POLIT.KG
Информационно-аналитический портал
  часы   Вторник, 20 ноября 2018
RSS

О ситуации в Кыргызстане

07.11.2018 14:26
Президент Сооронбай Жээнбеков: Глубоко прочувствуем многовековую великую историю нашей страны, свято сохраним национальное достоинство!

Президент Кыргызской Республики Сооронбай Жээнбеков  7 ноября, в связи с Днем истории и памяти предков посетил мемориальный комплекс «Ата-Бейит», где прочитал молитву в память о предках и покоящихся там соотечественниках, возложил венки к памятникам и сделал обращение к народу Кыргызстана.

"Непростые годы в составе российской империи, национально-освободительная борьба 1916 года и великий исход — Уркун принесли нашему народу большие испытания.После победы февральской, затем Октябрьской социалистической революци 1917 года в России произошел резкий поворот в судьбе кыргызского народа. В 1924 году была образована автономная область, затем создана Кыргызская Советская Социалистическая Республика"


Погода в Кыргызстане

Курс валют

Как развивать государственный - кыргызский язык в Кыргызстане?

24.04.2012 15:53 - Polit.kg

Часть 1: опыт иврита.

Языковой вопрос в Кыргызстане чрезвычайно политизирован и является объектом всевозможных манипуляций массовым «сознанием», отсылающих, в основном, к противопоставлению «свой-чужой». Манипулятивные акции следуют одна за другой. Не успела эта весна ознаменоваться заявлением ряда общественных организаций из Оша о том, что неплохо бы лишить русский язык статуса официального[1], как на смену им пришли требования запретить сдачу общереспубликанского тестирования[2]на узбекском[3]. Незадолго  до этого большой резонанс вызвала инициатива женщины-депутата от фракции «Республика» Урмат Аманбаевой[4]. Последняя, напомним, предложила ввести штрафы за незнание чиновниками государственного языка, а понятие официального просто взять и вывести из Конституции (впрочем, от последнего предложения депутат сегодня открещивается)[5]. Свою позицию народная избранница  обосновывает тем, что «кыргызский язык остро нуждается в поддержке».

Надо отметить, что в реальности такой подход не так уж и маргинален – схожие суждения высказывает, например, и спикер парламента Асилбек Жээнбеков. Он, в частности, выступает за перевод на кыргызский язык всего массива официального делопроизводства, то есть за то, чтобы все документы изначально составлялись на государственном и лишь при необходимости осуществлялся перевод на официальный язык. Есть уже, к слову, депутаты, отказывающиеся рассматривать законопроекты, написанные на русском языке[6]. В такой политической среде бытует пренебрежительное мнение о том, что Аскар Акаев ввёл русский язык в качестве официального в Конституцию КР из  подхалимажа перед Россией[7]. Тем временем, государственному языку от таких услуг ни тепло, ни холодно: он как занимал совершенно конкретное место в обществе, так и занимает. Теоретически, его главной функцией должна  быть функция интеграции, то есть ликвидация барьеров внутри социума. Конечно, этого можно достичь, выдавив из страны национальные меньшинства и «манкуртствующих» горожан, позабывших родной язык ещё в прошлом поколении. «В Кыргызстане через 20 лет должен появиться единый народ - кыргызы, без делений на этносы», - считает, например, даже нынешний министр финансов Акылбек Жапаров[8]. Как говорится, нет этнического и культурного разнообразия – нет барьеров. Следующим шагом на этом пути может стать подведение под единый знаменатель образовательного уровня: зачем, следуя такой логике, народу Кыргызстана нужна настоящая интеллигенция и какое право имеет доктор наук каким-то образом выделяться на фоне горных пастухов? Так что этот путь здравомыслящий государственный деятель должен оставить – и желательно заминированным, дабы исключить в будущем возможность провокаций. Что можно предложить государственному языку помимо сего?

XX век продемонстрировал миру, что государственный язык, если сильно постараться, можно в сжатый срок и создать с нуля, и заставить работать в полную силу. Иврит или, как его называли советские источники, древнееврейский язык, ещё в начале этого века считался мёртвым и использовался только в иудейском богослужении. Стараниями энтузиастов от лингвистики и политики он стал первым государственным языком, введённым в функционал до создания самого государства[9]. Не будет преувеличением сказать, что именно «оживлённый» иврит стал тем мостиком, по которому евреи со всего мира, смогли вернуться на свою историческую родину. Было бы глупо сбрасывать эффективные результаты такой деятельности на финансовую и институциональную поддержку иврита и тех, кто его развивал. Грубо говоря, воскресил иврит всего-навсего один человек по фамилии Бен-Йехуда[10]. Родившийся на западе Российской Империи во второй половине девятнадцатого столетия,  этот лексикограф-самоучка был движим одной идеей – возвращения евреев в Палестину и создания там национального еврейского государства. Даже своё имя он умудрился поменять с европеизированного Лейзер-Ицхок Перельман на аутентичное Элиезер Бен-Йехуда. «Земля Израиля станет средоточием всей нации. И даже те, что живут в других местах, будут знать: их нация – на родной земле, есть у нее и язык, и литература»[11], - писал он в те годы, когда ивритоговорящие люди были ещё «полунемыми» (банально не было слов для выражения многих понятий). Даже 20-е годы прошлого века учителям ивритоязычных школ в Палестине, находившейся тогда под протекторатом Британской империи, приходилось выкручиваться перед учениками, придумывая свои собственные слова. Тем не менее, со временем устоялась вполне приемлемая система языковых норм. С самого начала первые ивритоговорящие и ивритопишущие люди современности считали своим долгом поднимать литературу на новоприобретённом наречии.  В 1921 году 70 человек со всего мира образовали Ассоциацию писателей на иврите. Умный государственный деятель вынужден признать, что все эти "бесполезные" поэты и прозаики вносят в развитие языка вклад куда больший, чем чиновники, делающие вид, что занимаются тем же – это на заметку руководству Кыргызстана.

Среди основателей государства Израиль было достаточное количество людей, которые лично подвизались и на литературном поприще: пример тому – Владимир (Зеэв) Жаботинский[12], один из лидеров сионистского движения начала прошлого столетия, основатель Еврейского легиона. Ещё до того, как стать активным политическим деятелем, он в 1911 году основал в Одессе издательство «Тургман» («Переводчик»), выпускавшее произведения мировой классики в переводах на иврит и лично переводил на «ново-древнееврейский» Данте, По, Вийона. Вот что значит соответствовать выбранной идеологии! Особо следует отметить, что хотя у евреев была возможность, сославшись на средневековые и древние источники, заявить о том, что литературный иврит уже существует (как это делают многие кыргызстанские эксперты, указывающие на наследие кыргызскоязычных писателей советского периода), но они предпочли оставить прошлое прошлому и просто идти вперёд. В итоге, это-то и помогло придать ивриту интегрирующую функцию – благодаря писателям-энтузиастам он быстро взял европейскую литературную планку – а ведь понятие «художественная литература» изначально было чуждо ортодоксальному еврейству[13]: вспомнить того же Гейне, который нашёл прибежище в немецкой культурной среде, похоронив, по сути, свою «еврейскость». Таким образом, первым шагом на пути становления государственного кыргызского языка должно стать развитие кыргызской литературы. Почему бы не начать с переводов? В том же Израиле не стесняются,  через века, с помощью профессиональных переводчиков на иврит открывать того же Диккенса или Милна[14].В стране с шестимиллионным населением, что вполне сопоставимо с населением Кыргызстана, ежегодно выпускается около 500 изданий для детской и подростковой аудитории[15], а общее количество литературы, выпускаемой в год, в 2006-ом уже превысило восемь тысяч наименований[16]! То, что 85% этих книг вышло на иврите – серьёзный показатель. Как только Кыргызстан начнёт приближаться  к такому уровню, очень важно будет учредить в стране хотя бы один литературный журнал на кыргызском. Пока же, несмотря на сильное желание элит развивать государственный язык, литературная жизнь Кыргызстана протекает в отрыве от народа и концентрируется, в основном, во Всемирной паутине. Олег Бондаренко, редактор Интернет-портала  «Литературный Кыргызстан», констатирует, что книгоиздание в республике почти умерло[17].«Его последовательно разрушали последние двадцать лет. Для издателей, в отличие от других стран, у нас нет вообще никаких льгот и никакой, даже символической государственной поддержки (в Кыргызстане существуют налоги даже на научную литературу)», - сообщает он. Что ж, значит это тот уровень, с которого должен начаться подъём. Согласитесь, если бы у кыргызов, как у евреев в конце XIX века не было общего разговорного языка, пришлось бы не легче! И не беда, что, как объясняет филолог, профессор КРСУ Мамед  Тагаев, «общепринятые литературные нормы кыргызского языка находятся на стадии формирования»[18]. Израильская практика показывает - дорогу осилит идущий: естественным путём всё, рано или поздно, встанет на свои места. К примеру, заимствованное слово «телефон» в иврите так и не удалось заменить новообразованным «сахрахок»[19], в то время как «футбол» всё-таки превратился в «кадурегель». И кому от этого плохо?

Если литературный язык не развивается, то он перестаёт функционировать как литературный. Сниженная планка, в свою очередь, тормозит развитие общества. В результате наблюдается резкое падение культурного уровня. В этом смысле спасением для Кыргызстана является то, что, по крайней мере, пока кыргызский язык не поднимет голову, все мы можем держаться за русский. Говоря о том, что кыргызский литературный язык по существу остаётся невостребованным или почти невостребованным, Олег Бондаренко подчёркивает, что значительная часть молодых авторов крупнейшего литературного портала Кыргызстана пишет сегодня по-русски, вне зависимости от национальности[20]. Между прочим, это – а не официальное делопроизводство – и есть показатель реального развития государственного языка, а также направление, в котором следует приложить централизованные усилия. Беда в том, что писатель – не чиновник, а литература – это не заполнение казённых бумаг. Настоящий поэт не зависит от начальства. Следовательно, заставить его писать на кыргызском невозможно. Поэтому нужно сделать так, чтобы он захотел этого сам.

Чему ещё учит нас израильский опыт? Наверное, тому, что развитие одного языка ни в коем случае нельзя строить на отрицании другого. Взять, хотя бы, ту же литературу. «Специфика Израиля заключается в том, что в литературном процессе здесь участвуют не только носители государственного языка. В стране проживает более миллиона русскоязычных читателей и немало авторов, пишущих на русском языке», - сообщает интернет-издание NEWSru.co.il[21].В Израиле не только не забывают русский язык и активно пользуются английским, но и поддерживают такую практику, отмечая её положительный эффект. Разрабатываются и внедряются в образовательный процесс современные учебники по русскому, учитывающие особенности израильского менталитета. На этом фоне не вызывают удивление исследования израильских учёных о том, что обучение на русском языке способствует развитию у детей интеллектуальных способностей, а «дети, чей родной язык русский и которые научились писать и читать на русском до того, как пошли в первый класс, получают более высокие оценки в школьных тестах по технике чтения, чем их одноклассники, говорящие только на иврите»[22]. Что интересно, депутаты Кнессета (израильский парламент) до сих пор частенько практикуют обсуждения на русском языке – и не стесняются этого.

И ещё одна деталь. Помимо иврита в Израиле есть ещё один государственный язык – арабский. Можно спорить, отражает ли это  реальный уровень этнической толерантности в обществе, но факт остаётся фактом. Довольно пошло смотрятся на этом фоне притеснения узбекского языка в Кыргызстане, где никто даже не ставит вопрос, делать его государственным или нет.

Главная функция государственного языка - интеграционная. В этом отношении, нет ничего плохого в том, что за тем или иным языком стоит конкретная идеология. Например, английский продвигает идеологию современного, экономически активного государства в азиатском Сингапуре. Иврит, как мы уже отмечали, стал своего рода тараном сионизма[23]. Но какая идеология может встать за «кыргыз тили»? Если не принимать во внимание «идеологию» анархической митинговщины, то вопрос остаётся открытым. Во имя чего интегрироваться кыргызстанскому обществу? – вот на что нужно дать ответ в первую очередь. Только при наличии цели, которая подойдёт каждому кыргызстанцу, вне зависимости от социального положения и этнической принадлежности, возможно какое-то движение вперёд. А пока нужно честно признать, что малообразованные носители государственного языка, радеющие за его безоговорочное доминирование, только дискредитируют последний. Не случайно, люди, требующие отмены общереспубликанского тестирования на узбекском языке и считающие, что это будет способствовать развитию кыргызского, допускают даже в простейших лозунгах на государственном (и, кстати, своём же родном) языке грамматические и пунктуационные ошибки[24]. Представления об избранности – в том числе и языковой – зачастую соседствуют с посредственностью  «избранных».

Итак, мы уже поняли, что язык развивают не бюрократы, а подлинные энтузиасты. Вспомним, с чего начинал тот же Бен-Йехуда. Ещё до написания полного словаря иврита, он уделил большое внимание составлению учебных программ, которые строил на применении так называемого «прямого метода» - то есть обучению ивриту без посредничества другого языка[25]. Кыргызским популяризаторам государственного языка стоило бы познакомиться с этим методом поближе[26]. Кроме того, есть эффективная практика чтения параллельных текстов[27]и много других методик, внедрение которых зависит только от уровня подготовки преподавателей, квалификацию которых (а как вы думали?) нужно постоянно повышать.

Необходимо отметить, что изучение языка - это, не в малой степени, внеинтеллектуальная практика. Многое здесь зависит от открытости обучающегося и общего эмоционального фона. Это значит, что в условиях, когда твоё желание выучить кыргызский воспринимается в лучшем случае с недоумением или высокомерным снисхождением, выучить язык в совершенстве практически невозможно. Но недоумение – это ещё куда ни шло. Столичным кыргызам, с детства говорящим только на русском, придётся в наших условиях столкнуться с презрительным и неприятельским отношением целого слоя граждан, по-русски говорящих с сильным акцентом, но зато считающих себя истинными носителями языковых традиций кыргызов[28].«Если ты — явно идентифицируемый кыргызстанец и говоришь по-кыргызски с акцентом, то тебя и твои попытки начать говорить по-кыргызски встречают в лучшем случае с насмешками, в худшем — с агрессией», - пишет Бектур Искендер, блогер и журналист из Бишкека. Преодолеть эту проблему поможет только социальная психология.

Помимо интеграционной, существует ещё две важнейшие функции государственного языка: это функции науки и образования.  Если поднимать израильский опыт, то можно сказать, что здесь ивриту повезло: ивритоязычный Израиль собирает лучших учёных еврейского происхождения со всего мира. Уже сам их переезд в Израиль означает лояльность к сионистской идеологии и готовность переходить на иврит - пусть не сразу, но переходить. А если на язык переходят учёные, то переходит – при условии конкретных государственных дотаций – и наука. Но это евреи и Израиль. А попробуй создать научный потенциал с относительного нуля, да ещё на языке, не обезображенном массивом научной лексики! Тут, конечно, руки могут и опуститься.«Практика социальных взаимодействий людей показывает, что, как только начинается сложный технический или медицинский язык – на этом казахский бытовой язык заканчивается и начинается научный русский. Например, доходит до абсурда, когда медики не знают, какими казахскими словами обозначить ту или иную дифференцированную часть, составляющую внутренний орган человека, или когда в промышленных технологиях специалисты не могут обозначить детализацию какого-либо механизма или технического процесса, потому что таких слов вообще не существует в казахском языке. Поэтому если человек казахской национальности работает в сфере сложных наук, то он вынужден пользоваться русским языком для восприятия научной информации, а казахский язык остается для простого бытового общения», - признаются братья кыргызов казахи[29], у которых с развитием государственного языка дела обстоят всё-таки куда как лучше, хотя в аспекте научного функционала всё идентично. «Для того чтобы стать языком образования и науки, в настоящее время в республике нет экстралингвистических предпосылок, связанных с уровнем развития экономики, а также различных отраслей промышленности», - подчёркивает, в свою очередь, кыргызстанский исследователь, доктор филологических наук Замира Дербишева. Она же – об образовании на кыргызском языке: «Об уровне переводов на кыргызский язык можно судить по учебникам математики для начальных классов, в которых порой представлено просто бессмысленное нагромождение слов на кыргызском языке, непосильное для понимания не только ребенка, но и взрослого». В общем, диагноз поставлен и можно прописывать лечение. Как показывает практика, с такой «болезнью», народ может жить веками и в ус не дуть. В конце концов, главное - не забрасывать практику билингвизма и без фанатизма, планомерно стремиться к трилингвизму. И там, где один язык будет «подводить», тогда можно будет спокойно и без напряжения переходить на другой. Чем не выход? В первую очередь культивировать такое лёгкое и подвижное языковое поведение следует в молодёжной среде. Новое поколение уже показывает, как можно продвигать государственный язык без указки сверху. Не так давно был запущен проект по включению кыргызского языка в Интернет-сервис Google Translate[30]. И в будущем, мы в этом уверены, появится ещё не одна подобная инициатива. А старания всевозможных бюрократических отделов уйдут в небытие и вряд ли оставят какой-то след. Кто, например, вспомнит сейчас своевременно убранного со своего поста главу Национальной комиссии по государственному языку Азимжана Ибраимова, выступавшего за переименование традиционно русских и украинских сёл (таких, как Васильевка или Александровка) на кыргызский манер? А ведь с той поры прошёл только один год…

 (продолжение следует)

Иосиф ИЛЛАРИОНОВИЧ

 



[1]http://регнум.рф/news/fd-abroad/kirghizia/1522233.html

[2] Единое испытание для абитуриентов Кыргызстана, позволяющее многим из них рассчитывать на бесплатное обучение в вузах республики без вступительных экзаменов

[3]http://ca-news.org/news:948951/

[4]http://mirror24.24.kg/politic/124558-urmat-amanbaeva-dernut-za-yazyknbsp.html

[5]http://www.knews.kg/ru/society/13071/

[6]http://www.24.kg/parlament/102695-deputaty-parlamenta-kyrgyzstana-ot-frakcii-sdpk.html

[7]http://www.gezitter.org/interviews/9709/

[8]http://polit.kg/conference/4/45

[9]  Израиль появился на политической карте мира в 1948 году

[10]http://ru.wikipedia.org/wiki/Бен-Йехуда,_Элиэзер

[11]http://www.maranat.de/agr_06_iwr_01.html

[12]http://ru.wikipedia.org/wiki/Жаботинский,_Владимир_Евгеньевич

[13]http://echo.oranim.ac.il/main.php?p=news&id_news=84&id_personal=21

[14]http://secondiary.ru/sovremennaya-literatura-v-izraile-pol.html

[15]http://www.dissercat.com/content/formirovanie-i-razvitie-knigoizdaniya-detskoi-literatury-v-izraile-posle-provozglasheniya-ne

[16]http://guide-israel.ru/culture/20520-literatura-izrailya/

[17]http://olgazeta.ru/index.php?mact=CGBlog,cntnt01,detail,0&cntnt01articleid=286&cntnt01returnid=56

[18]http://www.24kg.org/community/101840-mamed-tagaev-v-kyrgyzstane-bez-silnoj-yekonomiki.html

[19]http://isro.ru/ivrit.htm

[20]http://olgazeta.ru/index.php?mact=CGBlog,cntnt01,detail,0&cntnt01articleid=286&cntnt01returnid=56

[21]http://newsru.co.il/rest/21feb2011/book_a202.html

[22]http://www.domna.org/node/81                                                                                                                                   

[23]http://ru.wikipedia.org/wiki/Сионизм

[24]http://www.facebook.com/photo.php?fbid=360072787373045&set=a.140999422613717.26816.100001109813913&type=1

[25]http://www.jafi.org/JewishAgency/Russian/Education/Jewish+Life/Culture/Ivrit/11.htm

[26]http://filolingvia.com/publ/42-1-0-20

[27]http://franklang.ru/

[28]http://rus.azattyk.kg/content/kyrgyzstan_bektur_blog_kyrgyz_language/24509763.html

[29]http://www.studlib.net.ru/referat/6502869

[30]http://russian.eurasianet.org/node/59052

Версия для печати   |   Просмотров: 4559   |   Все статьи

Мы и мир

23.03.2018 19:20
Учебники по истории должны отражать неразрывную связь  Крыма с Россией

Член Совета Федерации от Республики Крым Сергей Цеков принял участие в заседании «круглого стола» Российского исторического общества, посвящённого четвёртой годовщине воссоединения Крыма с  Россией и  презентации двухтомника «История Крыма», созданного Институтом российской истории РАН.           

Открыл мероприятие председатель Российского исторического общества Сергей Нарышкин. В работе «круглого стола» приняли участие директор Института российской истории РАН Юрий Петров, председатель Комитета Государственной Думы по международным делам Леонид Слуцкий, председатель Законодательного Собрания города Севастополя, председатель Совета отделения Российского исторического общества в Севастополе Екатерина Алтабаева, директор Центрального музея Тавриды,

Опрос



Главная