POLIT.KG
Информационно-аналитический портал
  часы   Суббота, 17 ноября 2018
RSS

О ситуации в Кыргызстане

07.11.2018 14:26
Президент Сооронбай Жээнбеков: Глубоко прочувствуем многовековую великую историю нашей страны, свято сохраним национальное достоинство!

Президент Кыргызской Республики Сооронбай Жээнбеков  7 ноября, в связи с Днем истории и памяти предков посетил мемориальный комплекс «Ата-Бейит», где прочитал молитву в память о предках и покоящихся там соотечественниках, возложил венки к памятникам и сделал обращение к народу Кыргызстана.

"Непростые годы в составе российской империи, национально-освободительная борьба 1916 года и великий исход — Уркун принесли нашему народу большие испытания.После победы февральской, затем Октябрьской социалистической революци 1917 года в России произошел резкий поворот в судьбе кыргызского народа. В 1924 году была образована автономная область, затем создана Кыргызская Советская Социалистическая Республика"


Погода в Кыргызстане

Курс валют

Религия – не только «опиум для народа», но мощнейшее оружие спецслужб и инструмент для манипулирования сознанием

27.06.2012 22:51 - Polit.kg
Религия – не только «опиум для народа», но мощнейшее оружие спецслужб и инструмент для манипулирования сознанием

Сегодня в Кыргызстане действует порядка двух с половиной тысяч религиозных организаций. Практически все они прошли регистрацию – то есть могут спокойно 

проводить свою «миссию». Какая это миссия? Только ли религиозная?

POLIT.KGуже не раз поднимал эту тему. На этот раз мы попытаемся выяснить, не является ли религия лишь прикрытием пропаганды чуждых идей и иной  культуры, инструментом и методикой формирования общественного сознания в интересах других государств?

 

Накануне прошла встреча журналистов с представителями центра религиоведческих исследований. Руководитель центра Екатерина Озмитель рассказала, что «В республике религиозные организации образуются из 5 и более инициаторов под видом общественных организаций. Это делается для того, чтобы не привлекать внимание государственных структур. Опасность подобных общественных объединений состоит в том, что они приглашают на работу сотрудников, предлагают пройти какие-то тренинги или тесты по лидерским тематикам или пр. Таким образом,  проводят психологическую обработку, затем манипулируют людьми. Манипуляция направлена, в основном, из-за рубежа. На наших людях это срабатывает стопроцентно».

Она отметила, что в Кыргызстане госорганы не обладают  данными о действующих религиозных организациях. «В ходе исследований выяснилось, что всех кыргызов неправомерно записывают в мусульмане, а русских - в православных.  В связи с этим государству необходима четкая аналитика деятельности религиозных организаций, также нужно создать базу данных об этих организациях, ведь ситуация в области религий и государственно-религиозных отношений в Кыргызстане сложная и обостряется. Правовая база не разработана в достаточной мере. Сейчас ведутся дебаты по поводу последней редакции законопроекта о религиозных организациях, где допущено много неточных формулировок», - сказала Екатерина Озмитель.

В результате исследований центра стало известно, что в КР официально прошли регистрацию 2 тысячи 200 религиозных организаций. «В стране действуют такие деструктивные и тоталитарные сектантские движения, как кришнаиты, мормоны, культы Шри Чинмоя, Дональда Ханнонга, секты сатанистов, Муна и другие. С 2005 года 8 религиозных организаций признаны судами террористическими и экстремистскими: «Хизб ут-Тахрир», «Организация освобождения Туркестана», «Восточно-Туркестанская исламская партия», «Исламское движение Узбекистана», «Аль-Каида», Движение «Талибан», «Рабочая партия Курдистана», «Группа джихад». Они запрещены на территории республики, но до сих пор продолжают действовать подпольно или под прикрытием различных общественных фондов», - говорится в исследовании.

 

Как мухи на … мед

В Кыргызстане действует столько сект, сколько нет ни в одной соседней стране. У нас легально действуют даже те, которые запрещены в других странах, - под видом различных общественных объединений.

Почему они «слетаются» именно к нам?

«Основная причина наших проблем в религиозной сфере – это законы, регулирующие эту сферу. В 1991 году, когда принимался закон «О свободе вероисповедания», мы сделали прыжок от тоталитарной атеистической модели к либеральной. Либеральная модель – это замечательно, но разве не нужно было учесть исторические, культурные и традиционные условия? От атеистического прессинга мы перепрыгнули к вседозволенности. Религиозная жизнь текла в условиях самоустранённости от этого процесса государства. Это создало огромное количество проблем. К 2008 году государство опомнилось и приняло другой закон, недовольство которым сегодня выражают многие и многие религиозные организации. В то же время отсутствует  концептуальная стратегия религиозной жизни на перспективу. В Госагентстве по делам религии наблюдается большая текучесть кадров. Что касается борьбы с экстремизмом, то тут, к сожалению, государство применяет только силовые методы и на идеологическом уровне ничего противопоставить не может. На самом деле, ислам в Кыргызстане должен быть кыргызским. Это не значит, что мы будем проводить ревизию догматов. Просто всё в исламе должно ложиться на существующие национальные традиции – с учётом светского характера государства. Нужно разработать и принять Концепцию религиозной политики, Закон о религиозном образовании. Государству и религиозным организациям нужно, наконец, сесть за стол переговоров и оговорить проблемы, которые надо решить сообща – для того, чтобы направить религиозную жизнь в конструктивное русло»[1], - отвечает заместитель председателя Общественного наблюдательного совета при Госкомиссии по делам религий Назира Курбанова.

Кроме того, Кыргызстан – это непаханое поле для иностранных миссионеров:

«В республике существует элементарная религиозная безграмотность, проблема религиозного образования сегодня стоит очень остро. Родители не могут оплатить учебу детей в светских школах, и те идут учиться в религиозные учебные заведения. Однако государство не лицензировало эти заведения, поэтому окончившие их не могут устроиться на работу», - сказала Назира Курбанова.

Нам, действительно, легче поверить останавливающим нас на улице добрым «заказным» бабушкам и внимать их сказочным рассуждениям, чем отнестись к чему-то критически.

«За 20 лет независимости в Кыргызстане количество молитвенных домов увеличилось с трех десятков до более двух тысяч, что демонстрирует не очень хорошую тенденцию. Это не вызывало бы тревогу, если бы они были толерантны к иным религиозным течениям, но последние годы они активно паразитируют на других. Например, когда человек уходит в мир иной, его родственники не знают, где его похоронить, потому что ни мусульмане, ни православные не пускают его на свою территорию. Также имеет место разлад в семьях, когда дети исповедуют одну религию, родители - другую. Россия в своем законодательстве определила те религии, которые являются для нее историческими и прижившимися на территории страны, у нас же такого закона нет, - рассказывает экс-директор Государственной комиссии по делам религий Кыргызстана  Ормон Шаршенов У нас только исламских течений свыше десяти. На юге страны, где расположено более 70 процентов всех мечетей, и на севере молельные дома распределены по национальным, региональным признакам, по принадлежности к тем или иным радикальным течениям. Имея в республике более десятка религиозных вузов и один университет, мы не готовим теологов, которые могли бы сдерживать натиск специалистов, обучавшихся в зарубежных странах. 3000 наших граждан изучают за рубежом разные течения, и несложно догадаться, с чем они вернутся обратно. А у нас 80% имамов не имеют специального образования. Вот почему мы говорим о том, что ситуация сложная», - поясняет Шаршенов.

По данным  центра религиоведческих исследований, в Кыргызстане представлено более 24 неисламских религий: девять христианских и псевдохристианских, свыше тринадцати новых религиозных направлений, особняком стоят иудеи и буддисты. Почти 70 процентов от числа неисламских организаций составляют протестанты, далее, по 10 процентов, идут православные (45 организаций) и свидетели Иеговы (44 организации).[2]

По мнению Озмитель, очень важно разделять традиционные и нетрадиционные религии. «Первые имеют опыт неконфликтного сосуществования, например, это русская православная церковь - первая по количеству своих членов. Но среди всех христианских организаций православных всего 12 процентов. Самый высокий темп роста имеют различные организации пятидесятников, их доля - около 53 процентов», - пояснила глава ЦРИ.

Она перечислила деструктивные факторы, связанные с нетрадиционными для Кыргызстана религиями.

Первое: конфликты в социальной сфере. Зачастую это связано с кладбищами, когда представителей нетрадиционных религий, даже из исламских семей, не разрешают хоронить на мусульманских кладбищах.

Второе: активное направленное воздействие на психику, широкое использование в культовой практике экстатических состояний, методик по изменению сознания.

Третье: использование статуса религиозных организаций для обогащения и уклонения от налогов.

Четвертое: деструктивное воздействие на мировоззрение, в том числе при помощи международных организаций, цель которых – бесконтрольное увеличение ячеек нетрадиционных религий и оказание им финансовой и идеологической помощи.

«В случае неконтролируемого развития ситуации страну ждет изменение общественной системы ценностей, возникновение идейных противоречий и конфликтов социального и политического характера, - предупреждает Озмитель. - Негативные последствия связаны с распространением нетрадиционных религий и наличием в них деструктивных элементов, не проработанным законодательством, отсутствием аналитической базы о религиозной ситуации и недостаточной активностью представителей традиционных религий».

 

Миссионерство через бизнес

Поместная Церковь Иисуса Христа (ПЦИХ), основанная в Бишкеке в 1990-х гг. выходцами из баптистской общины – харизматическая религиозная организация, во многом близкая к радикальному и апостольскому пятидесятничеству, к «движению веры», основанному на теологии процветания.  Церковь известная также как мормонская церковь, числится среди молодых деноминаций Кыргызстана одной из самых хорошо организованных. По  оценкам, она насчитывает около 12 тысяч членов по всей стране. Помимо предоставления своим последователям работы в принадлежащих церкви закусочных и отелях, организация располагает университетами за рубежом, куда ее приверженцы могут отправиться на обучение, а по возвращении стать пасторами. Церковь имеет строгую иерархию, во главе которой – старший пастор «апостольского помазания» Василий Кузин. По имени лидера этой организации последователей ПЦИХ в Кыргызстане именуют «кузинцами», а их организацию – «церковь Василия Кузина».

Кроме обычной для всех пятидесятников и харизматов глоссолалии здесь практикуют совместные молитвы, нацеленные на обретение бизнеса, богатства, успеха, политического и социального процветания, а также изгнание бесов, экстатический «святой смех». ПЦИХ занимается активной миссионерской, социальной, предпринимательской и издательской деятельностью, имеет свой печатный орган, типографии, бытовые и производственные предприятия.

Поместная церковь Иисуса Христа – самая быстрорастущая из всех протестантских организаций Кыргызстана, по их собственным подсчетам – 11 тыс. человек. В настоящее время организация переживает раскол и деструктуризацию, что не мешает  активной миссионерской деятельности.

Интересный факт: в этой церкви происходит, так называемое, миссионерство через бизнес. То есть, прихожане этой церкви могут получать кредиты под достаточно низкий процент. Кредиты выдаются международной кредитной организацией  «BPN». Но такое счастье дано не каждому – кредиты даются по рекомендации самого пастора. Насколько это противоречит канонам православной церкви, говорит Екатерина Озмитель: «Православная церковь относится к этим более динамичным, менее укоренившимся христианским течениям «с подозрением». Православные священнослужители обычно полагают, что попытки привлечь верующих, стараясь казаться современнее, обычно приводят к расколу в рядах христиан».

 

 

Запрещенные «хизбуты»

Хизбут-Тахрир аль-Ислами – религиозно-политическая организация, действует в различных странах мира и ставит своей целью содействие возвращению мусульман к исламскому образу жизни путем создания единого исламского Халифата на территории государств, традиционно исповедующих ислам. Правительства мусульманских стран объявляются «неверными», так как они не обеспечивают действие Божественного Закона, а их территория объявляется «землей войны».

Борьба за реализацию этих целей включает три стадии:

1. Образуются специальные кружки, для расширения сферы влияния и увеличения количества членов организации. Там же наиболее способные члены организации получают образование.

2. Осуществляется масштабная пропаганда воззрений «Хизбат-Тахрира» через периодику, книги и средства массовой информации, либо в общественных местах, собраниях и мечетях.

3. Ведется борьба против «неверия».

Партия не устанавливает сроков создания халифата и не скрывает своих намерений ни от кого. Открыто объявляется, что цели партии достигаются не насильственным путем, а лишь с использованием мирных методов пропаганды.

 

«Ислам должен быть с кыргызским лицом»

Такую фразу обронила накануне зампредседателя ОНС при Госкомиссии по делам религий Назира Курбанова на пресс-конференции по делам религии. А не противоречит ли ислам кыргызским традициям?

Давайте обратимся к истории. Вспомним историков Джунушалиева и Плоских, которые подробно описывали жизнь и быт кыргызов с самой древности. В книгах отдельная глава всегда была посвящена одежде. Одежда - это визитная карточка народа. Она тесно связана с историей народа и является составной частью его материальной и духовной культуры. Потому она постоянно реконструируется по изображениям на каменных изваяниях, описаниям в эпосе «Манас» и китайских источниках, по записям и рисункам путешественников и художников. А сегодня для выставки традиционной одежды кыргызов конца XIX–начала XX вв. Государственный исторический музей даже предоставил целый зал. «Невооруженному глазу» видно, что атрибутом одежды (некоторых социальных слоев – знати) служат нарядные или вышитые, с серебряными узорными бляхами и пряжками, сумочками и кошелями многочисленные пояса. Кроме того, штаны из кожи или замши – чалбар, кандагай, жаргак-шым, войлочный халат – кементай, меховая шуба – ичик – четко отражает, что кыргызы любили одеваться ярко и дорого. Только к середине XX века традиционная одежда стала уступать место европейскому костюму, а уж нынче повсеместно можно встретить людей, одетых по последнему слову моды. Однако знаменитые киргизские халаты, вышивка, работы по металлу и коже, традиционные головные уборы и ковры повсеместно пользуются большой популярностью. Ведь в них прослеживается кочевое прошлое кыргызов.

А потому и сегодня особый шарм имеет праздничная одежда в европейском стиле, украшенная элементами национального кыргызского костюма. Теперь ответим на вопрос: есть ли в элементах тех костюмов хиджабы? Черные длинные платья, платки, покрывающие не только голову, но и лицо, четки?

Противоречия можно найти, зайдя на официальный портал Духовного управления мусульман Кыргызской республики. Там есть вопросы, которые задают граждане. Вот один из вопросов: «Можно ли играть на чооре (древний кыргызский духовой инструмент из глины, похожий на свирель. - Прим. авт.)? Не грех ли слушать песню»? Как известно, кыргызы всегда славились мелодичными голосами, у народа много музыкальных инструментов.

Вот как ответили в муфтияте:

«В целом музыка - плохая вещь и она противоречит шариату, поэтому я бы не советовал вам играть на чооре. Если слушать завораживающий голос женщин, а потом еще как наваждение влюбиться в нее, то это грех. Это как наполнить сердце пустыми надеждами».

Следующий вопрос. «Я собираюсь жениться, могу ли я пригласить на свадьбу музыкантов?»

Ответ:  «Зачем вам ансамбль, группа или эстрада? Лучше позовите Абдышукура Нарматова, он вам расскажет интересные и поучительные истории.  Ну, придут гости, посидят, скажут свои пожелания и уйдут. Можете еще позвать Максат ажы из центральной мечети».

Вот так. А вообще-то кыргызы издревле на тоях исполняли песни.

Свой комментарий дает ректор Исламского университета в Бишкеке, известный богослов Абдышукур ажы Нарматов:

«Во-первых, обычаи и традиции подчиняются шариату. Но вера никогда не подчиняется шариату. Несомненно, вера одна. Ни одна буква, ни точка с запятой в священном Коране не менялись. Нельзя говорить, что священное писание может быть отдельным для кыргызов или арабов. Говорят, что у нас другие «арабские законы», но смотрите, недавно только у нас ушли из жизни известные писатели и манасчи. Весь похоронный обряд прошел по шариату. У нашего кыргызского народа есть хорошие обычаи и обряды, а также традиции. Бывает, что некоторые из них противоречат священному Корану и словам Всемогущего Аллаха, и предписаниям пророка Мухамеда. Но, все равно никто не препятствует их отправлению и соблюдению».

Обратимся к комментарию композитора и журналиста Тугелбая Казакова:

«Кыргызы - один из древнейших народов Центральной Азии, и они жили тут задолго до прихода ислама. В 1850 году Чокан Валиханов писал, что кыргызы не знакомы с основными постулатами Ислама, и священнослужителями в основном выступают узбеки и татары. Это исторический факт, который описан в книге.

К сожалению, сегодня исламисты стали очень агрессивными. Сложно с ними вести диалог, сразу же вступают в конфронтацию.

Правы ли мусульмане, приезжая в другую страну, навязывать свою культуру и мировозрение? Если действительно Пророк Мухаммед так говорил, это заставляет задуматься о многом.

Бог рождает нас свободными от политики и религии, только потом в сознательном возрасте мы попадаем под их влияние. Поэтому кыргызы всегда горячо боролись за свою свободу и независимость. Это нехорошая тенденция, когда хотят поменять и изменить наши исконные традиции и обряды. Почему мы должны подстраиваться под арабские традиции, если у нас есть свои? Никто не имеет права менять кыргызские традиции и обряды с точки зрения других религиозных правил. Скажу больше, я видел много даваатчы (мусульманских проповедников – Прим.авт). Большинство из них вчерашние алкоголики, необразованные люди, у них  в головах разруха и пустота.

Наблюдая за деятельностью различных миссионеров и проповедников, я пришел к выводу, что самые слабые проповедники –  мусульманские. Теперь давайте представим, как на свадьбах у нас никто никого не зовет, а приходят Максат ажы или Абдышукур ажы и читают свои лекции.

Пострадает ли репутация ислама после такого? Возможна ли такая пропаганда?

Наши традиции - это мудрость веков, мы с ними родились и выросли, впитали их с молоком матери, и мы обязаны жить по ним»

Есть еще один пример противоречий ислама и кыргызской культуры. В минувшем году в последний путь трагически погибшего лидера партии “Замандаш” Муктара Омуракунова проводили под кошок (прощальная песня, причет- Прим. авт.) в исполнении акына Элмирбека Иманалиева. По словам корреспондентки газеты “Кыргыз руху” Назиры Салиевой, во время похорон на малой родине Омуракунова в селе Калинин местный мулла запретил женщинам плакать и петь кошок, а мужчинам  громко  выражать свою печаль.

Выходит, опять неточность. Народ не может проводить соотечественника по канонам своей культуры. Толкование дает Абдышукур ажы Нурматов:

«Пророк Мухаммед призывал воздерживаться от плача и рыданий на похоронах. Порой женщины в плаче и рыдании причитают «Почему умер таким молодым? Почему Ты забрал их?», противясь воле Всемогущего. Можно плакать, но втихую, не выставляя свое горе всем на показ. Самое главное, чтобы в плаче вы не сказали дурного слова. Например, на похоронах известного писателя акын Элмирбек сказал, что жестокая смерть не щадит никого. Так нельзя говорить. Всемогущий Аллах дарует нам жизнь и сам решает, когда ее забрать. Нельзя противиться Божьей воле».

У профессора и доктора исторических наук Кыргызского национального университета Бектемира Жумабаева свое мнение на этот счет: «Посмотрите, как активизировались течения внутри ислама. В Саудовской Аравии ваххабизм, в Пакистане другое восприятие ислама. В Кыргызстане, к сожалению, происходит опасная тенденция. Смотрите, страну заполонили иностранные миссионеры, кыргызская молодежь массово переходит в другую веру и религиозные течения. Поведение и метод проповеди даваатчы отторгают людей от ислама».

Уже давно возникает вопрос: а каково у самих кыргызов понимание мусульманства, не влияние ли это стран арабского мира?

«В этом вопросе так: если у вас холодильник не работает, идете к мастеру. Если вы заболели, идете к врачу. А когда вопрос религии касается, у нас все молдо, все специалисты, - отвечает эксперт по исламскому праву Омурбек Кулов, - и все трактуют по–своему, как хотят. Но этим вопросом мы занимаемся, хотим провести реформу в ДУМК, чтобы официально ислам преподносился правильно, чтобы каждый кыргыз понимал его суть. Мы стараемся это сделать, но еще много работы. Нужно разобраться и с мусульманской практикой кыргызов, а то у нас разные ритуалы, их исполняют по–разному. В этом деле должны быть порядок и единообразие. Нужно пропагандировать просвещенный и прогрессивный ислам, какой существует в Турции, Малайзии. Мы должны преподнести такой ислам, чтобы население не было отсталым и забитым».

 

 

 

Алтынай Кудайбергенова, спецкор.POLIT.KG

 

 



[1]http://polit.kg/newskg/395

[2]http://rrc.kyrg.info/religioznaya-situatsiya-v-kr/religioznyie-organizatsii-v-kr/

 

Версия для печати   |   Просмотров: 5081   |   Все статьи

Мы и мир

23.03.2018 19:20
Учебники по истории должны отражать неразрывную связь  Крыма с Россией

Член Совета Федерации от Республики Крым Сергей Цеков принял участие в заседании «круглого стола» Российского исторического общества, посвящённого четвёртой годовщине воссоединения Крыма с  Россией и  презентации двухтомника «История Крыма», созданного Институтом российской истории РАН.           

Открыл мероприятие председатель Российского исторического общества Сергей Нарышкин. В работе «круглого стола» приняли участие директор Института российской истории РАН Юрий Петров, председатель Комитета Государственной Думы по международным делам Леонид Слуцкий, председатель Законодательного Собрания города Севастополя, председатель Совета отделения Российского исторического общества в Севастополе Екатерина Алтабаева, директор Центрального музея Тавриды,

Опрос



Главная