POLIT.KG
Информационно-аналитический портал
  часы   Воскресение, 18 ноября 2018
RSS

О ситуации в Кыргызстане

07.11.2018 14:26
Президент Сооронбай Жээнбеков: Глубоко прочувствуем многовековую великую историю нашей страны, свято сохраним национальное достоинство!

Президент Кыргызской Республики Сооронбай Жээнбеков  7 ноября, в связи с Днем истории и памяти предков посетил мемориальный комплекс «Ата-Бейит», где прочитал молитву в память о предках и покоящихся там соотечественниках, возложил венки к памятникам и сделал обращение к народу Кыргызстана.

"Непростые годы в составе российской империи, национально-освободительная борьба 1916 года и великий исход — Уркун принесли нашему народу большие испытания.После победы февральской, затем Октябрьской социалистической революци 1917 года в России произошел резкий поворот в судьбе кыргызского народа. В 1924 году была образована автономная область, затем создана Кыргызская Советская Социалистическая Республика"


Погода в Кыргызстане

Курс валют

Кто съел наше мясо? Или в чем причины кризиса животноводческой и мясоперерабатывающей отраслей Кыргызстана

24.08.2012 20:56 - Polit.kg
Кто съел наше мясо?     Или в чем причины кризиса животноводческой и мясоперерабатывающей отраслей Кыргызстана

Ситуация с кыргызстанским мясом, представленная целым спектром проблем отечественного животноводства, ветеринарии, мясоперерабатывающей промышленности республики, в финансовом выражении сводится к одной – очевидной нехватке денежных средств. Естественно, возникает вопрос, сколько их нужно, и из каких источников они должны быть изысканы? Обычный кивок в сторону государства, мол, если оно заинтересовано, то пусть и финансирует, в условиях рыночной экономики, пришедшей на смену плановой уже лет двадцать как,  идея, по меньшей мере, несостоятельная. Так кто же должен быть заинтересован в продвижении кыргызстанского мяса на внутренний и внешний рынки, и есть ли другие пути развития отрасли, помимо опоры на государственные дотации?         

Никто (даже страны, из соображений ветеринарной безопасности временно запретившие ввоз кыргызстанского мяса на свою территорию) не отрицает достоинств нашего продукта, даже наоборот – эти достоинства всячески подчеркиваются: хорошее качество, относительно низкая цена. Однако легче от таких панегириков не становится, судьба отрасли по-прежнему неопределенна, а перспективы туманны, в то время как ее важность для экономики страны в целом трудно переоценить.  «В решении проблемы социально-экономического развития Кыргызстана большое значение имеет развитие животноводства как один из источников доходов населения, как предмет занятости людей, как экспортный потенциал и как бюджетообразующая отрасль народного хозяйства. Успешному его развитию способствуют природно-климатические условия республики, где 83% сельскохозяйственных угодий, или 9,3 млн.гектаров занимают естественные горные пастбища, богатые травостоем»[i]- сообщает официальный сайт Минсельхоза. Правда, создается впечатление, что сегодня только эти природно-климатические условия развитию животноводства и способствуют. Других предпосылок нет.

 

Где пастись буренке?

Попробуем проследить весь путь нашего мяса, скажем так, от живого мычащего или блеющего  до прилавка. В отчете, представленном Департаментом пастбищ при Министерстве сельского хозяйства КР, сообщается, что с 2010 года «с учетом изменившейся политической ситуации» было разработано несколько проектов постановлений, регламентирующих порядок пользования пастбищами, упрощение порядка их передачи в ведение органов местного самоуправления, а также регулирование вопросов, связанных с использованием пастбищ на приграничных территориях. Несмотря на эти меры, нерешенным остался ряд вопросов, среди которых:

 

- судьба спорных пастбищ лесного фонда, ранее возвращенных органам лесного хозяйства;

- установление границ пастбищ и рассмотрение тех случаев, когда граждане требуют вернуть им пастбищные участки на том основании, что этими наделами в 60-70-е годы владели их родственники;

- масштабное внедрение системы управления и использования пастбищ на основе утвержденных местными кенешами «Планов местных сообществ по управлению и использованию пастбищ». 

 

Но проблема пастбищ не исчерпывается одной только нормативно-правовой базой, выдержка из того же отчета Департамента: «…требуется поддержка животноводческой отрасли и значительное укрепление кормовой базы. Большую часть времени года сельскохозяйственные животные содержатся на естественных пастбищах, с которых получают основную часть кормов, витаминов и биологически активных веществ.Однако, именно в зоне интенсивных пастбищ - на предгорных пастбищах, где проходит основной расплод овец, значительно распространены заросли колючих кустарников: караганы и шиповника. Колючие кустарники на естественных кормовых угодьях наносят большой ущерб животноводству, особенно овцеводству. Они снижают площадь пастбищ, мешают выпасу,делают недоступными для скота кормовые растения, травмируют животных, способствуют заболеванию овец, являются убежищем для всякого рода клещей, кровососущих насекомых и эктопаразитов, приводят к потерям шерсти до 0,5-1,5 кг/га во время выпаса. Карагана в пределах республики занимает свыше 360 тыс. га и быстро распространяются, занимая все новые территории. Вследствие этого, 60 тыс. га пастбищ уже выбыло из пастбищеоборота». Плюс не выявленные очаги сибирской язвы и, так называемые неблагополучные районы, где то и дело фиксируются бешенство, ящур, бруцеллез и т.п. Выходит, не так уж много сегодня в Кыргызстане мест, где можно без проблем заниматься животноводством.

Но почему-то специалисты обходят стороной тему эффективного использования пастбищ. Раньше кустарника было не меньше, и он играет тоже немаловажную роль в борьбе с эрозией почвы. Уничтожая заросли облепихи, шиповника, животноводы разрушают экосистему. Так называемое отгонное животноводство – это и есть главная причина деградации пастбищ.  

 

Ну, и наконец, переработка сырья и рынки сбыта. С последними дело обстоит тоже совсем не радужно. Внешний рынок, как уже упоминалось, для кыргызстанского мяса закрыт, и останется таковым до тех пор, пока продукция ни будет приведена в соответствие с международными стандартами сертификации. А внутри страны мелкие животноводческие хозяйства становятся добычей перекупщиков, и каких! – тех, что, например, на столичных рынках в тридцатиградусную жару реализуют мясо, которое часами висит на крюке или лежит на прилавке, а отнюдь не в холодильнике. Кустарщина какая-то, честное слово, причем, в общегосударственном масштабе. Отдельно стоит упомянуть о переработке мяса. Исходя из предположения, что кому как ни предприятиям мясоперерабатывающей отрасли необходимы коренные преобразования описанной системы (уж им-то точно нужно, чтобы ветслужба работала как надо, чтобы животноводческие хозяйства укрупнялись, чтобы нашему мясу была открыта дорога на внешний рынок) отправляюсь на предприятие.

 

Секретное мясо

Вот уж никогда бы не подумала, что мясо – такая «закрытая тема». Разговаривать со мной согласились только при условии, что ни самого интервью, никаких ссылок на сказанное интервьюируемым в материале не появится. Что ж, нет, так нет. Не стану даже упоминать названия предприятия. Скажем так: Одно мясоперерабатывающее предприятие. Встретиться с кем-то из его руководства удалось не с первой попытки, каждое новое лицо ссылалось на высшую инстанцию, к которой и следует обращаться за разъяснениями. У высшей инстанции такие привычные средства связи, как телефон в приемной и мобильный были систематически отключены, а потому оставалось одно (уже вполне шпионское занятие) – караулить. Наконец, Человек с отключенным телефоном нашелся и объявил, что он «не в настроении», в смысле всяких там вопросов и бесед. Ну да журналисты – народ настырный, это правда. Шпионская тема продолжалась: заметив мой диктофон, который я и прятать-то не собиралась, Человек нахмурился, потребовал его отключить, потом на всякий случай отобрал и потыкал кнопочки, проверяя, действительно ли устройство отключено. Скажу сразу, ничего сколько-нибудь занятного или уж тем более провокационного он не сообщил, так что ума не приложу, зачем понадобилась такая конспирация. Под конец встречи, не очень продолжительной и совсем несодержательной, Человек поинтересовался моим стажем работы, каким вузом мне был выдан диплом, записал фамилию и телефончик. 

Мораль у этой истории только одна: никакой заинтересованности я так и не увидела. Ни в этом случае, ни в каких других. Относительно ветлабораторий в профильном ведомстве также заверили, что все у них в порядке, и вообще в Кыргызстане работает (целых!) 50 лабораторий, ознакомиться с деятельностью которых, впрочем, не представляется возможным и данных относительно того, например, какое им требуется финансирование, нет. Документики, кстати, спросили (опять секретность). Так что - никому ничего не надо? Средства на переоснащение искать не будем, животноводческие хозяйства укрупнять незачем? 

А вот вердикт Минсельхоза гораздо более определенный. Необходимо же отрасли, по мнению ведомства, следующее:              

 

- обеспечение эпизоотического благополучия в  животноводстве  и принятие мер по своевременному и качественному проведению профилактики;

­

- разработка и осуществление мер по реализации совместных крупномасштабных экспортных проектов, нацеленных на освоение внешних рынков;


- разработка реальной экспортной стратегии на среднесрочный период;

- устранение дискриминационных барьеров в торговле с другими странами;

- создание лабораторий, контролирующих качество продукции, аккредитованных у международных организаций по проверке качества продукции;

- создание и стимулирование уже созданных предприятий по закупке и сбыту сельхозпродукции;

- инвентаризация имеющегося холодильного оборудования и хранилищ сельхозпродукции[ii].

 

Что тут еще добавить? Не добившись у тех, кто, казалось бы, прямо заинтересован в перечисленных мерах, никаких конкретных цифр или продуманной экономической стратегии, неизбежно приходишь к выводу, что «не очень-то и хочется». Кто хочет - ищет способ, как осуществить задуманное, прилагает к этому усилия, в противном случае всегда найдутся оправдания вроде: нет дотаций от государства. Так что вопрос, кто же больше всех заинтересован в кыргызстанском мясе, по-прежнему открыт.     

 

МНЕНИЕ POLIT.KG

Что ж, раз специалисты уклоняются от комментариев, придется делать выводы неспециалистам. И опираться не на официальную статистику, а на личный опыт и банальные наблюдения. 

Так вот, действительно,  животноводство – не просто уникальная, не просто экономическая категория, но и  политическая! Бизнес по-кыргызски – это в первую очередь отары овец, табуны лошадей. Каждый уважающий себя политик имеет на своей малой родине  порой довольно внушительное поголовье и КРС, и лошадей, и овец. Фактически именно численность этого стада определяет вес политика! Примечательно, что в налоговых декларациях этот источник доходов не указывается. Впрочем, и доходов особых отрасль не приносит. Бараны и лошади – это вопрос престижа. Наверное, потому и получить точные данные о численности скота, о его хозяевах весьма затруднительно. Потому и прочая информация «шифруется». Понятен в этом контексте смысл недавнего скандала с приобретением премьер-министром Бабановым скакуна – в Кыргызстане очень ревностно  следят за такими  покупками, которые могут нарушить политический баланс в стране. Но обо всем этом - в  следующих наших материалах.   

 

Евг. Николаева, спец.корр. POLIT.KG

 



[i] - www.agroprod.kg 

[ii] - там же.

Версия для печати   |   Просмотров: 1817   |   Все статьи

Мы и мир

23.03.2018 19:20
Учебники по истории должны отражать неразрывную связь  Крыма с Россией

Член Совета Федерации от Республики Крым Сергей Цеков принял участие в заседании «круглого стола» Российского исторического общества, посвящённого четвёртой годовщине воссоединения Крыма с  Россией и  презентации двухтомника «История Крыма», созданного Институтом российской истории РАН.           

Открыл мероприятие председатель Российского исторического общества Сергей Нарышкин. В работе «круглого стола» приняли участие директор Института российской истории РАН Юрий Петров, председатель Комитета Государственной Думы по международным делам Леонид Слуцкий, председатель Законодательного Собрания города Севастополя, председатель Совета отделения Российского исторического общества в Севастополе Екатерина Алтабаева, директор Центрального музея Тавриды,

Опрос



Главная