конкретный бизнес конкретного генералитета.

 

Политика КНР:

Попробую проиллюстрировать одним примером: в конце января я разговаривал с китайскими коллегами и задал им такой вопрос: «Вы лоббируете кыргызско-китайскую железную дорогу,  а вы не понимаете, что она противоречит интересам американцев в регионе? Это точка конкуренции. Не опасаетесь ли вы конфликта в регионе после первой проложенной шпалы? Этот проект ведь сорвется!». Ответили они мне очень интересно: «А мы тогда подождем». Китайская психология и философия, на которой строится политика не ограничена жизнью живущих сегодня. Ну, не в этом поколении построим, так в следующем. Китайской цивилизации 6 тысяч лет, поэтому можно и подождать. Это мы, европейцы, мусульманский мир, нетерпеливы и не столь иррациональны, как китайцы. Заметьте, за 6 тысяч лет Китай ни разу не воевал за пределами своей территории. Да, были приграничные конфликты с Вьетнамом и СССР, но это не в счет. То есть, в китайской политике нет такого пункта. как военная агрессия за пределами своей страны. Зато есть колоссальная практика экономической и демографической агрессии в любом районе земного шара. Более половины Африки сегодня «под Китаем». Поэтому можно и потерпеть с этой несчастной железной дорогой.

- Вы выступаете как официальная точка зрения правительства России или это ваше личное мнение?

- Никоим образом  Я выступаю от  имени Александра Князева и это мое личное мнение.

 

POLIT.KG:  Вам не кажется, что против строительства Камбар-Аты есть другой, более веский аргумент? Не постигнет ли этот проект  та же участь, что постигла Кумтор? Уже раздаются голоса, что соглашение по Камбар-Ате не в пользу Кыргызстана.

- Еще при Бакиеве я писал и говорил, что не нужна эта Камбар-Ата. Пора уже разрабатывать стратегию малых и средних ГЭС, это намного эффективнее и безопаснее для будущих поколений. Я думаю, что и партнеры по строительству понимают это. А то, что произошло в сентябре, как я вам уже рассказал ранее, это всего лишь декларация о намерениях, политика бывает публичной и политика бывает реальной. Путин с Атамбаевым сколько угодно могут подписывать декларации, давать поручения, обозначать ресурсы, и Бельянинов (руководитель Федеральной таможенной службы России Андрей Бельянинов. – Прим.авт) может хоть сколько твердить о том, что Кыргызстан обязан вступить в ТС до 2013 года, а я считаю, что для Киргизии это сейчас невозможно.

 

Еще раз о ЦТП «Манас»

АиФ: - Как Вы считаете, примет ли Кыргызстан решение окончательно вывести базу? Или окончательное решение стоит за Москвой и Вашингтоном? Одни эксперты считают, что нам нет смысла выводить базу – страна имеет большие деньги за счет нее, а другие считают, что если мы не попрощаемся с американцами – мы просто потеряем свое лицо.

- Я думаю, что главный человек, который должен принять решение – я имею в виду президента Алмазбека Шаршеновича – сейчас находится в непростой ситуации. Ему вряд ли можно позавидовать. Сейчас у него есть два варианта: первый – это, условно говоря, «вариант Аскара Акаева». Если он решается и принимает решение вывести базу, отказать американцам в размещении новых объектов и полностью исключить военный компонент из «Манаса»– то автоматически включается механизм 2005 года – цветная революция. Тысячи НПО ждут только команды, куча недовольных, лишенных сегодня участия во власти сегодня политиков готовы, не буду перечислять их фамилии, вы, наверняка их

знаете. Причем, как это присуще всем нашим кыргызским политикам, они могут быстро объединяться против чего-либо. Вот другое дело, что потом они начинают разбегаться, потому, что у них нет способности объединиться за или во имя чего-то. И им объединиться против Атамбаева – это дело пяти минут. Назовите любую фамилию – все они договорятся в течение двух часов. Вопрос в стоимости предмета. Потом останется только сомкнуть два крыла – с одной стороны НПО, с другой – вот эти клановые региональные элиты. Это то, чем занимался в 2005 году Стивен Янг.

Второй вариант тоже не простой и нет в нем оптимизма: Атамбаев не выводит американскую базу и соглашается на другие условия, выбирая проамериканский вектор развития. Это не нравится Российской Федерации. Рано или поздно, не обязательно быстро, у России возникает вопрос: «А почему мы должны что-то давать, делать экономические преференции ненадежному сотруднику?» Например, льготные тарифы на ГСМ, самые льготные из всех предлагаемых условия пребывания мигрантов и так далее. Это плавное, медленное ухудшение социально-экономической ситуации и ухудшение внутриполитической обстановки в стране. Это сценарий имени Курманбека Салиевича Бакиева.

АиФ: - Все-таки только ли президент Кыргызстана будет принимать решение? Кто-то высказался так, что, мол, «не надо заставлять маленькую страну делать такой большой выбор».

- Естественно, это решается не только на уровне Атамбаева и министра обороны США. Когда база только размещалась, это согласовывалось с Россией, Казахстаном, Узбекистаном и Китаем. Я считаю, что главной ошибкой Акаева, которая и повлекла его последующую судьбу и стимулом для включения цветных революций стал его отказ от размещения аваксов в Манасе. Тогда это стало последней точкой. Ну вот почему Узбекистану хватило политической воли преодолеть это? Посмотрите, только в июне 2005 года они инициировали процесс, в сентябре в Ханабаде  спустили американский флаг. Чем в принципе отличаются наши страны? Только степенью политической воли. Все это вопрос качества политической элиты. То есть, надо выбирать, с кем тебе сотрудничать в будущем.

 

Кыргызстан и Таможенный союз

«Таможенный союз? Да, это отличная перспективная организация. Но вхождение Кыргызстана в Таможенный союз - гвоздь в гроб экономики страны. В Казахстане уже возникла инициатива проведения референдума о выходе из состава ТС. Понятное дело, в Казахстане такие инициативы просто так не возникают, это инспирировано администрацией президента Казахстана, я в этом абсолютно уверен. Можно сказать, что Казахстан «вздрогнул» от ТС. В соседней республике граждане уже ощутили все его минусы. Цены на многие товары выросли. На их рынке появились товары российского, белорусского производства. Они, конечно, лучше, чем китайские, но в несколько раз дороже. Нас это также ожидает. Только не факт, что мы протянем, надо не забывать – Казахстан значительно богаче Киргизстана.  И, кстати, спешу напомнить, что казахи категорически против приема Киргизии в ТС. Мы предлагаем формулу «3+3». Сейчас есть 3 страны, которые склонны к участию в Таможенном союзе. Но интеграция Киргизии, Таджикистана и даже Украины в Таможенный союз должна быть постепенной, через промежуточные форматы. Например, Пограничный союз в рамках ОДКБ, предполагающий совместную охрану внешних границ Таможенного союза с элементами таможенного контроля. Поэтому, в ближайшие годы интеграция может проходить только в формате «3+3», т.е. трое участников объединения, с одной стороны, и трое претендентов, с другой. И только в случае грамотной подготовки к вступлению в Таможенный союз у Киргизии в его составе есть хорошее будущее в качестве поставщика экологически чистой сельхозпродукции, дешевого и качественного текстиля, полезных ископаемых, а также республика сможет развить свой богатый туристический потенциал.

На сегодня Киргизия не готова к вступлению в Таможенный союз, её форсированное присоединение способно создать столько трудностей как для самой республики, так и для учредителей ТС – России, Казахстана и Белоруссии, - что в результате сама идея евразийской интеграции может оказаться на грани провала.

Экономика Киргизии едва составляет 0,5% от экономики России, поэтому не интересует российские экономические круги. Покупательная способность населения Киргизии для бизнес-кругов РФ, РК и РБ делает практически нулевой её значимость как рынка. Агрокультура, весь её цикл, в текущем состоянии не внушает доверия. В лёгкой промышленности нужны реформы и трансформация. Горнодобыча блокирована местными криминальными группировками, что подтверждается огромным количеством примеров. Водно-энергетический комплекс, возможно, нужно развивать, но не путем реализации мегапроектов, а строительством малых и средних ГЭС, и тепловых станций на местных углях.

Можно  прямо назвать провокаторами тех, кто ратует за вступление Киргизии в ТС в 2013 году, имея в виду неизбежные негативные последствия для всех: и для Таможенного союза, и для России, и для Киргизии, и исходя из сложного опыта соседнего Казахстана».

 

След Березовского в истории Кыргызстана

«То, что у Бориса Березовского, ныне уже покойного, были близкие контакты с Курманбеком Бакиевым – это факт. И  факт, что через различные механизмы Березовский был одним из держателем акций Кумтора,  имеет место быть. Произошло это именно в бакиевский период власти. И если среди акционеров будет проходить какой-то передел, кстати, среди них ряд действующих политиков Кыргызстана и даже американские генералы, так вот, передел доли Березовского, возможно, как-то и отразится на бюджете Кыргызстана. Но не думаю, что значительно».

POLIT.KG

 

Версия для печати   |   Просмотров: 2040   |   Все статьи

Мы и мир

23.03.2018 19:20
Учебники по истории должны отражать неразрывную связь  Крыма с Россией

Член Совета Федерации от Республики Крым Сергей Цеков принял участие в заседании «круглого стола» Российского исторического общества, посвящённого четвёртой годовщине воссоединения Крыма с  Россией и  презентации двухтомника «История Крыма», созданного Институтом российской истории РАН.           

Открыл мероприятие председатель Российского исторического общества Сергей Нарышкин. В работе «круглого стола» приняли участие директор Института российской истории РАН Юрий Петров, председатель Комитета Государственной Думы по международным делам Леонид Слуцкий, председатель Законодательного Собрания города Севастополя, председатель Совета отделения Российского исторического общества в Севастополе Екатерина Алтабаева, директор Центрального музея Тавриды,

Опрос



Главная