POLIT.KG
Информационно-аналитический портал
  часы   Воскресение, 18 ноября 2018
RSS

О ситуации в Кыргызстане

07.11.2018 14:26
Президент Сооронбай Жээнбеков: Глубоко прочувствуем многовековую великую историю нашей страны, свято сохраним национальное достоинство!

Президент Кыргызской Республики Сооронбай Жээнбеков  7 ноября, в связи с Днем истории и памяти предков посетил мемориальный комплекс «Ата-Бейит», где прочитал молитву в память о предках и покоящихся там соотечественниках, возложил венки к памятникам и сделал обращение к народу Кыргызстана.

"Непростые годы в составе российской империи, национально-освободительная борьба 1916 года и великий исход — Уркун принесли нашему народу большие испытания.После победы февральской, затем Октябрьской социалистической революци 1917 года в России произошел резкий поворот в судьбе кыргызского народа. В 1924 году была образована автономная область, затем создана Кыргызская Советская Социалистическая Республика"


Погода в Кыргызстане

Курс валют

Гендер кыргызской политики

13.03.2012 20:20 - Polit.kg
Гендер кыргызской политики

Вот и отгремел так широко почитаемый в Кыргызстане Международный женский день. Настала пора задуматься: а какую в действительности роль играют женщины… ну хотя бы в политической сфере? Или, используя научную терминологию, каков он – гендер кыргызской политики?

Большим достижением в утверждении равноправия женщин ещё год назад считалось президентство Розы Отунбаевой. Именно она в апреле 2010 года посмела взять ситуацию в свои руки, в то время как мужчины-политики растерялись и вели себя крайне нерешительно. Есть мнение, что её восхождение на вершину политического олимпа было результатом компромисса ряда политических группировок, однако это ни в коей мере не принижает лидерские качества самой Розы Исаковны.

К лету 2010 года в кыргызскоязычной прессе как-то сразу начала проявляться реакция публики, мыслящей в традиционных рамках: было видно, что Мужчина опомнился и решил поставить зарвавшуюся Женщину на место. Вспоминается газетная карикатура, на которой Отунбаева изображалась летящей на ведьминской метле. Но было поздно. Женщина уже стала символом второй кыргызской революции. Действительно, это была «революция Розы».

Поднятая Отунбаевой волна сказалась в определённый момент и на кадровых перестановках. Например, большой урон маскулинности[1]был нанесён снятием с должности Генерального прокурора в марте 2011 года Кубатбека Байболова и назначением на этот пост Аиды Саляновой, ранее полномочного представителя Президента в парламенте. Для нас тут, сами понимаете, важен не морально-этический и профессиональный аспект, а конкретные перемены в гендерном сознании. Согласитесь, что для азиатского государства женщина на таком посту - есть показатель реальных изменений в вопросе участия женщин в делах государственного значения.

В немалой мере укреплению Женщины в кыргызской политике способствовала актуализация образа Курманжан Датки – женщины, вставшей на защиту своего рода в тот момент, когда мужчины – не в последний раз в истории кыргызов – «ушли в отказ» на фоне гигантских геополитических сдвигов в регионе. Помпезное празднование 200-летия этого уникального исторического персонажа закрепило за Президентом Переходного периода неофициальный статус «ханши»[2]. Но внезапно всё начало меняться…

Конец 2011 года (кстати, года Курманжан Датки!) ознаменовался стремительным реваншем маскулинности. Началось с символов. Премьерство «восходящего хана» Алмазбека Атамбаева было отмечено символической акцией: женский монумент Свободы на центральной площади Бишкека был снесён, а на его месте возник (опять же, по инициативе Атамбаева) памятник герою национального эпоса Манасу. Причём, в риторике Атамбаева Манас – это не просто Манас, а Манас-Ата, то есть Манас-Отец, Абсолютный Патриарх. Потому именно представители патриархальной публики встретили эту колоссальную историческую перемену с восторгом: их зашкаливающая ненависть к Эркингуль (столь уничижительно «патриоты» называют статую Свободы-Эркиндик: женщину с распущенными волосами, поддерживающую тюндюк – ключевой элемент кыргызской юрты) выплеснулась и дала Мужчине надежду на реабилитацию.

Тенденцию закрепили прошлогодние президентские выборы, к участию в которых были допущены в итоге лишь представители сильного пола. В те дни многие жалели единственную потенциальную кандидатку Токтайым Уметалиеву, подписи в поддержку которой ЦИК забраковал ровно в той мере, чтобы воспрепятствовать её попаданию в окончательный список кандидатов. Некоторую озабоченность тем, что в последнем не оказалось ни единой представительницы слабого пола, выразили – уже по оглашению результатов выборов – эксперты ОБСЕ. «С чем я могу согласиться, так это с утверждениями о нарушении гендерного равенства. Мы получили список кандидатов, где присутствуют шестнадцать крепких мужчин и ни одной женщины», - констатировал в те дни и отечественный политолог Нур Омаров.

Поддержал тенденцию и сформированный к Новому году кабинет министров: женщинам в нём было отведено всего лишь два высоких поста. Один из них – министерский (Динара Сагимбаева, Минздрав), другой – вице-премьерский (Гульнара Асымбекова, вице-премьер-министр по социальному сектору). «Женские организации бьют тревогу по поводу предлагаемого правящей коалицией однополого состава правительства Кыргызской Республики. Опять женщины Кыргызстана, представляющие 52 процента населения и несущие основные тяготы бедности, коррупции, недобросовестного управления, безработицы и развала социальной инфраструктуры, выкинуты из уровня принятия решений», - писал в конце декабря прошлого года Альянс женских законодательных инициатив.

Факт: в плане гендерного равенства оборону держат пока только женщины-депутаты Жогорку Кенеша. Большое внимание привлекает к себе, например, Жылдызкан Джолдошова, требовавшая в прошлом году[3]20 млн. бюджетных сомов на празднование юбилея Курманжан Датки (сверх выделенных 29 млн.). Однако, сплочённости в женских рядах ЖК КР нет – свидетельством тому недавняя перепалка между той же  Джолдошовой, представляющей фракцию «Ата-Журт» и депутатом от СДПК Ириной Карамушкиной[4]. Тотальной некомпетентности прочих депутаток посвящает цикл материалов «Цветов им не надо, им квоту давай»[5]еженедельник «Московский Комсомолец – Азия». Впрочем, вопрос о том, оправдывает ли себя квота на женские мандаты в ЖК, выглядит незначительным, если учесть уровень «компетентности» депутатов-мужчин.

Ещё хуже с женским участием в управлении  обстоят дела на местном уровне. Прошедшие в феврале текущего года выборы акимов (глав районных администраций) встретили вал критики как со стороны Жогорку Кенеша, так и Обмудсмена КР. «По итогам голосования в числе руководителей районов и городов нет ни одной женщины и ни одного представителя нетитульной национальности. Это обстоятельство является не только несправедливым, но и нарушает действующие законы республики, в частности о гендерном равенстве. Напомню, согласно действующему законодательству, число лиц одного пола в руководящих органах не должно превышать 70 процентов от их общего количества», - заявил 14 февраля Турсунбек Акун[6]. В свою очередь, депутат ЖК КР Айнуру Алтыбаева обратила внимание на то, что список кандидатур, который составлял лично премьер-министр Омурбек Бабанов, даже близко не приближается к демократическому стандарту «каждый третий кандидат – женщина»[7].

Эпилогом к нашему повествованию о политическом гендере Кыргызстана можно считать попадание Розы Отунбаевой в список 150 влиятельных женщин мира, который составлен по итогам 2011 года изданием Newsweek Daily Beast[8]. Судя по всему, взлётам женщин в кыргызской политике суждено случаться лишь раз в сто лет. Плохо ли это? Наверное, нет. Тем более, что нынешнее – поголовно мужское – руководство республики настроено к женщинам крайне доброжелательно. «Женщины в Кыргызстане наравне с мужчинами защищали свою землю, отстаивали ее независимость, отважно оберегали свой народ от беды. Они и сегодня достойно участвуют в строительстве страны, в управлении государством», - заявил в своем поздравлении к 8 Марта спикер парламента Асилбек Жээнбеков[9]. Президент Атамбаев, отметив, в свою очередь, что «женщины могут объединить народ Кыргызстана», пообещал учредить в Кыргызстане День матери[10]. Конечно, здесь нет ни слова о политических правах слабого пола.  Но ведь женщина может управлять всем миром и с кухни, правда?


Илларион ЗВЯГИНЦЕВ

  



[1] Маскулинность (от лат. masculinus, мужской) — комплекс телесных, психических и поведенческих особенностей (вторичных половых признаков), рассматриваемых как мужские (то есть внешне отличающих мужчину от женщины или самца от самки у животных) (с) Википедия

[2]http://www.gezitter.org/politic/5707/

[3]http://www.kyrtag.kg/?q=news/10123

[4]http://www.24.kg/parlament/120324-v-parlamente-kyrgyzstana-sporyat-nado-li.html

[5]http://mk.kg/index.php?option=com_content&view=article&id=4246:2012-02-21-07-04-30&catid=52:-&Itemid=30

[6]http://www.24.kg/election2011/121397-ombudsmen-kyrgyzstana-pravitelstvo-narushaet.html

[7]http://www.24.kg/parlament/119849-deputat-parlamenta-kyrgyzstana-vozmushhena-chto-v.html

[8]http://kg.akipress.org/news:489501

[9]http://www.24.kg/community/123455-asilbek-zhyeyenbekov-zhenshhiny-v-kyrgyzstane.html

[10]http://www.knews.kg/ru/society/12245/

Версия для печати   |   Просмотров: 2534   |   Все статьи

Мы и мир

23.03.2018 19:20
Учебники по истории должны отражать неразрывную связь  Крыма с Россией

Член Совета Федерации от Республики Крым Сергей Цеков принял участие в заседании «круглого стола» Российского исторического общества, посвящённого четвёртой годовщине воссоединения Крыма с  Россией и  презентации двухтомника «История Крыма», созданного Институтом российской истории РАН.           

Открыл мероприятие председатель Российского исторического общества Сергей Нарышкин. В работе «круглого стола» приняли участие директор Института российской истории РАН Юрий Петров, председатель Комитета Государственной Думы по международным делам Леонид Слуцкий, председатель Законодательного Собрания города Севастополя, председатель Совета отделения Российского исторического общества в Севастополе Екатерина Алтабаева, директор Центрального музея Тавриды,

Опрос



Главная