POLIT.KG
Информационно-аналитический портал
  часы   Вторник, 13 ноября 2018
RSS

О ситуации в Кыргызстане

07.11.2018 14:26
Президент Сооронбай Жээнбеков: Глубоко прочувствуем многовековую великую историю нашей страны, свято сохраним национальное достоинство!

Президент Кыргызской Республики Сооронбай Жээнбеков  7 ноября, в связи с Днем истории и памяти предков посетил мемориальный комплекс «Ата-Бейит», где прочитал молитву в память о предках и покоящихся там соотечественниках, возложил венки к памятникам и сделал обращение к народу Кыргызстана.

"Непростые годы в составе российской империи, национально-освободительная борьба 1916 года и великий исход — Уркун принесли нашему народу большие испытания.После победы февральской, затем Октябрьской социалистической революци 1917 года в России произошел резкий поворот в судьбе кыргызского народа. В 1924 году была образована автономная область, затем создана Кыргызская Советская Социалистическая Республика"


Погода в Кыргызстане

Курс валют

Кирилл Барский: «Требуется устранить фактор недоверия в ШОС»

07.02.2014 14:17 - Polit.kg
Кирилл Барский: «Требуется устранить фактор недоверия в  ШОС»

6 февраля в стенах Кыргызско-Российского Славянского университета выступил высокопоставленный российский дипломат, специальный представитель Президента РФ по делам Шанхайской организации сотрудничества Кирилл Барский. В чём функция ШОС в мире? Каковы перспективы развития Организации? Эти и другие темы гость осветил в речи, обращённой к студентам и преподавателям сразу нескольких вузов республики:

- За минувшие 12 лет с момента создания Шанхайской организации сотрудничества эта структура встала на ноги, зарекомендовала себя как интересный участник международного общения и всё более весомый фактор мировой политики, как объединяющую платформу для стран евразийского пространства. Многое сделано, но ещё больше сделать предстоит. Интерес к ШОС обусловлен возрастанием значимости нашей евразийской «большой поляны», региона Центральной Азии и теми глобальными процессами, которые протекают сейчас в мире. Идёт мощная волна глобализации, формирование полицентричного мирового порядка. Нравится это кому-то или не нравится, этот процесс необратим. Другое дело, какие формы он будет принимать, как будут взаимодействовать между собой полюса. Сейчас ситуация становится чрезвычайно сложной. Правила игры постепенно меняются, а многими и сознательно нарушаются. Мир пришёл в движение, произошла не очень радующая нас разбалансировка международных отношений. Идёт эрозия основополагающих принципов международного права, практикуются действия в обход Совета Безопасности ООН. Но одновременно, как реакция  на негативные аспекты глобализации,  в разных регионах мира возникают и начинают интенсивно развиваться процессы региональной интеграции и укрепления многостороннего сотрудничества. Мы наблюдаем это и в Европе, и в Азиатско-Тихоокеанском регионе, и в Латинской Америке, и в Африке. В чём смысл регионализации? С одной стороны, имеется экономическая подоплёка: страны, оказавшиеся в уязвимом положении, ищут какие-то точки опоры, возможности для укрепления хотя бы регионального уровня управления. С другой стороны, есть и политическая составляющая, желание стран быть более независимыми в своей внешней политике. Таким образом, за тенденцией регионализации стоит целый ряд факторов. И здесь хочется сделать лирическое отступление. Вопрос единства перед лицом угроз стоял перед человечеством всегда. И если мы посмотрим на историю человечества, то увидим, что в разные эпохи он вставал в самых разных частях света, решаясь либо не решаясь. Мне, как специалисту по Китаю, близок сюжет из китайской истории, когда в III в. до н.э., в эпоху сражающихся царств — период раздробленности — возникает империя Цинь. Возникает из маленького, неприметного государства, что, создав мощную военную систему, завоевало все государства, какие только были на этом пространстве. Из русской истории мы знаем, что в  начале XIII века феодальная раздробленность привела к тому, что княжества поодиночке не смогли устоять под напором Золотой Орды и все в итоге стали вассалами этого большого государства. В 30-е годы XX века антисоветски настроенные государства Европы, были «съедены» Гитлером одно за другим только потому, что не смогли объединиться перед лицом реальной, а не мнимой угрозы.

Разумеется, угрозы XXI века носят совершенно иной характер, нежели угрозы прежних лет. И именно этот новый характер подталкивает нас к объединению ещё больше. То, что не может быть купировано действиями одного государства (терроризм, сепаратизм, незаконный оборот наркотиков, трансграничная организованная преступность), можно побороть общими силами. Взять хотя бы ситуацию в Афганистане, внутри которого мало что контролируется и центральным правительством, и Международными силами содействия безопасности, которые сейчас собираются свернуть своё пребывание там. С Запада на Восток идёт волна нестабильности, порождённая т. н. «арабской весной». Она приобретает в разных странах разные формы. В Сирии это полномасштабная гражданская война, на Украине — попытка дестабилизации и смены режима. Всё сильнее дают знать о себе угрозы, связанные с  развитием информационных и коммуникационных технологий. Кто ещё 15 лет назад думал о кибербезопасности? А сегодня в сетевом пространстве ведутся настоящие войны. Более 40 государств уже работают над формированием своих кибервойск.

Старые противоречия усиливаются в свете противостояния западного мира и ислама. Для нашего региона развитие событий здесь носит судьбоносный характер. Поэтому мы должны делать всё, чтобы не допустить конфликтов на религиозной почве. Перечисление факторов, способствующих формированию ситуации неопределённости, можно продолжить гегемонистскими амбициями наших американских партнёров, которые никак не могут смириться с тем, что мир стал другим и всеми хотят командовать, используя своё военное, технологическое и экономическое преимущество.

Только что мы говорили о том, какую реакцию вызывает сегодня усиление Китая. Пока он проводит мирную внешнюю политику, но его усиление объективно вызывает в мире опасения по поводу воссоздания некой «срединной империи». Такие региональные проблемы, как иранская ядерная, тоже не  способствуют становлению более стабильного и безопасного мира. Межгосударственные конфликты тлеют и время от времени вспыхивают. Чем дальше, тем всё становится сложнее. Надо справляться с угрозами, применяя совместные усилия. И ШОС — организация очень перспективная уже в силу своего состава и тех принципов, которые положены в основу её деятельности. Есть, конечно, определённые проблемы роста, но есть и уникальный опыт взаимодействия, который актуален и в контексте ШОС, и в контексте отношений отдельных государств. Это то, с чего начиналась Шанхайская Организация Сотрудничества. Вы помните, что между СССР и КНР долгие годы велись переговоры по границам. И только нормализация китайско-советских отношений в 1989 году открыла возможность для того, чтобы договориться по всей линии границы. Россия и другие государства постсоветского пространства подписали с КНР соглашения о границах. «Побочным эффектом», в самом положительном смысле слова стали соглашения между Китаем, Россией, Казахстаном, Киргизией и Таджикистаном 1996-1997 годов «О мерах доверия в военной области в районе границы» и «О сокращении вооружённых сил в районе границы». Эти уникальные для мировой практики соглашения позволили создать полосу доверия в районе границы и вывести оттуда лишние войска, а также договориться, что те вооружённые силы, что останутся там, не будут носить наступательный характер. Договорившись о методах контроля, мы смогли сделать наши границы более спокойными. Механизмы, прописанные тогда, до сих пор работают как часы. Возникает мысль, что на следующем этапе регионального сотрудничества нам стоит подумать о том, как не растерять этот опыт. Его актуальность для ШОС основывается на том, что среди отдельных стран-участниц острые споры по проблеме границ ведутся прямо сейчас. Требуется устранить фактор недоверия чем раньше, тем лучше.

 

ШОС как элемент новой архитектуры безопасности и сотрудничества в мире должна участвовать в процессах стабилизации и здесь, и в Юго-восточной Азии. Что нового можем предложить мы? Да тот же опыт урегулирования приграничных конфликтов! Всё это нам следует предусмотреть в стратегии развития ШОС на 2015-2025 гг. У каждой авторитетной региональной организации должно быть чёткое понимание, куда она идёт. В долгосрочной перспективе целесообразно создание «сообщества безопасности», которое бы обеспечивало мирное благоприятное развитие наших стран, функционирование механизмов взаимной поддержки в сфере безопасности.

ШОС — это не экономическая интеграция. Сегодня интеграционные отношения в Евразии уже успешно развиваются на базе Таможенного союза и будущего Евразийского экономического союза. Но экономическая составляющая должна быть и у ШОС — в этом альфа и омега этого объединения. Как можно не использовать такой потенциал? Мы должны двигаться к созданию условий для устойчивого социально-экономического развития и реализации совместных взаимовыгодных проектов. Ставить масштабные задачи следует также в области культуры и образования. Я думаю, что одной из таких задач должно стать поэтапное формирование на пространстве ШОС единого интеллектуального, научно-технического пространства.

Я считаю, что ШОС не должна останавливаться на достигнутом и в плане численного состава. В ШОС хочет вступить целый ряд стран, примыкающих к нашему региону: Индия, Пакистан, Иран. Заявки на получение статуса наблюдателя и партнёра по диалогу нам передал целый ряд государств. То есть интерес к ШОС растёт, и уже формируется некая расширенное ШОСовское пространство. Я называю это «клубом единомышленников», из которого может вырасти, по примеру Европейского Союза, который работает в рамках «Восточного партнёрства» со многими странами, что-то большее. Так почему бы и нам не подумать, скажем, о континентальном партнёрстве? Конечно, пока время для расширения ШОС, может быть, и не пришло, но нельзя исключать, что к 2025 году организация может иметь несколько иную конфигурацию.

В сентябре этого года состоится саммит ШОС В Душанбе. С этого момента председательство в Организации перейдёт к России. Мы активно к этому готовимся и придаём этому  исключительно важное значение. Мы бы хотели сделать всё от нас зависящее, чтобы придать новый мощный импульс развитию этой Организации, её внутренней консолидации. Надо добиваться повышения эффективности и практической отдачи. Не последней задачей является и повышение авторитета ШОС в мире. А сделать мы это можем только сообща — разумеется, исключив все негативные моменты в отношениях между нашими странами.  С одной стороны мы стоим перед лицом негативных угроз, а с другой — позитивных задач.

Непростые вопросы

Не будет преувеличением сказать, что над обсуждением витало эхо недавнего киргизско-таджикского приграничного конфликта. Чтобы не быть голословными, приведём ответ Кирилла Барского на замечание по поводу того «недостаточного внимания», которое ШОС уделяет урегулированию конфликтов между странами-участницами Организации:

- ШОС не должна заниматься улаживанием отношений между государствами-членами. ШОС — это МНОГОстороннее сотрудничество. Но когда между двумя государствами какие-то проблемы, это и проблемы Организации в целом. Конечно, делать что-то надо. Наибольшую актуальность для ШОС, разумеется, имеет укрепление внешних границах ШОСовского пространства — в первую очередь, на юге. Вот сейчас по инициативе Антитеррористической структуры начат диалог между пограничными ведомствами членов ШОС. Речь идёт прежде всего об оказании содействия Таджикистану и Узбекистану, граничащим с Афганистаном. Как реалисты мы должны понимать, что ситуация может начать развиваться в нежелательном для нас направлении. Поэтому, не беря ответственность за ситуацию в самом Афганистане, мы должны способствовать укреплению безопасности наших членов. В этом наш приоритет. Проблема же укрепления границ между государствами-участниками до сих пор на повестке дня Организации не стояла. Но это не значит, что такой вопрос не будет подниматься и впредь.  

Несколько слов спецпредcтавитель Путина (а ранее - Медведева) в ШОС сказал о крепком фундаменте доверительных отношений между странами-участницами этой Организации:

- Мы гордимся, что в уставных документах ШОС очень хорошо, может даже образцово, прописаны принципы, на которых мы стоим. Если вы внимательно прочитаете хартию ШОС, Договор о долгосрочном  добрососедстве, дружбе и сотрудничестве 2007 года, вы  увидите стройную картину того, как должна функционировать организация такого типа в современном мире. На практике всё, что там содержится, реализовать пока не удалось. Но уже то, что всё прописано, имеет большое значение. В той же Хартии на первом месте в перечислении целей и задач стоит развитие добрососедства и дружественных отношений между государствами-членами. А в вышеозначенном Договоре есть статья, которая гласит, что государства-члены ШОС будут укреплять доверие в военной области. Так что всё для этого есть.

Возвращаясь к теме расширения ШОС, господин Барский опроверг расхожее мнение о том, что ШОС, в отличие от Евросоюза или НАТО, не имеет чётких критериев, которым должны соответствовать все кандидаты на вступление в Организацию:

- В 2010 году было утверждено положение о  порядке приёма новых членов ШОС. Там сформулировано восемь критериев, в соответствии с которыми будут приниматься новые члены. Среди них есть и требование, чтобы государство-заявитель не находилось под санкциями Совета Безопасности ООН. И это единственное, что сегодня препятствует вхождению Ирана в Шанхайскую Организацию Сотрудничества. Когда санкции будут сняты, а я верю, что этот день не далёк, заявление ИРИ будет рассмотрено. Мы не хотим никого отталкивать от ШОС, а хотим формирования вокруг ШОС среды, в которой будут разделяться наши принципы.

Немного коснулся он и перспектив развития антитеррористического направления в деятельности ШОС, связав это с проблемой представленности органов ШОС в наших странах:

- На базе нашей антитеррористической структуры хотелось бы видеть более универсальный центр безопасности государств-членов ШОС. Тогда появится возможность создавать отделения в отдельных городах, столицах. В идеале подразумевается наличие таких центров в каждой из стран-участниц. На  сегодняшний день всё, что мы имеем — это Секретариат ШОС в Пекине, Антитеррористический центр в Ташкенте и Секретариат Делового совета в Москве. Неохваченными остаются несколько стран. Я думаю, что это неправильно. 

А вот ответ гостя из РФ на вопрос, что же представляет из себя ШОС, если не военно-политический союз и не пространство экономической интеграции:

- А что, все организации в мире должны быть военно-политическими союзами? Хватит их с нас. Организацию Варшавского договора мы уже распустили, надеемся, что и НАТО будет расформировано. Перед нами стоят совсем иные задачи — например, создание пространства безопасности от Атлантики до Тихого Океана. НАТО вроде бы только за, но всё же закрепляется и в Восточной Европе, и на Дальнем Востоке, формируя из Японии и Южной Кореи что-то типа «восточноазиатского НАТО». ШОС же не собирается идти этим путём. А по той причине, что у стран-участниц очень большая разница в экономике, не занимаемся мы и экономической интеграцией. Наши китайские друзья хотели бы, конечно, чтобы экономика занимала больше места, но и они понимают: есть определённые естественные ограничители. Я веду к тому, что в современном мире многостороннее сотрудничество не обязательно подразумевает одну из перечисленных направленностей. ШОС просто идёт в мэйнстриме. Конечно, для самих себя нам необходимо более чётко определиться с тем, что мы хотим построить. Если говорить о том, как прописать это в той же Стратегии 2015-2025, я бы дал следующую формулировку: «ШОС — это региональная организация, которая ставит перед собой задачу превратиться в сообщество без военного союза и интеграции». Это было бы точным определением того, что хочет и что может сделать ШОС на сегодняшний день.

Не было проигнорировано и замечание преподавателя факультета международных отношений КРСУ, эксперта Мурата Суюнбаева о тупике, в который зашёл процесс создания Межпарламентской ассамблеи ШОС:

- Я полностью разделяю мнение, что парламентское измерение у такой организации, как ШОС, должно быть обязательно. Это позволит привлекать более широкие политические слои, общественные движения и т. д. Надо приближать интересы ШОС к практическим интересам людей. ШОС должна восприниматься как организация, которая приносит людям пользу.

В 2006 году состоялась первая встреча руководителей парламентов государств-членов ШОС, в 2009-ом, когда председательствовала Россия, мы попытались провести вторую такую встречу, но на тот момент нас не поддержал Узбекистан. А поскольку у нас действует принцип консенсуса, то от данной идеи тогда пришлось отказаться. Сейчас ситуация меняется. Востребованность такой площадки становится всё более явной. Председатель Государственной думы Федерального собрания РФ Сергей Евгеньевич Нарышкин не так давно выступил с инициативой возобновления диалога по парламентской линии и проведения второй, в своё время несостоявшейся встречи лидеров парламентов. Позитивная реакция последовала от Киргизии и ряда других государств. Ну а с узбекскими коллегами мы ещё будем работать, убеждая их, что такая составляющая в деятельности ШОС действительно нужна.  

Илларион ЗВЯГИНЦЕВ

Фото: Леся НИКУЛЬШИНА

 

 

Версия для печати   |   Просмотров: 1474   |   Все статьи

Мы и мир

23.03.2018 19:20
Учебники по истории должны отражать неразрывную связь  Крыма с Россией

Член Совета Федерации от Республики Крым Сергей Цеков принял участие в заседании «круглого стола» Российского исторического общества, посвящённого четвёртой годовщине воссоединения Крыма с  Россией и  презентации двухтомника «История Крыма», созданного Институтом российской истории РАН.           

Открыл мероприятие председатель Российского исторического общества Сергей Нарышкин. В работе «круглого стола» приняли участие директор Института российской истории РАН Юрий Петров, председатель Комитета Государственной Думы по международным делам Леонид Слуцкий, председатель Законодательного Собрания города Севастополя, председатель Совета отделения Российского исторического общества в Севастополе Екатерина Алтабаева, директор Центрального музея Тавриды,

Опрос



Главная