POLIT.KG
Информационно-аналитический портал
  часы   Вторник, 22 января 2019
RSS

О ситуации в Кыргызстане

07.11.2018 14:26
Президент Сооронбай Жээнбеков: Глубоко прочувствуем многовековую великую историю нашей страны, свято сохраним национальное достоинство!

Президент Кыргызской Республики Сооронбай Жээнбеков  7 ноября, в связи с Днем истории и памяти предков посетил мемориальный комплекс «Ата-Бейит», где прочитал молитву в память о предках и покоящихся там соотечественниках, возложил венки к памятникам и сделал обращение к народу Кыргызстана.

"Непростые годы в составе российской империи, национально-освободительная борьба 1916 года и великий исход — Уркун принесли нашему народу большие испытания.После победы февральской, затем Октябрьской социалистической революци 1917 года в России произошел резкий поворот в судьбе кыргызского народа. В 1924 году была образована автономная область, затем создана Кыргызская Советская Социалистическая Республика"


Погода в Кыргызстане

Курс валют

Как улучшить межнациональные коммуникации в Кыргызстане?

28.05.2012 22:46 - Polit.kg
Как улучшить межнациональные коммуникации в Кыргызстане?

Таким вопросом задались эксперты  на прошедшем 25 мая в Бишкеке «круглом столе», где обсуждалась языковая политика, современные образовательные стандарты и психологические причины межэтнических столкновений. Найти рецепт «мирного сосуществования» гражданское сообщество пытается уже не первый год. Кто-то видит корень зла в непродуманной языковой политике государства, кто-то в отсутствии национальной идеологии или несоблюдении прав малых этнических групп, очевидно одно – спустя два года после ошских событий и конфликта в селе Маевка проблема никуда не делась.       

 

Назгуль Турдубекова, руководитель ОФ «Лига защитников прав ребенка»: «Мы работали в зонах, где произошли трагические события: в городе Ош, в Маевке - и для себя еще раз подчеркнули, что важнейшей межкультурной коммуникацией является язык. Если рассматривать вопрос, насколько государство уделяет внимание языку, то в основном акцент делается на том, что нужно изучать язык, и посыл примерно такой - это обеспечит безопасность государства, стабильность в стране, но практически никогда речь не идет об интеграции людей в одно коммуникационное пространство. И что же на практике? Как можно вдруг возлюбить язык той или иной страны, когда госорганы принимают на работу по национальному признаку и налицо дискриминация. Естественно, сообществом все языковые инициативы воспринимаются негативно. От взрослых это передается детям. Они эти обиды приносят в школу, это и есть ответ на вопрос, почему между детьми происходят какие-то межнациональные стычки. Естественно, если взрослые могут делать вид, что все в порядке, то дети не умеют врать, скрывать свои чувства и выставляют это напоказ.

Много говорят о том, как важно восстанавливать мир на юге страны, при этом мы не видим ни одного серьезного проекта, направленного на изучение кыргызского языка, и разработки интерактивных методов обучения через позитивное восприятие. Ни для кого не секрет, что когда было насильственное перемещение кыргызских классов в узбекские школы – это была прихоть взрослых, а в результате пострадали дети. Все знали, что такая проблема существует, но на государственном уровне не предпринималось ничего. Нет методик для того, чтобы детям разных национальностей было приятно и интересно изучать кыргызский язык. Вообще язык стал камнем преткновения, и этот вопрос обрел политическую окраску на юге страны. Если на севере к нему более спокойное отношение, то на юге это вопрос «быть или не быть» – либо ты знаешь язык и ты с нами, либо ты исключаешься из местного сообщества. Для того, чтобы урегулировать ситуацию в городе Оше, необходимо уже со следующего года начать обучать детей в школах с узбекским языком и кыргызскому тоже.

Если говорить в целом о коммуникациях, на практике происходит следующее: в государственных да и негосударственных учреждениях, если коллектив состоит из людей в основном одной национальности, ситуация складывается нездоровая. Как могут работать в госорганах представители одной национальности, когда народ Кыргызстана состоит более чем из ста национальностей? Конечно, при таком положении вещей госорганы не будут знать, какие проблемы есть в нашем обществе у других этнических групп. Даже в общественных организациях должны быть видны показатели гендерного и национального равенства, должны выдерживать определенную квоту, чтобы был этнический баланс. Большая проблема – это правоохранительные органы, там тоже наблюдается дискриминация в защите прав людей разных национальностей. Если государство действительно хочет изменить ситуацию в стране, то баланс должен быть во всем».

 

Марина Глушкова, директор программ Центра социальной интеграции: «Необходимо сказать о терминологии, которую мы используем, поскольку сфера межнациональных отношений более всего подвержена изменениям. Речь о языке социальных наук, которые описывают эти отношения. В этом смысле, когда мы используем термин «межэтнические» и «межнациональные» отношения, не совсем ясно, кто является их субъектом, и о каких собственно отношениях идет речь. Когда, например, вы приходите в госучреждение, вы находитесь в межнациональных отношениях с его служащими, если они другой этнической принадлежности, или вступаете во взаимодействие с государством. То же на уровне органов местного самоуправления. Где, в каких ситуациях проявляются межнациональные отношения? Надо отметить, что весь язык социальных наук, доставшийся нам из советского прошлого, крайне естествен и биологизирован. Приписывается некая естественность характеристик в зависимости от этнической и расовой принадлежности человека, в то время как эти характеристики складываются под влиянием социальной среды и в немалой степени - средств массовой информации. Поэтому довольно сложно говорить о том, что нужно сделать для улучшения межнациональной коммуникации.

В каких ситуациях люди начинают позиционировать себя с точки зрения этнической принадлежности? Эта тема у нас сейчас актуализировалась, и мы не единственная страна, нужно понимать, почему так происходит: в состоянии смуты и распада возникает потребность найти кого-то рядом, кто, говоря в биологическом смысле, «одной с тобой крови». Усиливается стремление к национальной идентичности. По идее актуализация идентичности происходит только в определенных ситуациях, ты не ходишь каждый день и не думаешь, что вот ты данной национальности. Мы больше думаем о себе, как о профессионалах, чем как о носителях той или иной этнической принадлежности. Образование, особенно вузовское, и система медиа работают на то, чтобы закреплять эти социальные границы и поддерживать видимость того, что биологическая характеристика играет важную роль, в то время как в действительности все совсем не так.

Первое, что может работать на улучшение ситуации, не завтра, а в долгосрочной перспективе – это ревизия социальных наук, и их переложение на вузовское и школьное образование. Если посмотреть отечественные учебники, окажется, что расы проходят в курсе биологии – это самый простой пример того, что мы рассматриваем расовую принадлежность как определенный набор качеств, по которым разделяются люди. В то время как в учебниках других стран изучение рас включено в программу социально-гуманитарных предметов. Второй вопрос, что мы хотим обозначить - личностные или институциональные аспекты межнациональных отношений? Мы хотим улучшить отношения между конкретными людьми, которые живут рядом, или мы хотим провести некоторые институциональные преобразования, а это значит, что тогда нам необходимо думать о политике расселения. Но не так, как это произошло при строительстве жилья в городе Ош, там тоже очень актуализировалась эта тема, что мол нужно поселить людей в общее пространство, но в результате мы имеем ту же конфликтную картину, что и была, и никакими насильственными методами толку не добьешься.

В мире существуют самые разные политики урегулирования межнациональных отношений, реализованные разными способами, в том числе и экономически. Так, например, в некоторых странах, если вы хотите купить жилье в моноэтническом районе, вы будете платить значительно больше денег, чем в полиэтническом и т.п. Это не значит, что мы должны перенимать все существующие практики, необходимо их детальное изучение с тем, чтобы впоследствии использовать наиболее подходящие для нашей страны элементы».    

 

Михаил Мунькин, руководитель научно-исследовательского «Центра психотехнологий»: «Если говорить о психологической составляющей, нужно в первую очередь рассмотреть одну модель структуры внутреннего опыта человека. Начало развития ребенка идет с восприятия окружения, потом в этом окружении человек формирует определенные способы поведения, затем он интегрирует их на представления о своих способностях и возможностях, на основе которых потом формируется система ценностей и убеждений - это мировоззрение, которое в конечном итоге формирует личностное своеобразие. Графически данная система укладывается в некую пирамиду, где вышележащий опыт оказывает влияние на нижележащий.

Теперь к реальности существования: если, например, мы просто начинаем воздействовать на уровень окружения, не меняя уровень идентичности, это только больше будет способствовать конфликтам, т.к. без изменений психологического восприятия нет и изменений поведения, корректировки системы ценностей. Существует только один уровень выше личностного своеобразия – это уровень духовности, не в религиозном, а в этическом смысле. И этот трансперсональный уровень можно было бы рассмотреть с позиции государства, вернувшись к вопросу о государственной идеологии. Сейчас государственная идеологическая модель сформирована по мононациональному признаку, и это является одним из элементов, структурирующих формы общественного поведения. Если рассматривать систему конфликтов, именно как систему, мы увидим, что в каждом из случаев всегда существуют две противоборствующие стороны, и пока мы находимся на одной из сторон, мы не сможем проанализировать ситуацию в целом, поэтому необходимо выйти за рамки национальной идентичности. Выйти за пределы тех карт мира и образов мышления, которые существуют в каждом из лагерей, и просто задаться вопросом: чего хотят люди? А люди хотят очень часто одного и того же - хотят жить хорошо. Только почему-то сама ситуация с тем, как жить хорошо, связывается с национальной принадлежностью, т.е. бытуют два мнения: «если мы потеряем свою национальную идентичность, то начнем жить плохо» или «причиной того, что мы живем плохо, является та или иная национальная группа». И эти идеологические моменты есть основа жесткого столкновения. Необходим поиск чего-то более значимого для людей, чем их этническая принадлежность. Здесь необходимо смещение фокуса с национальной идентичности на ощущение себя как профессионала. Это формирует кардинально иную систему ценностей, другой взгляд на жизнь. Если человек оценивается как профессионал своего дела, речь уже не идет о его национальной принадлежности.

Одновременно, если посмотреть на то, в какой ситуации возникает обострение национальной идентичности, можно проследить, что это происходит в очевидно кризисных ситуациях, в первую очередь экономических. Чем лучше экономическое благосостояние страны, тем меньше межэтнических конфликтов. Другой важный момент – это политические игры. Зачастую политики используют конфликты в своих интересах, это один из самых древних и действенных приемов «разделяй и властвуй». Чем больше хаоса, тем сложнее отследить, куда расходуются ресурсы, грамотно ли принимаются политические решения. А если это еще усугубляется низкой политической волей общества, как происходит у нас, ситуация не изменится. Политическую волю тоже необходимо воспитывать в сознании людей».   

 

Менять сознание людей необходимо– это факт, и вряд ли кто-то станет с ним спорить, но до того, как перемены возымеют действие, надо еще дожить. И возникает закономерный вопрос, как жить, пока будет меняться государственная идеология, массовое сознание, системы ценностей? Ответ здесь возможен только один: в правовом поле. И это правовое поле тоже требует основательной доработки. Можно ли с уверенностью сказать, что у нас существует действенный закон, четко определяющий как те критерии, по которым выявляются правонарушения на межнациональной почве, так и наказания за эти правонарушения? Межэтнических конфликтов на территории республики зафиксировано предостаточно, а вот случаев, когда были найдены их зачинщики, понесшие затем уголовную ответственность – единицы. Возможно, если разжигание межнациональной розни станет делом наказуемым в ста процентах случаев, и желающих выместить недовольство жизнью на своем «интернациональном» соседе станет меньше.   

 

Евг. Николаева, спец.корр POLIT.KG


Версия для печати   |   Просмотров: 1989   |   Все статьи

Мы и мир

Опрос



Главная