POLIT.KG
Информационно-аналитический портал
  часы   Воскресение, 18 ноября 2018
RSS

О ситуации в Кыргызстане

07.11.2018 14:26
Президент Сооронбай Жээнбеков: Глубоко прочувствуем многовековую великую историю нашей страны, свято сохраним национальное достоинство!

Президент Кыргызской Республики Сооронбай Жээнбеков  7 ноября, в связи с Днем истории и памяти предков посетил мемориальный комплекс «Ата-Бейит», где прочитал молитву в память о предках и покоящихся там соотечественниках, возложил венки к памятникам и сделал обращение к народу Кыргызстана.

"Непростые годы в составе российской империи, национально-освободительная борьба 1916 года и великий исход — Уркун принесли нашему народу большие испытания.После победы февральской, затем Октябрьской социалистической революци 1917 года в России произошел резкий поворот в судьбе кыргызского народа. В 1924 году была образована автономная область, затем создана Кыргызская Советская Социалистическая Республика"


Погода в Кыргызстане

Курс валют

Соблюсти нормы Конституции и организовать эффективное Правительство. Миссия невыполнима?

18.11.2011 17:12 - Polit.kg
Соблюсти нормы Конституции и организовать эффективное Правительство. Миссия невыполнима?

14 ноября в Институте общественной политики прошёл круглый стол на тему: «Новое правительство: пути формирования». Активное участие в его работе приняли традиционный участник подобных мероприятий, политический аналитик Валентин Богатырёв и депутат ЖК КР Равшан Жеенбеков, известный своими либеральными воззрениями член социалистической (!) партии «Ата-Мекен». Оба докладчика обозначили в своих выступлениях то, как видят они  неизбежный процесс формирования нового Правительства. И, естественно, каждый вложил туда характерную для себя долю субъективного идеализма и реального прогнозирования.

 

Валентин Богатырёв, руководитель аналитического консорциума «Перспектива»:

Определённо, формирование нового Правительства откроет следующую страницу в политической истории Кыргызстана. И, на мой взгляд, ключевых задач на этой фазе будет две. Прежде всего, это восстановление управляемости страной: как за счёт нового правительства (а точнее – правительства, сформированного на новых принципах), так и за счёт оптимизации и коррекции правового пространства с устранением тех проблем, которые были выявлены в ходе первого года функционирования новой Конституции. Вторая задача более сложная: речь идёт о формировании нового политического пространства, более адекватного существующим социальным реалиям, чем нынешнее. Актуальность это политическое реконфигурирование приобретёт через 2-3 месяца - если, конечно, парламент не развалится. В ближайшее же время всё внимание будет сосредоточено на формировании парламентской коалиции и Правительства. Я позволю себе напомнить, что, с точки зрения новой Конституции, нет необходимости создания новой коалиции, поскольку уже есть парламентское большинство, которое образовано как предусмотренным Конституцией порядком, так и дополненное определённой частью депутатов, представляющих фракцию, не входящую в коалицию (это, пусть и не предусмотрено Конституцией, и не запрещено ей). Поэтому если ни одна из фракций не объявит о выходе из коалиции, то она будет продолжать существовать и формировать Правительство. Однако, по-видимому, всё будет сложнее, потому что фракции, образовавшие парламентское большинство, объявляют о создании коалиции на определённых условиях. В частности, там оговаривается, кто из представителей отдельных фракций займёт руководящие должности в Правительстве и Жогорку Кенеше. Всё это регулируется конституционным соглашением. Сейчас ситуация по одному из его пунктов – а именно в вопросе о премьер-министре – поменялась: Алмазбек Атамбаев 1 декабря оставит этот пост. В том же конституционном соглашении есть пункт № 13, который гласит, что в случае утраты коалицией парламентского большинства (то есть, если хотя бы одна фракция выйдет из её состава), спикер тоже должен в течение трёх дней подать в отставку. Замечу, что отставка спикера по такому основанию самой Конституцией не предусмотрена, и если действие конституционного соглашения прекращается, то спикер уже не обязан подчиняться этой норме. То есть, Ахматбек Келдибеков имеет право не оставлять свой пост, если соглашение потеряет силу. Заставить его сделать это можно только в предусмотренном Конституцией порядке, то есть двумя третями голосов депутатов. Есть основания считать, что нынешнее коалиционное соглашение не устраивает многих участников коалиции. Прежде всего, я предполагаю, оно не устраивает Алмазбека Атамбаева, поскольку, в связи с его уходом с поста премьер-министра и в соответствии с его новой должностью, ему понадобится существенная переконфигурация Правительства – такая, которая позволит ему остаться активным политическим игроком и принимать участие в управлении в большем объёме, чем заканчивающая свой срок Роза Исаковна Отунбаева. Это не означает, что Алмазбек Атамбаев намерен лично заниматься делами Правительства. Речь идёт о сохранении влияния через президентский механизм, которого вполне достаточно, и через свою политическую партию, членство в которой он, конечно, приостановит (но ведь партия останется – и скорее всего, в составе правящей коалиции!) Это означает, что СДПК будет вести коалиционные  переговоры с учётом интересов Президента. Существующее коалиционное соглашение также не учитывает в достаточной мере интересы тех членов фракции «Ата-Мекен», которые де-факто вошли в состав коалиции и которые, несомненно, придали ей если не большую полноту власти, то уж точно большую устойчивость. Наконец, свою роль сыграют указы из входящих в коалицию фракций с желанием поменять тех или иных людей в составе Правительства. Есть ещё одно обстоятельство, которое делает наиболее вероятным вариант пересмотра существующего соглашения – это возможность изменения состава коалиции. Прежде всего, речь идёт об окончательном и полносоставном вхождении в неё фракции «Ар-Намыс». Кроме того, известно, что шли переговоры, касающиеся вхождения фракции «Ата-Мекен». То есть, не исключён вариант, что оппозиции на уровне фракций в парламенте у нас уже не будет – она останется только на уровне отдельных депутатов. Многие рассматривают вариант, когда фракция «Ата-Журт» останется за пределами коалиции, если остальным четырём фракциям удастся договориться между собой. Я думаю, что это тоже будет фракция не в полном составе: часть депутатов будет принята в коалицию на тех же основаниях, как это было с частью фракции «Ар-Намыс».

На мой взгляд, коалиционные перипетии интересны только постольку, поскольку они будут определять состав Правительства и формировать новую расстановку политических сил. Есть лишь одна опасность в этих коалиционных манёврах – это углубление межрегиональной дифференциации. Президентские выборы и то, как они были сделаны, предельно натянули нить, соединяющую Север и Юг в одну страну, один народ. И регионализм, который неприкрыто  исповедуют сегодня многие политики, может привести к новым рецидивам в ходе формирования коалиции и Правительства. Это заложит под нового Президента и Правительство мину, которая не замедлит с действием. Региональные игры могут развалить страну – особенно если кто-то поможет извне. Я напомню, что ещё прошлым летом Президент России Медведев говорил, что страна практически расколота – и сегодня ситуация намного лучше не стала. Критически важным для страны становится формирование нового Правительства - здесь важны два вопроса: о принципах формирования Правительства и его полномочиях. В прошлый раз Правительство было сформировано следующим образом: участники коалиционного соглашения поделили между собой должности, и затем сами фракции решали, кто будет их занимать. На правительственные посты в ряде случаев попали люди, не имеющие никакого отношения к тем государственным сферам, которые они возглавили. Последствия этого критические – взять, к примеру, ту же  горнодобывающую отрасль. Или вот министерство энергетики – совершенно особый случай: оттуда нам, бишкекчанам, советуют сегодня не включать вечером чайники и укоряют за то, что пока Бишкек сидит в тепле, вся страна пользуется печками. Правительством, сформированным подобным образом, крайне трудно управлять и практически невозможно с его помощью реализовывать единую политику. По существу, это не команда, а «лебедь, рак и щука». Сейчас снова обсуждается такая схема, чтобы фракции предлагали своих людей в Правительство и договариваться о должностях для себя. Если так и будет сделано, мы опять наступим на те же грабли и получим такой же результат. От нескольких депутатов я слышал, что Алмазбек Атамбаев предложил каждой фракции выдвинуть свою кандидатуру на пост премьер-министра, и этот вопрос уже активно обсуждается. Далее, видимо, последует акт выбора либо на коалиционном уровне, либо посредством мягкого рейтингового голосования. При всей кажущейся демократичности этого способа, это скорее политический манёвр, избавляющий Атамбаева от некоторых неудобств, чем ответственный подход к назначению главы Правительства. Я думаю, что сейчас не время для таких политических игр, потому что ситуация в стране будет разворачиваться в ближайшее время не очень хорошо. И именно поэтому надо убедить парламент в необходимости прихода к управлению Правительством не удобной всем фигуры, а решительного и твёрдого управленца, который должен представить чёткий план действий – действий жёстких и непопулярных. В противном случае, Алмазбеку Атамбаеву уже в роли Президента придётся самому, в ручном режиме управлять страной, что, рано или поздно, закончится и для него, и для страны плохо. В интересах дела нужно отказаться и от политических пристрастий при формировании Правительства. Сегодня многие говорят «с этим я не буду разговаривать, потому что он на выборах работал против нас», «этого не назначу, потому что он помогал другим кандидатам» и т.д. Наверное, мы не в таком положении, чтобы позволить себе роскошь управлять силами только победившей – в результате революции или выборов – группы. Поэтому надо помочь премьеру сформировать сегодня единую и целеустремлённую премьерскую команду.

Парламентскую форму правления мы, как всегда, восприняли по-своему и решили, что парламент должен являться высшим органом государственной власти вообще, а его спикер – это глава государства. Нигде в мире спикер не является управляющим государством – он не более, чем координатор парламентских прений. Нигде, кроме Кыргызстана, парламент не даёт указания насчёт того, кто должен руководить аппаратом Президента. Я бы ещё понял, если бы Жогорку Кенеш таким образом добивался эффективной работы Правительства. Но мы же видим, что, несмотря на широчайший фронт вмешательства парламента в деятельность министерств и даже отдельных предприятий, Правительство, в общем-то, и не работает. Учитывая нарастание кризисных явлений в мировой экономике и необходимость перехода к самообеспечению и финансовому суверенитету, в стране необходимо создание профессионального антикризисного Правительства с особыми полномочиями на определённый срок – например, на год. И Жогорку Кенеш, если он хочет быть ответственным органом власти, должен формировать Правительство без оглядки на политические, партийные и региональные пристрастия и предоставляя этому Правительству возможность РАБОТАТЬ. Я думаю, что и для самого Жогорку Кенеша это единственный шанс сохраниться, потому что если Правительство не справится со своей задачей, то через год у нас будет ещё и новый парламент.

Теперь о самом главном. Для чего все эти политические манёвры, которыми занята сейчас наша политическая элита? Мы действительно удивительная страна: всех волнует, кто будет руководить Правительством, парламентом и т.д., но никто не спрашивает, что будут делать эти люди, придя на ответственные государственные посты. Полтора года назад у нас появилось временное, затем – техническое и потом уже постоянное Правительство. Ни одно, ни второе, ни третье так и не объяснило обществу, что намеревалось сделать. После формирования нынешней коалиции общественность полгода вопрошала: где стратегия для страны, где программа действий? И ничего кроме перечня общих экономических мер, тогда не прозвучало. Единственное, что запомнили об уходящем Правительстве граждане – это повышение зарплаты учителям и наведение хоть какого-то порядка в таможне. К этому можно добавить безуспешные попытки получить деньги от европейских структур и антикризисного фонда ЕврАзЭс. Премьер-министр этого Правительства уходит – он проводит свои последние дни в старом кабинете. По всем нормам демократического общества вполне естественно ожидать, что он скажет, что сделано Правительством и что оно ещё не успело. Подобный отчёт очень важен – без этого невозможно будет двигаться дальше. Посмотрите, как ушёл Берлускони: он провёл через парламент программу антикризисных мер, а уже затем подал в отставку. Понятно, что от уходящего Правительства мы не можем ожидать сейчас каких-то кардинальных мер. Но и из многочисленных кандидатов на пост премьер-министра никто почему-то не сидит и не пишет программу своих действий на этом посту.

Итак, ключевым вопросом формирования нового Правительства является не «кто придёт?», а «что эти люди будут делать?» Лакмусовой бумажкой будут предложения по структуре Правительства. Нынешняя структура, об этом уже все эксперты устали говорить, не имеет никакого отношения к реальным задачам, которые надо решать сегодня кыргызскому Правительству – это повторение того, что длится уже много десятилетий, с попытками сократить число министерств. Речь должна идти, в первую очередь, не о количестве, а о том функциональном наполнении, которое обеспечит эффективное решение управленческих задач. Перечня проблем, которые должны быть решены в ближайший год в рамках переспективной стратегии, способной вывести Кыргызстан в число более благополучных и безопасных государств, никто не предлагает. И я считаю ЭТО главным итогом уходящего периода. В таких условиях разговоры о том, кто и какое место займёт, становятся пустыми и не имеющими к  нам, гражданам страны, никакого отношения. Нет разницы, кто потратит наши деньги на свою благополучную жизнь.   

 

Равшан Жеенбеков, депутат Жогорку Кенеша КР от фракции «Ата-Мекен»:

В истории у нас никогда не было эффективного правительства. Поэтому мы до сих пор находимся на том же уровне. Так как Акаев был с Севера, и ему нужно было решать региональный вопрос, он выбирал представителей Юга: чем слабее, послушнее – тем лучше. Бакиев делал то же самое, только наоборот: искал послушных и слабых на Севере. Перевороты 2005 и 2010 годов – вот результат слабого, неэффективного управления страной. Новая власть смогла немного продвинуться в сторону позитива, обеспечить открытость и прозрачность: общество сегодня сразу узнаёт о каких-то проблемах в парламенте и Правительстве. Но этого недостаточно. Есть угроза, что господин Атамбаев будет использовать те же рычаги и методы, которыми пользовались предыдущие президенты. Сегодня вокруг него бегают те же люди, которые служили Акаеву и Бакиеву. Всё идёт по тому же пути. Пока я не заметил никаких кардинальных изменений по формированию Правительства и коалиции большинства.

Я бы хотел, чтобы Правительство формировалось в зависимости от целей. Нашей ближайшей целью должно стать создание страны, откуда не бегут её собственные граждане и инвесторы. Задачи, которые перед нами стоят: достижение стабильности в политике и экономике, борьба с коррупцией, реальный экономический рост (не номинальный прирост ВВП в 9%, который создаётся за счёт инфляции), поддержка бюджета (на следующий год нам понадобится 300-400 млн. долларов внешней помощи), системные реформы (которые до сих пор не продвинулись). Раньше главными задачами Правительства были служение Президенту и его семье и личный карьерный рост его членов. На каких принципах должно формироваться новое Правительство? Отвечу так: я бы хотел видеть его мобильным, глобальным, транспарентным, компактным и подотчётным. Каждый месяц, каждый год Правительство должно давать гражданам отчёт о своих действиях и достигнутых/не достигнутых результатах.

 

Арбитра вызывали?

Своё мнение по изложенным тезисам выразили и другие участники круглого стола. В частности, Фарид Ниязов, действующий советник премьер-министра и начальник предвыборного штаба Алмазбека Атамбаева, был вынужден транслировать позицию своего шефа, раз уж речь зашла о том, как должен вести себя при формировании нового Правительства Президент:«Влезать в полномочия каких-то ветвей власти Президент, конечно, не должен, но быть в роли арбитра с определёнными рычагами просто обязан». Также Фарид Ниязов заметил, что все разговоры о том, что правительство не представило политическую программу – это политическая спекуляция и даже назвал точную дату утверждения этой самой программы - 17 декабря 2010 года. Юрист и общественный деятель Чолпон Джакупова выразила тотальное сомнение в возможности повышения эффективности государственного управления на ближайшее время: «Граждане этой страны создали для политиков предельно комфортные условия, при которых политики могут вообще ничего не делать, а если делать – то только гадость, и народ их всё равно изберёт. Сами граждане не способны требовать, выражать страновые интересы. Пока же запросов на профессиональное правительство не наблюдается». Комментируя это реплику, Валентин Богатырёв выразился так: «Киргизское общественное сознание очень чувствительно к тем сигналам, которые посылаются сверху. Если поступит сигнал поменять линию поведения, она поменяется». А вот как эксперт ответил на вопрос о целесообразности подбора правительственных руководителей исходя из регионального представительства: «Если исходить из принципа профессионализма, то региональный баланс в Правительстве установится сам собой. Всегда можно найти талантливого южного, северного, восточного, западного министра – какого хотите. А если исходить из принципа сохранения стабильности и искать безобидного, склонного к лавированию человека на пост премьер-министра, мы никуда не продвинемся». В то же время, по мнению Валентина Богатырёва, амплуа будущего премьер-министра – это «политический самоубийца». «Кто бы это ни был, он сильно потеряет свой имиджевый и политический ресурс», - заметил политолог, аргументировав это тем огромным объёмом работы и ответственности, который ляжет на плечи будущего главы Правительства. Хочется верить, что никто из действительно сильных политиков такого прогноза не испугается. Рано или поздно кому-то придётся делать чёрную работу – а тут на одном имидже далеко не уедешь.

Илларион ЗВЯГИНЦЕВ


Версия для печати   |   Просмотров: 1484   |   Все статьи

Мы и мир

23.03.2018 19:20
Учебники по истории должны отражать неразрывную связь  Крыма с Россией

Член Совета Федерации от Республики Крым Сергей Цеков принял участие в заседании «круглого стола» Российского исторического общества, посвящённого четвёртой годовщине воссоединения Крыма с  Россией и  презентации двухтомника «История Крыма», созданного Институтом российской истории РАН.           

Открыл мероприятие председатель Российского исторического общества Сергей Нарышкин. В работе «круглого стола» приняли участие директор Института российской истории РАН Юрий Петров, председатель Комитета Государственной Думы по международным делам Леонид Слуцкий, председатель Законодательного Собрания города Севастополя, председатель Совета отделения Российского исторического общества в Севастополе Екатерина Алтабаева, директор Центрального музея Тавриды,

Опрос



Главная