POLIT.KG
Информационно-аналитический портал
  часы   Суббота, 17 ноября 2018
RSS

О ситуации в Кыргызстане

07.11.2018 14:26
Президент Сооронбай Жээнбеков: Глубоко прочувствуем многовековую великую историю нашей страны, свято сохраним национальное достоинство!

Президент Кыргызской Республики Сооронбай Жээнбеков  7 ноября, в связи с Днем истории и памяти предков посетил мемориальный комплекс «Ата-Бейит», где прочитал молитву в память о предках и покоящихся там соотечественниках, возложил венки к памятникам и сделал обращение к народу Кыргызстана.

"Непростые годы в составе российской империи, национально-освободительная борьба 1916 года и великий исход — Уркун принесли нашему народу большие испытания.После победы февральской, затем Октябрьской социалистической революци 1917 года в России произошел резкий поворот в судьбе кыргызского народа. В 1924 году была образована автономная область, затем создана Кыргызская Советская Социалистическая Республика"


Погода в Кыргызстане

Курс валют

Государственному языку нужен профессиональный, а не националистический подход

23.01.2012 21:49 - Polit.kg

Ряд политиков в Кыргызстане хотели бы втянуть общество в новое взрывоопасное противостояние по национальному и языковому признакам. Это вдобавок к  другим напастям - религиозному экстремизму, наркотрафику, террористическим угрозам и  сложному экономическому положению.   Автору этих строк не понаслышке знакомы проблемы развития государственного языка в стране, сам не один десяток лет  жизни посвятил этому делу. Ниже им сделана попытка беспристрастно и профессионально  взглянуть на существующие в данной сфере проблемы. 

 

В последнее время новый виток получила проблема развития государственного языка в Кыргызской Республике. Если внимательно присмотреться к доводам сторонников ускоренного внедрения кыргызского языка во все сферы государственной и общественной жизни, с сожалением можно заметить в них преобладание эмоций и некомпетентности  в ущерб  предметности разговора. В котором,  во-первых, отсутствуют четкие, конкретные и компетентные механизмы обучения госслужащих и некыргызского населения грамотному кыргызскому языку. Во-вторых, во весь рост встает кадровый вопрос функционирования  госязыка. И, в-третьих, каждый раз как  отрезвляющий душ, всплывают антиконституционность и этическая сторона  данного вопроса.

Бесспорно, в наш стремительный информационный век  излишне напоминать полезность и выгодность знания нескольких языков. Когда-то видный кыргызский политик,  бывший председатель Нацкомиссии по госязыку Ишенбай Абдуразаков говорил: “Чем больше языков человек знает, тем шире круг его жизнедеятельности, тем больше у того возможности улучшить свои жизненные условия”. Разумеется, ему, профессиональному дипломату виднее, настолько помогло знание японского и английского языков наряду с совершенным владением родным кыргызским и русским языками, достичь высот политической карьеры. К сожалению, уровень языкового образования подавляющего большинства госчиновников до сего дня становится темой горячих обсуждений на страницах печатных и электронных СМИ.  Вся страна наслышана об ужасном “жаргоне” депутатов-кыргызов. Достаточно прочитать стенограммы сессий Жогорку Кенеша, чтобы лишний раз убедиться в том, какая пропасть лежит между декларируемым патриотизмом и практической языковой грамотой самих  народоизбранников.

В то же время за суверенные годы совсем выпал из  поля зрения русский язык, главный источник качественной информации, образования, язык передовой технологии, официальных и деловых сношений. Плохое владение «официальным языком» отражается  на  политической, экономической и социальной жизни, так как у нас вся финансово-экономическая жизнь, официальные документы, межгосударственные и международные договора и соглашения, техническая документация, военная, юридическая и медицинская терминология пока что в основном функционируют, подготавливаются, оформляются и выполняются на русском языке. Русский язык был и остается без всякого  возвеличивания  практическим языком межнационального согласия, международного общения, языком наших сотен тысяч трудовых мигрантов в России.   А у нас всеми силами стараются отбросить его на задворки, отвести ему второстепенную роль. Глупо получается.

Другой глупостью является желание развивать госязык за счет вытеснения русского языка. В моноязычной кыргызской среде открыто говорят: “Хватит молиться русскому языку! Раз кыргызский  государственный, есть Закон о госязыке, надо внедрять и выполнять!” Сторонники подобного националистического подхода утверждают, что необходимо напрямую, без посредничества русского языка выходить на международные просторы с помощью английского языка. На это даже при всех благоприятных условиях уйдет не менее двадцати лет. А пока везде уроки, курсы, изучение в школах и вузах английского языка ведется опять-таки через русский язык. Требования вытеснить русский язык, отвести ему второстепенную роль в основном раздаются из уст тех, кто в свое время как по объективным, так и сугубо личным причинам не смог выучить его, так и  остался однобоким, информативно ограниченным и теперь испытывает муки из за этой своей однобокости. Так что, на них будем равняться?

Русско-кыргызское двуязычие практически действует давно и везде, без ущерба развитию госязыка.   Надо бы беречь  и развивать это,  бесценное прежде всего для кыргызов,  достояние.  Парадокс в том, что даже если кто-то вздумает указы, законы и постановления написать на госязыке, их все равно для уразумения вышестоящего начальства надо будет перевести на русский язык, так как оно, начальство не подпишет, тем более не возьмет на себя ответственность, пока до конца не поймет содержание подписываемой бумаги. Ладно бы, если того требует скажем, посол России. Так, свой родной кыргыз-начальник не хочет дать ход бумаге на родном госязыке потому, что не желает потом трындеть перед руководством на неудобоваримом “родном” госязыке. Тут есть очень существенный нюанс: если  служащий-кыргыз на родном языке здорово сплетничает и матерится, это не значит, что он так же толково напишет и растолкует официальные бумаги. Вот так будут преследовать всю жизнь издержки школьного образования по родному языку и литературе. Отсюда и отношения к госязыку со стороны своих, кабинетных кыргызов, что тоже свидетельствует об уровне  развития и практического функционирования госязыка внутри страны.

Поскольку функциональные возможности русского языке еще не исчерпаны и он по ряду жизненно важных хозяйственных и политических причин по-прежнему актуален, сегодня как никогда чрезвычайно остро стоит проблема двуязычия, которое в числе других подразумевает и взаимоперевод. Вообще-то, когда речь пойдет о проблемах государственного языка, за исключением действительно болеющих за судьбу, качественное развитие кыргызского языка профессионалов-единиц, участники маловразумительных и безрезультатных разговоров и дискуссий на эту тему      то ли по незнанию, то ли преднамеренно, обходят стороной очень важную,  решающую сторону дела. Суть которой изложил опять-таки И.Абдуразаков: “Речь не идет о развитии и внедрении госязыка в ущерб русскому языку. Русский язык будет функционировать еще очень долго. Мы постепенно должны прийти к двуязычию”. Вот  предмет всех принципиальных споров, чего как огня боятся нынешние моноязычные ура-патриоты. Между тем, как  госаппарат, так   и общество больше будет нуждаться в двуязычных специалистах, которых надо еще чем-то привлечь.

Другая проблема связана со стилем языка.  Кроме литературно-художественного, существуют  еще и технический, официальный, деловой, юридический, военный и другие стили. У каждого из этих стилей имеются неведомые нынешним полуграмотным патриотам, десятилетиями сформированные, строго специфичные языковые средства. И если их смешать, то получится лингвистический коктейль. Нельзя, например, написать  в президентском указе: “Одухотворенный сиянием утренней звезды и свежестью весеннего ветра, и с божьей помощью я пришел к единственно верному и судьбоносному решению”, или в судебном документе: “Какая-то потусторонняя сила подвела его руку к топору, и он не помня себя, схватил его и опустил на голову несчастного”. Все это, позволительное в художественном произведении лирические отступление в официальном стиле  можно выразить единственным словом “постановляю” и четкой формулировкой: “Не соизмеряя свои действия с возможными последствиями.”

Сторонники же повальной “литаратуризации” (стиль сохранен)  деловых бумаг на кыргызском языке местами довели официальную документацию до того, что в ней во-первых, трудно уловить суть вопроса. Во-вторых, властные структуры затрудняются по ним принимать четкие меры.  Читая подобные “бабушкины рассказы” вместо точных формулировок и конкретного изложения сути, порою вкрадывается мысль: “А не умышленно ли все это делается?” Официальный язык важных государственных и правительственных решений и бумаг требует особо грамотного и наиболее четкого, концентрированного лингвистического выражения сути вещей, мысли и намерений. А это без соответствующего уровня языковой грамотности изложить невозможно. Отсюда и несуразицы, путаница и бесконечные мышиные разборки вокруг официальных решений  на госязыке.  К тому же   в официально-деловой  документации одно-единственное нечеткое, расплывчатое или не к месту примененное словечко может послужить причиной скандала между деловыми партнерами, источником внутренних или внешних конфликтов государства. Примеров этому можно привести немало.

Правительственная канцелярия завалена “переведенными” с русского на госязык концепциями, программами, положениями, проектами, уставами и прочей писаниной, от качества перевода которых руки опускаются. Вся эта “самопальная”  делопроизводительная “продукция”  плодится потому, что грамотность министерских и ведомственных переводчиков ниже всякой критики. А ведь они получают бюджетную,  то есть выплачиваемые из нашего с вами кармана зарплату. На резонный вопрос  “Почему такой плохой перевод?” последует стандартный ответ: “Нет хорошего переводчика”. Но извините, это их, госструктур,  проблема, как найти хорошего специалиста и чем его привлечь. Нет, “и хочется, и колется, но мамочка не велит”. То есть, рады бы привлечь грамотного переводчика, да денег жалко. Так и пользуются услугами полуграмотных,  но дешевых “хереводчиков”.

Если мы при существующих реалиях в официальном делопроизводстве в аппаратах власти хотим безболезненно и качественно перейти на госязык, то надо коренным образом перестраивать кадровую работу, набирать двуязычных специалистов.  В то же время правы специалисты-языковеды, настаивающие на ускоренном переходе в госаппаратах официального делопроизводства на государственный язык. Не секрет, что именно на данном уровне затягивается выполнения соответствующего закона. Проблем тут хватает, но они разрешимы. Нужны только деловая инициатива и желание.     Пока же, в соответствии с Законом о госязыке, в коллективах  с подавляющим большинством кыргызов, надо начинать практическое внедрение государственного языка. Именно к таким относятся аппараты госвласти. Механизм примерно может быть такой: в отделах и управлениях аппаратов, департаментах,  министерствах и ведомствах, где руководители кыргызы, документы на согласование и подпись вносятся на госязыке, для сведения (и только!) исполнителя или руководителя-некыргыза дублируя их на русском языке (а не так, как ныне, подготавливая на русском языке с последующим формальным дублированием на госязыке.) Тут уж родным руководителям-кыргызам придется подсуетиться в деле изучения госязыка. Поскольку малейшая оплошность в подписанной бумаге автоматически приведет к ответственности и наказанию. Нынешних переводчиков можно было бы  переквалифицировать в литературные редакторы. Их, как свыше упомянули, лучше и полезнее использовать непосредственно в отраслевых отделах, а не бюрократизировать дело  посредством выделения в отдельную структуру со своим начальством. Пора понять, что классный переводчик  ни в каком лишнем указующем, распределяющем и контролирующем начальстве не нуждается.

Что касается служащих некыргызов, до хорошего освоения  теми госязыка, в соответствии с Законом о госязыке, а также  их конституционными правами, необходимо обеспечить им перевод на интернациональный русский язык всей касающейся  их должностной деятельности информации на кыргызском языке.

Я - за самобытность нации, за сохранение и приумножение  добрых традиций, по-своему уникального языка. В то же время я против мононациональности, что по сути означает самоограничение, самоизоляцию и, в конечном счете вымирание нации. Судьба многих исчезнувших племен, народов и цивилизаций тому пример. Нынче речь идет о налаживании контактов с другими цивилизациями, наука ищет пути таких контактов. В этом плане думаю, нам вполне по силам цивилизованно разрешить проблемы государственности языка маленького Кыргызстана.

Садырбек Чериков. Polit.kg

 

Версия для печати   |   Просмотров: 1559   |   Все статьи

Мы и мир

23.03.2018 19:20
Учебники по истории должны отражать неразрывную связь  Крыма с Россией

Член Совета Федерации от Республики Крым Сергей Цеков принял участие в заседании «круглого стола» Российского исторического общества, посвящённого четвёртой годовщине воссоединения Крыма с  Россией и  презентации двухтомника «История Крыма», созданного Институтом российской истории РАН.           

Открыл мероприятие председатель Российского исторического общества Сергей Нарышкин. В работе «круглого стола» приняли участие директор Института российской истории РАН Юрий Петров, председатель Комитета Государственной Думы по международным делам Леонид Слуцкий, председатель Законодательного Собрания города Севастополя, председатель Совета отделения Российского исторического общества в Севастополе Екатерина Алтабаева, директор Центрального музея Тавриды,

Опрос



Главная