POLIT.KG
Информационно-аналитический портал
  часы   Суббота, 20 января 2018
RSS

О ситуации в Кыргызстане

15.11.2017 18:30
С какими правами будут работать в России граждане Кыргызстана? В июле президент России Владимир Путин подписал закон, разрешающий гражданам Кыргызстана работать в РФ на транспортеКомитет Госдумы России по транспорту и строительству рассмотрит запрет на вождение автомобиля по национальным правам Кыргызстана. Законопроект, запрещающий использование кыргызских удостоверений, инициирован депутатом от ЛДПР Игорем Лебедевым. Он внес его 27 октября, после предложения Президента Кыргызстана Алмазбека Атамбаева сделать 7-8 ноября Днями истории и памяти предков. В республике это предложение восприняли как наступление на права и законные интересы кыргызстанцев, работающих в России. Нужно напомнить, в июле Президент России Владимир Путин подписал закон, разрешающий гражданам Кыргызстана работать в РФ на транспорте, не имея при этом российских водительских прав.


Погода в Кыргызстане

Курс валют

«Кумтор, деньги давай! Деньги!»

26.02.2016 20:16 - Polit.kg
«Кумтор, деньги давай! Деньги!»

На вопросы  интернет-портала  polit.kg отвечает  Даг Гриер, генеральный директор компании «ECOSolutionsKG", который никак не хотел давать деньги  местным молодежным активистам, требовавшим с Кумтора  всего-то 3 миллиона доллларов…

POLIT.KG:  Дуглас, вас в Кыргызстане очень хорошо запомнили по  той скандальной истории, когда несколько молодых людей – жителей близлежащих сел -  открыто вымогали деньги у золоторудного Кумтора. Вы тогда были в роли менеджера этой организации и вели переговоры с этими людьми.  Видео той «операции» до сих пор гуляет в Сети.  Так что кому как не вам знать особенности инвестиционного климата в Кыргызстане, его положительные стороны и подводные рифы.

Гриер: Это очень большой вопрос. Я три года работал в Кумторе, сейчас у меня своя компания, которая ищет другие проекты в горнодобывающей отрасли. Я думаю, что для тех, кто хорошо знает Кыргызстан и особенности решения здесь всех вопросов, как работать с местным населением – для тех работать несложно. Здесь много плюсов.  Сегодня утвердилась практика «единого окна», которая существенно облегчает бюрократические процедуры для инвесторов. Государство берет на себя все хлопоты по лицензированию, здесь довольно гибкая  система налогообложения. Самые сложные вопросы в Кыргызстане – это работа с местным населением и проблемы внутренней стабильности. Пока я работал на Кумторе,  застал три государственные  комиссии, которые то рассматривали  варианты создания совместного предприятия, то другие схемы. Для компании  изменения условий работы – это  очень болезненный вопрос, ибо не ясны  конечные результаты. Если компания или бизнесмены вкладывают в проект большие деньги, а речь идет о сотнях миллионов долларов, они  должны быть уверены, что эти деньги они смогут вернуть с прибылью.

Сегодня для всех не самый благоприятный период, когда падают цены, доходы предприятий, прибыль. И компании хотят просто выжить в этот кризис, чтобы  потом искать новые возможности для развития, когда ситуация выправится. Иные фирмы продают свой бизнес, избавляясь от непрофильных или неэффективных активов. Но сегодня и очень благоприятная ситуация для того, чтобы приобрести что-то, так как цены значительно упали.

POLIT.KG: Вы сейчас уже не работаете в Кумторе, поэтому ваша оценка будет объективна. Насколько  выгодны условия соглашения для  Кыргызстана и канадской стороны? Был ли нарушен баланс интересов?

Гриер:  Здесь все неоднозначно. Я говорил это и когда работал в Кумторе, и скажу то же самое и сейчас.  Я не считаю возможным, и не только для Кумтора, платить взятки кому бы то ни было и за что бы то ни было. Любая компания представляет интересы или государства, или акционеров, она подотчетна им и обязана работать чисто. Я не думаю, что в Кумторе были какие-то взятки или иные нарушения. Характер работы организации таков, что если бы были хоть малейшие нарушения, то сразу бы были виновные лица привлечены к ответственности. У меня лично нет таких фактов.

Что касается самих договоров и условий распределения прибыли, не исключаю, что здесь могли быть упущения со стороны Кыргызстана: Кумтор был первым крупным инвестиционным проектом и, как говорит русская пословица, «первый блин комом». У «Камеко» тогда были лучшие эксперты, советники, юристы, чем у правительства Кыргызстана. Можно сказать, что Кыргызстан мог тогда получить больше. Но сегодня трудно анализировать ситуацию того времени, так как другими были и условия, другая была ситуация, и инвестор был готов торговаться до  определенного предела, перешагнув который он бы потерял интерес к проекту.  Для  строительства  необходимы были большие и длинные (по срокам погашения кредитов) деньги,  была иная цена на золото,  была и другая политическая ситуация со всеми рисками и высокой неопределенностью. И само месторождение  было меньше по разведанным запасам – оно должно было выработано и закрыто до 2012 года. Поэтому с позиций сегодняшнего дня невозможно правильно оценить то, что было…

POLIT.KG: Вот поэтому-то кыргызские  политики так любят муссировать тему Кумтора, рассматривая ситуация с позиций сегодняшнего дня и предъявляя партнерам требования, заведомо неприемлемые ими.  Здесь уже нет экономики, а есть чистая политика.

Гриер: Надо просто учиться на ошибках, внимательно анализировать и достижения, и промахи. Но нынешний шум вокруг компании, работы комиссий и всякие инициативы вплоть до национализации – все это создает неблагоприятную атмосферу вокруг проекта и самое главное – создают негативное отношение инвесторов к работе в Кыргызстане. Потери инвестиционной привлекательности могут быть гораздо  больше, чем выгоды от заключения нового договора по Кумтору.  Поэтому я бы советовал не  разрушать то, что создано, а постараться за эти 5-6 лет укрепить инвестиционный климат в республике.

POLIT.KG: Насколько сегодня прозрачная деятельность Кумтора?

Гриер:  Если сравнивать с деятельностью других компаний в Кыргызстане, то они в миллион раз прозрачнее всех. Другие компании нередко скрывают информацию о своей работе, очень мало делают для местного населения. Бывая в разных регионах и видя обстановку на местах, я иной раз думаю, что если бы здесь работал Кумтор, то к нему обязательно возникло бы много вопросов: почему нет того, другого, третьего?

POLIT.KG: Как, на каких принципах инвесторы должны строить отношения с местным сообществом? Вы назвали эту проблему одной из главнейших…

Гриер: Не бывает двух одинаковых ситуаций, везде разные условия, и везде должен быть особый подход в решении этих вопросов взаимодействия с местным сообществом. Кыргызстан – маленькая страна, и он сильно зависим от горнодобывающей отрасли.  Люди в окрестных селах рассматривают месторождение полезных ископаемых как свою собственность.  И спорят, всякий используя свои критерии:  почему Кумтор больше относится к этому селу, или к этому? Одни говорят: мы ближе всего к этому месторождению по прямой через горы. Другие свои аргументы: мы  ближе всего по дороге к месторождению.

Недавно я был на одном «круглом столе», где обсуждался список месторождений, ждущих и ищущих инвесторов. Встал вопрос: а как и что хочет местный кенеш (совет)? А кенеш ответил, что мы не хотим, чтобы месторождение осваивалось.  Я думаю, как страна будет развиваться в условиях,  когда местные власти говорят «мы не хотим»,  как будет привлекать инвесторов? Я думаю, что любое месторождение принадлежит не конкретно какому-то селу, а всему Кыргызстану, и его судьбу должно решать правительство. Когда правительство проводит тендер по месторождению, оно учитывает, что инвестор будет вкладывать большие деньги не только в  разработку самого месторождения, но и в социальные проекты. Опять же, если инвестора не устраивают условия работы в этой стране, он волен выбрать любую другую: месторождения золота есть не только в Кыргзстане. 

POLIT.KG:  А как в других странах решается вопрос взаимоотношений между компанией и местным населением, если консенсус не найден?

Гриер: Есть очень хороший пример на Аляске. Там одна крупнейшая англо-американская компания  намеревалась вложить миллиарды долларов инвестиций в разработку месторождения на землях, принадлежащих индейцам. Местные племена  настояли на сохранении своих традиционных мест охоты, отказавшись от весьма выгодных предложений.  Таким образом, сегодня очень важно для компаний иметь хорошие отношения с местным населением.

Но почему возникает непонимание? Это от недопонимания самой технологии разработки месторождения. Люди думают, что компания сразу начинает добывать золото и получать прибыль, и поэтому у людей возникают большие  ожидания благ. Люди хотят иметь хорошие машины, большие дома, отдыхать во Франции, они хотят сразу жить богаче. Но на деле так не получается. На разведку месторождения уходит много времени и денег. А местное сообщество ждать не хочет, когда начнется сама разработка месторождения и пойдет прибыль.  И компания не может вкладывать деньги в социальные проекты, не запустив производство и не получая прибыли.  Отсюда и возникают недоверие, недовольства.  Поэтому людям нужно  все объяснять, что рудник – это не на вечно, что на определенном этапе можно разделить доходы с местным населением, что нужно думать и о завершающем этапе. Я работал в разных уголках бывшего Советского союза – на Украине, в Казахстане, в России – и везде были почти одни и те же проблемы именно с закрытием  горнодобывающих предприятий. Есть они и в Кыргызстане. Поэтому людям нужно объяснять, что часть прибыли необходимо резервировать для закрытия предприятия, что и делает, к примеру, Кумтор.

В решении проблем с местным сообществом большую роль играют Фонды развития, в которые компании отчисляют определенный процент от прибыли. К сожалению, эти фонды работают не так хорошо, как могли бы. Но на какие цели расходовать средства этих фондов? Это решают местные власти, которые не всегда знают, как правильно использовать эти деньги. Когда на них вдруг свалились большие деньги, они не знают, как их потратить с пользой? Вот и строят школы, дороги, спортзалы, не задумываясь об эффективности этих вложений.

POLIT.KG: А почему сам инвестор не может подсказать, что сегодня для этой территории важнее не школа или спортзал, а какие-то производства, теплицы, тракторы, к примеру?

Гриер: Мы начинали так работать в Кумторе: чистили БСР (водоемы- бассейны суточного регулирования для полива),  ремонтировали ирригационные системы и т.д. Мы даже сделали небольшой анализ в Джеты-Огузе: вложив 240 тысяч долларов в два проекта, получили выгоду в 870 тысяч долларов благодаря ирригации, повышению плодородия почвы. И местный бюджет получил большую выгоду от этих проектов. Так что работа с Фондами развития имеет хорошие перспективы. Но ни Кумтор, ни другие компании не имеют права вмешиваться в работу этих Фондов. Как происходит выбор проектов, как они реализуются – все это нам не известно.  Перекрытия дорог и все другие акции против Кумтора  надо бы адресовать Фонду, но все делается не понятно.  Формируется бригада под эгидой международной организации, проходит один день обсуждение проектов, но на другой день заседание проводится в закрытом режиме. Все. Никто не знает, как и на что пойдут средства Фонда. Никогда не было уголовных дел, хотя было много дел, когда расхищали  средства. Выбор проекта – это одно, а тендерный процесс – это совсем непонятное дело. Есть заинтересованные люди, которые тормозят все вопросы. А потом возникают митинги, возникают препятствия для инвесторов  и создается впечатление, что это инвестор во всем виноват.

Другой  интересный вариант взаимоотношений с местным сообществом – это местные закупки. К примеру, в Гане в 2015 году сделали анализ инвестиционной эффективности: каждый миллион долларов в горнодобывающую отрасль  страны создавал 105 рабочих   мест. Это очень хороший потенциал для развития. Чем больше компания может  делать закупки на местном рынке, тем лучше развивается местная экономика.

POLIT.KG: А что можно купить у местного сообщества? Нужно, выходит, сначала способствовать развитию агросектора и других смежных производств, той же переработки сельхозпродукции. Может, для начала вкладывать средства в развитие малых производств, развитие инфраструктуры региона и только потом браться за основной проект?

Гриер:  Да, да. К примеру, на Кумторе мы начинали с одного проекта – с теплиц.  Но компания такого уровня как Кумтор не может работать с мелкими товаропроизводителями, поэтому мы и хотели создать центральный логистический центр, который бы и работал с хозяевами частных теплиц, других мелких производств.

POLIT.KG: И как, получилось?

Гриер: Нет, не полностью все  получилось. Но они работают над этим.

POLIT.KG:  Меня всегда волновал один простой вопрос: почему Кыргызстан не в состоянии самостоятельно  реализовывать крупные проекты? Ведь были кадры, и сильные организации, и техника, и возводились объекты, куда более сложные, чем нынешний Кумтор.

Гриер: Нужны еще большие деньги…

POLIT.KG: Но ведь «Центерра» тоже берет кредиты и строит-таки фабрику.

Гриер: Это хороший вопрос. В Кыргызстане постоянно проводят тендеры. Я не понимаю, почему тот же «Кыргызалтын» не может разрабатывать месторождения золота? Говорят, у них денег нет. Да, можно взять деньги  в банках, но нужен залог. Здесь много очень хороших специалистов, которые могли и даже должны сами развивать экономику страны. Я смотрю, как раздают месторождения: кому-то отдают 50 на  50 с «Кыргызалтыном», кому-то, русским например, отдают все 100 процентов. Почему? Я не вижу стратегии развития горнодобывающей отрасли. Почему месторождение Джеруй не получил «Кыргызалтын»? Хотя  я не знаю, что лучше: самим разрабатывать, или лучше  хорошо договориться с иностранными инвесторами. Понимаю, что у иностранного инвестора всегда есть весомый аргумент: мол, прибыли нет, высоки издержки и т.д.  Проконтролировать  результаты инвестора очень сложно. Но я не понимаю, что мешает Кыргызстану привлекать международные компании, или даже отдельных специалистов, которые хорошо разбираются в бухгалтерии иностранных компаний и могут  дать обстоятельный экономический расклад. У специализированных компаний есть прекрасные базы данных международных контрактов,  и они могут посоветовать  наиболее эффективные схемы  работы.  Но Кыргызстан признается, что у него нет экспертов надлежащего уровня, однако не привлекает специалистов со стороны ни для анализа уже существующих, ни для подготовки новых контрактов. Мы смотрим, сколько денег страна тратит на международный арбитражный суд, на проведение переговоров по Кумтору, то становится непонятно: зачем?  Было бы гораздо дешевле работать с профессиональными компаниями. Но в Кыргызстане таков уж менталитет – работать только с местными кадрами. К примеру, жителю Чуйской области сложно попасть на Кумтор. В Таласе не примут человека с Иссык-Куля.  И тут ничего не поделаешь.

 

Версия для печати   |   Просмотров: 1275   |   Все статьи

Мы и мир

16.11.2017 00:45

В рамках телемоста между Бишкеком и Кемерово (Россия) эксперты двух стран обсудили перспективы сотрудничества Кыргызстана и России в сфере идеологии, научно-образовательного и культурного сотрудничества, вопросы региональной безопасности и противодействия религиозному экстремизму в молодежной среде.

- Сотрудничество между странами должно осуществляться не только между президентами, депутатами и правительствами. Не менее важной составляющей является такой элемент, как народная дипломатия, одним из элементов которой должно стать взаимодействие на экспертном уровне, учитывая, что оценки и рекомендации независимых специалистов не редко отражаются в межгосударственных документах, подписываемых на высоком уровне.
04.02.2017 16:38
Крым должен стать площадкой народной дипломатии

Член Совета Федерации от Республики Крым Сергей Цеков принял участие в заседании Президиума Российской Ассоциации Международного сотрудничества (РАМС).

В мероприятии приняли участие член Совета Федерации, председатель Президиума РАМС Сергей Калашников, заместитель Председателя Совета министров Республики Крым, Постоянный Представитель Республики Крым при Президенте РФ Георгий Мурадов, член президиума международной общественной организации «Ассоциация культурного и делового сотрудничества с Италией», заместитель председателя Комитета Общественных связей г. Москвы Владимир Полозков, депутат Московской городской Думы, президент «Международного содружества общественных объединений – обществ дружбы с народами зарубежных стран» (МСОД) Владимир Платонов, президент Международной общественной организации «Международная ассоциация юристов» - Владимир Радченко.

Опрос



Главная| Опросы| Видео| Контакты